140 лет со дня рождения Гаяза Исхаки

Татарская общественность отмечает в этом календарном году юбилей своего славного представителя Г. Исхаки (1878-1954).  Политический деятель, публицист, прозаик и драматург. Половину своей жизни провёл вне родины. В советское время на его творчество было наложено табу. Имя его, как политика и литератора вернулось лишь в 90-ые годы после распада СССР.

Г. Исхаки известен тюркскому миру как генератор национальных идей. Судя по воспоминаниям С. Рамиева (поэт, современник Г.Исхаки) и трудам И. Нуруллина (литературовед советского периода),  маленький Гаяз с детства выступал в роли защитника тех, кто в этом нуждался. Будучи шакирдом медресе  (Г.Исхаки закончил несколько медресе), он часто выступал в роли защитника более слабых товарищей. Г.Исхаки учился в период острой борьбы джадидистов (новометодники) и кадимистов (выступали за схоластику). Кадимисты, чаще занимающие более твердые позиции, всячески притесняли и осмеивали сторонников нового подхода к проблемам образования и методов обучения. Гаязу пришлось сначала найти способы самозащиты от нападок кадимистов, а потом взять под свою опеку и других.

Современники характеризуют Г. Исхаки как человека идеалистического склада ума. Й. Акчура в своих воспоминаниях пишет: «В моем сознании установилось твердое мнение, что в татарском народе созревает два видных мыслителя. Один из них чувствительный и пламенный национальный идеалист и романтик Гаяз; другой – безжалостный и полный сарказма правдолюб, рационалист и реалист Фатих (Ф.Карими)». Й. Акчура дает ему следующую характеристику: «Пламенный одушевленный взгляд жгучих черных глаз, устремленных куда-то в безбрежное небо, в мечту; губы, готовые вот-вот рассмеяться или разрыдаться; строение узковатого лба обнаруживает неуемную энергию, реализующуюся в жизни обязательностью, старательностью и любовью к порядку. Гаяз любил свой народ самозабвенно, всеми силами пытался сделать его жизнь более благополучной и счастливой. С этими намерениями он был готов бежать куда угодно, даже взлететь на небо. …  Но! Низок человек, мерзопакостен, пуповиной он привязан к грешной земле, что-то постоянно тянет его вниз. Тварь, сотворенная из почвы, взлететь не может» .
 «Когда среди российской молодежи с легкостью полета птицы распространилась новая идея о птице счастья, обещающей рай для всех, - продолжает Й. Акчура, - он, с присущей ему от рождения нравственной меркой и железной логикой, подвергает эту идею критике; но, мятущийся между действительностью и счастьем, обещанным новыми идеологами, он, пренебрегая собственными доводами, стал бороться за счастье всех униженных и обиженных, надеясь на положительный исход: решил накормить всех голодных». 

Будучи в своем жизненном кредо сторонником идеалистических позиций, Г. Исхаки, оставаясь внутренне независимым от коммунистической идеологии, (несмотря на то, что примыкал до революции 1905 года к партии эсеров), категорически отрицал марксизм, отказался от классовой борьбы и до конца дней своих оставался защитником социальных прав народа. Об этом свидетельствуют факты его биографии и произведения. В одной из своих статей Г. Исхаки писал: “Партии, которые пытаются создать братство и благоденствие для всего мира волей или неволей вынуждены действовать силой на силу”. Похоже, что это был момент его разочарования в большевистской партии, осознания, что инородцам с ней не по пути. 

Г. Исхаки соприкасался в своей деятельности с М.Горьким в общественно-политической и  литературной деятельности. Из переписки Г. Исхаки с М. Горьким (Лейпциг, 1914) известно, что, когда по причине финансовых затруднений прекратился выпуск газеты «Ил» («Родина»), на помощь татарам пришел М. Горький. Известно, что М.Горький интересовался национальными литературами, в том числе и татарской; есть предположение, что Г. Исхаки по поручению М. Горького должен был составить антологию татарской литературы, которая по неизвестным причинам не была составлена.
Люди, принадлежащие разным культурам, имеющие различные родные языки: один, воспитанный на этнических и религиозных ценностях родного народа, которые и легли в основу его мировоззрения; другой, вынужденный с малых лет искать духовные и эстетические ценности самостоятельно, - в конечном итоге, имеют немало общего по сущностному определению своих ценностных ориентаций. Сущностное единство ценностной ориентации  Г.Исхаки и М. Горького заключается в их врожденных качествах: пытливость ума, потребность в объективном философском осмыслении жизни, потребность в определении идейного смысла собственной жизни.

В стремлениях Г.Исхаки трудно не разглядеть единство с евразийской идеей, одним из основных положений которой является идея о построении гармоничной совместной жизни с народами, населяющими евразийское пространство, учитывая их национальные и этнические особенности.  Воззрения Г. Исхаки на этот счет вполне соответствуют концепции Л.Н. Гумилева, который доказывает, что «для России евразийское единство всегда предпочтительнее союза с Западом».
В отличие от Г. Исхаки, М. Горький был скорее западником, т.е. ориентировался на западную культуру: «У нас, русских,  две души – одна от кочевника-монгола, мечтатель, мистик, лентяй, а рядом с этой бессильной душой живет душа славянина, она может вспыхнуть красиво и ярко, но недолго горит, быстро угасая. Восток погубит Россию, только Запад может ее спасти. Поэтому нам нужно бороться с азиатскими настроениями в нашей психике, нам нужно лечиться от пессимизма - он постыден для молодой нации», -  писал он в одной из своих статей.
Примерно то же говорил об этом Д.С. Мережковский. По его мнению, трагедия России заключается в том, что в ее национальной душе присутствует два начала: западное и восточное. Западное он (Горький) нашел в образе Дедушки, восточное в образе Бабушки. Д.С. Мережковский считал, что «две души России» генетически перешли к самому Горькому. «Поэтому сердцем любя Бабушку, смиренную и вольную, святую и еретицу, он умом предпочел Дедушку, находя в нем воплощение практической воли» .
Факты из жизни Г. Исхаки и М. Горького раскрывают психологический фон, сопутствующий им в детстве. Г. Исхаки родился на десять лет позже М. Горького, 23 февраля 1878 года в деревне Яуширма Чистопольского уезда Казанской губернии. Он был долгожданным, первым из выживших детей, ребенком. После него родились две сестры, а спустя 20 лет после рождения Гаяза, брат. Зажиточная и уважаемая семья Гиляджетдина и Камарии по своему положению и социальной роли в татарской общине принадлежала к элитной части татарского народа, к представителям деревенской национальной интеллигенции того времени.

Влияние деятельности Г.Исхаки на развитие татарской литературы неоценимо, этому способствовал и микроклимат родной семьи и этническая среда, в которой проживало семейство, взрастившее его: «Мухаммадгаяз - очень счастливый в этом плане человек. Ему повезло уже по рождению. Он родился в просвещенной культурной татарской семье. Воспитываясь в теплых заботливых объятиях родителей, с младенчества вдыхал целебный воздух татарской деревни; созерцая богатую родную природу – под воздействием поэтической красоты естественной прелести лесов и полей, озер и рек, он рос, впитывая милые обычаи, национальные традиции родного народа».
Он рос, одновременно впитывая в себя образцы общения и поведения, основанные на моральных нормах, принятых народом за эталоны духовно-нравственной чистоты, которые, по всей вероятности, черпал из общения с матерью: «Быт и духовная жизнь женщин интересовали Исхакова с детства,- пишет Т. Айди, один из татарских эмигрантов в Турции. Мамина подруга в каждое свое посещение жаловалась на горькую судьбу. Мать Исхакова, будучи остазбикой (жена священослужителя) была уважаемой в деревне женщиной, и к ней всегда стекались женщины за советом, умным добрым словом. В то время как они за чашкой чая поверяли ей свои горести, притаившийся за самоваром мальчик тихонечко ловил их речи и мотал себе на ус».
Несмотря на то, что Г. Исхаки имел преимущественно религиозно-этническое воспитание, он одним из первых среди татарских писателей осознал необходимость изучения русского языка, почувствовал величие русской литературы XIX века. Справедливо считая, что его родному народу необходимо достигнуть значительных интеллектуальных и культурных высот, искренне верил, что путь к этому лежит через изучение русского языка.  Он предполагал, что знание русского языка откроет возможность восхождения к высотам искусства и культуры мирового масштаба, которые, по его мнению,  должны были сыграть решающую роль в развитии татарской национальной культуры и литературы.

Видный литературовед начала XX века Дж. Валиди писал в своих многочисленных трудах, что основы  сформировавшейся в нашем веке новой татарской литературы,  были заложены Г. Исхаки, что он является великим и непревзойденным сподвижником татарской литературы. Г. Ибрагимов, присоединяясь к мнению Дж. Валиди, говорил, что Г. Исхаки вывел родную литературу на новую стезю критического реализма. Таким образом, Г. Исхаки был признан первым реалистом  татарской литературы уже современниками.
«Г. Исхаки – народный писатель. Придя в литературу, он пробуждает находящийся до этого в глубоком сне татарский народ. Выявив его социальные болезни, честно и искренне указывает на них, призывает в своих произведениях к решению существующих проблем. Никогда не увлекаясь яркими сенсациями, праздным пустословием, просто и доходчиво раскрывает в произведениях объективные закономерности жизни. Создает характерные типы литературных персонажей, черпая их в повседневной обыденности. В хаосе запутанной действительности он выявляет поэзию, достойную воплощения в произведениях искусства. Он никогда не примыкал к тем, которые ратовали за искусство для искусства. Каждое свое художественное произведение он творил, отталкиваясь от социальной и моральной необходимости для общества, основываясь на непреходящие ценности, становящиеся целью создания произведения».
Обучаясь в учительской школе для татар в Казани,  в 1898 - 1902 годах Г. Исхаки пишет: «Самое большое воздействие в эти годы оказывал на меня  И.С. Тургенев, а в последние годы учебы – Л.Н. Толстой». Он перевел с русского на татарский язык произведения А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя. Неподдельное восхищение татарского писателя тонким психологизмом творчества М. Горького также является одной из точек соприкосновения их литературной деятельности. Г. Исхаки  завораживало постоянное стремление М. Горького сказать миру что-то важное, новое, непривычное.   

Г. Исхаки во всех отношениях проявляет себя как особо крупная фигура в истории татарской литературы: кроме того, что признан новатором, внедрившим метод критического реализма, он и создатель особо ярких   своеобразных женских характеров, типично-специфичных для национальной жизни татар интересных сюжетов.   
Руководствуясь категориями теории евразийской идеи, можно предположить, что Россия рубежа XIX-XX веков  была готова к пассионарной вспышке, а Горький точно так же, как и Исхаки, является одной из пассионарных личностей, т.е. они, вне всякого сомнения, обладают избыточной энергией. «Вкладывая свою избыточную энергию в организацию и управление соплеменниками на всех уровнях социальной иерархии, они, хотя и с трудом, вырабатывают новые стереотипы поведения, навязывают их всем остальным  и создают таким путем  новую этническую систему, новый этнос, видимый для истории».

Ссылаясь на это, осмеливаемся утверждать, что М. Горький и Г. Исхаки – генераторы и носители идей, т.е. пассионарии высшего порядка, так как исходя из концепции Л. Гумилева, являются обладателями высшей космической энергии. Бесспорно и то, что они оказали влияние на формирование нового человека в начале прошлого столетия.
Вхождение в чужой суперэтнос всегда предполагает отказ от своей собственной этнической доминанты и замену ее на господствующую систему ценностей суперэтноса, - полагают евразийцы. Стремление подобного рода мы и видим на примере М. Горького, основанием для этого заявления, на наш взгляд, является полное игнорирование этнических ценностей  русского народа, более того, забвение  этических норм жизни народа:  «…на популяционном уровне история регулируется не социальными импульсами сознания, а биосферными импульсами пассионарности, - продолжают евразийцы.  Коммунисты – специфический маргинальный суперэтнос. Роднило их не происхождение, а негативное жизнеотрицающее мироощущение людей, сознательно порвавших всякие связи со своим народом».
Исходя из этого, создается основание утверждать, что М. Горький и, практически, все его герои относятся именно к этому специфическому маргинальному суперэтносу. Зарождается предположение, что тезисы ницшеанства аналогичны тезисам  евразийской идеи: в обоих случаях предлагается познать себя, быть самим собой, но принципиально разной оказывается суть этих теорий, если учесть, что в первом случае (у Горького) за центр вселенной принимается сама единичная личность, а во втором – личность воспринимается как член  общества. Именно это и лежит в основе различия мировоззрения раннего М. Горького и Г. Исхаки.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.