Наоборот...

                                    Предгрозовая майская буря 2017-го, жестоко прогулявшаяся по Москве, наломала много-много  дров, как в прямом, так и в переносном смысле. В знаменитом парке Горького, среди  десятков поваленных и вырванных с корнем деревьев, мало кто заметил, что исчезло одно, старое-престарое, немного таинственное дерево с большим полым пространством изнутри...

                                    Находилось оно на Пушкинской набережной, неподалёку от одной из белокаменных беседок-ротонд , возведённых по проекту Матвея Казакова ещё при Александре Сергеевиче...Как и мы , он любил неспешные прогулки в этих местах...В 1830 году Пушкин посетил, здесь, открытие нового  " Воздушного театра",-  зала на свежем воздухе, ставшего прообразом  многочисленных Зелёных театров и кинотеатров, возникших в далеком будущем.....

                                    Погибшее дерево никогда не входило ни в какие списки знаменитых мест Парка. Его просто любили. Любили десятки , сотни тысяч детишек, молодёжи, солидных бабушек с дедушками, залазивших внутрь громадного пустотелого ствола, часто фотографируясь и строя смешные рожицы. Они с интересом выглядывали наружу сквозь древние прорехи  и ощущали себя внутри какого-то особого сказочно-волшебного мирка, внезапно возникавшего посреди видавшего виды дерева...

                                    Конечно, многие вспоминали , при этом, старый-старый фильм " Сказка о потерянном времени", снятый по мотивам произведения Евгения Шварца...  Там, задорные пионеры и злые волшебники попадали в заколдованный лес с таинственной избушкой... Попадали сквозь такое же старое дерево... Многие эпизоды волшебного повествования , срубившего заглавные премии на многих международных кинофестивалях, снимались, именно здесь,  на ближайших набережных...

                                    Протискиваясь внутрь дерева, особенно в сумерках, когда пространство насыщалось призрачным синим туманом, я представлял, что стрелки часов, бешено закрутившись вспять, снова и снова, переносят на целых полвека  назад, к светлым пионерским одеждам , надеждам, песням и праздникам.... Мозги сдвигались, несколько, набекрень... Невозможное представлялось возможным... Поведение и выражение лица начинало удивлять многочисленных материалистов, ожесточённо щёлкавших фотки, по-соседству, снаружи - вне волшебства и таинственности...

                                  - Смог же легендарный пёс " Дружок", легко запрыгнувший в чудесное лесное царство " Сказки о потерянном времени", выскочить через несколько лет и сняться в удивительной сказке "Морозко" ..?!

                                  - А дерево? Дерево в парке могло бы  жить да жить!

                                    Суровыми зимами оно казалось обыкновенным безжизненным  пустотелым чурбаном... Внутри,в прорехах, зачастую, свистела и пела злая метельная круговерть...

                                    Но весной ! Непонятно, какими Судьбами, Весною по всему стволу начинали зеленеть многочисленные ветки, веточки, прутики, одевавшие все дерево в шикарные одежды из ярких весёлых листиков....

                                    Даже умудрённым опытом знатокам было нелегко  представить местонахождение извилистых путей-дорожек, по которым живительные соки совершали своё важное путешествие от корней к листьям. Дверей, окошек, сквозных проемов и бесконечных отверстий в этом пустотелом стволе было столько, что связь листьев с корнями, казалось, как в мобильных телефонах, могла быть только беспроводной...

                                    Сейчас, на месте волшебного дерева аккуратно выровненная плодородная земля. Работники Парка тихо, оперативно и заботливо, как похоронная команда, убрали многочисленные пни. Раны на земле, где стояли зеленые гиганты, быстро затянулись...

                                    Однако ж, благодарная Память, впрочем, как и миллионы фоток, навсегда запечатлели наши смеющиеся удивленные рожицы, выглядывавшие из удивительного и прекрасного Далека, которое было к нам, нет-нет, совсем не Жестоко, а , очень-очень, даже, ...Наоборот..!


Рецензии