Япония полна тайн часть 17

         А Верочка, наоборот, была полна сил и предвкушений ночных похождений. Тем более, завтра не надо ехать на экскурсию, так что полдня абсолютно свободна! Ура!
        Она опять посмотрела в телефон и отметила, что мама не звонила. А ведь дочка далеко уехала! И так неожиданно! Могла бы проявить заботу и поинтересоваться как да что.  Обидчивая женщина. Ну да ладно, приеду, обниму, материнское сердце и растает. Дочка-то ведь одна. Да еще такая интересная!
Телефон вдруг завибрировал,  и полилась нежная мелодия  Шопеновского вальса. Вера посмотрела, кто это. Но номер был незнакомым.
       - Да! Слушаю.
        - Вера Сергеевна?
       - Да, это я.
        - Это Сергей Петрович, почти что ваш папа, раз вы Сергеевна. Не спите? Удалось пораньше слинять, так сразу же решил вас побеспокоить. Как вы там? Как выставка прошла? Что-нибудь было неожиданным?
- Да всё хорошо. Но Кунгоро, видимо, не привык к такому бешеному режиму, у них ведь всё неторопливо. Сто раз отмерят и ни один не отрежут. Будут ждать, пока результат сам не проявится или кто-то возьмет на себя решение проблем, чтобы в новой обстановке не сделать чего-то предосудительного и «не потерять лицо».  Но вы ему понравились. Для любого японца явное уважение и интерес к его работе – это просто, как бальзам на сердце. А что -  вы в самом деле будете картины покупать? Или это просто крючок такой, чтобы за Японию зацепиться?
          - Ну, Верочка, кто вам так сразу все карты откроет. Хотя картины, конечно, очень привлекательны. Есть в них что-то настоящее, мужское, не какие-то сопли сахарные или дурацкая абстракция, которую все рассматривают, якобы восхищаясь оригинальностью художника, а сами плюются и морщатся. Но… мода! Престиж! Куда от них!  А вы как насчет вечерка? Встретимся? Запали вы мне в сердце. Честно! Давно я таких чувств не испытывал. Прямо, как школьник волнуюсь.
        - Да что вы, Сергей Петрович, смущаете меня. Я уже отвыкла от таких слов…. Но я свободна. Кунгоро ушел к себе, завтра утром его потащат на экскурсию, так что мы можем встретиться. Если честно, вы мне тоже очень интересны. Люблю я умных и решительных людей. В Питере таких немного. Так что приезжайте, начнем наше общение с чашки гостиничного кофе.
       - Кофе? А я рассчитывал на что-то покрепче.
       - Ну,  вначале кофе, а там дальше видно будет. Вам далеко ехать?
       - Да нет! Я практически в пяти минутах от вас. Спускайтесь в холл, ждите меня, я появлюсь, как Черный плащ, летящий на крыльях ночи.
Вера рассмеялась в голос, но Сергей уже отключился, поэтому веселилась она недолго. Подошла к зеркалу, подкрасила губы и пожалела, что не взяла с собой что-нибудь вечернее.
      Конечно,  бархатные брюки, белая блузка и серый  в крапинку пиджак – одежда на все случаи жизни. Именно так она оделась позавчера на встречу с Кунгоро в Петербурге, даже не думая, что так быстро окажется в Москве. Но у неё дома есть маленькое черное платье, у неё есть французские туфли на каблуке, у неё есть шарф из длинных  страусовых  перьев, которые она забрала у мамы. Ведь мама совсем недавно  была манекенщицей, у неё сохранились некоторые, купленные еще у фарцовщиков,  итальянские блузки и красивые шарфы из настоящего китайского ручного шелка. Вот прошло двадцать лет, а все эти красивые вещи снова в моде. И Верочке так идут!
         Но в этот раз придется выступать в своей обычной непраздничной одежде. Однако для мужчины на первый раз достаточно общего впечатления – улыбки, красивых глаз и понимания, что он этой женщине интересен.
         А Сергей Петрович и в самом деле  Веры понравился. Ей хочется разгадывать его и узнавать, как будто перед ней заманчивый детектив и непонятно, кто главный подозреваемый.
        Хотя… почему детектив? Пусть будет сказка. Нам так не хватает в нашей суматошной жизни волшебства и загадочности.
       Вера еще раз оглядела себя со всех сторон и заторопилась вниз,  встречать Сергея. Телефон в сумке опять заиграл Шопена, она взяла трубку и услышала: «Верочка, давайте не будем ужинать в вашей гостинице. А если какой-нибудь знакомый проявится? И захочет  испортить нам всю вечерню. Выходите на улицу, я буду стоять возле машины, вы меня увидите,  и мы решим, что делать дальше»
       Ну и хорошо! И в самом деле – вдруг Кунгоро проснётся и ему приспичит выпить чаю в ресторане. Жизнь ведь такая непредсказуемая, кто знает, чем может обернуться «случайная» встреча в гостинице.
          Верочка вышла на улицу, было темно,  вдоль гостиницы горели фонари и светлой полоской освещали вход и подъездную дорожку. Машин было много, но Сергея она увидела сразу. Он стоял возле большого черного джипа и помахивал ей рукой. Именно помахивал, как будто ему было жарко, и он хотел немного охладиться, отгоняя ладонью тяжелый от зноя воздух.
         Вера подошла, не зная, как себя правильно вести. Поцеловать в щеку, как это сейчас принято даже с незнакомыми людьми, или руку подать или просто остановиться с улыбкой и ждать комплиментов и заманчивых предложений.
          Сергей повел себя по-джентльменски – склонил голову,  взял её руку и  слегка поцеловал, потом открыл дверь и помог Вере забраться на высокое сиденье джипа.
         - Ну что,  моя холодная питерская красавица, поедем в глухие места? Где не ступала нога цивилизованного человека? Чтобы ненароком не встретить какого-нибудь безумного папарацци и не прочитать про себя на завтра  какую-нибудь невозможную гадость?
        - А за вами гоняются папарацци? И даже пишут о вас в газетах? – спросила Вера с досадой. Ей совершенно не хотелось влезать ни в какие сомнительные тусовки. Знает она эту публику – всё на продажу! И ради красного словца не пожалеют ни мать, ни отца. Ей-то хочется чего-то стабильного, понятного и желательно на всю оставшуюся жизнь. Хватит уже прыжков и ужимок.
        - Да нет, это я пошутил. Моя личность мало кого волнует, но знакомых на самом деле много, а вы сами знаете, как люди любят интересоваться чужой личной жизнью. К тому же я недавно развёлся, а так как я жених завидный, - при этом он взглянул на неё с усмешкой и даже подмигнул, - то все,  кому не лень, сватают за меня сестер, дочерей, внучек и бывших жен. Едва успеваю отбиваться. А вы – замужем? Хотя по виду – вряд ли. Замужние женщины всегда с какой-то усталостью в глазах. Нет в них блеска. И улыбаются редко – видно забот много, не до улыбок уже.
          - Я тоже недавно развелась. Пожила в Германии полгода, поняла, что эта скукота не для меня и вернулась домой. Так что ничем и никем не омбер…не обрем…, - она запуталась, и уже со смехом произнесла – я свободна, как псица! А вы чем занимаетесь в свободное от выставок время? Есть что-то интригующее в вашем лице. Точно – не чиновник и не депутат. Как вы верно подметили, на лице довольно точно  проявляются заботы и проблемы. Видно, что вас не интересуют откаты и взятки. Но вы не похожи и на инженера, и на режиссера, и на художника. Даже на писателя – не очень. Хотя я по телевизору часто вижу писателей с громкими именами, которых по виду можно принять за начальника жилконторы или директора небольшого магазина.
        - Ааа, да вы психолог! И даже, как раньше говорили, физиогномист! Можно сказать, раскололи меня. Вы правы – я не чиновник, не депутат и не писатель. Я начальник аналитического центра в Институте изучения геополитических связей со странами Азии. Красиво звучит, правда?
       - Да, красиво. Аналитик…. Это что,  вы читаете «ихние» газеты, смотрите телевидение, слушаете, что и где они говорят, а потом решаете, надо ли с ними дружить или лучше опасаться и армию увеличивать.
       - Точно! Да вы я смотрю, умная девушка. Тем лучше! Страсть, как не люблю пустых красивых головок. Что-нибудь скажешь этакое, ну типа «самое неожиданное и необъяснимое в Киото -  Рёан-дзи – сад камней» И девица тут же встрепенется и спросит: а камни какие  - драгоценные?
      - Про сад камней слыхала, но если честно не совсем поняла смысл. Можете  объяснить красивой пустой головке?
           - Ладно. Для вас короткая лекция, тем более, что нам ехать еще минут двадцать. Как говорят японцы -  не пришло еще время для глубоко молчания. Итак:  «Сухой сад»  или по-японски  карэсансуй стал таким примерно в 1500-м году. Организовали его возле буддийского храма, расчертили и  засыпали белым  гравием. небольшую прямоугольную площадку. На ней разбросали 15 черных необработанных камней, которые разбили на  пять разных групп. Вокруг каждой группы, высажен зеленый мох, и это такая природная  рамка для камней. Гравий «расчесан» граблями на тонкие бороздки. С трех сторон сад огорожен невысоким глинобитным  заборчиком. А с четвертой стороны – такой небольшой павильон со ступеньками. Здесь можно сидеть и созерцать простые камни и думать о смысле жизни и  бренности всего сущего.
           На этих словах Сергей покосился на Веру, проверяя, зевает ли она исподтишка или всё-таки слушает его неожиданную лекцию. Вера смотрела в окно, лицо было серьезным. И, кажется, не зевала.
        - С какой бы точки вы не смотрели на эту композицию, пятнадцатый камень всегда прячется, потому что его загораживают другие камни. Иногда, правда, вам кажется, что вы видите все 15 камней, потому что некоторые  камни, из-за  своей неправильной формы, воспринимаются как два. Говорят, что  все камни можно увидеть, если только смотреть на них сверху или  в полёте, если вы умеете летать, как птица. Поэтому тот, кто увидел все камни,  считается просветленным. Но мне это не грозит, у меня слишком много грехов, поэтому левитировать не получается. Тем более, быть просветленным…..                                                                                                                                             Ага, вот мы и приехали. Не пугайтесь, домик хоть и невзрачный, но внутри очень уютный, называется «Рыбный двор». Здесь пруд недалеко, так хозяин придумал там разводить всякую разную рыбу, а потом готовить их на потеху гостям.  Ой, я забыл спросить, у вас нет аллергии на рыбу? А то теперь, кого ни спроси, у всех какая-нибудь аллергия. Осилите рыбку?
       - Да в общем, никакой особой аллергии я не замечала. Если только на тупых или злых людей, а на еду – нет! Всё могу есть, а свежую рыбу особенно.
         - Ну и прекрасно!
Они подъехали к высокому крыльцу и Вера подождала, пока Сергей откроет дверь машины, подаст руку и поможет ей выйти. «Ну что ж, пока всё мне нравится. Умеет себя вести и не жлоб. Хотя и не питерский человек, но  воспитание выше, чем амбиции.»
Сергей завел её в зал ресторанчика, довольно интересно обставленный и продуманно стилизованный под избушку рыбака. И сети висели, и удочки, и всякие другие рыбацкие причиндалы были расставлены по углам. Но круглые столики застелены белыми скатертями, на них хрустальные бокалы и вилки с ножами блестят, как серебряные. И еще, как и говорил Сергей, народу довольно мало. Можно сесть за дальний столик у окна и не бояться встретить какого-нибудь  неприятного знакомого.
Метродотель довел их до столика, отодвинул стул для Веры и усадил её по всем правилам этикета. Потом подал меню и отошел в сторонку.
- Я, честно говоря, не знаю, что выбрать, здесь такие завлекательные названия: рыбный крамбл, карп по-савойски,  пирог с семгой и шпинатом, рыба в шубе, щука по-еврейски, жареные караси в сметане….. Может, что-то посоветуете?
- Мне нравится  рыбный крамбл и судак с лисичками. Но давайте вы возьмёте щуку и рыбный пирог, а потом мы попробуем, что это такое. Вы – моё, я – ваше.
«Нифигасе, - подумала Вера, вспомнив смешное словечко из Интернета. Он что из моей тарелки будет есть? Или начнет меня кормить своей вилкой, облизав её перед этим? Да, абсолютно без комплексов мужик»
- Ну давайте попробуем, хотя если честно я не представляю себе, как это мы будем лакомиться друг у друга. Давно я так не ела. Тем более в ресторане.
          - Боитесь? Или вас другие чувства волнуют? Видимо, я палку перегибаю или как это еще называется, когда с первого свидания девушку считают своей старой знакомой и уже не стесняются….. Не знаю, как у вас, но мне сразу захотелось с вами чувствовать себя в своей тарелке. Вы понимаете шутки, у вас в глазах есть сила, но вы не агрессивная, как многие наши вумэны. И у вас такая улыбка, просто голова кругом. Простите, если я вас смутил. Не будем меняться рыбой. Вы мне расскажете про свою, а я вам про свою. Хотите так?
        - Простите, Сергей, я и в самом деле смущена. Отвыкла от такой быстроты отношений. Давайте, будем помедленнее узнавать друг друга. А то можно много ошибок навалять. Расскажите мне про свой крамбл. Про  мою щуку, наверное, не будет так интересно.
        - Да это так называется хитро, на самом деле наша обычная русская запеканка из белой рыбы, сметаны, муки, всяких разных семян, мака, кунжута, сливочного масла, лука и молока. Очень вкусно! А пить что будем? Девушке на первом свидании не предлагают водки, но я обычно беру именно водку – немного, чтобы полиция не замела, а вы?
         - К рыбе, по-моему, подают белое вино. И я бы выпила бокал «Шардоне». Хотя вы, наверное, лучше знаете, что к чему подходит.
         - Да вы угадали, именно Шардоне и подходит к щуке. А на десерт? Пирожные, фрукты? Здесь, кстати, очень вкусно запекают именно фрукты – груши, бананы, яблоки, даже  персики, киви и маракуйю! Ну и кофе, конечно! Или вы уже столько за сегодняшний день его выпили, что теперь можно и чайком побаловаться?
       - Знаете, я ни разу не пробовала эту вашу маракуйю. Тем более запеченную. Если отравлюсь, то хотя бы буду знать от чего. Давайте, ваши фрукты! И чаю. Если можно жасминового, я обожаю этот запах.
         - Вот и молодец! Не люблю я капризных и пафосных девиц. Хочется неприличную маракуйю, будем её есть, Хотя… мне кажется там нечего запекать, кожуру-то не едят, а внутри только сок и семечки. По-моему её просто сверху кладут или даже выжимают сок, чтобы аромат был. Ну ничего попросим всё запечь и будем палочками есть, как японцы. Согласны?
         Вере уже хотелось сказать: «Согласна на всё!» Но она удержалась и только кивнула.
        Официант записал все их пожелания, предложил еще хлебную тарелку (какой русский обед без хлеба!) и похвастался, что они сами его пекут, поэтому всё свежее и натуральное!  Потом забрал меню и отлетел к кухне. Белый длинный передник  делал его похожим на экзотическую  толстую рыбу, да и лицо тоже соответствовало профилю ресторана: узкий нос, большие выпуклые глаза, волосы, завязанные в хвост, как у рыбы молота. Молодцы ребята! Знают своё дело, поэтому, видимо, местечко знаковое, вон даже начальники аналитических центров в такую даль ездят, чтобы съесть крамбл и почувствовать, что жизнь прожита не зря!
       Всё и в самом деле было очень вкусным. После вина Вера совсем расслабилась и даже была готова подцепить кусочек крамбла с тарелки Сергея, но постеснялась. А во второй раз он уже не предлагал. Ему тоже поднесли кое-что для «сугреву», но это была крошечная рюмочка буквально с тремя каплями водки. Понятно, что пить за рулём нельзя, тем более гаишники лютуют. А так – выпил традиционные три  капли, заел вкусной сытной едой, пожевал зернышко кардамона и ты чист, как стёклышко!
         А сам Сергей. как ни странно, очень уважительно относился к мужикам в форме. Попробуй постоять на дороге в мороз, и жару по 10 часов или на загазованной улице, пообщайся с хамскими водителями, безумными мотоциклистами,  надменными  депутатами или с детишками олигархов, которые «отрываются по полной» и ничего не боятся, - так и покажется жизнь с овчинку.
          И даже потные деньги, которые эти люди суют в ладонь, покажутся смешной компенсацией за вечную нервотрепку и потерянное здоровья, а иногда и жизнь. А то, что мужички такие объемные, так по пословице «хорошего человека -  чем больше, тем лучше», Но вернее сказать, только объем и спасает от ветра и стужи. А худой гаишник долго не продержится – или вихрем унесёт, или снегом заметёт. Так что толстые бока и выпуклый живот здесь как раз к месту.
         ….Вера и Сергей еще посидели после чая и кофе, поговорили о погоде в Питере и Москве. Вера рассказала про маму и про свои приключения в Германии. Сергей, однако, не спешил открыть подробности биографии. Сказал только, что родился в Москве, на Покровке. Город знает, как свои пять пальцев и обещал повозить Веру по разным тайным местам и познакомить с художниками, раз она живописью интересуется.
        Не сговариваясь, оба  думали, что такой славный ужин не может закончиться банальным поцелуем в щечку и прощанием на пороге гостиницы, но каждый ждал, что скажет собеседник. Сергею не хотелось играть роль ловеласа, а Вера, несмотря на симпатию и «принудительное обаяние» неожиданного друга, хотела доиграть роль воспитанной питерской гимназистки, поэтому не проявляла никакой инициативы.
        Вышли они на улицу, с вопросами в душе и  лукавым ожиданием, что кто-то должен сделать первый шаг. Но с детсадовским сопротивлением – только не я!
      - Ну что я вас провожаю до гостиницы? Или еще покатаемся? Сейчас только десять, можно часика два погоняться по улицам. Вы как – не против?
         - Не против. Погоняемся, - сказала Вера и взяла Сергея под руку.
         - Вот и хорошо! Только после нашего  задушевного ужина так и хочется говорить вам – ты. Вы не против?
         - Не против. Давай на ты!
          - А поцеловаться? Ну типа - как на брудершафт?
           Ей хотелось обнять его, прижаться и говорить что-нибудь тихое и нежное. Но она только закрыла глаза и опустила руки.
         Сергей не стал демонстрировать страсть, легко коснулся губами, подержал за плечи и внимательно посмотрел на закрытые глаза, на трогательную челочку, на красивый лоб, на розовые от вина щеки… и вздохнул. «Влюбляюсь что ли? Не хочется тискать и валить, как обычно. Хочется, как говорили в старину, заключить в объятия и защищать. Не важно,  от чего, просто защищать и чувствовать себя настоящим мужиком…»
          А Вере вдруг захотелось заплакать. Потому что ей не хотелось, как обычно,  поехать куда-то, лечь, как говорится, в койку, быстро и неловко сделать то, что обычно ждут от неё мужчины, а потом смотреть в окно и думать, как всё это похоже на жизнь животных – снюхались,  встали в позу, сделали своё дело и разбежались, каждый в свою сторону. А через три дня  забыли, кто это был и почему так случилось. Ну, типа – и для здоровья полезно, и никто нервов не треплет ревностью или другими заморочками.
        То, что Сергей был таким деликатным и милым, Вере нравилось и очень цепляло за душу. «Вот такой должна быть настоящая любовь», - думала она, рассеянно глядя по сторонам и не зная, что делать дальше.
        Они еще покатались на машине, больше молча, но очарование искренности и сдержанных эмоций, как туманом окутывало их и придавало этой поездке какое-то волшебное сияние.
         В конце концов,  их экскурсия закончилась, и они подъехали к гостинице.
        - Так не хочется расставаться. Ты меня просто околдовала, всё время хочется держать тебя за руку и смотреть в глаза.
        - И мне…
         - Но теперь, наверное, до завтра?
       - Да.
       - А японец когда улетает?
         - Послезавтра.
        - А ты останешься?
         - Да, если ты захочешь. Только у меня одежды нет никакой. Я как-то внезапно стала помощницей у Кунгоро.
         - Да? А я думал, тебя Союз художников подписал. Слушай, мы про него вообще не говорили. Откуда ты его знаешь?
        - Он – какой-то дальний родственник подруги моей мамы. Привез от неё подарки, а мама притащила его к нам домой. Там и познакомились. Я узнала, что здесь у него нет никого знакомых, а по-русски он не говорит, поэтому и решила помочь. А потом в наш Союз позвонили из вашего Союза и предложили здесь выставку организовать, ну так я и намылилась ему помогать.
       - Намылилась… это у вас в Питере так говорят? А у тебя с ним как? Ты не стала показывать ему, что умеют русские женщины?
       - Нет, конечно! У нас только деловые отношения.
                 Ага, счаз! Станет она признаваться, что для закрепления знакомства она именно и продемонстрировала японцу умения и навыки раскованных русских девчонок. Но мама еще в юности говорила ей: «Никогда и ни при каких обстоятельствах не признавайся мужчине в измене! Никогда! Во-первых,  это ничего не спасет, и в этом случае пословица:  «Повинную голову и меч не сечет» - не действует! Наоборот, признание  только сделает хуже. Мужчины никогда этого не забывают и не прощают. Впрочем, как и женщины. Так что и под  пытками не признавайся, а тем более в шутку!
      - Ладно, поверю. Но если бы я был женщиной, то, не сочти за пошлость, решила бы его попробовать на зуб. То есть… ну ты понимаешь. Просто из любопытства.
      - Слишком уж ты откровенный. Наверное, это московская привычка – ничего святого за душой. У нас  в северной, так сказать, столице   всё как-то деликатней. Прости, пожалуйста.
         - Честно говоря, я сам себе удивляюсь. Откуда во мне сегодня такая прыть и язык развязался, никак обратно не завязать. Если бы ты знала, как мне хочется, чтобы ты меня пригласила чаю попить или еще какую-нибудь причину выдумала. Но, понимаю, что тебя это напугает, а мне хочется, чтобы ты меня не боялась. Так что давай и в самом деле чмокну тебя в нежную щечку и простимся до завтра. Я тебе позвоню в четыре, ты уже будешь знать про планы японца, и мы решим, как нам быть дальше. А про одежду не думай, заедем в магазин и что-нибудь подберем.
         Он обнял Веру за плечи, наклонил к себе и быстро поцеловал. Но не так, как принято в тусовке – в воздухе, а именно коснувшись губами.
         Вера еще немного подождала, думая, что он так шутит, но Сергей повернулся, подошел к машине, сел на шоферское место и уехал.
           Пришлось ей подниматься в номер одной со смятением в сердце и радостью, что отношения не закончатся банально, как это бывает между людьми, когда они одного поля ягоды.  Всегда приятно, когда мужчина воспринимает тебя, не как живую резиновую куклу, а как человека, достойного  уважения,  поклонения и  настоящей искренней симпатии. «Ладно, скажем себе, как Скарлетт «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра», и пойдем спать.


Продолжение: http://www.proza.ru/2018/04/03/591


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.