Ухажер

     В начале рабочего дня  ко мне подошел встревоженный сослуживец Михаил, с которым нас связывали приятельские отношения, и обратился с просьбой
     - Выручай, дружище!
     - Что случилось, -  участливо отозвался я.
     - Сегодня у меня срочная командировка, а мой дед спозаранку уехал на своем «Запорожце» в тайгу за грибами…
     - За грибами! – удивленно перебил я его. – В прошлые выходные я побывал на своих грибных местах – и ни одного грибочка не нашел. В тайге сухо.
     - Дед найдет! – уверил меня Михаил. – Я тревожусь вот о чем… Обычно  в
тайгу он уезжает со своим другом. Тот в таких поездках и штурман, и бортмеханик, но в этот раз уехал один, так как друг гостит у своих родственников в другом городе. Хоть мой дед и опытный таежник, но тайга непредсказуема, да и его возраст не для таких походов -  через месяц отметит семидесятилетие. Вот и старается своими руками собрать таежные дары к будущему застолью.
     Обещал к четырем дня вернуться,  а он пунктуальный. Несколько раз они с другом задерживались в тайге. Тогда я садился на мотоцикл  - и к ним. И всякий раз задержки были обоснованными. Проконтролируй, пожалуйста. И если его не будет в обещанное время – значит что-то случилось. Никогда я за нег не волновался, но в этот раз как-то не по себе.… Уеду со спокойной душой только в том случае, если переложу ответственность за деда на тебя, - умоляюще посмотрел на меня Михаил.
    - Уже переложил, - заверил я его. – Если что, то где его искать?
 Михаил поблагодарил меня и развернул бумажный листок, на котором была начерчена схема таежного участка:
    - Мы с тобой года два назад были в тех местах.
    - Это заброшенная лесовозная дорога, - узнал я место. – По ней мы тогда с трудом проехали.
    -  Она самая,- тяжело  вздохнул он. – На  своей «Ниве» ты проедешь, а дед-то на «Запорожце»! Я ему говорил: «Куда ты собрался? Открой паспорт и посмотри, сколько тебе лет!» А он в ответ: «Время, проведенное в тайге, из возраста исключается. И если подсчитать, сколько я его накопил, то, пожалуй, еще надо разобраться, кто из нас моложе. Ты же знаешь, внучек, что я родился в тайге. Поэтому она для меня  - дом родной, а нормального человека всегда тянет в родительский дом».
    Его действительно моя прабабушка родило в тайге, в период сенокоса. С одной стороны такой оптимизм радует, но  он не хочет признавать, что пора ему сбавить обороты. Если бы была бабушка дома, то с ней мы его обуздали бы, но она уехала на недельку в гости  к сестре.
    Приблизительно на двадцатом километре по этой дороге будет отворот в сторону заболоченного участка. – там и ищи его.  Деда узнаешь сразу: если мне приклеить седые усы и надеть шляпу, то нас не различишь, - улыбнулся Михаил.
     - Теперь понятна твоя тревога, - в задумчивости произнес я.
     - Грибы и ягоды для него -  баловство. Настоящее же его хобби – рыбалка,
продолжил рассказывать о своем деде Михаил. – Его штурман  прознал о каком-то таежном водоеме, в котором яко бы уже около трех лет тайно разводят ценную рыбу для «барских столов». Тот водоем находиться под постоянным контролем рыбинспекции. Теперь мысль поймать  к своему юбилею несколько  штук той рыбы занозой сидит в его мозгу. Боюсь, что я не успею вернуться из командировки, как он уедет туда на промысел, даже без штурмана, если тот задержится в гостях.
     - Азартный у тебя дед! Почему ты меня до сих пор меня с ним не познакомил?
     - Опасался за тебя. В тебе тоже живет дух бродяжничества. , Заразишься таежной бациллой от деда, потом будет меня упрекать твоя жена! – рассмеялся Михаил. –  Мне пора собираться в дорогу. Извини, что взвалил на тебя такую ношу!
     - Ответственная ноша! Давай надеяться на твоего умудренного жизнью деда – и все будет нормально! – успокоил я Михаила, расточаясь с ним.
    В условленное  с Михаилом время я позвонил на квартиру Егорыча, но ответа не услышал,  и встревожился. Через полчаса повторил звонок, и вновь - тревожное молчание. «Тянуть больше нельзя» -  решил я. Чтобы облегчить поиск, необходимо было до заката доехать до предполагаемого местонахождения грибника.
   К моему удивлению, старая лесовозная дорога оказалась не такой уж и плохой, как я мысленно себе ее представлял. Хоть и была она разбитой, но стоявшая в течении месяца жара настолько иссушила ее, что по твердости она не уступала асфальту. Однако, чтобы не свалится в старую колею, местами размытую до оврага, от водителя требовалось предельное внимание.
   В общем, пока я доехал до отворота, отмеченного Михаилом на карте, пролил семь потов.
   Отходящая дорога тоже была лесовозной и по пологому спуску врезалась в лесной массив. Присмотревшись, я обнаружил на ней свежий  автомобильный след  и с уверенностью продолжил поиск.
  Дорога вывела на поляну, с которой открылся  распадок. Он спускался с большой сопки, увенчанной высокоствольными деревьями, в которых уже путалось заходящее солнце. От подножья  сопки  струился  сизый дымок, обозначавший вероятное местонахождение Егорыча. Туда же тянулась и дорога.
     После поляны дорога по  березняку, опоясавшему распадок, круто пошла вниз и замаскировалась в высокой траве. И если бы не автомобильный след, то без предварительного осмотра я бы не рискнул по ней поехать. Такой травостой в засуху объясняется близким расположением грунтовых вод, а значит -  в березняке должны быть сырые грузди! «Ну и хитер, Егорыч!»  – мысленно восхитился я грибником.
     Вдруг я увидел человека, подающего мне знаки для остановки. Я сразу остановился, вышел из машины и пошел к нему навстречу. Приблизившись, я узнал деда Михаила.
      - Каким тебя ветром сюда занесло?! – удивился он, изучающе всматриваясь в меня своими василькового цвета  глазами, в которых читался молодой задор Михаила.
      - Попутно вашему, - улыбнулся я.
      - Тоже грибник?
      - В данный момент поисковик, по просьбе Михаила, - раскрылся я и прояснил ему причину моего появления.
      - Вон в чем дело! А тут вслушиваюсь, жду мотоцикл внука – и вдруг вижу «Ниву»! Почему Михаил о тебе мне  ничего не рассказывал? На твоей машине мы бы побывали в таких местах, где рыба еще с человеком не встречалась!
      - Оберегает меня от азартной заразы таежника, сидящей в вас, - рассмеялся я.
      - От тайги надо не оберегать, а, наоборот, почаще в ней бывать! Она много дает человеку, но главное – быть бдительным. Стоило мне расслабиться, как  попал в беду! Ниже дорога зашипована. По-видимому, осенью поставили ловушку для браконьерских машин, а снять летом забыли. Да и я хорош… Прошлым летом по ней ездил  - была нормальная, поэтому без разведки и поехал. За самоуверенность и наказан – все четыре колеса пробил!
      - Понятно, почему меня встречали!
      - Вначале-то я оставил машину на поляне, через которую ты проезжал.
Собирая грибы,  вышел к началу распадка и наткнулся на голубику! А тары для нее  не было. Тогда я разжег костер, оставил около него горбовик  и пошел за машиной. Надо было бы подняться  по дороге, чтобы всю разведать, а я спрямил. И получилось так, что срезал именно зашипованный участок!  До тебя я успел поставить запаску и заменить камеру, а остальные уж хотел набить травой, так как в спешке забыл, что сумку с ремкомлектом попросил сосед, чтобы заклеить  камеру, и пока не вернул.  У тебя-то есть?
      - Я всегда беру в тайгу комплект камер, так как наслышан о таких случаях. Они великоваты для «Запорожца», но будут надежнее травы.
      - Конечно! – согласился Егорыч. – Бери камеры и к костру. Возьми молоток – по пути с шипами разберемся.
     Тщательно осмотрев зашипованный участок, мы насчитали больше десятка остроконечных металлических стержней, вбитых в землю в шахматном порядке так, что они выступали из земли сантиметров на пять. Причем этот участок был выбран между двумя валунами., объехать, которые было не возможно.
     - Все продумано! – оценил я ловушку для машин.
     - Браконьеры народ ушлый – этим их не удержать, а вот ошалевшим от встречи с природой грибникам и ягодникам такие «сюрпризы» - горе.
    С помощью молотка я, расшатав штыри, выдернул из земли и предложил Егорычу взять их на память. Он взял со словами:
     - В хозяйстве пригодиться, а один повешу в гараже на видное место, чтобы перед сборами напоминал о таких опасностях. И тебе советую, - протянул он мне штырь. Я взял его и мы подошли к костру, возле которого стоял на чурках «Запорожец»
   Уже в сумерках мы поставили его на колеса, а когда стали сворачивать табор, я заглянул в горбовик и, увидев, что он до верху заполнен груздями, воскликнул:
     - Я предполагал, что здесь должны быть грузди, но чтобы столько!
     - Еще не было года, чтобы этот березняк  оставлял меня бег грибов. Когда сухо – грибы внизу, а в нормальный год они по всему березняку. Даже белый гриб попадается. Теперь и ты будешь здесь собирать. Неси-ка тару - отложу тебе грибов.
Я категорически отказался, сказав Егорычу, что место этим грибам на юбилейном столе. Он продолжал настаивать и, только после моего обещания быть у него на юбилее, успокоился. и мы выехали в обратный путь.
    Перед юбилеем Егорыча Михаил напомнил мне:
     - Не забыл о юбилее деда?!
     - А азартненькая рыбка будет? – шутливо спросил я.
     - Без нее никак! – рассмеялся Михаил. Все-таки дед побывал на том водоеме. Только с бабушкой, так как его штурман задержался в гостях. Подробности услышишь от него, - заинтриговал он меня.
Праздничный стол в честь юбиляра ломился от таежный даров! Хотелось всего попробовать. Но, прежде всего я положил себе в тарелку несколько штук соленых груздей, размером с донышко рюмки,  и вопросительно посмотрел на юбиляра.
     - Те самые выстраданные, - с улыбкой сказал он. И когда кто-то из гостей попросил: «А можно подробнее?», Егорыч рассказал о случившимся с ним во время сбора грибов.
     После его рассказа привлек к себе внимание сосед Егорыча, который, по словам Михаила, был тоже азартным таежником, но после инфаркта опасается выезжать в тайгу. И теперь реальные истории – бальзам для его души. Он произнес тост во здравие юбиляра и, подцепив вилкой груздь, воскликнул: «Закуска достойная юбиляра!» Затем добавил: «С грибочками  разобрались, а насчет рыбы требуются пояснения. В каких  местах ты поймал тайменя, хариусов и омулей мы предполагаем, - прошелся он взглядом по праздничному столу  -  А вот что за рыба расположена в центре стола и почему она нарезана ломтиками чуть толще бумаги?!
      - Она стоила мне моей сети, - грустно усмехнулся Егорыч.
      - Той самой! – воскликнул сосед.
     Кивком головы Егорыч подтвердил его опасения. И с напущенной обидой сказал своему штурману:
      - Заманил меня, а сам в кусты!
      - Надо было бы дождаться моего возвращения, - не принял тот обвинения.
      - Если бы он поехал с тобой, то и без лодки остались бы, -  с улыбкой вступила  в разговор жена Егорыча Екатерина Ивановна.
      - Ну не тяни! Как все произошло? – поторопил Егорыча сосед.
      - Ждал-ждал твоего возвращения, но так и не дождался. Любишь ты на дармовщину погулять, даже о моем юбилее забыл – нарисовался только к застолью, - начал свой рассказ Егорыч с шутливого упрека  другу.
      - Если бросание камешек в без вины виноватого приносит тебе облегчение, то так и быть, потерплю, - смирился друг
      - В общем, пришлось брать в подмогу мою Екатерину…
      - Я бы тебя одного не отпустила! – прервала его Екатерина Ивановна.
      - Место незнакомое, охраняемое, поэтому пришлось взять ее в помощницы,
подчеркнул свое главенство Егорыч. – Нашли мы тот секретный водоем, о котором ты мне все уши прожужжал, - взглянул он на друга. – Однако, когда мы поднялись на сопку, с которой он уже  просматривался, то услышали громкую музыку и увидели дым от костра, что вызвало у меня сомнение о ценности водоема. Они укрепились, когда я , оставив машину, сходил на разведку. Увидев группу молодых людей, танцующих вокруг костра, а на водной глади шесть сетей, установленных без маскировки, то подумал: «Если бы в этой луже  водилась ценная рыба, то рыбинспекция уже была бы здесь», - и помянул тебя не добрым словом, с извинительной улыбкой посмотрел он на друга.
     - Вот почему мне икалось! -  прозрел друг.
   Сначала я хотел вернуться домой, но потом решил: раз уж приехали, то надо разведать, что за рыба водится там, а заодно и отдохнуть со своей половинкой на свежем воздухе. Давно мы с ней не выбирались на природу
     - Это верно, - с упреком посмотрела Екатерина Ивановна на мужа.
     - Присмирев полянку на берегу, я поставил на ней палатку, разжег костер, и пока Катерина готовила ужин, накачал лодку и поставил сеть.
Полюбовавшись закатом, мы поужинали и легли спать. И, несмотря на шум молодежной компании, так крепко уснули, что проснулись поздним утром от властного голоса: «Эй, хозяин! Просыпайся и выйди к нам!» «Рыбинспекция!», - молнией пронзила мысль. И моментально возник  план.… Шепнув Катерине, чтобы она не высовывалась, я вышел из палатки т спросил ожидавших моего появления двух мужчин: «В чем дело?»
    - Рыбинспекция, - протянул удостоверение старший. – Ваша сеть? – показал он в сторону моей сети. Я посмотрел по направлению его руки и увидел свою сеть притомленной и вздрагивающей - признак того, что в ней рыба. Сетей молодежной компании уже не было, как и их владельцев.
     - Я не рыбак, - как можно спокойнее ответил им.
     - А лодка? – спросил его напарник.
     - Лодка моя…
     - Вы что же на лодке приехали покататься? – съехидничал старший.
     - Тут такое дело… - смущенно тихим голосом, но так чтобы слышала и жена,
я стал объяснять причину появления на водоеме: - На днях ч буду отмечать свое семидесятилетие.  А перед этим, тайком от своей старухи, решил провести вечер со своей первой любовью.… Уж очень она любит такие выезды.  И чтоб непременно с катанием на лодке, как в первый день нашего с ней знакомства. А сеть, неверное, забыли молодые люди. Когда мы подъехали они веселились у костра, а сетей стояло несколько штук. Наверное, еще пепел не остыл от их костра, - показал я им место стоянки молодежи
    Тут из палатки раздался капризный голос моей половинки: «Иванушка, ты же обещал полевые цветы к моему пробуждению!». «Сейчас, любимая!» - встрепенулся я и, извинившись перед рыбинспекторами,  бросился рвать цветы
     - Не зря говорят, что седина в бороду, а бес в ребро, - донеслось до меня от них. И они медленно, поглядывая на меня, пошли на место стоянки молодежной компании.
    А моя Екатерина  вошла в роль. Выйдя из палатки и приняв от меня букетик цветов, она сказала мне: «Ну, ухажер, теперь покатай на лодке!»  Я взял ее под руку и подвел к лодке. Галантно посадил ее в лодку, и мы медленно поплыли вдоль берега, мимо  рыбинспекторов, с удвоением наблюдавших за нами
   После того как  мы приплыли к берегу, они подошли к нам и с любопытством поглядывая на мою возлюбленную, попросили лодку, чтобы снять сеть. Я разрешил.
   Когда они вернулись, то я увидел в лодке три таких рыбины! Одну мне подарили, а две забрали.. Вместе с сетью, - горестно вздохнул Егорыч.
    - А мне понравилось! – расплылась в довольной улыбке Екатерина Ивановна. – Давно за мной так не ухаживали!
    - А может нам Егорыч, пора в ухажеры! – с улыбкой предложил его друг.
    - Тебе  что, стол таежника не понравился?! – деланно сердито спросил юбиляр.
   Застолье оживилось, послышались хвалебные выкрики в его адрес
     - Тогда я снимаю свое предложение, - рассмеялся приятель. – Значит еще есть порох в пороховницах! – и предложил тост за таежное долголетие своего друга..


Рецензии
Вроде ничего особенного, а цепляет. Хороший рассказ. С уважением Татьяна.

Татьяна Ковалькова   14.04.2018 07:32     Заявить о нарушении
Рад Вашему настроению! С уважением,Николай.

Николай Руденец   14.04.2018 20:06   Заявить о нарушении