За Камнем. Глава 20. Рудник Афанасьевский

             
Обратно к деревне хозяин рудника с маркшейдером возвращались вдоль лога, местами где-то довольно  широкого, а где и относительно узкого, едва ли достигающего полусотни метров.
По его, слегка заболоченному ложу, протекало, не поймёшь что, или большой ручеёк, или маленькая речка.  Этот лог проходил сразу за огородами,  знакомой нам, маленькой односторонней деревеньки, потом продолжался вблизи рудника и выходил километров через пять на пойму большой реки.
- Нужно выбрать подходящее место и перекрыть плотиной эту низину, - проговорил Степан.
- Неплохо было бы, для обогащения руды - усмехнулся Никодим. - Только где людей взять?
- А можно ведь и без спешки.  Завтра мы с Макаром полазим тут, поищем самое узкое место.  Хотя, что искать, думаю, оно здесь. – Неожиданно остановился молодой мужчина. – Видишь, дорога прошла через лог на другую сторону.  Местные мужики наверняка делали переезд там, где уже.  Надо вырубить в этом месте через низину широкую просеку и необходимо начать вывозить сюда отвал, полосой, с двух сторон от ручья.  Когда же к зиме подмёрзнет и работа на карьере застопорится, мужиков можно перекинуть выше просеки, убирать древостой из лога и себе дров надолго заготовят, а так же и для будущей фабрики.  Мелкий кустарник придётся вырубить и сжечь на месте.  За два-три года глядишь, и плотина добрая поднимется.  Пары метров глубины вблизи насыпи вполне достаточно.  В дальнейшем ширину дамбы для крепости можно увеличить.  Так же потом поднять её повыше на полметра или метр, тоже проблемы не вижу.  Под плотиной соорудим маленькую обогатительную фабрику.
- Да смелые мечты, - улыбнулся Никон, - а с другой стороны всё реально, ту же пустую породу, чем просто в кучи возить, лучше и правда, в дело пустить.
На следующее утро рудокопам объяснили цель замысла, и двое из них отправились вырубать просеку через лог шириной, пока, не менее десяти метров.  Остальные мужики,  начиная от кромки карьера, стали производить вскрышные работы и вывозить пустую породу на специальных телегах к предполагаемой просеке, а в дальнейшем плотине.
В день поминовения Степан сократил рабочий день до полудня, поэтому к обеду все были за поминальным столом.  После того как произнесли молитву собравшиеся сели на лавки, расставленные вдоль стола. 
Вновь поднялся Степан и не спеша  без пафоса заговорил:
- Сегодня мы  поминаем раба божия Афанасия.  Я, к сожалению, мало его знал, но убежден он был смелый и отважный человек.  Мы с Никоном Игнатьевичем своей жизнью обязаны ему.  Поэтому отныне этот рудник будет называться «Афанасьевским».  И ещё, я решил взять под опеку, на воспитание, дочь погибшего, Таню, оставшуюся сиротой.  Клясться ни перед кем не буду, но надеюсь стану относиться к ней так же, как  и к своей дочери.  Вечная память Афанасию и пусть земля будет ему пухом.  Аминь.
Он сел и начался поминальный обед.  Когда взрослые  окончили трапезу и вышли из-за стола, их места заняли дети.
Утром следующего дня Степан с девочкой отправились к заводскому посёлку, там переночевав, они продолжили свою  дорогу в город.


Рецензии