По росе медведь не ходит

Осень спешит , торопится , гонит лето прочь дождями и туманами .
Сибирь - сторона такая,  проживающие здесь граждане шутят :
- Страна вечнозелёных помидоров.
Ругают  климат и на всякий случай прогноз погоды на завтра: обещали  тепло и без осадков. Собирался Иванович в тайгу. Знал он место, где можно  набрать ягоды  не котелок и ведёрочко, а много.
--- Это как работать будешь,  – говаривал Иванович, - в тайгу на каторгу.
Болеет он тайгой. Бывало ели ноги притащит, зарекается : да чтобы, да я!
Но пройдёт день- другой, оклемается и слова свои забудет. Не жадный,  а вот  под ягоду брал три фляги и горбовик под стать, на четыре ведра.
Ягоду покупают,  хоть и не по городской цене. Нет работы в деревне, а под старость кочевать куда-то несерьёзно. Выручает тайга-Матушка.
      Уважают её деревенские, но за красивыми словами не гоняются, называют тайгу лесом. А как же?  Живут рядом, только вот сто километров до ягодного места. Сто километров по тайге - это расстояние, одному не с руки,  да и скучно в дороге.  Иванович брал напарника, точнее выбирал по правилам: в лесу не блудить – раз. И составить компанию за рюмочкой – два. Всего-то.
        Понятно, проблемы были у многих только по первому пункту. По первому и второму подходил Кеша, Иннокентий. Правда, по второму  более,  чем подходил . Да . Но неважно это было тогда .
-  Иваныч , я вот чо подумал, всю водку-то с одной бочки наливают.
Так вот, взял вот! - Кеша, худой и нескладный мужичок,   повидавший за свои года немало, проявил находчивость  и купил на все спирту разливного.
- Ёо…- закрыл  глаза ладонью  Иванович . Спирт назад торгаши не возьмут , факт . А денег на водку больше нет . Это уже ситуация . Да , пойло, конечно же, так себе , но много.
        Иванович-то   в этом деле тоже красавцем не был  Полноватый,  с длинным носом,  молчун. Правда молчал, когда трезв,  а по пьянке  ого-го!
- Ладно.
      К своей " Ниве "  он относился с почтением и называл «студобекером».  А за что? Может, и знает кто.  Загрузились, поехали . Ночевать предстояло две ночи.
      Дороги … Много про них сказано и спето, но не всё. Когда были леспромхозы  -  тогда были и дороги в лесу.  И вот нет леспромхозов  - и нет дорог, есть направления.  Да что там,  и леса уже нет, и с направлением тоже   что-то не очень.
       До первого привала добрались без особых проблем. В распадке между лысыми холмами брошенная деревня, последняя по пути. Домишки косые,  без окон и дверей, сараи без крыш , огороды в бурьянах. Больше и сказать-то нечего , как поумерли все. Да и говорить хотелось шёпотом .
- Вот здесь и капнем, и помянем, -  выдохнул Иванович, подруливая. Столик и скамейки , пустые бутылки и мусор .
- Вроде место как святое, все капают, - бубнил он , наводя мало-мальский порядок вокруг. Кеша готовил закуску. Спиртное влияло на него непостижимым образом - на расстоянии: ещё не выпито, не налито , а суетливости добавило.
- Иваныч, чо ты там ? Прокиснет, ну. Я колбаски домашней прихватил – во!
А спирт пополам развёл, крепче будет. Чо нам воду-то хлебать , да?-
- Ладно.
 Присели. Наливал Кеша в кружки на глазок, по совести. А совесть-то у него …
Дозы получались солидными. Капнули на столик по-бурятски, выпили по-русски,  до дна. Закусывали молча.  Хмурился Иванович , хмурилось и небо к дождю . Облака стали тучами и  задевали за пеньки на холмах. Место и было-то не очень, а вот скрылось солнце  -  вообще неприветливым стало,
 выпроваживало непрошеных гостей. С ветром из пустых домов стали доноситься странные звуки , словно плачет кто .
-Давай, Кеша, на посошок - и по коням.
          Не любил Иванович  место это. Пахло гнилью .
- На кладбище и то пристойнее.
- Да, там порядок. А тут Припять, блин .-
                                                                2
     В машине тепло, уютно, а за окном дождь и грязь. Гнилым углом называют это место, дожди через день и каждый день. Редко кому удавалось «не поползать здесь на брюхе».
     Вот  и первое испытание на прочность – площадка. Сюда из леса вытаскивали спиленные деревья. На обочине кряжевали , забирали первый отрез экспортного,  остальное бросали . Обычно, где дерево росло, там и оставляют верхнюю часть. Это если заранее,  а  так - как придётся. Грузились с дороги - вот и…
- Вот, твари, сами  же потом хрен проедут! - Иванович заглушил мотор.
Место - хоть кино снимай:  как после войны. Дорога убита. Где и есть колея -  так по пояс , словно окопы. И мёртвые деревья брошены. Даже вот два бревна хороших  не вошли   в лесовоз, лишние.
- Лишние! - и,  загнув мат в два этажа, выдохнул старый:- Наливай, Кеня, для сугрева . Купаться будем.
Кеша и рад стараться . Ехать с этим бирюком скучно, слова не вытянешь , а вот когда примет  грамм – так… Впрочем, всегда по-разному .
-И то дело!  - обрадовался, а как же! Червячок внутри  добавки просить начал
 километров двадцать назад.  Зелень с огорода под руку первая попала:  закуска так себе. Выпили по сто наркомовских - и в бой. Бензопила, лопата , лебёдка , домкрат – помощники. Дело спорилось , понукать и приказывать не приходилось. Вязкая красная глина набивалась в подкрылки , налипала гирями на ноги. Машину  стаскивало в колею, и «студобекер» прочно устраивался на брюхо. Ни пониженная, ни блокировка  - только помощники и руки. И всё  же через  час «Нива» была  на другой стороне .
- Да -а . Смотреть - то страшно .-
       Оглядываясь на пройденный , заново  вспаханный  участок , Иванович
 в сторонке разводил костерок.
- Теперь можно и чайку заварить. Диету придумывают господа , что в кабинетах сидят! - Вот и потянуло его на разговоры, дождался Кеша.
- А нам, чтоб так пахать - надо жрать от пуза.
- Иваныч,  а зачем они нарыли-то так , лесины поперёк , чо убрать не могли ?
- Это  нарочно , чтобы лесники с ментами не проехали. Тут на «уазике»,  «уралы» да « белорусы» проходят . Так им спокойнее .-
       В тайге чай на воде из ключа - это Чай! Сало с хлебом  под кружечку горячего, ароматного напитка богов . Это да. И спирт запивать тоже - да . Здорово . Сигареты «Луч» не так уж и противные после спирта . Кеша  курил.
Иванович морщился:
- Вот и дождик угомонился. Боженька всё видит. Пожалел нас за труды наши
- Кайф , вечный кайф, - Иннокентий щурился , отгоняя мошку веточкой.
- А в прошлом  году ты был на Хардое ? - спросил вроде как с издёвочкой .
- Был, а чего?
-  От пожара бегал?
- Было дело, едва не погорели с соседом . Ели ноги унесли тогда . А ты, поди, не знаешь ?
- Да знаю, слышал, - не унимался Кеша .
Про этот пожар сплетен было много , а любопытство не порок
- Так расскажи , чо там было - то ? -
- Лес  там  стоял корабельный , в распадке речка . Понятное дело -  природоохранная зона , по закону рубить не давали ,- делая себе лёжку из лапника , Иванович начинал рассказывать издалека: - Шаромыжники - то пакостили конечно, а богатому   масштаб нужен.
- Понятное дело, - готовясь к длинному,  с поучениями монологу , Кеша тоже обустроился,  чтоб сидеть не сыро  - это в лесу и комфорт и уют .
Прислонившись к дереву , прикрыл глаза.
- Воруют нынче по закону , чтобы бумажка была. Так нельзя, а когда лес горелый , санитарную вырубку делать  - другое дело .-
В животе у Ивановича будто лампочку включили: стало тепло , а на душе светло . Мысли лёгкие и резвые, бегут себе, обгоняя друг друга.
- В верховье бригада тогда стояла, и поварихой была у них Зоя…
       Веки стали тяжёлыми . Он прилёг . Вытянул отяжелевшие ноги.
… Хорошо - то как, Господи! Зоя улыбается, рада встрече нечаянной .
Вроде как и птички запели , нет, не птички – это трещат сучки. Дымом запахло.  Сучки трещат в огне . Пожар ! Лес горит! Пламя высотой до неба, закручивается кольцами и несётся навстречу ветру, пожирая всё на своём пути. Верховой огонь  летит по макушкам деревьев  с гулом страшным.
Пожарники молодцы , но не справиться им. Пламя прожигает пожарные рукава, вода брызжет в разные стороны…
     Проснулся Иванович. Дождь потушил костёр . Едкий дым от кострища прошиб до слёз .
- Мать твою! Промок!
    Хлебу, оставленному на пеньке, повезло меньше: раскис.
- Вставай, Кеша ! Бляха-муха , надо  же . Пень я старый , пень трухлявый !-
Насчёт себя Иванович не стеснялся в выражениях. Собрались на раз-два . Хлебушек (тюрю хлебную) в верху сидора пристроили  аккуратненько , в два пакета , чтоб не вытекла  тюря.
- Иваныч,  а как назад - то поедем?
А на площадке уже не грязь – озеро.
Телогреечка на нём промокла , трико прилипло к худым ногам. Непотребная одежонка  для тайги.
- Так  же! - отвечал старый и порадовал: - Сначала доехать надо .-
                                                         3
     Километров через пять пути дождя не было день или два, дорога получше.
 Иногда  приходилось только гнать на скорости по ухабам  - казалось, кишки оторвутся . Иначе нельзя , иначе опять копать. Мотор пел свою песню с куплетами в трудных местах.  Иванович подпевал: «Эх, дороги, пыль да туман». В салоне тепло. Кеша курит и радуется проскоченным ямам:  всё грязь не месить. Только вот подрастрясло малость , червячок проснулся.
- А ты водила со стажем, сразу видно.-
Иванович просветлел - оценили . В душе каждый шофёр – немножко Шумахер .
- Что, по стопочке ? - догадался он , выискивая место посуше . И так грязи на ковриках , заодно и выкинуть её , чего лишний груз вести. Консервы приберегали для похлёбки . Закусывать салом без хлеба не очень, но можно .
- Как-то с Рогожиным Ромкой  масло пихтовое гнали, - начал  одну из своих баек старый. - Своего вагончика у нас ещё не было , жили с бригадой на верхнем плотбище . Весной дело было , конец  апреля,  а в лесу ещё снегу по колено. - Иванович рассказывать умел , не отвлекался , не обращал внимания на собеседников , похоже, говорил он для себя , вспоминая и переживая прошлое ещё раз .
      Иннокентий  же умел слушать . Под градусом , как под гипнозом, в голове его возникали  картинки и видения , дополняя рассказ .
- Утром по насту идти вниз удовольствие – катишься, как яичко по столу ,
асфальт  - да и только. После обеда по лесу не пройти , ноги в снегу оставишь
Как пригреет,  идти можно лишь по дороге , но тоже утомительно: колея от  лесовозов,  а не дорога . В тот день  с утра сутра лапник   готовили, потом загружали в ёмкость. Обед  сварили: картошка с тушёнкой  да с луком.  Вкусно! Запах за версту учуять можно . Котелок большой , всё не съели , выбрасывать  жаль , на ужин оставили. Стемнело . Я наверху был , люк запечатывал . Ромка  же на первом этаже котёл главный  к утру готовил.
Оставалось на час работы, не больше. Вдруг где-то в стороне звук произошёл.  Что это было - не знаю . То ли снег где обвалился, то  ли,  наоборот,  ветка из-под снега выскочила , снег подтаял -  вот и освободилась, сердешная.  Рому- то и взял испуг  внизу:
- Что это? Что?!
У меня фонарик был, посветил я в сторону  и брякнул сдуру:
- Да вот пенёк какой-то , раньше вроде не было .-
Слышу, притаился , притих паренёк-то мой. А до этого всё он у меня про медведей выспрашивал. Ну и понесли меня черти :
- Чего притих-то?  Нет никого .
 Вот второй раз посветил.
 – Нет , показалось,  видно.-
Кручу себе гайки дальше , ну и Рома за дровишки принялся. Он колол их у печки , дверку приоткрыл , чтобы светло было . Дня-то не хватает. Вот и тюкает их: тюк – тюк . Не умеет. Вырос в деревне, а дрова, видно, баба за него дома готовит. Ну, гусь, думаю , погоди! Перестал ключами стучать  и шепчу ему громко:
- Тихо, Рома, тихо. Ходит кто-то, что ли ? -
Замер он. А дверочку-то  у печки  так потихонечку и прикрыл .
       Темно стало и тихо – тихо . Режим тишины соблюдаем . Соблюдали минут пять. Мне хорошо , я уютно устроился . Лежу себе , не холодно , отдыхаю . Даже подрёмывать начал , а ему, видать, неловко на дровах-то .
Так-то он  басовитый , а тут  зовёт  тоненьким   голосочком :
- Иваны-ыч, Иванови-ич...
- Чего тебе ? - спрашиваю громко, в голос .
- А где медведь-то? Ушёл ? - прибавил громкости  и  Рома.
- Какой медведь ? Уснул я чего-то. Ты  дров-то нарубил ? -
Осмелел, думаю  и говорю :
- Показалась, видно, опять чего , креститься надо . Нехристь я .
И ехидненьким  голосом  потише добавляю :
- Хотя кто  знает, недаром его зовут х… на мягких лапах . Подойдёт , не услышишь .
    Видать  уработался Роман или подругой причине , голосок опять сделался слабенький :
- Может, пойдем уже к табору , а ? Я завтра с утречка всё и доделаю ?
- Ладно, - говорю, -  но котелок ты понесёшь. Или, может, здесь  покушаем ?
- Нет! -  живо так отвечает. – Наедимся - тяжело идти будет . А котелок , чего котелок , понесу, конечно .
      Вот и пошли . Я с фонариком впереди , Рома следом котелком брякает.
Грязь уже подмёрзла малость , не скользко, а так, комья одни , да в гору . Запыхался Роман , отставать начал . Моложе меня, а спёкся , по тайге ходить не умеет. Просится передохнуть малость , а в ходьбе здоровому-то отдыхать стыдно. Ростом  он под два метра, ноги как циркули , шагай да шагай .
- Курить-то меньше не пробовал ? -
Ну, остановился, жду . Он подошёл , уселся на кочку и папироски свои достаёт. С перекуром передых затеял . А мне его ждать? Говорю ему :
- Я пойду  потихоньку , догонишь. Только, Рома,  если медведь и был , он по запаху за нами потащится . Обычно они на задних нападают , долго не сиди. -
И пошёл дальше. Курить у него охота пропала сразу , слышу:  догоняет .
- Ещё вот что , честно признаюсь, - подбадриваю я его. - Если привяжется лохматый,  убегу .-  И  с грустью добавил: - Я не герой .-
       Идём,  и вот как-то не заметно Ромка уже впереди вышагивает. Гусь лапчатый . Метров на  сто пороху и хватило . Сбавил ход , тормозит. Мне обойти его, так надо на другую сторону обочины перебираться. Тяжеловато в моём возрасте через канавы прыгать . Я взял комок глины,  да и кинул в сторону .
- А ? Что это ?
- Да птичка, наверное, взлетела, напугал, видно, кто. А может, и мы напугали.
 Хотя далековато от дороги -то .
Рома скорости прибавил . Я пару раз ещё кидал камушки. Так и дошли , слава Богу.
                                                4
Бригада лесовиков выехала на выходные . На деляне мы были одни .
Да вот ещё собачонка  была такая : лаяла день и ночь . Стерва .
Спать  не давала . Мужики  привыкли , напашутся за день , ночью хоть из пушки стреляй, хоть за ноги таскай - всё одно. Вагончик, где мы жили, стоял с краю у дороги. Умаялся я в тот день сильно , даже есть не хотелось , поспать бы. А Ромке-то нипочём:  то идти не мог , а вот уже дымит табачищем. Затеял печку топить, чай варить. А мне поспать  бы . Говорю:
- Я чай не буду , а то ночью приспичит по нужде, а мишка там банки вылизывает.-
-Да и  я не очень   хотел, - отвечает .
 Так без чая с хлебом и водой сгущёнку-то нашу и доел. Большая была банка, военная. Видимо, стресс снимал . Прибрался на столе и в вагончике . Его очередь была . Мусор в пакет - и на улицу . И говорит, позёвывая :
- Завтра вынесу, чего ноги-то в темноте ломать .-
-Завтра так завтра .-
    Проснулся я от стука . В стенку вагончика стучали .Тук да тук , потом бух да бух . И звук  какой-то странный .Что это было или кто,  я сообразить-то сразу не смог. Да ещё Рома тут засуетился . Тогда- то  я понял , что такое паника на корабле. Не зря капитанам  пистолеты дают . Паникёров стрелять надо .
      Точно  паника - зараза ещё та, сразу за горло хватает. В балке темно и тихо-тихо. Тишина такая, что в ушах звенит. Нашёл фонарик , всегда рядом ложу на всякий случай. Вот этот случай и настал. Ромку-то не сразу и заметил: спрятался за печку . Сидит на корточках, а в руках топор . Лицо белое , как простыня. Фигура нескладная, колени выше головы, как у кузнечика. Вурдалак, да и только .
- Ты чего? - спрашиваю. Про стук-то сразу забыл , такое увидев. Может, у него крыша побежала? Вон и глаза на пол-лица , чуть из головы не  выпали .
Всё, думаю, зарубит , нехороший человек –гусь . Вижу, шевелит губёшками , шепчет :
-Свет , туши свет . Медведь!
Заволновался я тогда чего-то . А тут опять бум да бух и где-то рядом .
Непонятно, что такое, а выйти и посмотреть  - да где там!
Дверь изнутри на палочку подпёрта , запоров никаких . Ружья нет .
Топор Ромка отдавать не хочет , а нож  - им только огурчики крошить .
Так-то рановато ещё мишке просыпаться . Да всяко бывает: может,  из берлоги подняли или ещё хуже подранок , тогда всё, думаю, – не уйдёт .
Где- то Тузика не слышно , спрятался, поди, а может уже того ?
Плохие мысли в голову так и лезли .
А Рома - провокатор , мать его! Трясётся , от страха зубами лязгает . Чего греха таить , струхнул тогда и я за компанию . Чтоб ему пусто было .-
-Кому пусто-то? – в первый раз за весь рассказ переспросил Кеша.
-Так кому, кому –Ромке, конечно, да и медведю , которого не было.
Всю ночь так и боялись на пару. Утром я вышел, конечно , когда стихло.
И вижу: собачка бедная с банкой  на голове круги нарезает. Пакость! Сладенького захотелось. Банка-то открыта была неровно , ножиком.
Вот и попалась . И хоть бы знак какой подала , так нет .Такая  уж порода . Испугалась , голос -то и пропал. Да  , что было –то было.  Ладно, сворачиваемся, поспешать надо .-
                                                5
За окном машины - кино военных лет про чёрных лесорубов и тайгу , с явным превосходством людей.  После них только потопу и быть. Пни  да лес загубленный . Поёт мотор, поёт Иванович свою песню. Гнусное пойло сделало своё дело , прибавило лихости и дурости старому. Ехали , ехали и приехали. На всей скорости машина  в лыве и припарковалась .
Сел «студабекер» на брюхо . Мотор заглох , Иванович петь перестал:
-Ёпарасатэ!
 Красная от глины жижа скрыла пороги «Нивы».
Дверку открыть - и плавай в салоне . Вокруг кустарник , не за что   лебёдкой взяться. Лопатой в луже не нароешь , домкрат не поставишь – утонет в грязи.
Без помощников  -  дело табак .
-Кури, Кеня. Ёханый Бабай! Свечи обсохнут , может, и заведётся. А там как Бог даст!
      Кеша курил , Иванович навёл ревизию в сидоре: один огурец оказался лишним . Не выбрасывать  же . Налили, закусили .
- Иваныч, буксовать бензину-то хватит?
      Водила со стажем явно опрофанился .
- Канистра в запасе, - вздохнул "Шумахер" и перевёл разговор на другую , нейтральную тему :
-Ты вот мне скажи , у нас нефтедобывающая страна . Нефть дешевеет,
а бензин дорожает . Это как,  нормально?-
- Нормально.- О политике было за каждой рюмкой,  так что Кеша в таких разговорах поднаторел:
 -Где  ж они от  бабла откажутся?
Указывая пальцем в крышу над головой, Инокентий грязно выругался .
-Всё вроде народное было , а теперь: здравствуй, жопа новый год .-
       Всем кости перемыли... Постепенно разговор опять упёрся в колдобину. Чтобы обойти  неприятную историю стороной, Иванович начал:
-Кеша, а ты, случаем , Димыча на днях не встречал?-
-Виделись . Что-то в обиде он, Иваныч , даже пивом не угостил,  хотя два баллона из лавки тащил.-
-Так  не взял я его с собой нынче . В прошлом году устроил он мне культпоход.
-Это как?
- Да так. Сюда  же с ним и ездили. Главное,  показал ему всё , рассказал , схему нарисовал: тут дорога , тут сопка , там речка . И блудить-то негде , а поди  ж  ты, угораздило. Пасмурно тогда было , да Димыч говорил , что не впервой . Конечно, лес понимать надо , где север, где юг , определись сразу -  и делов-то . Тогда вместе ушли с утра на ягодник . Раза два пересекались .
И вот время на обед, а его нет . Покричал , да и подумал , что Димыч уже чай пьёт . Но не было его в таборе , не было его и к вечеру . Да  уж накричался я тогда, и сигналил, и железом стучал. Тогда дождь ещё зарядил , звуки скрадывал. Так до утра я тогда и не спал . Хоть ночью по лесу ходить - гиблое дело . Да всё надеялся , а вдруг ? Про ягоду пришлось забыть  - искать надо. Что дома скажу? Может, ногу подвернул или приступ какой . Всякое могло быть. Поутру собрал сидор с перекусом , взял железки для звона - и в путь .
Сначала по дорогам ходил , в дождь следы остались  бы .
Потом кругами по лесу , думалось, лежит  где –ответить не может. Выдохся . Не молод я уже так-то  по тайге сохатить. На следующий день к лесовозной дороге пошел . Записку в деревню отправить  да расспросить лесовиков , может,  видел кто  чего . Повезло . Узнал, что ещё вчера Димыча вывезли из лесу . Говорят, на дороге подобрали оборванного и больного . Пузом маялся. Рассказывал , что медведь его пуганул . Наврал , как есть наврал . Заблудился
Ночь-то в лесу без огня да под дождём, а он тоже уже не пацан. По звуку вышел на дорогу  - и домой . Натерпелся. Назад  в табор километров десять напрямки. Опять блудить? А по дороге так все двадцать намотаешь. Вот и придумал сказку про бычка, чтоб  не стыдно было .
-  Не скажи, Иваныч, - не согласился Кеня .- Похожий случай был в соседней области. Отец с сыном на конях в орешник заехали. Ну,  утром, значит, сын пошел с ружьишком посмотреть, чего да как .  Отец в таборе остался , обед готовить. Слышит,  кони захрапели , смотрит -  медведь.  Мишка тоже его увидел и напал не на лошадей , а на него. Дед-то не растерялся, схватил топор и к дереву. Медведь поднялся на задние лапы.  Дед вокруг дерева кружит , медведь за ним. Передними-то лапами обнимает дерево, поймать старого хочет. Так и ходили, пока он не рубанул медведя по лапе, когти-то с мясом и отрубил. Медведь заревел, да и убежал.  Когда сын пришел, батя рассказал ему про налёт . Когти показал. И заболел, слёг. Всё хуже и хуже. Сын сделал волокуши и повёз его домой . Вот только не довёз . Помер батя. Со страху, видно .
-  Слышал я что-то подобное , так ведь рассказать да не приврать  - такого не бывает.
                                                 6
    Машина не заводилась . Но Бог дал  шаромыжников на  «Урале»  .
Знакомцы из соседней деревни , где-то, видно, уже напилили , грузиться наладились . «Нива» стояла посредине  - не объехать. За рулём лесовоза был Петруха Рябой.  Иванович, не выходя, через окно провёл переговоры.
Сговорились .
      Машину вытянули назад  , а потом на буксире и вперёд километров пять .
Дальше по хребту дорога была проезжей . Стерев грязь  с капота , Иванович накрыл  поляну. Сало и спирт. Петро внёс свой вклад пирожками. Выпивали, говорили о погоде. Рябой - прозвище,  по фамилии его только близкие да родня склоняли . Мужик был   как мужик - много таких хватких. Работал в совхозе трактористом.  Когда начальство добро народное  тащить стало, не растерялся . Приехал с работы домой на тракторе и загнал его в ограду.
       Пахать и сеять перестали, поля заросли. А жить надо , так и занялся лесом
Теперь вот и лесовоз свой , пилораму поставил. Деньжата водятся, только  выше ему не подняться . По деревенским  меркам он богат , дом двухэтажный, машина хорошая . Но менты поборами мучают , доят его, как корову свою . Официально деляну взять - не по его деньгам .  Да и зачем? Суета лишняя . У Петрухи всё схвачено на его уровне и проплачено
и ментам, и бандитам. Жизнь ему улыбается .
     Только Иванович не улыбался:
- Лес -то возле деревни весь кончали , за грибами не пройти , понаворочали.
- Нет,  старый , мы не косим, где живём…
      Широкоплечий , приземистый, с длинными руками, Рябой походил на лешего :
- А здесь всё одно продадут. Всё Россию на ваучер надели .-
-И надели такие, как ты .-
-Не путай, хрен старый . Они на яхтах да самолётах , а мы в говне да на бревне .
      Вот и поговорили . А так хорошо начали , про погоду .
Психанул Рябой , уехал с командой своей, не прощаясь.
-В другой раз вытаскивать не будет, – вздохнул Иванович.
- Видно, самого совесть скребёт, - прибирая сало, не согласился Кеша .
К месту добрались , темнеть начало .
-«Ещё немного , ещё чуть –чуть», - запел было Иванович, да не углядел пенька в траве. Так с ходу и налетели днищем , машина повисла . Приехали .
Разгрузились . Вот уже стоит палатка , горит костёр , в котелке похлёбка.
Ели по-цивильному,  из чашек, пили по-интеллигентному, по пятьдесят .
Снять с пня машину – плёвое дело . Это будет завтра. Сегодня выпили столько , что в животе булькает .
                                                    7
Поднимаясь кверху,  туман филонил, тайга растаскивала его по низинам ,
выжимала из него росу и отпускала на все четыре стороны .
Проснувшееся солнце  от  примочек  светило по-новому и в это утро .
 Просыпались птички , просыпались зверушки и зверьё . Крупные капли росы на траве  переливались всеми цветами радуги . Воздух ! Воздух со свежими красками запахов, именно красками , яркими неожиданно приятными, казался таким густым - впору мазать на хлеб и есть . Иванович сидел у костра.
Кусок хлеба в горло ему не лез и не только потому, что перебрал . Хуже.
Пеньком оторвало раздатку  у «Нивы» . Действительно,  приехали.
-Ё парасатэ!
Ситуация! Гружёный лесовоз идёт по бездорожью на всех парах.
Прицепиться за него – попрощаться с «Нивой». А  чтобы пустой из лесу? Денег не хватит. Времена изменились: за спасибо только на Х. пошлют ,
бабочек ловить .
- Ну  и чего,  Иннокентий,  делать будем?-
Кеша молча страдал и не из-за поломки, догадывался старый.
- Ты как  насчёт похмелиться ?-
- А есть?
- Есть дома, в деревне . Вчера спать-то не легли, пока всё не выпили .-
-Да уж,  как водится .
-Так как поедешь? –
Хорошего мужика долго уговаривать не надо . Похмелиться –это святое , а святостью хоть на край света . Раздаточную коробку(у неё оторвало шпильку крепления)  донесли до проезжей дороги на палке.
Оказию ждали долго .Только под вечер с  лесовозом  отправил Иванович Кешу  в деревню.  Нужно было вывернуть сломанную шпильку  да выточить новую . Чтобы всё объяснить, у кого , где и что, времени хватило .
      Одному в лесу не в первый раз , любил тайгу Иванович . Любил как умел .
Брал совком ягоду?  Брал , но аккуратно , чтобы был урожай и в следующем году . Без надобности ветку не сломит . С деревьями , как с людьми , разговаривал ,  чудил на старости.
     Ночью  Иванович выспался , отдохнул после пьянки .  Утром на ягодник  ушёл рано по росе . Черника в этом году уродилась .  Дух таёжный щедро даже не набросал - а насыпал ягоду на кусты.  Крупная , ещё в испарине от ночной влаги , прямо с куста , сочная , вкусная  ягода приятно освежала .
     К обеду у старого от сока ягодного  руки чёрные и под носом чернильница
Работал он без передышек , ведёрочко за ведёрочком , быстро.  Не было ему равных . Вот, правда, таскать ягоду - уже силы не те .
- Что такое ? –  Прямо на пути сломанное пластиковое  зеленое ведро .
По кустикам и траве видно: лежит давно . Похоже, с прошлого года .
- У Димыча тогда такое было . Выходит, не соврал. Ведь если  бы заблудился , то ведро носил  бы с собой долго , сразу  бы не бросил . Надо будет извиниться.
      Обратно, хоть и под гору, тяжело. Чтобы не снимать горбовик,
отдыхал на валёжинах . Оставалось метров пятьсот. Вышел на тропу , по ней идти легче.
- «Ещё немного, ещё чуть-чуть», - было  начал петь и закончил, увидев следы.
Тропа огибала батажок (лужу лесную),  и по краю на влажной земле следы медведя. И, судя по ним, зверь был огромным. Старый хотел посмотреть,  свежий след или нет, но передумал, едва не наступив на кучу дерьма . Куча ещё парила . Узнать,  чья она, просто - косолапый ест ягоду с листьями ,
которые не переваривает. Не один Иванович по ягоду ходил и не вдвоём , вот ещё и следы медвежат.  Дело запахло кучей медвежьей . Плохие мысли , как хорошие попутчики, помогли дойти быстро .
       Впервые в жизни старому стало скучно одному  в тайге . Бабку свою вредную вспомнил почему-то , с утра до вечера  не умолкающую , как радио . Всё веселее   было   бы .
- Бы да кабы .Тьфу, чёрт , не к добру подумалось -
Сняв глушитель с бензопилы , Иванович завёл её .Что так пила реветь будет,  сам не ожидал. Развёл костёр дымный. И почему -то стал разговаривать   сам с собой . Неожиданно , но понравилось . Разговаривал громко , как будто оба не дослышат .
-Это Кеша всё: расскажи да расскажи , вот и накаркал . Буду жить теперь, как в мире животных . Вот медведи , вот я . Ведь слышала  же она меня , конечно,  чуяла, а вот на тебе , навалила кучу прямо  на пути . Это специально показать , что меня не боится , что она здесь главная. Знаю , и без этого знаю, кто у нас главный - Марья Ивановна Топтыгина . Осталось только свидеться . Не приведи Бог!
      Вечерело. Так-то можно было сходить ещё раз на ягодник, хотя   бы с ведёрочком.  Да вроде  как лень. Не пошёл он , в таборе дел хватало .
Сварил похлёбки на вечер и утро. Заготовил дров, будто зимовать здесь собрался . Уши затыкал тряпочками,  иначе оглохнуть можно . У пилы без глушителя звук выхлопа , как выстрел из ружья . А своё ружьё Иванович  в лес не брал . Отберут менты , разговаривать не будут. Ловить в лесу лесорубов не так  просто , у тех рации . Вот и злобствуют . Заберут для галочки .  Выхаживать потом - ноги сотрёшь до задницы .
      Старый продолжал бубнить , но уже для своих ушей . Просто голос свой слышать приятно :
-  После такой канонады, конечно, ушла Марья Ивановна   куда подальше .-
         Всё   же ночевать в палатке Иванович не стал , устроился в машине .
-  На медведя надейся, а сам не плошай!  Ночь прошла спокойно .
- Зазря в машине мучился . Ещё не видел, а уже боюсь, ну и ну .
         Костерок, чаёк . Помылся, но не брился , чего мошку кормить .
 И пошагал Иванович к другому ягоднику . Роса ещё не высохла. По пояс мокрому не впервой.
- По росе медведь не ходит .  И правильно.  Куда ей торопиться? Это мне поспешать надо . Вот Кешке  пару ведёрок  дать надо будет. Сам-то больше  бы и не набрал . Пить да кашеварить –его стихия.  Брать ягоду совком уметь надо . Это как  бы причёсывать, осторожно придерживая кустик одной рукой,  чтобы не отрывались листики, не ломались веточки , тогда берётся чисто и быстро .
       Ещё правда совок у Ивановича особенный – все завидуют . Мастер делал, по его рисунку.  За работой старый и забыл про всё , как заяц на покосе.
  Назад шёл с передышками, по времени можно перекусить и ещё разок зайти. Спешил как мог, вот и табор.
-  Ёшь твой нос, бляха –муха!
Палатка порвана, вещи разбросаны, сидору  с продуктами  досталось больше всех . От сидора лохмотья остались, от продуктов картошка с кожурой.  Побывала в гостях у него Марья Ивановна!
-  Вот и перекусил. Эх, Маша ,Маша, ****ь ты, а не женщина . Чему детей своих учишь? - осерчал старый , ещё бы! Палатка денег стоит . Завёл пилу, погудел . Может, тогда не  слышала ? Или нет! Не испугалась его шума Маша, поняла, что Иванович безопасный для неё человек . Вот  и обнаглела . Второй заход на ягодник пришлось отложить .
                                                8
Вкус печёной картошки нравится тогда , когда есть нечего.
-  Зря салом давились , можно было и тушёнку открыть, -  пожалел он.  Измятые и порванные банки были вылизаны до блеска .
-  Понимаю, сладенького захотелось. Сгущённое молоко съели , а мясо - то  зачем ? Вон ягоды не мерено... - Стемнело. Большой костёр весело потрескивал. Искры с дымом поднимались в тёмное небо, закручивались в хороводе всё выше и гасли .
- Так и человек, -  рассуждал Иванович, -  оторвётся от дома , от родных и, как бы высоко ни летал,  конец ему одному . Вот и Маша от хорошей жизни , что  ли, меня пугает?  Нет. Гонят её люди из тайги , лес губят . Где не деляна - там помойка . Вот на помойках  и научилась с банками управляться, знает, что в них.
     Машина была поднята на чурки (снимали коробку) , под ней хватило
места спрятать от сырости остатки  палатки  да спальные мешки . Фляги с ягодой старый закрыл , крышки замотал на проволоку.  Вот вроде и всё. Решив перед сном подбросить в огнь ещё пару чурок ,  он отошёл от костра, склонился к поленнице… 
      И удар страшной силы  сбил его с ног.  Не углядел из света в темноте Иванович Машу свою. Ударила лапой в голову.  Поняв , что не убила, вцепилась зубами  в плечо и рвала, как собака , помогая себе когтями .
     Старик   не чувствовал боли , только запах - омерзительный  запах из пасти зверя.  Костёр догорел , искры погасли . И всё  же он очнулся . Не хотела жизнь уходить так просто,  отпускать душу без покаяния. Лежал он заваленный ветками . По всему, не мог  далеко медведь утащить  его от машины .  Где-то рядом… . Где-то рядом и дорога проезжая.  Но где ? Затуманилось всё в голове , пришла боль,  отвлекала ,  не давала подумать . Мысли ненужные , всё как в тумане .   Один глаз и видит, второй  болтается на жилках .
     Полз Иванович на спине , на груди сплошная рана.  Судя по всему, и ногам сильно досталось .  Да вот штаны мокрые на ощупь , мокрые от крови. Да, от крови и мочи.  Роса каплями падает с травы на обезображенное  лицо.
Лицо старика, прожившего жизнь.
- По росе медведь не ходит. Господи, прости меня грешного! Прости и людей грешных, губящих лес.  Прости и Марью Ивановну.-


Рецензии
Написано искринне и по-делу. Веришь каждому слову. Спасибо.

Андрей Якуп   12.05.2018 15:37     Заявить о нарушении
Спасибо Вам за прочтение .
Спасибо , что откликнулись .
С уважением и с пожеланиями самого и всего С.П.

Сергей Подоксёнов   13.05.2018 03:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.