Юрочкин и телефонист

В любом коллективе есть человек, который вносит в повседневную жизнь элемент неожиданности, незапланированных хлопот и является источником недоразумений, шуток и курьезных случаев.  В нашем коллективе таким человеком являлся Шурик Юрочкин. Молодой парень, очень энергичный, предприимчивый  и находчивый не в самом хорошем смысле этого слова. Пока с ним работаешь, он делает все, как надо. Только его оставишь, от него отойдешь, он обязательно что-нибудь выкинет этакое. Еще Юрочкин очень любил помогать, когда его об этом не просишь, и иной раз так поможет, что хочется его как можно  быстрее послать, куда подальше от места оказания  помощи.
В тот день нас переселяли из одной комнаты в другую. Вчетвером я, Юрочкин, Зубанков и Сараев, мы переехали в новое помещение, расставили  столы, оргтехнику и сели в ожидании прихода специалистов, чтобы нам подключили телефоны и интернет. Юрочкин непрерывно острил, смеялся и подтрунивал над всем подряд, что ничего хорошего никому не сулило. К нам в комнату заглядывали сотрудники соседних отделов и, шутя, намекали на новоселье.  Мы в ответ тоже шутили, смеялись и просили их подождать, когда мы окончательно обустроимся. Первым пришел телефонист Петр Гаврилович, седой кучерявый человек спокойный, выдержанный, высокий, стройный  и очень интеллигентный. Мы его хорошо знали, потому что не раз он нам налаживал связь и чинил телефонные аппараты.
- Это ваши телефоны? – спросил он и по бумажке прочитал номера наших телефонов.
- Да, - ответил я.
- Понятно, - сказал он и  провел рукой по седоватым кучерявым волосам.
- С какого стола начнем? – спросил Юрочкин и оживленно начал крутиться возле телефониста, потирая руки, с  шутками и прибаутками.
«Не иначе хочет помочь», - пронеслось у меня в голове.
- Давайте я вам помогу, - тут же предложил Юрочкин.
- Шурик, - сказал я, - иди-ка ты… На стенды и подготовь схему для новых испытаний.
Юрочкин продолжал потирать руки и крутиться возле телефониста, но после второй моей назидательной просьбы с хитрой улыбочкой все-таки удалился.
Петр Гаврилович разложил  на столе у окна скрученные провода, приборчик с индикатором, отвертку и полез под стол. Мы вежливо для удобства работы предложили ему отодвинуть стол,  но он отказался. Прошло  пяти минут, как Петр Гаврилович залез под стол, чтобы наладить связь, и тут произошло нечто странное и невообразимое. Он сначала  издал тревожное восклицание:
- Уй…
 После чего вдруг запыхтел и выругался отнюдь неделикатно, что на этого приятного вдумчивого интеллигентного человека   совсем не походило.
- Что такое? – с тревогой спросил я.
- Что-нибудь случилось? – спросил Сараев.
- Какая-то сволочь позвонила, - сказал Петр Гаврилович с терпением в голосе. 
- А-а, - протянул я с пониманием. – Там же во время звонка на провода подается напряжение переменного тока.
- Ну и что? – возразил Зубанков, который, как ему казалось, все знал. – Там всего-то пятьдесят вольт. Я сам телефоны чинил.
- Во время звонка на линию подается 220В, - со знанием дела заметил я.
- 250 вольт, - уточнил взволнованный телефонист с терпением в голосе. И снова издал тревожный звук. – Уй!..
- Подумаешь, 250 вольт, - пренебрежительно сказал Зубанков, который, как ему казалось, все знал. 
- Опять!.. Уй!.. Уй!.. – завопил телефонист.
- Хотите сами попробовать? – спросил я саркастически Зубанкова. 
Тот примолк. Телефонист продолжил работу. И пока он подключал нам телефоны, то и дело из-под столов раздавались его возгласы:
- Уй!.. Уй, ты!.. Опять!.. Черт!.. Опять!..
Это были еще самые мягкие восклицания и выражения из тех, которые он употреблял.
Мы, когда его било током,  каждый раз вздрагивали и пожимали плечами, не понимая, что происходит. Он не первый раз устанавливал нам телефоны и раньше никогда ничего подобного не происходило.
Когда он установил все телефоны и закончил работу, мы в три голоса сказали ему:
- Спасибо.
- Пожалуйста, - ответил телефонист со вздохом голосом человека измученного нелегким трудом.
Уходил Петр Гаврилович покрасневший, слегка взъерошенный и словно побитый. Его кучерявые волосы слегка поднялись над головой и торчали в разные стороны. 
Через некоторое время  к нам в комнату пришел улыбающийся Юрочкин.
- Ну, как?.. Он быстро сделал нам  телефоны? – спросил он самодовольно.
- Часа полтора-два возился, - ответили мы.
- Это я ему помог, - сказал Юрочкин. – А то бы он до сих пор  копался с проводами.
- Каким образом ты помог? – спросил я.
- А я ему все время звонил на наши телефоны.
Мы сразу вспомнили «уй» телефониста. Эмоции переполнили нас и попросили воли в самых разных проявлениях. В этот момент я пожалел, что послал Юрочкина на стенды, а не  еще куда подальше.   

 


Рецензии
Не объяснила мама Юрочкину в детстве, что навязанное добро есть зло.

Юлия Вячеславовна Каплюкова   16.05.2018 06:11     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.