Япония полна тайн часть 20

       Надя была на кухне, когда зазвонил телефон. Он заиграл «Турецкий марш» Моцарта, а это означало, что звонит её потеряшка, заблудшая душа, которая сама не знает, куда ей идти и зачем. Вот и мечется туда-сюда.
          Зачем ей надо было соблазнять Кунгоро? Ни по возрасту, ни по профессии он ей совсем не подходит. Позавидовала той легкой симпатии, которая  возникла  между мамой и японцем? Приревновала родную мать к чужому дядьке? Ну это вряд ли. Вера никогда не показывала, что любит маму. Всегда, буквально с грудного возраста,  была отстраненной и терпеть не могла всяких сюси-пуси. Её и поцеловать-то было нельзя – вырывалась и убегала, так что Наде только иногда удавалось обнять дочурку и приласкать. В основном, за мороженое или за другие вкусняшки.
         Надя вздохнула, взяла телефон, хотела нажать на кнопку, но мобильник тут же замолк. «Ага, денег нету, придётся самой набирать. Ну, это понятно и удивляться нечему».
         Сразу же после первого сигнала Вера ответила. И Надя услышала то, что и готова была услышать. Кунгоро сегодня улетел, но деньги Верочка потратила и теперь ей не на что возвращаться домой. Не просить же было японца покупать ей билет. Так что, мамочка, ты не можешь мне немножко денежек переслать. На карточку. Я тебе потом верну.
         Понятно было, что нравоучения читать бесполезно, к тому же междугородние звонки это дорого, поэтому Надя коротко сказала:
         - Приезжай. Деньги вышлю. Двух тысяч хватит?
          - Да! Спасибо тебе огромное!
       И опять не было сказано – мамочка... или хотя бы прости, что я поступила так необдуманно Или хотя бы спросила про здоровье? Эгоистка! И кто в этом виновен? Сама Надя, у которой было трудное, нищее детство со строгой матерью?
          А ей  так хотелось быть не похожей на суровую мамашу,  стараться везде подстелить соломки, чтобы дочке было мягко падать. И вот что вышло! Так что терпи теперь, Надюша, ищи себе отдохновение в каких-нибудь делах и не жалуйся – что выросло, то  выросло!
         Хотя как стало известно недавно (а на самом деле  давно открыто древнегреческими философами!) у каждого человека уже при рождении есть своя матрица, как в компьютере. То есть всё прописано заранее и, если сам человек хочет что-то изменить, то он должен очень постараться. Почаще менять налаженную, но скучную жизнь. Узнавать, как можно больше о том, что такое сам человек и его взаимодействие с Природой. Не уставать открывать в себе таланты, которые вложены в него отдельными файлами. И всё время подниматься в гору, а не оставаться внизу, даже если полянка теплая и кажется такой комфортной.
           Но большинство людей абсолютно не заморачиваются  проблемами с изменением своей судьбы и тихо плывут по течению. Им и в голову не придет посмотреть, что там положили небесные силы, когда отправляли его на Землю. Файлы остаются нетронутыми, и человек к концу жизни чувствует себя обделенным. Семьдесят лет прожил, но кроме работы-дома-дивана-пива ничего и не видел. И это так грустно.
         Надя хотела еще немножко пофилософствовать, но подумала, что дочурка вернётся из Москвы голодная и холодная, поэтому надо приготовить хороший обед. И лучше такой, который согреет её душу и успокоит.
         Почему-то Надя сразу поняла, что у Веры в Москве что-то случилось неприятное, да и в голосе были слёзы.
        За эти три дня, что раненая Надя провела дома, баюкая свою бедную ножку  не в силах ходить далеко, она много чего передумала.
Почему вдруг ей так приглянулся Кунгоро?  Почему между ними и в самом деле пробегали искры, и она видела, что  он смотрит на неё влюбленными глазами, почему вдруг появилась так некстати Вера, почему она увела японца,  и зачем вообще всё это было надо?
        Чтобы Надя снова почувствовала себя женщиной?  Чтобы увидела, что в мужских (настоящих мужских) глазах она вовсе не молодящаяся пенсионерка, а красивый, умный, достойный человек. И даже неважно было, что они с Кунгоро больше разговаривали жестами и глазами, не зная языков.
         Оказывается, этого  вполне достаточно для понимания друг друга, если внутренняя симпатия  даёт возможность перешагнуть через национальные  обозначения предметов и ситуаций. Можно улыбнуться и прижать руку к сердцу, и  все поймут, что человек благодарит за вкусный обед или даже за обычную чашку кофе, которая была подана с особенной нежностью и легким поклоном.
        Ну и ничего, что она по-японски знает только «здравствуйте, до свидания и спасибо», а он «хорошо, да  и нет». Даже это вносит разнообразие в разговор, если эти слова вставлять в плавную речь, пусть даже невпопад.
         Жаль, что так получилось, но… жизнь так непредсказуема. Может быть, японец приедет еще… И тогда  посмотрим, что на самом деле у нас может получиться.
        На что она хотела посмотреть, Надя не стала уточнять, а оделась и потихонечку двинулась в магазин.
          К утру уже был готов полный обед: кислые щи с грибами, как любит Верочка, котлетки с морковкой, гречка и вкусный компот из замороженной вишни. Надя еще хотела купить торт, но в последнюю минуту одумалась: какой торт и угощенье, когда дочка увела у неё мужика. И хотя Кунгоро наверняка и не догадывался, что  стал потенциальным Надиным женихом, всё равно их «вечерки»  за кухонным столом, их приятные беседы и совместные ужины с вкусной водочкой, могли бы стать прелюдией к серьезным чувствам.
       Так что Верочка обойдется домашним обедом и спокойным разговором ни о чем. Потому что она наверняка не станет делиться с мамой своими приключениями в Москве, а спрашивать-допрашивать нет смысла. Всё равно ответ всегда будет один и тот же: «Ну, маамаа, ну что тыыы…»
          Этот дочкин фокус Надя знала наизусть, поэтому решила сесть за компьютер и посмотреть, что там пишут в интернете про выставку Кунгоро в Москве.
         Информации было немного. В основном на сайтах частных галерей. Были и фотографии, на них невозмутимый Кунгоро стоял возле своих гениальных полотен в окружении мужчин в черных костюмах и женщин в джинсах и шарфах, наверченных на шею так густо, что торчал только нос и чёлка.
          Верочки на фотографиях не было. Видимо, девочка стояла где-то недалеко, но галеристки её не фотографировали, чтобы её молодая и естественная  красота не затмевала чью-нибудь слишком преображенную внешность.
         Поезд прибыл в восемь и через час Вера уже звонила в дверь. Никаких объятий, конечно, не было. Вера бодро сказал: «Привет!» и ушла в свою комнату. Она не стала краситься в поезде, поэтому лицо казалось уставшим и бледным. Надя только вздохнула: ничего не изменилось в характере у девчонки, могла бы быть и повежливее. Но она не стала опять думать о том, что у неё странная дочь, а пошла ставить чайник и варить кофе.
         - Тебе кофе с корицей или просто? Бутерброд горячий или с колбасой? – крикнула она из кухни, но ответа не было. Пришлось идти в комнату Веры и спрашивать уже напрямую. Вера стояла у окна, смотрела на экран телефона и как будто не могла поверить в то, что там написано.
         - Вера! Ты меня слышишь?
         - А? Что? – дочка повернулась к ней и неожиданно сказала, - он написал СМС-ку, но я ничего не понимаю. Что это: «Я далеко. Вернусь, позвоню»  Как это далеко, когда позавчера он был в Москве и обещал, что мы встретимся, и я еще останусь с ним на неделю.
          - Ты про Кунгоро? Но ведь он вернулся в Японию. Что ему еще неделю делать в Москве?
          - Мама! Какой на хрен Кунгоро?!  Зачем он мне нужен? Это – Сергей! – тут Вера спохватилась, поняла, что неожиданно для себя открыла дверку в свою личную жизнь, а этого делать нельзя, и сказала, - кофе не хочу, я его обпилась в Москве, сделай мне фруктовый чай и горячий бутербродик с сыром. А потом  лягу спать. Я в поезде вся измучилась, сосед так храпел, что мне  всю ночь пришлось просидеть в коридоре. И я еле жива. Прости!
        Наде ничего не оставалось делать, как только безропотно пойти на кухню и готовить завтрак. Хорошо еще ребенок сказал «Прости!» - уже прогресс.
        Через полчаса всё было подчищено, Вера выпила чай, съела две горячие булочки с сыром и ветчиной и ушла к себе. Лицо было нахмуренным, глаза на мокром месте, и Надя решила промолчать, чтобы, как говорится, не нагнетать обстановку.
…………Вере хотелось лечь в постель, натянуть на голову одеяло и забыть, как страшный сон всё, что происходило с ней последнюю неделю. Столько событий за короткое время может кого угодно сбить с ног. Всё завертелось слишком быстро, слишком. Казалось, что один шаг в сторону ничего не значит, ну, подумаешь два раза поужинала с симпатичным москвичом в ресторане и даже поддалась его обаянию и, как говорили раньше, предалась разврату, но похожие ситуации уже были в её жизни. Не сто раз, конечно, но, может быть, два или три и ничего после этого не случалось. Даже душу не царапало, что с такими однодневными кавалерами ей больше не придётся встречаться. То, что называется – сделал дело и гуляй смело! И для здоровья иногда это полезно. Во всяком случае, так говорят психологи. Они все, как один, против одиночества и говорят, что лучше короткие отношения, чем вообще никаких. Потому что никакие ведут к депрессии, а это опасно и для сердца, и для нервов.
           Она хотела попросить у мамы валосердина, накапать двадцать капель и через полчаса заснуть сном ребенка, но решила, что такое невинное средство не поможет. Заварить мяты? Или съесть лимон с мёдом? Чем можно успокоить тревогу и как понять, что хотел сказать Сергей короткой СМС-кой? Она надела халат и пошла на кухню. Мамы уже не было, наверное, пошла телевизор смотреть.
        А чем еще заняться женщине на пенсии? Сидеть у телевизора или пялиться в окно и не приставать с дурацкими советами. Она-то никогда не была в такой ситуации! В её время социалистическая нравственность была на высоте и женщины старались быть неприступными и хладнокровными. Так что мамочка понятия не имеет, как это лечь в постель в понедельник с одним, а во вторник с другим, причем искренне. Или почти искренне.
       Вера открыла холодильник, чтобы посмотреть, какие успокоительные таблетки  принимает мама, и увидела бутылку водки. Там оставалось буквально на дне, но она решила, что этого ей хватит. Она ведь не собирается напиваться, а просто глотнет пару раз, расслабиться и… всё пройдет.
Перелила остатки водки в стакан, выпила медленно холодную приятную жидкость и через минуту почувствовала тепло и приятную дымку в голове. Так что и на самом деле через двадцать минут она спала, и ей ничего не снилось
         А Надя, как и предполагала Вера, включила телевизор, показывали её любимую программу «Правила жизни». Поэтому она села на диван и стала смотреть про то, как во Франции во времена Людовика  было принято соблазнять придворных дам и что при этом символизировали цветы, особенно их тон и размер.
      Эта интересная тема отвлекла её от грустных мыслей о дочке, поэтому она решила еще добавить  кофейку для лучшего понимания сюжета и даже закусить горький напиток кусочком шоколада.
        Пошла на кухню, увидела пустую бутылку из-под водки, покачала головой, но опять заставила себя не расстраиваться и не думать о Вере, а взяла джезву, насыпала кофе, добавила кардамон, подождала, пока пенка с красивым шипением н поднялась вверх, потом перелила кофе в специальную витую чашечку костяного фарфора, отломила приличный кусок от шоколадной плитки и вернулась в свою комнату.
      Когда передача закончилась, Надя включила интернет, посмотрела, какие выставки проходят в городе, .выбрала для себя самую интересную, пересмотрела в шкафу самый симпатичный наряд и решила  надеть красивый бархатный костюм и белую блузку. Выбрала теплый плащ на шерстяной подстёжке – на всякий случай, если подует холодный ветер, и поехала в Эрарту смотреть выставку винтажной одежды, которую привез к ним в город известный историк моды Александр Васильев.
         «Не буду зацикливаться  на плохом, буду думать о хорошем.  Вера дома – жива и здорова, а это главное! И всё постепенно устаканится. Она найдет себе хорошую работу - теперь с английским языком можно устроиться на приличное место. Она ведь неглупая, и красавица! Главное, прижать характер и перестать ставить над собой эксперименты. А я буду её поддерживать, она выйдет замуж, у меня появится внучка. И станем мы жить-поживать и добра наживать»
       Такие приятные  мысли совсем её успокоили, и она подъехала к большому зданию на Васильевском  уже   без прежней тревоги.
          Само это здание, хотя в поисковике и было написано,  что оно находится на Большом проспекте, спряталось между новыми высотными  домами, поэтому в первый раз она заблудилась и долго не могла понять, где же всё-таки этот музей. Оказалось, что он ближе к Среднему проспекту, поэтому после получасового блуждания, она, как Иван Сусанин, вышла на нужную поляну и с облегчением вошла в вестибюль.
        В городе нет другого такого большого музея, кроме Эрмитажа, разумеется, но тот был дворцом, а потом к нему отошли еще четыре здания, а вот Эрарта первоначально строилось как пятиэтажный дом для местного райкома партии. Потом, когда КПСС отошла в мир иной, здание отдали научно-исследовательскому институту, а потом его выкупила частная фирма и сделала первый  в Петербурге частный музей современного искусства. У входа поставили две скульптуры Эры и Арта, и началась интересная необычная жизнь уникального музея.
       И вот теперь на третьем этажа разместилась небольшая коллекция одежды французских модельеров восьмидесятых годов. Яркие платья, джинсовые костюмы и сногсшибательные пиджаки с огромными плечами, всем известные леггинсы (или в простонародье – лосины),  а еще фотографии, книги, украшения и духи. В кинозале крутили фильмы о моде и знаменитых манекенщицах.
       Надя с удовольствием пересмотрела все эти роскошные коллекции, посидела в зале и несколько раз вздохнула, вспомним свою молодость и свои выступления на подиуме. Вполне возможно, что она тоже была знакома  с модным харизматичным Васильевым, но тогда он был просто Саша, а она  блистала красотой и была очень разборчива в знакомствах. А теперь он на вершине успеха, а она – просто скромная пенсионерка. А могла бы быть…. Да, а кем бы она могла быть?
           Её брак с профессором-историком вначале обещал быть очень перспективным. Он был заместителем директора в институте истории Советского Союза, писал монографии и статьи в зарубежные журналы, его приглашали на всякие съезды и конференции. А потом Советский Союза развалился, институт стал никому не нужен. Здание потихоньку стали сдавать в аренду фирмам и фирмочкам. И партийный историк не смог вписаться в новую реальность. не выдержал коварного удара реальной истории  и стал пить. А потом вообще увлекся другой мадамой и свалил.
         Нехорошее словечко, но она не может произнести привычное в такой ситуации слово «бросил». Никто никого не бросал, просто она неосознанно хотела освободиться от нелюбимого мужа. И то, что он нашел даму с квартирой,  было очень кстати. Конечно, неприятно, что теперь все подруги в один голос фальшиво сочувствовали и повторяли: «Во, гад! И что это на него нашло? Столько лет вместе прожили! И как ты теперь?»
        А Надюша погрустила примерно недели две, а потом поняла, что свобода в её возрасте гораздо дороже всех традиционных  взглядов на жизнь: женщина должна быть за мужем! А если нет  мужа, то женщина достойна только жалости и даже …. презрения.
Фу! И кому нужны эти традиции? Главное – душевное спокойствие и внутренняя гармония, а если мужчина не вписывается в этот волшебный круг, то можно помахать ему ручкой и пожелать счастья с другой. Как в пионерском лагере: съел сам, помоги другому, то есть пожила с мужем, дай попробовать это счастье и другой красотке!
         Так что она даже может похвалить себя за щедрую душу и радостное ощущение, что помогла еще одной одинокой  «девушке» найти своё счастье. Ха ха ха.
         Мысли опять скакнули в прошлое гордой манекенщицы. И она вдруг вспомнила, как началась её блестящая карьера.
          Как в анекдоте к ней на улице подошла женщина и спросила: «Вы не хотели бы поработать на показе одежды? Нам как раз нужна именно такая девушка: светленькая. с голубыми глазами и стройными ножками»
Наденьке тогда было семнадцать, она только что закончила  школу и решала, куда пойти учиться - на филфак в Университет или на артистку драмы и комедии в институте музыки, театра  и кинематографии. Она как раз и направлялась в ЛГИМТиК, но решила перед этим прогуляться по Невскому и для успокоения напряженных нервов съесть эскимо на палочке.
          Неизвестная тётя, которая появилась перед ней, как в сказке «Сивка-бурка, встань передо мной, как лист перед травой», буквально загипнотизировала Надю. Даже мороженое не сглотнулось, а осталось стоять комков во рту. От неожиданности  она закашлялась.
          Тётя нежно похлопала её по спине и опять ласково спросила: «Хотите? Работа необычная, для вас специально будут шить платья и костюмы, а вы будете их показывать.  и все будут вам завидовать!»
           - Да я хотела поступать в институт! Вот иду смотреть, какой конкурс и чего сдавать надо.
        - А в какой? Наверняка в театральный? Девушки с такой внешностью  наверняка с малых лет болеют театром. А вы где-нибудь занимались? В каком-нибудь кружке или студии?
          - Ну я…. Была диктором на школьном радио. Потом стихи читала на литературной олимпиаде и получила  второе место. И книжки читала. И еще я люблю в кино ходить.
         - Милая вы моя! Да в театральный на одно место сто человек! Сто! А иногда и больше! И если вы не ходили заниматься в студии, то, значит, у вас нет опыта выходить на сцену! И вас точно не возьмут, ведь таких красавиц на поступлении рупь за дюжину!
          - Вы думаете, - робко спросила Надя, стараясь быстрее доесть несчастно мороженое и не подавиться.
       - Точно! Я часто там бываю, высматриваю для Дома мод кого-нибудь поярче. Но смешные девчонки предпочитают пойти и провалиться, вместо того, чтобы покрасоваться на подиуме.
       - А ничего, что мне семнадцать? И опыта нет?
       - Да мы вас всему научим. А я смотрю на вас и вижу, что у вас есть перспектива. Так что решайтесь.
       - А что – прямо сейчас?
      - Ну можно и сейчас, здесь ведь недалеко. Вы знаете Дом Мертенса?
         - Нет. А где это?
        - Недалеко от Казанского собора. Про собор-то хоть вы знаете? Ой,  я забыла спросить, вы  в Ленинграде живете? А то иногородних мы не берем!
         - Да, я, как говорится, местная. Родилась здесь, но вашего мертенса не знаю.
        - Да это так здание называется, там раньше, до революции продавал шубы и меха господин Мертенс. Ну ладно, не знаете – узнаете! Главное, что вы мне нравитесь. Поехали!
         …. Так началась фееричная жизнь юной манекенщицы. Хотя это слово не очень нравилось начальству. Их называли «демонстраторы одежды», а проще говоря «вешалки». И хотя зарплата была смешной, само понимание, что можешь надеть красивую одежду, не хуже, чем  актрисы во французских фильмах, придавало жизни особый шик  и гордость. К тому же девушки всегда летали самолетами, а не ездили в далекие поездки на поездах, чтобы «не помялись» и выглядели всегда свежо. А что касается фигуры, то им не надо было садиться на диету, потому что долгое стояние, пока на тебя будут прикладывать ткань и закалывать её булавками в соответствии с фантазиями модельеров, да еще многочасовые показы в разных условиях, иногда в духоте или на холодной улице, беготня по этажам большого Дома Мертенса, съедали всевозможные «лишние» килограммы.
         Как говорила одна манекенщица: ««В нашем словаре не было таких слов, как «похудеть», администратор демонстрационного зала часто шутила, что прожорливее манекенщиц никого не встречала в жизни! Куда бы мы ни приехали, в первую очередь спрашивали: «А где тут у вас буфет?»
        Однако сами платья и костюмы почти никогда не отправлялись на фабрику, для этого была другая группа модельеров. А такая эксклюзивная одежда была только для журналов мод и для поездок за границу. Чтобы показать, что в Советском Союзе тоже есть «высокое искусство – «от-кутюр».
           Труднее всего для юной Надюши было открытие, что в мире красоты  именно красивых отношений почти нет. Как во всяком творческом коллективе, зависть и ревность были на первом плане. Интриги, подсиживание, явное или скрытое высокомерие более старших и успешных манекенщиц вначале очень больно ранило и обижало. Но! Она решила воспитать в себе равнодушие и отстраненность, научиться отвечать на грубость наивной улыбкой и комплиментами. От неё и отстали. Решили, что он не совсем «в себе», так что нет смысла оттачивать  на ней остроумие и выдумать подколки.
           Интересно, что в фильме «Бриллиантова рука» манекенщик Гена Козодоев воплотил бытующее в народе мнение, что ребята с подиума - или фарцовщики (незаконные продавцы импортных  вещей), или вообще криминальные личности, а девушки… легко продаются и покупаются. И, к сожалению, такое тоже случалось.
           Однако не всё было так драматично, Были и светлые моменты. На свои заработки они не всегда могли позволить купить дорогую, эксклюзивную одежду, но почти все с умели шить или вязать. И очень часто девушки выручали друг друга, менялись нарядами, туфлями, если куда-то надо было идти — в театр, на свидание. А если кому-то приходилось ехать на показ за границу, одевали всем миром!
            И в другом Наденьке повезло, через три года она вышла замуж, вскоре родила дочку и на подиум уже вернулась дамой, то есть с такими параметрами, которые не предполагали большую конкуренцию и месть обиженных коллег.
          Она показывала одежду для 30-40-летних женщин, спокойную, элегантную без претензий на авангард. К тому же её внешность нравилась женам партийных бонз, она часто приезжала к ним домой и демонстрировала шерстяные костюмы и шелковые платья, которые потом эти объемистые женщины заказывали в партийном ателье.
       Так тихо-мирно она дожила до роковых девяностых и…. закончила свою блестящую карьеру, перейдя на преподавание дефилейных  канонов  на частных курсах манекенщиц. А спустя два года  с мужем развелась. Можно сказать неожиданно, но ведь мы никогда не знаем, что ждет нас за поворотом, так что много чего пришлось хлебнуть милой незлобивой Наденьке.
          Но, как говорил мудрый Соломон,- всё проходит и это прошло, зато теперь она умная, веселая и абсолютно гармоничная  пенсионерка. Главное ведь не количество денег, а то, что тебе их хватает. И еще есть крыша над головой.
        А в наше время не  все этим могут похвастаться.
Надюша еще раз обошла выставку, примерила на себя мысленно несколько красивых французских костюмов и довольная тем, что фигурка еще позволяет ходить красивым шагом профессиональной модели и держать  прямую спинку, пошла к выходу.
          После такого солидного культпохода ей захотелось еще побаловать себя чем-то и съесть воздушное пирожное. Тут же вспомнилась популярная поговорка алкоголиков: для полноты чувств всегда не лишне полирнуть водочку еще и пивком.
        Поэтому она села на автобус и покатила на 7-ю линию в вегетарианское кафе «Троицкий мост». Давно она знает это милое уютное заведение. Уже лет пятнадцать приходит сюда и каждый раз удивляется, что мню всегда одно и то же: десять видов овощных салатов и пятнадцать горячих блюд от шпинатного супа-пюре до мяса по-тайски. Естественно, мяско из сои. Но очень похоже на настоящее. И соус такой завлекательный. И еще двенадцать видов пирожных.
В последнее время уже нет такого ажиотажа, как это было лет десять назад. И цены выросли, и кризис подкосил любителей приобщиться к здоровому питанию. Да и всяких разных столовок и кафешек пооткрывалось в городе видимо-невидимо. Но всё-таки ей нравилось приходить сюда, потому что и зальчик маленький – уютненький, и еда всегда свежая.
          Вот и сейчас в два часа дня народу было мало. Сидели два студента, которые, как это сейчас принято на каждом шагу, смотрели одним глазом на экран нетбука, в правой руке держали вилку, а левой перелистывали страницы , причем вилка с едой  шла точно в рот, не задевая ухо, а пальцы нажимали правильные клавиши, не путая и не ошибаясь. Прямо, цирковые номера.
Любезная кассирша выслушала заказ: свекла по-тибетски, салат из авокадо с грушей и пирожное с шоколадной нахлобучкой «Принцесса Египта». И кофе, конечно! Куда в наше время без него. Разумеется, «американо», то есть не самый крепкий, а то потом будет ночью не заснуть.
          Итак, теперь можно смотреть в окошко, думать о хорошем и наслаждаться приятным одиночеством, когда никто не надоедает тебе обычными разговорами о плохом здоровье, о гадкой власти и жизненными неприятностями. Интересно, что Надя не стремилась завести близкую подругу или симпатичного друга для сердца и постели.
         Странно, конечно, но ей было намного интереснее быть с самой собой, чем с кем-то. За свои 56 лет она столько наговорилась и наслушалась, что уже заранее знала, кто что скажет в следующую минуту, и как поведет себя милый кавалер, после того, как сводит её в ресторан или в театр.
           И ей было скучно. Она внутренне зевала, у неё начинала чесаться спина и глаза закрывались, как будто хотелось спать. Не лучше ли взять Агату Кристи и следить за умозаключениями Пуаро, чем мучиться внутренним дискомфортом рядом с человеком, которого уже прочитал заранее.
После вкусного обеда настроение стало просто лучезарным, но домой идти не хотелось,  и она решила прогуляться по Васильевскому острову. Этот район города нравился Наде больше всего. Недаром Петр решил начать строительство Петербурга именно с этого места. Есть здесь какое-то незримое очарование. И даже волшебство.
    Таким волшебным открытием о время прогулки по 6-ой линии стала для неё  неожиданно открывшаяся картина фланирования  двух красивых мощных лошадок и одного пони на лугу, позади здания Академии художеств. Точнее говоря не на  лугу, а на большой поляне с высокой травой и небольшими кустами по краям. К ограде с левой стороны прижалось небольшое одноэтажное здание, похожее на ухоженный сарайчик с окнами, в котором, как она узнала  к своему огромному удивлению, живут эти лошадки
           Их выводят весной, летом и осенью попастись на травке, а зимой ненадолго пускают галопом по снегу, чтобы коняшки не застаивались. И это не цирковые трюки, а забота и любовь, потому что эти благородные животные нужны студентам Академии живописи для этюдов и картин.
          В первый раз он долго наблюдала, как кони ходят по кругу, как юная девушка управляет ими, держа длинную веревку, прикрепленную к узде, и это  в цирке называют лонжа, как лошадку заставляют еще и побегать и как потом её заводят в домик и дают ей там сена за хорошее поведение.
           Невозможно смотреть на коня и не восхищаться его благородными линиями. А глаза…. Разве может какое-нибудь животное сравниться с мудростью в  этих глазах?  С той снисходительностью и умом, которые придают лошади особый аристократизм. Недаром Джонатан Свифт отправил своего Гулливера  в страну лошадей, чтобы еще раз показать нам, насколько человек отличается по своему характеру от природного изящества и  утонченности прекрасных скакунов. И сколько надо еще нам духовно расти, чтобы приблизиться к прекрасному миру божественных мустангов.
           Надя вздохнула, вспоминая свои тогдашние переживания, и решила пойти к Неве, посмотреть на кораблики и полюбоваться Исаакием и Адмиралтейством.
         Всегда, когда она выходила на набережную в этом месте её переполняла гордость за то, что она живет в таком прекрасном городе. На какое здание ни посмотри, каждое похоже на драгоценный камень. Иногда небольшой, а иногда сверкающий как Кохинор. Всё-таки российские императоры были люди с большим вкусом – вон сколько итальянских и французских архитекторов создавали свои шедевры на холодных невских берегах. И сами прославились, и Петербург превратили в музей под открытым небом. В прекрасный музей!
          Надюша еще немножко походила  вдоль Невы, посмотрела на здание двенадцати коллегий, в которой  разместился Университет. Что-то вспомнила из своей молодости, и на таком ностальгическом настрое решила вернуться домой.
Она понимала. Что ничего веселого её там не ждет, но…как говорится, будем переживать неприятности по мере их поступления. Иногда кажется, что хуже уже некуда, а потом появляются еще более грустные новости, и прежние кажутся такими  легкими, что и горевать-то было нечего!
         «Вернулась – уже хорошо! Может быть, неудачи прижмут характер и  научат чему-то хорошему. Вера перестанет бросаться на каждого «перспективного» мужика, станет осмотрительной, найдет хорошую работу, выйдет замуж и у меня появятся внучата. Вот и смысл жизни определится! И всё будет хорошо!»

Продолжение http://www.proza.ru/2018/04/06/428


Рецензии
Галина!

Мать и дочь настолько похожи друг на друга, не только внешне, но и внутренне, поэтому они и отталкиваются. Это противоположности всегда притягиваются. Жаль... Иметь мать - такое счастье! Не всегда такие половинки притираются, могут остаться антагонистками на всю жизнь. Но... увести от матери мужчину - это нонсенс, даже из ревности. Значит, дочь, всё-таки, любила мать.
... Иду дальше.

Спасибо, Галина! Роман современный и этим притягивает и нравится.

Пыжьянова Татьяна   03.06.2018 12:28     Заявить о нарушении
Это моя тема: отношения матери и дочери. Поэтому так подробно.

Галина Кириллова   03.06.2018 10:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.