Добрая охота

На мостике царило оживление, экипаж в предвкушении добычи весь пришел в движение - проверялись системы, передавались указания в машинное отделение, приходили доклады от боевых постов. Посреди этого хаоса невозмутимо возвышалась недвижимая фигура капитана, устремившего свой холодный взор на экраны. Длинный китель глубокого синего оттенка с красным кантом, титановые застежки, две из которых были легкомысленно расстегнуты, белоснежная фуражка, сидящая идеально по линии горизонта. Капитан Гровер готовился к бою, мысленно проигрывая возможные сценарии, вспоминая детали технических параметров сухогруза и кораблей сопровождения. Хороший навар с минимальными рисками, пустые трюмы его корабля ждали груз, живой и нет.

Его корабль был настоящим произведением искусства, построенный по последней моде военной науки Ци-До, он был продуман до мелочей. Сердцем его был капитанский мостик, который сам по себе являлся аварийным шаттлом, состоящим сплошь из брони и двигателей. Шаттл висел в магнитном поле дока, плавно повторяя инерцию корабля-матки, чтобы даже в самом жестоком бою мостик не трясло и он мог сохранять полноценную эффективность. Второй слой был разделен на трюмы и технические помещения. Здесь работала команда, которой суждено было быть расходным материалом в случае плохого исхода боя. Обычно ее набирали из освобожденных рабов, собственно служба на корабле и была условием освобождения, так что от желающих на замену убитым отбоя никогда не было. Третьим слоем был прочный корпус, в нем располагались системы вооружения, оптические сенсоры и самое главное - многослойная чешуйчатая броня, огромная масса минерала, при попадании коловшаяся на тучу мелких высокоэнергетических осколков, которые в ближнем бою дырявили легкобронированные суда не хуже шрапнели, сбивали наведение и в целом выступали хорошей системой ПВО от легких ракет. В соответствии с азиатской утонченностью, корабль в проекции так же делился на функциональные зоны: поперечное сечение распределялось на боевые сектора, каждый из которых нес свой тип оружия для определенной ситуации. Все, что требовалось капитану - это повернуть корабль правильным сектором к противнику. Носовая часть обладала самой толстой броней и венчал ее далеко выступающий таран, белый, как раскаленный добела топор. Капитан любовался своим кораблем в доке на Гречишной Луне, в оптическом спектре его бронекорпус мягко переливался всеми цветами радуги и напоминал в своем грозном великолепии блестящих жуков с давно покинутой людьми Земли. Земля… Запретный край, дом, покинутый более 900 лет назад спустя еще 300 лет бесплодных попыток ужиться в новом ужасном мире выжившему в ядерном пожаре человечеству. Не всем повезло уйти, целые нации и народы пропали, навеки брошенные в агонии отравленной планеты. Но и в бесконечности космоса люди остались людьми, быстро поделив все пространство на зоны влияния и ведя бесконечные войны друг с другом за изменение бескрайних границ. Эта часть космоса принадлежала им, флибустьерам безвоздушного пространства. На звездных картах она проходила как спорная территория между Африканскими монархиями и Европейским конгломератом, отданная на откуп охотникам за удачей. Лакомый маршрут - тут ходит много тихоходов, транспортников без искривлятора пространства, набитых доверху нестабильной, но ооочень дорогой рудой. Это серьезный противник сам по себе, но через опасные районы сектора торговцы часто берут эскорт военизированной охраны на быстрых и маневренных кораблях. Не каждому такая добыча по зубам, капитан Гровер один из немногих обитателей Гречишной Луны, кто регулярно выходит в рейд на руду и всегда возвращается с добычей.

- Капитан! Нас заметили, два корабля эскорта отделились от группы и заходят на нас с +4 на 30 кабельтовых, контакт через 20 минут.
- Спин 15, полный ход, торпеды к бою, - Гровер уже разгадал непритязательную тактику охранения и сложил в голове план боя практически по минутам.

Мостик мягко отзывался на крутые маневры корабля-матки, таким образом магнитные ботинки экипажа работали в треть мощности, позволяя без усилий передвигаться между постами.
- Цель на +1 час, 3 кабельтовых, курс 0, еще одна на -4 часа, заходит сзади, третья цель уничтожена
- Спин 45, тангаж 60, заградительный левой батареей - огонь, курс на сухогруз, абордажным командам - полная готовность, - капитан сохранял невозмутимость в то время, как корабли эскорта жалили прочный корпус, а на боевых постах и в машинном отделении гибли люди.
- Доклад о повреждениях: разгерметизация отсеков с 37 по 41, нет связи с четвертой батареей, замена выбывшей команды правого реактора.
- Боеготовность - 93%, остаток боекомплекта - 81%
- Абордажные команды готовы
- Входим в зону действия орудий сухогруза
- Спин 30, тангаж -20, выйти на малую орбиту, дистанция атаки - 3 кабельтовых, бур-пушки по моим отметкам - огонь по готовности, на третьем витке - анкер к стыковочному узлу и открывайте канал связи с их капитаном.

Корабль Гровера стремительно приближался к огромной барже под градом снарядов, принимая их то носовой частью, то поворачиваясь наименее пострадавшими в предыдущем бою сторонами прочного корпуса. Здесь начиналась самая тонкая игра - груз баржи чрезвычайно чувствителен к перегрузкам, нельзя просто наделать в ней дырок и гордо забрать все уцелевшее - детонация в лучшем случае сведет все потраченные усилия на нет, в худшем - избавит от необходимости переживать о стоимости ремонта. Поэтому единственным решением было брать баржу на абордаж предварительно намертво закрепившись на ней.

Оставшиеся корабли эскорта нехотя признали поражение в битве и вяло перестреливались с пиратским фрегатом с почтительного расстояния, скорее имитируя бой для заказчика, не находя смелости с позором убраться восвояси. Команда точно выполнила указания капитана и с минимально возможными потерями закрепила корабль на барже, предварительно выведя из строя часть орудийных систем. Жертве ничего более не оставалось, как принять условия пиратов и пустить на борт абордажную команду, которая сразу же разделилась на тех, кто занимает мостик, и тех, кто берет под контроль машинное отделение. Добыча была богатой и Гровер решил забрать все вместе с кораблем.

Тревога на мостике стала для погрузившегося в мечты о славном кутеже капитана полной неожиданностью:
- Что, черт вас дери, тут происходит? - зарычал он на старпома
- Капитан, выход массы в 100 кабельтовых позади нас, два объекта, пытаемся идентифицировать
- Два корабля, по размерам - корветы, по приборам - масса превышена в 4 раза, неизвестной принадлежности и класса, движутся очень быстро в нашем направлении, зажимают в клещи

На экранах появилось увеличенное изображение с выпущенных ранее зондов. В серых громадинах, рассекающих острыми носами мрак космоса не было никакой грации и изящества, от них веяло какой-то первобытной грубой силой, неумолимостью рока. На бортах белыми символами неизвестно для кого были нанесены номера и обозначения на языке, которого никто на мостике не знал, бронекорпус слегка поблескивал в холодном свете звезд

- Приготовиться к бою, отстыковываемся немедленно, спин -10, малая орбита, выставьте баржу между нами, затем тангаж 180 и полный ход, проходим встречным курсом, держим на +3 и -9, секторальным батареям огонь по готовности, на выходе спин 90, тангаж 180, полный ход на таран двигательной установки, малая орбита и держимся тени, пока ведем бой с одним
- Капитан, выход массы, 150 кабельтовых, приборы легли, не могу определить количество целей - похоже на флот вторжения!
- Капитан, корабли запрашивают связь
- Выводи, - колоссальное напряжение сменилось апатией, обостренные чувства и острый ум вдруг разом заплыли жиром безысходности ситуации. Даже такой великолепный корабль, как у него, не имел шансов против целого флота неизвестно откуда взявшегося противника, которого Гровер видел первый раз в жизни.

Изображения не было, но низкий голос с тяжелым лающим акцентом вырвался из динамиков мостика, начав вещать не допускающим возражений тоном на английском языке:
“На связи сторожевой катер “Надёжный”, вы находитесь в космическом пространстве Союза Советских Социалистических Республик, приказываю остановить машины и дожидаться высадки десанта во избежание немедленного уничтожения. Повторяю, мы готовы применить силу вне всяких ограничений, включая термоядерное оружие. Сопротивление бесполезно”


Рецензии