Япония полна тайн часть 19

Все совпадения имен и наименований - случайны и являются сплошной фантазией автора.



.......А Верочка вылетела из гостиницы, как говорится,  на крыльях счастья и уже хотела понестись дальше, но Сергей её перехватил на ступеньках лестницы и тихо сказал:
        - Куда это вы, девушка, так устремились? Разве вы не знаете, что в Москве ограничена скорость движения, особенно после шести вечера? Вы бросили своего друга, беспомощного и напуганного, в одиночестве? В чужой стране?
      - Ой, Сережа! Как это ты так незаметно подкрался? Прямо, напугал меня! А за Кунгоро не переживай! Там с ним Марина Евгеньевна, они попивают виски, говорят о тайнах Японии и загадочной русской душе, и им хорошо!
        - Марина Евгеньевна? Эта засушенная треска? Она,  по-моему,  и улыбаться не умеет. Всё четко, всё по правилам, шаг вправо, шаг влево  – расстрел.
      - А ты давно её знаешь?
          - До вчерашнего дня вообще не встречал, но она похожа на заледеневшую Снежную королеву. Посмотрит,  и ты сам в ледяной столб превращаешься! Не то, что ты? Только взглянешь на тебя и сразу в пляс хочется удариться!
        - Удариться? Да еще в пляс?! Хотела бы я на это посмотреть!  Представляю себе, как всё вокруг летит и разбивается, ты ведь не сможешь присесть пару раз и встать. Обязательно начнешь ещё и прыгать и по залу носиться, с таким темпераментом!
        - О! Ты считаешь, что у меня есть темперамент?
       - Да я это вижу по глазам! И это в тебе мне особенно нравится. Ладно,  дальше не буду продолжать, а то договорюсь до каких-нибудь запретных тем.
       - А мне нравятся запретные темы. Но ты права, нет смысла разговаривать на улице, когда можно посидеть в уютном ресторанчике, а потом уже подробнее обсудить наши планы на завтра. Ты поедешь провожать Кунгоро в аэропорт? У него,  по-моему,  самолет в два? Это значит, надо выезжать из гостиницы в одиннадцать, иначе из-за пробок можем опоздать.
       - Провожать поеду. Не могу же я бросить его, раз привезла из Питера и стала ему нянькой-мамкой. А ты что тоже хочешь поехать? Марина заказала для него такси, и ты прав, именно на одиннадцать.
        - Посмотрим по обстоятельствам. Но я так понял, что он не заплачет, если ты не приедешь в гостиницу ночевать?
        Вера вдруг задумалась. Провести  вечер и ночь с таким мужчиной, как Сергей, это, конечно, мечта любой девушки, тем более питерской, неизбалованной вниманием прохладных северных мужчин, но… Кунгоро стал  для неё близким человеком. И так взять и просто оставить его или,  проще говоря, бросить? Это некрасиво и недальновидно, мало ли придётся поехать в Японию и терять с ним  связь   никак нельзя.
        - Ты меня прости, конечно, но мне надо будет вернуться в гостиницу. И не утром, а вечером, чтобы мы могли еще поговорить и обсудить и другие  возможные выставки. Мне вдруг показалось, что я для него представляю интерес не только, как переводчица.
        - Опа! Вот ты и проговорилась! Я так сразу и понял, что у вас не только выставочные дела!
         - Ну, Сережа, не будь таким  однолинейным, как трамвай на рельсах!  Именно выставочные дела у нас на первом плане. Когда я немного покрутилась среди профессионалов, то поняла, что это для меня очень перспективно. Я ведь в Германии была тренером по плаванью! По плаванью среди детей! И это после окончания университета! Я ведь искусствовед. Хотела работать в музее, но там такие смешные зарплаты. Была экскурсоводом, но и это  мне не понравилось из-за невоспитанности и какого-то жлобства людей. Оказалось им было неинтересно про архитектуру и живопись, а нужны были жареные факты и грязное белье великих людей. А здесь я вдруг подумала: а почему бы мне не стать менеджером по продвижению японского искусства в России. А, может, если повезет и в Европе!  Тем более, здесь в Москве я познакомилась кое с кем для меня интересным.
        И она подмигнула Сергею.
         - Да, ты, пожалуй, права. Это и в самом деле перспективно. У нас нет ни одного по-настоящему профессионального менеджера по Японии. И мой Центр мог бы для тебя что-то сделать. Ну ты – молодец! Вот такие женщины мне нравятся. Они не вешаются мужику на шею и не ждут от него благодеяний, а сами лезут на вершину и не бояться оцарапаться или сорваться!
        - Спасибо! Надеюсь, теперь ты не ревнуешь? Где там твоя карета? Золушка хочет на бал!
           Она подхватила Сергея под руку, и они почти побежали к машине, которую пришлось оставить на другой стороне улицы из-за большого скопления  «экипажей» возле входа.
            Вере хотелось еще напомнить обещание Сергея свозить её в какой-нибудь магазин и прикупить немножко новой одежонки для «выхода в свет», но она понимала, что просьбы «в лоб» могут оттолкнуть недоверчивого кавалера. Однако женская натура – это всегда артистичная натура, поэтому она решила пойти в обход.
          - Я смотрю у вас в Москве, что ни магазин, то бутик! Неужели так много состоятельных людей, которые тратят деньги на дорогую одежду? У нас в Питере всё скромнее. Ты тоже одеваешься в таких магазинах?
           - Нет. Я иногда по делам летаю в Лондон, а там мужская одежда считается самой лучшей. Иду на распродажи или туда, где делают скидки для постоянных покупателей, и плачу раза в три меньше, чем здесь.
           - Ты ходишь на распродажи?! Никогда бы не подумала, глядя на тебя! Мне казалось люди твоего уровня специально создают себе имидж человека, которому не жалко отдать 200 долларов за носки из Парижа!
           - Да мне эти понты вот уже где! -  и он показал, где у него эти идиотские понты. – Конечно, надо поддерживать имидж, но лучше купить дорогие швейцарские часы и дать понять, что ты человек определенного круга, чем тратить бешеные деньги на галстуки, носки и рубашки. Наши, российские, ничем не хуже, а иногда и лучше, ведь такие мелочи чаще всего делают в Китае. Ты и сама это знаешь. – он  вдруг спохватился:. - слушай, ты ведь меня просила что-нибудь тебе купить на выход. Давай заедем в один магазинчик, там у меня знакомая продавщица, она тебе быстро что-нибудь подберет Хочешь?
          - Хочешь! – коротко сказала Вера, радуясь своей дипломатической подсказке и остроумию.
          Сергей еще немного попетлял по узким улочкам старой Москвы и неожиданно въехал в большой двор, посередине которого был настоящий фонтан – в центре стояла молодая женщина в греческой тунике, а из кувшина, который она держала на плече, вверх прыгали длинные водяные струи. Вокруг круглой чаши фонтана цвели петунии и сам двор был очень милый и спокойный. Машина подъехала буквально к дверям маленького магазинчика, над окном которого висела табличка красным на белом «Волшебные превращения».
«Да от скромности москвичи не умрут! Подумать только «волшебные»! Любой подумает, что здесь какой-нибудь имиджевый салон по превращению зеленой лягушки в прекрасную принцессу!»
         Возле дверей  желтым, даже скорее, золотистым светом горел маленький огонек. Сергей нажал на эту кнопочку и через несколько секунд дверка открылась, как в сказке про Красную шапочку.
          Магазинчик и вправду был маленький, без хрустальных люстр и ярких витрин с дорогими украшениями. Но вдоль стенок стояли кронштейны и на них висели многочисленные платья. Именно платья, а не брюки и не юбки. Не было и длинноногих продавщиц, которые, как обычно, бросаются чуть ли не на грудь к богатому клиенту с традиционной улыбкой и возгласом: «Вам чем-то помочь?».
Навстречу им вышла немолодая, но очень симпатичная хозяйка салона и, наклонив  голову к плечу,  тихим голосом сказала: «Здравствуйте, Сергей Петрович, давненько вы у нас не были. Рада вас видеть» Потом посмотрела на Верочку и спросила:
        - Что-нибудь торжественное или просто в ресторане посидеть?
         - Анна Юрьевна, давайте пока что-то простое, но интересное. А если надо будет торжественное, то мы еще раз приедем. Да? – обернулся он к Вере, и у той буквально теплый летний дождь пролился на сердце. Она даже покраснела от волнения и удовольствия.
         -Какой цвет вы любите? И из какой ткани вам хотелось бы платье?
         - Я люблю красный и светло-синий. И терпеть не могу черный, не знаю – почему. А ткань? Не знаю даже…. Давайте вы сами что-нибудь выберете.
- Хорошо! Вот смотрите красное платье, с длинными рукавами, но хорошим вырезом впереди – она выразительно посмотрела на приятные Верочкины выпуклости. Идите, примерьте, а я пока для Сергея  Петровича кофе приготовлю.
 Или сока хотите?
        - Да,конечно, сок и лучше яблочный,  мне почему-то пить захотелось. От волнения, наверное, - и он подмигнул Анне Юрьевне
Она усмехнулась, но также ответить  не решилась.
  - Поняла. Сейчас всё сделаю.
       Вера взяла платье и пошла в примерочную.
       - Жаль, что я не стилист и не могу обмерить клиентку и помочь надеть платье. Но если нужна помощь, ты только свистни, - сказал Сергей, подойдя поближе к кабинке.
         - Спасибо, я сама справлюсь. Хотя…. можешь просунуть руку и застегнуть мне молнию на спине, а то мне не достать, приходиться скручиваться, как змея, но лучше, чтобы кто-то помог.
        - С удовольствием. Я даже могу просунуть и голову, чтобы лучше видеть тебя, дитя моё!
        - Хорошо, Серый волк, входи, я уже почти готова, так что ты не увидишь всех моих прелестей раньше времени.
        Сергей отдернул шторку и увидел Верочкину спину, которую надо было закрыть створками  красного платья. Молния была расстегнута почти у самой талии. Ну что сказать, любой мужчина, который видит обнаженную женскую спину, конечно,  с гораздо большим удовольствием захочет помочь  это платье снять, но… здесь ситуация была совсем другой. «Ничего, подождем немного, всё впереди или  как пела Лайма – «Еще не вечер!», - подумал Сергей, сражу же представивший себе эту завлекательную сцену.
       С молнией он справился быстро и подал руку Верочке, чтобы ей было удобней выйти из кабинки и предстать перед ним в победном красном платье.
         Всё, вроде, было замечательно, но цвет не очень подходил к Вериному лицу. Ведь у красного цвета так много оттенков, и этот был ближе к кирпичному, а Вере подошел бы глубокий красный, больше похожий на  бордо, то есть на темно-красное французское вино. Пришлось померить еще несколько, пока они не остановились на узком трикотажном платье в мелкую едва заметную клеточку, которое приятно обтягивало чудесную фигурку и красиво оттеняло  легкий румянец Веры.
       К этому времени Сергей выпил два стакана сока, пережил легкий стресс от одевания-раздевания  и с нетерпением ждал только одного – поскорее приехать домой и обнять обольстительную женщину. Ему даже и в ресторан уже не хотелось.
         - А давай накупим всякой еды и поедем ко мне? Приготовим, что душа пожелает,  и ты мне покажешь, как правильно снимать платье и как можно научиться расстегивать и застегивать молнию за несколько секунд! Как в армии!
        - В армии? А там что – тоже молнии на одежде?
      - Нет, там нет таких тонкостей, но там есть похожая фишка: сержант зажигает спичку и надо быстро вскочить с кровати и, пока спичка горит,  успеть надеть форму.
          - А спичка-то причем?
          - Потому что раньше не было секундомеров, а спички есть у всех. Одна спичка полностью сгорает за 45 секунд. Такая вот солдатская норма!
          - Интересно. Надо будет попробовать.
          - Ну! Я и говорю! Давай не будем тратить время на ресторан, а поужинаем дома и потренируемся. Мало ли вдруг тебе придется  в армии послужить, вот и пригодится навык.
         - Да мне вряд ли. А ты – служил? И умел так быстро одеваться?
         - Да, было дело. Но так как ты связана с японцем, я не буду тебе раскрывать военные секреты! Я ведь и подписку давал!
          - Ах, оставь ты этого японца в покое, я же тебе сказала, что у нас с ним только деловые отношения. К тому же он художник, не похож на шпиона.
           - Откуда ты знаешь, как шпионы выглядят. Именно безобидные и милые ребята  как раз и есть самые настоящие специалисты. Они так тебя очаруют, что ты как под гипнозом расскажешь им всё! Даже то, чего и не было!  Ладно, шучу! Давай заедем в  супермаркет. Там наверняка есть всё, что нам надо.
           - Хорошо, - вздохнула Вера, которой, наоборот, хотелось пойти в ресторан и поразить всех своим роскошным видом.
           Сергей расплатился с Анной Юрьевной, сказал ей:  «Огромное спасибо!» и еще раз подмигнул. На этот раз Анна не стала стесняться, кивнула понимающе и показала большой палец, мол, «Молодец, хорошая девчонка!»
          Через полчаса они уже входили в дом, где жил Сергей. Выгрузили на кухне все пакеты, которые были набиты всякой разной едой и бутылками и…. не успела Вера решить, что именно будет на ужин, как Сергей обхватил ей и начал бешено целовать…..
……….         - Что-то я вообще расхотела есть, -  сказала Вера, разомлевшая после бурного натиска и неожиданного темперамента  кавалера. – Даже спать захотела. Прости уж.
          - Нет! – энергично возразил Сергей, - я, наверное, мог бы и быка съесть – такой голодный. Ладно, ты полежи, отдохни, а я сам чего-нибудь приготовлю. Он завернулся в простыню и ушел в ванную. Там поплескался, зашел в спальню, натянул джинсы и майку и отправился на кухню, готовить ужин для своей любимой, о которой еще два дня назад ничего не знал,  и даже в мыслях не было закрутить роман после тяжелого развода.
           Но, как говорится, никогда не говори «никогда»! Жизнь тем и хороша, что иногда преподносит нам подарки, которые кажутся вначале невероятными, а потом, если поразмыслить, то, оказывается, что мы их заслужили.
         Вера и в самом деле задремала, пришлось Сергею её будить. Вначале он похлопал её по плечу, потом поцеловал в висок, потом погладил по спине и… сцена соблазнения повторилась, но уже не так неистово, как в первый раз. Всё было мило,  мягко и спокойно. И это было прекрасно.
              «Давно я не испытывал таких нежных чувств, - думал Серей, - перебирая светлые пряди и покусывая ушко. Что это вдруг на меня нашло!» А Верочка жмурилась, улыбалась и радовалась, что они никуда не поехали, а провели время в чудесном единении, когда не только тело блаженствует, но и душа взлетает и парит, радуясь волшебному полёту двух близких людей.
        …. Но даже самые приятные нежности когда-нибудь заканчиваются. Пришлось встать и идти на кухню дегустировать обещанный ужин.
           - Да, я еще раз убеждаюсь, что самые гениальны повара – мужчины, - сказала Вера, глядя как красиво на столе  расставлены тарелочки с колбаской и ветчиной, пиалки с какой-то японской едой, русские салаты «на скорую руку» из помидоров с огурцами,  аккуратные бутерброды с сыром и икрой, а на подставочке еще и кастрюлька с необыкновенным запахом приправ и мясной подливки.
       - Когда это ты успел всё так быстро приготовить? Я ведь заснула всего на полчаса.
         - Да я теперь такой заправский кулинар, что могу целую роту солдат накормить, а если надо будет, то и королевских гвардейцев! Хозяйки-то нет, приходится учиться и смотреть мастер-классы по интернету да книжки умные читать. Садись, а то я сам всё смету, тебе и не достанется!
         Что может сравниться с голодным мужчиной после урагана страсти? Только природный ураган, который валит деревья и срывает крыши с домов. И, видно, у Сергея тоже сорвало крышу. Он так набросился на еду, что через полчаса на столе остались стоять опустевшие тарелки и салатницы. Выпили, конечно, и вина с соответствующими тостами «за любовь» и за «прекрасных женщин».
         - Как же ты поедешь в гостиницу после выпивки? – спросила посмеиваясь Вера, не отказывая себе в рюмочке легкого французского вина. – Или ты не будешь меня провожать?
           - А ты не обидишься, если я вызову такси, а сам не поеду? Не хотелось бы мне открыто демонстрировать, что у нас с тобой ….-  он хотел сказать «роман», но ему показалось, что это женское слово  принизит их отношения, поэтому он произнес: - чувства. Да и Кунгоро будет неприятно, если он увидит, что ты проводишь время  с другим мужчиной. Вдруг заревнует, и тогда твои планы рухнут!
          - Приятно, что ты обо мне заботишься. Я бы и обиделась, но понимаю, что ты прав, лучше ничего и никому не демонстрировать. Ой, ты меня так накормил, что я даже двигаться не могу. Теперь точно в платье не влезу.
         Придётся завтра сидеть на воде и яблоках, я от них очень хорошо худею. Давай я буду собираться, а то уже десять, пока доеду по этим пробкам, будет уже ночь!
          - Не переживай, здесь недалеко, и потом после десяти пробок почти нет. Домчишься за полчаса!
         - Как это мило с твоей стороны, что ты беспокоишься за меня!- сказала она с плохо скрытой иронией.
           - Ну хорошо, давай я поеду с тобой, пьяный, взбудораженный, весь в сладких соплях из-за твоей неотразимой красоты…. И что будет? Т ы уверена, что вечер будет таким, каким ты хочешь?!
         Вера склонила голову и стала смотреть в пол. Ей не хотелось никуда уходить, она думала о том, что неожиданным образом оказалась в позиции слабой женщины, которая влюбилась по уши и теперь не сможет контролировать ситуацию. То есть будет, как школьница, ждать  звонка, замирать и краснеть, когда увидит Сергея, ревновать и злиться, если он заговорит при ней с какой-нибудь женщиной.
        А ведь еще вчера она была уверена, что впереди у неё интересное и большое приключение с Кунгоро, возможная поездка в Японию. А потом и по всему миру с его потрясающими картинами. Что они возможно поженятся и она, наконец-то, успокоится и даже нарожает японцу парочку маленьких симпатичных узкоглазых пацанят. И вот на тебе! Правду говорят: если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах.
        - Да, ты прав. Прости. Чего-то я распустилась,  даже на минутку не хочу с тобой расставаться.
          - Вот – самые хорошие слова за весь вечер! Иди я тебя поцелую!
        Сергей обнял Веру, и так они посидели, прижавшись друг к другу, как старые близкие друзья. Потом Вера собрала свои вещи, взяла и новое платье (смешно было бы купить и не носить), и Сергей вызвал такси.
         Еще через полчаса Вера входила в гостиницу именно вся в сладких соплях, о которых с такой иронией говорил Сергей.
          Она поднялась на лифте на пятый этаж и пошла по коридору гадая, ушел ли японец с Мариной на прогулку, или они сидят в номере. А может быть… и лежат. Хотя Кунгоро вряд ли будет проявлять такую прыть. Это вам не русский мачо, который привык одним взглядом осаживать резвую кобылицу и заставлять её плясать пол его дудку.
        На дверях не было обычной для таких пикантных случаев таблички «Не беспокоить!», поэтому она смело постучала в дверь.
Замок щелкнул и на пороге появился Кунгоро. Вера постаралась улыбнуться как можно шире и ласковее, но японец не особенно был ей рад.
«Ага, значит, он не один!» – подумала Вера, но Кунгоро посторонился, дал ей пройти, закрыл дверь и показал рукой, что она может войти. В номере никого не было.
          - А где Марина? – спросила Вера, неожиданно обрадовавшись, что здесь нет соперницы.
        - Она ушла, - коротко сказал японец. Потом посмотрел внимательно на Верочку:
         - А ты где была? Я думал, что мы вместе поужинаем перед отлётом. Марина тоже тебя ждала, ей надо было уточнить завтрашний план.
         - Я ездила.... по делам. У меня здесь появились очень важные знакомые. Мы поговорили о твоей следующей выставке, о том, как можно организовать продажу и где еще показать твои картины, - легко соврала она.
         Но Кунгоро видел по глазам и по раскрасневшимся щекам, что тема разговоров была совсем иной. Он уже подумал о том, что русский Сергей Петрович, который вчера у окошка долго разговаривал с Верой, наверняка чем-то таким соблазнил красивую девушку, раз она забыла и про японца, и про выставку и вообще обо всём. Житейский опыт всегда может правильно подсказать, что внешний вид и выражение лица иногда не совпадают с тем, что человек говорит. И чаще всего этот наивный обман читается буквально по глазам.
            Разве может эта птичка обмануть матерого волка. Хотя в Японии мало волков, ладно матерого… енота. Ведь енот в японской мифологии существо необычное, он даже в человека может превращаться!
        Вот он – настоящий любитель выпить и порезвиться, поэтому енот-танука всегда изображается с бутылкой саке,и он не прочь и хорошо покушать, а также ему нравится общество красивых девушек и  в связи с этим мужские принадлежности  такие большие, что он просто на них сидит, как на футбольных мячиках.   В одной лапке – бутылочка с выпивкой,  в другой свиток со списком  друзей, у которых он брал в долг, но по известным причинам отдавать не собирался. Он опытен не только в пьянках-гулянках, но и в том, как с первого взгляда раскусить человека и понять, что от него ждать  Поэтому встреча с ним это всегда испытание.И у Кунгоро в характере есть что-то от тануки, поэтому ему так просто прочитать то, что человек хочет скрыть.
         Разумеется, такие сравнения пронеслись в голове у японца в одно мгновение. Ему интересно было, куда ездила Вера и с кем, и что за проблемы они обсуждали,  но по своей традиционной японской привычке не лезть человеку в душу, он ждал, что его взбалмошная подруга сама ему всё расскажет
          - Можно я у тебя посижу. Устала, как собака. У вас говорят так? Или собаки – это не характерно для японцев? Я слыхала, что у вас больше любят кошек. Даже специальные кото-кафе есть?
         - Да, кошки у нас более популярны. Интересно, что и  Марина тоже говорила со мной о кошках. Видимо, в России их очень любят. Марина мне сказала, что у неё дома две, и очень забавные.
       - Понятно. О кошках, значит, говорили. Ну что ж очень милая тема, я сама о них могу говорить часами, у мамы тоже была кошка, она прожила с нами 18 лет, её звали Муся, очень умная, просто мысли мои читала.
         - Да? У нас говорят, что кошка после 20 лет жизни может превращаться в оборотня. И если человек с ней обращался хорошо, то она приманивает ему удачу, а если обижал, то она может ему отомстить.
       - А мы любили нашу Мусю за её спокойный характер. Если мы с мамой ссорились, она всегда прибегала в комнату и била лапой того, кто громче кричал. Ты сам можешь догадаться, кто это был, - рассмеялась Вера. – Ну ладно с кошками покончили, давай решим, что нам делать завтра. Такси во сколько приедет? Ты хочешь, чтобы я тебя провожала до самолета? Или здесь нежно простимся? И еще – как там с картинами? Насколько я поняла, фирма, которая занимается выставками, всё сама оформляет на таможне и границе.
        - Да, Марина мне сказала, что ей позвонили из аэропорта и заверили, что с грузом будет всё в порядке. Я очень благодарен, что в Москве всё так быстро и профессионально оформили, и мне не пришлось никуда ездить и ни с кем разговаривать. Всё было подписано здесь. И тебе – огромное спасибо! Я не ожидал, что ты так легко согласишься поехать со мной. И потом… - он замялся,
       - Я  понимаю, конечно, что ты свободная девушка и поступаешь так, как считаешь нужным. Но мне неловко, что я стал твоим….. близким другом…. И теперь не знаю, как мне надо правильно себя вести. Ты хочешь, чтобы я пригласил тебя в Японию? Ты там будешь искать работу?
         Видно было, что Кунгоро хочет соблюсти все принятые в Японии  церемонии: поклоны, уверения в высочайшем уважении, бесконечные благодарности и уничижительные признания в скромности своих чувств.
          - Кунгоро, ты – такой милый, хоть и гениальный художник. Я очень уважаю людей, которые не задирают нос и не считают других людей существами второго сорта, если они не умеют то, что умеют они. Но наши …. такие внезапные отношения и для меня приятная неожиданность  Наверное, всё случилось потому, что я из Германии приехала совершенно разбитая. А ты – такой…. завлекательный мужчина, я не смогла устоять перед твоим обаянием. Но не думаю, что наши отношения будут развиваться по обычному сюжету. Давай просто подружимся, я буду помогать тебе, а дальше видно будет.
            Её слова про гениальность и про то, что он завлекательный мужчина,  для Кунгоро было самой приятной музыкой за весь вечер. «Всё-таки Россия – великая страна! А женщины здесь – самые красивые и замечательные,  как мило они говорят о талантах и о мужской привлекательности, так бы и слушал с утра до вечера!»- думал польщенный японец, совершенно покоренный  приятным обхождением  дам.
         - Ну ладно, завтра встречаемся в холле в  девять. Хорошо? Позавтракаем и в путь! Я поеду в аэропорт, на прощание расцелуемся. Ты не против? Или это не входит в отношения –переводчик – начальник? Ты и в самом деле должен всегда соблюдать ваши сложные строгие правила?
         - Если можно, мы расцелуемся здесь, - мягко сказал Кунгоро, которому, конечно же, было приятно, что Верочка поедет с ним в аэропорт, но самурайские правила запрещали прилюдную демонстрацию чувств. И здесь уже ничего нельзя было поделать.
        Верочка подошла к нему легко поцеловала в щеку и улетела в свой номер, вся в своих радужных чувствах и в предвкушении завтрашних приятных приключений.
         На телефоне было много СМС-ок от Сергея – «Спокойной ночи!»,  «Думаю о тебе!», «Доедаю наш ужин и пью за твоё здоровье!» и последняя «Я пьян от любви».
       Она тоже послала ему «Спокойной ночи», быстро поплескалась и юркнула в мягкую постель. Через минуту она уже спала.
         Утром Верочка встала свежая, веселая и бодрая. Хотела надеть красное платье, но потом передумала: «Вряд ли народ поймет, если я с утра-пораньше выйду к завтраку в вечернем наряде! Хотя.. так и хочется подразнить народ и посмотреть на удивленные лица! Всё-таки есть во мне что-то от артистки цирка, если бы я не стала искусствоведом и тренером по плаванью, я могла бы быть дрессировщицей тигров, как Маргарита Назарова. Я помню, как в фильме «Полосатый рейс» она плавала с ними и трепала зверей за уши.
          К её огромному удивлению от Сергея не было СМС. Она набрала его номер, но тягучий женский голос сказал: «Телефон абонента выключен или находится вне зоны обслуживания». «Ну ладно, потом еще раз позвоню. Может быть, он уехал пораньше на работу».
           Она спустилась в ресторан, подошла к столику, где уже сидели Кунгоро с Мариной и, улыбаясь, сказала:
         - Доброе утро, дорогие мои! Как прошла беспокойная ночь?
         -  Охайо: годзаимас, - произнёс Кунгоро и ласково  ей улыбнулся.
         -  Good  morning, - церемонно поздоровалась Марина.
         - Ну что мы прощаемся сегодня? Правда – жалко? Так вроде привыкли друг к другу, подружились, и вот надо расставаться. Мариночка, вы уже обменялись адресами, телефонами? Я  слышала, что в вашей фирме бывают заграничные командировки, наверное.  и в  Японию можно съездить? – вопросы были, как говорится, по теме, но тон, которым говорила Вера, был тонко издевательским. И Марина это чувствовала.
          - Конечно, обменялись. Ведь вчера, когда вы нас бросили так внезапно, мне пришлось развлекать вашего друга, - сказала Марина по-русски и добавила по-английски, - нам ведь не было вчера скучно, правда, Кунгоро-сан?
Умный японец понял, что между женщинами есть какая-то искра, но ему не хотелось, чтобы последний день прошел на негативе.
          - Марина-сан вчера мне рассказывала очень интересные истории про кошек. Я понял, что в России к ним особенное отношение. Так что придется, видимо, мне тоже на них переключаться. Перестану рисовать орлов и водопады и стану ваять огромных кошек. У нас даже был такой художник Утагава Куниёси. Там, правда, было больше пародий на самураев и гейш, но в наше время он – признанный гений-котолюб.
         - А ведь вы можете и тигров рисовать. Мне кажется они ближе вашему характеру, чем милые котята, - сладким голосом произнесла Марина, решив показать Кунгоро, что Вера с её несносным характером совершенно не подходит деликатному японцу, а вот Мариночка – милая и спокойная,  и с ней можно дружить. А, может быть, даже не только  дружить….
       Марина победно посмотрела на Веру, ожидая, что та что-нибудь ей ответит и начнется игра умов и точных ответов, как в большом теннисе.
         Но Вера почему-то притихла. Она всё время смотрела в мобильник, набирала номер, слушала ответ  и тут же выключала телефон.
        Подошел официант, они заказали уже традиционный кофе, булочки и легкий завтрак.
        Кунгоро опять стал кланяться, прижимать руки к сердцу и благодарить за  хорошее отношение, за гостеприимство и за душевность русских людей.
        Эти проникновенные  слова пригасили вспыхивающие искры и большое пламя обычной девичьей ссоры не  разгорелись, ну а после вкусного завтрака вообще все почувствовали себя умиротворенными.
        Еще через час они собрались внизу в холле, пересчитали чемоданы и сумки, поблагодарили администратора и пошли на улицу садиться в такси.
Марине хотелось обнять Кунгоро, но она не посмела на глазах у Веры демонстрировать свою неожиданную симпатию. А Вера, по-прежнему немного растерянная,  прямо так и сказала Кунгоро:
           -  Обниматься и целоваться будем в аэропорту,  там это  более естественно, чем у гостиницы.  У нас еще будет на это время! Постоим в очереди, зарегистрируемся и будем ждать посадки…. Можете пока в уме порепетировать, кто и в какой очередности будет подходить к виновнику торжества!
        Верочке хотелось тонко пошутить, но получилось двусмысленно и как-то натужно. И всё потому, что мысли её были заняты совсем  другим:  непонятным молчанием Сергея. Телефон  у него был отключен или механический голос повторял: «Телефон абонента….» То есть связи  не было никакой.
           И что в такой ситуации  может подумать опытная девушка, у которой иногда случался похожий облом? Добился своего, поматросил  и бросил! А она, как юная гимназистка, поверила словам ловеласа и попалась в капкан!.
Но Вера была уверена, что вчера Сергей был с ней искренним. Не притворялся и не «ловил момент», как это обычно бывает между взрослыми людьми, которые хотят «расслабиться».
          «Что-то случилось Но что? За одну ночь? Что-нибудь серьезное? Спросить  что ли Марину? Но она и так считает меня  выскочкой и охотницей за большим кошельком. Наступить на самолюбие? Узнать рабочий телефон Сергея и позвонить туда? Но ведь я не жена ему, неизвестно, понравится ли ему такая настойчивость.  Мужчины такие трепетные натуры, терпеть не могут никакого натиска и излишней инициативы.»
          Вера всю дорогу до аэропорта молчала. Она и села рядом с шофером, чтобы не отвлекаться и не пропустить ненароком звонок Сергея. 
          Марина с Кунгоро о чем-то вполголоса говорили, но Вера не прислушивалась. В конце концов, какое ей дело до японца, до его выставки, вообще до Японии, если у неё так внезапно и так страшно рушится жизнь! Её планы работать в фирме и организовывать выставки японских художников в России и Европе теперь  казались нелепыми. Где у неё столько связей и контактов, чтобы оттеснить уже готовых к этому делу таких, как Марина  Евгеньевна, которая с явной неприязнью смотрела на б;рзую Верочку, справедливо полагая, что питерская красотка может проложить себе дорожку наверх не потрясающими  знаниями и большим опытом, а чем-то другим, более ценным для мужчин среднего возраста.
          «Ладно, подожду еще. Сейчас только одиннадцать, может забыл телефон дома или не положил деньги на счет, - так она себя утешала и старалась переключиться на что-то другое. Смотрела в окно, поворачивалась к Марине и Кунгоро, задавала какие-то вопросы, слушала короткие ответы, кивала, но не понимала ни слова.
          Через час такси, миновав привычные пробки, остановилось у дверей аэропорта. Водитель вытащил чемоданы и сумки, попрощался и уехал, отметив про себя, что красивая блондинка чем-то была расстроена. Но, Видимо, не из-за японца, иначе бы села с ним рядом и держала бы его руки в своих. И мурлыкала бы какие-то нежные слова. Но и другая женщина не была  в сердечной связи с симпатичным японцем. Была какой-то строгой, неприступной, как английская леди на приеме у королевы.
          Почему вдруг ему вспомнилась английская королева, он и сам не знал, но недавно ему попался зачитанный детектив, который какой-то рассеянный пассажир оставил в его машине, и он очень проникся  хитроумными расследованиями  убийства в замке одного лорда. Интересно было! Даже не ожидал, что в высшем свете леди могут убивать из-за ревности и наследства….
Кунгоро, Марина и Вера, разобрав сумки, направились к стойке регистрации. Марина еще в машине отдала японцу папку с документами на багаж с картинами. Она пообещала, что будет рядом с ним и всё уладит. Верочке пришлось идти позади и примириться с тем, что этот раунд остался за Мариной, поэтому нет смысла особенно ерепениться.
          На самом деле всё прошло очень быстро, любезная сотрудница попросила далеко не уходить, а буквально через десять минут объявили посадку.
Вера на правах старой подруги на самом деле обняла  Кунгоро и звонко расцеловала в обе щеки. Марина скромно пожала руку, а японец церемонно поклонился в очередной раз и сказал по-русски  «Борисое сивасиво». На этом прощание закончилось, Кунгоро пошел к стеклянной двери и скоро исчез.
Вот и всё! Столько суеты, а когда она кончается, то становится как-то пусто.
          - Марина Евгеньевна, простите ради Бога, вы не можете мне дать служебный телефон Сергея Петровича?  - осмелилась спросить Вера, специально прибавив голосу теплоты и мягкости. – Мы должны были созвониться и встретиться, чтобы обсудить наше сотрудничество, но его телефон не отвечает,  и я беспокоюсь.
         - Сотрудничество? – с иронией  спросила Марина, возвращая Верочке недавний сарказм. - Честно говоря,  такие люди летают слишком высоко, чтобы давать нам свои служебные телефоны. Наверное, на каком-нибудь совещании сидит, вот и не отвечает. Подождите, он вам сам позвонит, - сказала она, чувствуя себя удачливой спортсменкой, которая обошла соперницу буквально у финиша. – Вы со мной поедете?  Вам ведь надо забрать вещи из гостиницы, там, по-моему, оплачено только до обеда.
            - До обеда? – воскликнула испуганная Вера, - да ведь у меня билет в Питер только на завтра! И у меня в Москве никого нет!
           - Ну доплатите еще за один день – делов-то, - опять мстительно сказала Марина, радуясь, что красотка оказалась в незавидном положении – и русский кавалер бросил, и японец обиделся, что она так быстро променяла его на другого.
         - К сожалению, я не могу пригласить вас в гости, - сказала она на всякий случай, чтобы у Веры и мысли такой не возникло. И ехать далеко,  и места у меня мало: мама, две кошки и я. А квартирка двухкомнатная, так что сами понимаете!
          Вера прикинула, сколько денег у неё в кошельке и поняла, что хватит только на дешевый номер в гостинице и на ужин и то в каком-нибудь недорогом кафе. Ей неудобно было просить денег у Кунгоро, а Сергей оставил вчера только пять тысяч. На такси, как он сказал. И половины уже нет, она ведь не знала, что райская московская жизнь окажется такой короткой.
И почему ей так не везёт!
           Только прилепится к какому-нибудь приличному мужику, так обязательно случится какой-то неожиданный облом. И с Кунгоро получилось глупо, надо было сесть с ним в такси и что-нибудь шептать на ухо, а так…. человек обиделся и, скорей всего, теперь уже никаких выставок не будет!
Вера вышла из машины, поднялась по лестнице в гостиницу и подошла к администратору:
          - Скажите пожалуйста для номера 509 ничего нет? Никто не звонил? Или что-нибудь что-то передавали?
           -  Сейчас посмотрю, - девушка обернулась к ячейке с номером 509, но там было пусто. Открыла журнал, но и там ничего не было, - к сожалению,  ничего! А вы выезжаете? У вас оплачено только до обеда.
            - А можно до завтра остаться? Я доплачу. У меня поезд завтра в четыре. И в Москве никого нет.
         - Да, конечно. Ваш номер стоит три с половиной. У вас карта или наличные?
          - Да так смешно получилось…. У меня наличные, но только две тысячи. Может, можно подобрать что-то подешевле.
            Девушка внимательно посмотрела на Верочку и подумала: «Ох уж эти красотки, то швыряются деньгами, то на мели сидят! Еще вчера порхала и смеялась, а теперь буквально лица нет. Что-то с ней случилось. Бросил ухажер? Или поссорились, и она страдает?»
           - Да, конечно. Я дам вам номер на девятом этаже, там есть маленький одноместный за 1800. Подходит?
          - Да, да! Я вам так благодарна!
           Вера взяла ключи, заплатила и с тяжелым сердцем пошла в свой номер собрать и перенести вещи. Хотя чего там переносить? Косметичку и новое красное платье?
         Она открыла дверь, посмотрела на часы и решила просто посидеть на кровати, подумать о своей жизни.
         Машинально она опять взглянула на экран мобильника. От Сергея ничего не было, но была СМС от мамы. «Как ты там? Почему не звонишь? С тобой всё в порядке?»
        Всё-таки материнское сердце чувствует своего ребенка даже за тысячи километров. И неважно, что ребенок непослушный и приносит только огорчения, мама всё равно его любит. Такая мамина верность стала последней каплей в тревожном состоянии Веры,  и она разрыдалась. Стало немного легче, слёзы, как дождь,  смыли с лица темное облако обиды, и  сердце  успокоилось. «Ничего, нет худа без добра! Вернусь домой, начну жизнь сначала. И с мамой помирюсь. Что бы  ни случилось, мама всегда будет со мной, не то что эти гады».
        Она вытерла мокрые глаза салфеткой и стала набирать мамин номер….

продолжение http://www.proza.ru/2018/04/05/457


Рецензии
Здравствуйте, Галина!
Второй день с интересом читаю Ваш роман! Не было под руками компьютера, читала с телефона. Мне по душе Ваш стиль. Нет никакой вычурности, всё легко и просто, понятно, несмотря на то, что параллельно рассматриваются две культуры - русская и японская. Сюжет динамичен, и в то же время не перегружен диалогами.
Ваши главные героини такие разные, но в то же время чувствуется, что они родственные души)) Богатое чувство юмора украшает Ваше произведение, делает его слегка ироничным.
Очень понравилась история про лебедей. Вроде и сюжет небольшой, но очень хорошо вписан в произведение.
"Всё-таки материнское сердце чувствует своего ребенка даже за тысячи километров. И неважно, что ребенок непослушный и приносит только огорчения, мама всё равно его любит..." - это чувствовалось уже и в первых главах, несмотря на некую отчуждённость Ваших героинь друг от друга.
С уважением,

Марина Белухина   26.04.2018 00:40     Заявить о нарушении
"... И так она оказалась совсем одна в квартире у Фрица,...". Галина, я не совсем поняла, - в нескольких главах бывшего мужа Веры зовут Фриц, а потом он становится Гансом... Фриц и Ганс разве это не разные имена? Я, конечно, знаю, что во время ВОВ немцев называли "фрицами" и "гансами"...

Марина Белухина   26.04.2018 00:51   Заявить о нарушении
Мариночка, спасибо большое за большой и обстоятельный разбор моей истории. Я рада, что вам нравится. По поводу Ганса - честно говоря это просто описка, которую иногда не замечаешь, если пишешь много. Даже бывает так, что в начале произведения у кого-то одно имя, а в конце - уже другое. Просто забываешь, что там написал полгода назад. Я вроде бы читала и редактировала, но, видимо, не до конца внимательно. Надо еще раз перечитать.
Всего вам самого доброго! и спасибо еще раз!

Галина Кириллова   26.04.2018 07:36   Заявить о нарушении
"Не хватало, видимо, ей адреналина в жизни, поэтому и в Германию поехала за Гансом, рассчитывая на безбедную весёлую жизнь..." - глава 16.
Галина, спасибо, что Вы не обиделись.
Со мной тоже случается, что не только имена, фамилии забываю)) Благодарна тем читателям, которые поправляют, подсказывают. Внимательное прочтение говорит о многом, во всяком случае, для меня.

Марина Белухина   26.04.2018 14:27   Заявить о нарушении
А что обижаться? наоборот, это здорово, когда кто-то заметит очепятку и подскажет. Спасибо еще раз!

Галина Кириллова   26.04.2018 17:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.