Япония полна тайн. Часть 26

Все имена и наименования - случайные совпадения и являются сплошной фантазией автора



       .....Надя и Кику зашли в метро, купили жетоны и благополучно проскользнули мимо опасных рогаток турникета, которые иногда вдруг начинают жить своей жизнью и, несмотря на брошенный жетон, прижимают человека в самый неожиданный момент. Но в этот раз всё прошло благополучно.
Еще через полчаса они подходили к дому, но тут Надя остановилась и, глядя на японку ласковым взглядом доброй мамы, сказала:
       - А не забацать ли нам фаршированных кабачков? Наверняка,  у вас такого нет в Японии?
         - Забацать это как? Забить? Чем-то придавить? То есть кабачки (у неё это прозвучало как каватики) сложить один на другой и что-то сверху положить? Фарсированни, это фарс? Сверху?
        - Ой, смешно мне тебя слушать, милая ты моя! Забацать, значит сделать что-то неожиданное, но хорошее. Кабачки не надо ничем придавливать, их надо помыть, вынуть серединку  и положить внутрь фарш, а не фарс. Ты это всё увидишь сама, да и мне будешь помогать, а потом вместе сделаем домашку.
       - Надя-сан, мне так неудобно, что ты обо мне беспокоишься. Ведь в договоре этого нет, и ты не должны тратить на меня свои деньги.
       - Ну, в общем – да. Но у русских не принято держать гостя на голодном пайке. Если ты живешь у меня, могу ли я объедаться, не обращая внимания, что ты давишься сухим печеньем или заливаешь кипятком химический доширак. Ясный пень, у меня кусок в горло не полезет, да и потом ты тоже можешь поучаствовать в покупках. Ты мне продукты, я тебе вкусный обед. Хоросо?
       - Хоросо. Я тоже хотела так предложить, но подумала, что такое желание для тебя будет дополнительной нагрузкой, поэтому не посмела. Прости меня,. – и Кику, как это принято в Японии, низко поклонилась.
       - Отлично! Итак, покупаем кабачки, мясной фарш, лук у меня есть, масло есть, грибы есть…. Тогда что еще? Рис! У меня он закончился. Только ты сама выберешь, теперь продают огромное количество видов, ты посмотришь, какой тебе ближе всего.
        Пробежка по магазину понравилась обеим девушкам, они еще взяли пива, белого и черного хлеба, сыра, оливки, петрушку и укроп.
       Но прежде, чем приступить к сложной готовке русского блюда, Надя сказала Кику: иди,  полежи полчасика, всё-таки для первого раза нагрузка у тебя большая и потом в Японии сейчас уже глубокий вечер, так что отдохнуть надо. А я пока котика покормлю, а потом посижу в интернете, почту проверю.
        - Аригато, Надя-сан. Я с удовольствием полежу. У вас и воздух другой, и погода не такая, немножко даже голова кружится.
         - Иди, иди, я без тебя не начну. А  полежать в теплой постельке всем полезно!
       Надя вынула котенка из коробки, и он тут же облизал ей щеку. Маленький шершавый язычок и голубые глазки были такими умильными, что ей захотелось прижать его к груди, как маленького ребенка. И даже расцеловать. Но он стал жалобно пищать, поэтому все нежности пришлось отставить и дать ему молочка. Он сосал соску,  и это тоже было очень трогательно. Она еще открыла баночку детского пюре «мясо с печенью» и, намазав палец,  дала котику облизать его.
        Что он и сделал с огромным удовольствием, даже замурчал громко. Потом зажмурил глазки и приготовится спать. Ведь дети спят почти всё время, и именно во сне они растут. Надя опять положила Эми в коробку, поправила мягкую подстилку и пошла к компьютеру.
        С удивлением она увидела, что ей написала письмо Вера. С какой стати дочка стала посылать весточку, когда они могут увидеться вечером и обо всем поговорить. Если только есть что-то особенно важное и ждать нельзя. «Мама, я поговорила с Ксенией по поводу твоих браслетов и бонсай. Она согласилась, так что порыщи в своих архивах и приготовь всё, что ты хотела бы отдать на продажу. Больших денег не обещаю, но хоть что-то получишь! И потом, вдруг откроются перспективы! Ведь в этот салон и иностранцы приходят, а они любят ручные поделки. Так что давай, не стесняйся!»
       Надя еще пересмотрела письма, удалила спам и ненужную рекламу, выключила компьютер и задумалась. Неужели, в самом деле,  жизнь меняется в лучшую сторону? Дочка нашла интересную работу, её собственное  одиночество разбавила новая гостья, которая Наде очень нравится и с которой можно разговаривать, потому что она знает русский язык намного лучше Харуми. И можно уже не общаться жестами и улыбками, вставляя простые слова без шуток-прибауток, которые Надя обожала, а до бедной Харуми частенько не доходило.
         Хотя и это тогда можно было обойти с помощью чудесного расслабляющего лекарства  - двух-трех рюмочек водки или парочки бокальчиков пивца.
          Но ведь не будешь всё время подливать выпивку, чтобы разъяснить, что такое «Знает кошка, чье сало съела» или «В каждой избушке свои погремушки». Конечно, можно руками и избушку показать, сложив ладошки над головой, типа – крыша, дом, избушка и взять в руки две ложки, положить между ними горошины и позвенеть. Но эта пантомима,  которая вызывала у них бешеный смех, не могла объяснить скрытый смысл фразы, поэтому цирковые номера были отдельно, а пословицы отдельно.
         А с Кику - проще. Она много читает, особенно классиков. У неё хороший русский литературный язык, пусть и со смешной путаницей букв, но она уже может почти всё понять. Есть такая поговорка: «каждому своё», но Наде больше нравится: «каждый сверчок,  знай свой шесток», так Кику тут же сообразила и сказала неожиданное  «неко но ирунова яне но ю, тори но ирунова ки но ю», которое можно перевести, как место кошки на крыше, а у птицы  – на дереве. Ну разве не прелесть?! Да еще и кошку приплела, что особенно согрело Надино сердце.
        Минут через сорок Надя пошла будить Кику, та спросонья не смогла сразу понять, где она. Но Надя погладила её по голове, и японка тут же опустила ноги с дивана и почти что вскочила.
       - Я что спала? Только прилегла, просто отдохнуть и тут же провалилась куда-то.
        - А теперь как ты себя чувствуешь? Голова прояснилась?
        - Дааа. Я даже снов не видела, просто, как будто в воду опустилась.
        - Ну и отлично! Я всё приготовила, осталось только собрать наши продукты в кучку и через час у нас будет обалденный обед. Иди,  мой ручки. Можешь и лицо ополоснуть, сразу посвежеешь!
        - Да, спасибо. Има /cейчас/! Уже иду.
Кику надела юката, легкое домашнее кимоно, Надюша повязала ей передник с гжелевскими рисунками, на живот себе  натянула льняное полотенце и работа закипела.
        - Так, берем кабачок, моем его под краном холодной водой, разрезаем поперек и вынимаем железной ложкой внутреннюю кашу.
        - Кашу? Как это?
        - Ну то, что внутри оно такое мягкое, как манная каша-размазня.  Ела когда-нибудь?
        - Неет.
        - Ладно, это будет следующим номером в нашей программе. Итак, вынимаем внутренности, а в это время на плите стоит сковородка, туда мы льем масло, бросаем нарезанный лучок и немножко морковочки, всё, конечно солим и перчим по вкусу, потом насыпаем фаршик и начинаем мешать
       - Мешать? Это когда кто-то путается в ногах? Я это учила, мне даже пятерку поставили! Но я до сих пор не пойму, причем  здесь ноги.
        - Да, русский язык не для слабонервных!  Это и в самом деле непонятно, когда человек что-то говорит под руку и мешает, а потом выясняется, что он путался в ногах. Ну,а в нашем случае - мешать, значит перемешивать, то есть берешь вилочку и снизу всё перекладываешь наверх, меняешь мяско и лучок местами, так они лучше прожарятся. Рис, кстати,  я уже сварила и грибы порезала. Но их надо мало. Так. Теперь бери ложку, зачерпывай со сковородки начинку и пихай её в кабачок. Вот, как я. Еще и придавливай, чтобы больше влезло и было плотно. Ведь начинка – это главное! Теперь берем стеклянную латку, прости, не знаю, как это будет по-японски…
       - Может быть,  нэбо.
        - Хорошо, берешь нэбо и укладываешь кабачки попками вниз, сверху покрываешь их шапочками из помидоров, чтобы вкуснее было. Наливаешь воды, чтобы покрыть примерно половину кабачка, обкладываешь всё  кусочками помидоров и еще, если хочешь, можно добавить ложки две сметаны, но это по вкусу. Вот и всё! Теперь почти сорок минут мы – свободны. И будем заниматься домашкой! Тащи свои книжки и тетрадки!
        Кику принесла тетрадки, словарь и книгу, похожую на амбарную, то есть почти что журнал. С рисунками и объяснениями, написанными большим шрифтом с красными подчеркиваниями.
       - Таак. Что у нас там для перевода? Твоя биография? Уже интересно!
       - Нет, не обязательно точную биографию, можно придумать всё, что угодно.
        - И кем бы ты хотела быть? О чем мечтала в детстве? Небось, артисткой? У нас почти все девочки хотят быть или моделью, или артисткой, или певицей.
       - Ты знаешь, я очень любила животных и хотела стать доктором для собак. У нашего соседа была большая собака, и я её просто обожала. Она всегда виляла хвостом и облизывала мне щеки. Но потом она заболела, а доктора не было, и она умерла. Я очень плакала и сказала – вырасту и стану врачом. Но… не получилось.
        - Понятно. Давай теперь будем фантазировать и придумывать историю про ветеринара.
      Они немного помучились с тем, чтобы сложные термины прекратить в легкие и понятные слова, но  биография была написана. Тексты про банк и ресторан оказались легкими. Так что через час с домашкой было покончено.
         К этому времени кабачки были готовы, и Надя выложила на плоскую тарелку порцию для Кику, а потом и себе добавила. Зеленые кабачки с оранжевыми помидорками и белой сметанкой были особенно красивы. Надя еще посыпала сверху укропчик и мелко нарезанную петрушку, и обед с голландском стиле был готов!
        Пришлось кстати и пиво.  Были вынуты из стеклянного шкафчика бокалы «Хайникен», которые она выиграла на каком-то фестивале, разложены красные салфетки, ножи и вилки, и девушки приступили к дегустации.
         - Оооо, сугой! – потрясающе! Как это у вас говорят? Вкуснятинка?
         - Да, можно сказать – объедение! Ешь, моя маленькая, тебе надо поправиться, а то в нашем холодном влажном климате трудно тебе придется.
        - Домо аригато, Надя-сан! Ты настоящая волшебница! Я тоже дома попробую это сделать. Вот мои подружки удивятся, когда я это им приготовлю. Только у нас сметаны нет, .а йогурт можно? Или соевые сливки?
        - Да, наверное, можно. В любом случае, надо попробовать. В этом-то и есть прелесть кулинарии – придумывать что-то новое и интересное. Если бы мы до сих продолжали традиции предков, то и ели бы только мясо да капусту. А так – видишь, сколько всего можно приготовить из простых продуктов! В следующий раз будем варить манную кашу с клубникой. Тебе понравится!.
Кику еще заварила себе зеленый японский чай, предложила и Наде, но та отказалась. Чай после пива, это как-то уж совсем экзотично. Японка  выпила целую чашку и ушла в свою комнату, разбираться с книгами и тетрадками, а Надя стала убираться в кухне.
        А через полчаса домой вернулась Вера, и пришлось снова разогревать кабачки и кормить голодную дочку.
        - Ну как день прошел?
        - Да, отлично! И я договорилась, чтобы твои поделки положили на витринку, мало ли кому понравится, купят  букетик, а к нему прицепчиком и твой браслетик. Кому от этого плохо? И тебе  денежки какие-никакие. Только надо каждый положить в красивую коробочку, чтобы приятно было и в руки взять. Это же подарок!
        - Спасибо, дорогая. Для меня это – самая приятная новость за последнее время. Только с коробочками – засада, ведь они – те, что поприличнее, всегда такие дорогие!
        - Мама, ну что мне тебя учить?! Купишь обычные картонные коробки, главное, чтобы форма была хорошая, обклеишь блестящей или бархатной бумагой, на крышку какие-нибудь цветочков зафитилишь или бусинки приклеишь – вот тебе и чудо природы! Да ты и сама знаешь, как из ерунды сделать шедевр! Я вспоминаю, как ты из занавески мне выпускное платье сшила. Все в классе были в отпаде, думали что-то это -  французское или сняли с модели в твоём  Доме мод.
        - Да, ты права. Жизнь становится такой фееричной! Завтра же пойду искать коробки. А сегодня я встретила Кику после занятий, мы погуляли немножко, а потом я учила её готовить фаршированные кабачки и знаешь, как она их обозвала? Фарсированни каватики. Запомни, пригодится в жизни!
         - Мне нравится Кику, она очень милая и воспитанная. И без конца говорит: сивасиво. Это так забавно! Она уже рассказала тебе свою биографию? Или это не входит в программу занятий?
         - Вера! Ну что за ирония?! Ты сама знаешь, как мы любим узнавать всё о других. Сама, небось, уже растрещала в цветочнике про свою бурную жизнь? У них, наверное, от твоих рассказов волосы встали дыбом!
        - Да, с тобой не поговоришь. Обязательно какую-нибудь гадость скажешь. Что тебя не устраивает в моей жизни? Я живу эмоциями и чувствами, и мне это нравится! Потому что кругом – живая жизнь, а не книга со скучными правилами. Я еще кое-что хочу у тебя спросить…. Но только ты отнесись к этому спокойно. И, если можешь, доброжелательно.
         - Господи! Что опять? Уезжаешь в Москву? Выходишь замуж? Или Кунгоро тебя пригласил к себе, и ты теперь будешь жить в японском доме и спать на полу?
         - Тебе не откажешь в прозорливости. Речь как раз и пойдет о мужчинах. Мне кажется… не знаю, может быть, я ошибаюсь…. но вроде бы я беременна…
       - Да ты что! А ты проверилась?
        -  Да, я сегодня купила тест, но еще, наверное, рано. Обычно спустя месяц показывает, а прошло-то две недели.
          - Вера, а ведь это очень хорошая новость! Я давно мечтаю стать бабушкой, нянчить внуков, гулять с ними. Так что,  давай – рожай, .я – за! двумя руками! А как ты узнаешь, кто отец? Насколько я поняла, ты успела и с японцем подружиться, и с твоим крутым москвичом.
         Вера вздохнула, покачала головой и опустила плечи. Видимо, и для неё такие подвиги были труднообъяснимыми. Но всё ведь получилось так логично, так плавно и легко, что тогда, в Москве, она не испытывала никаких чувств, кроме эйфории и полета. А Кунгоро…. он просто попался под руку – сильный независимый мужчина, известный художник, молчаливый и надежный.  После бешеного немецкого Фрица японец был именно каменной стеной, за которой можно было скрыться от всех своих забот. Если бы не Сергей и какая-то гипнотическая любовь к нему, то, скорей всего, именно японец стал бы её судьбой.
         - Как ты думаешь, что мне делать, если я вдруг и в самом деле залетела?
      - Я же сказала – рожай! А кто папаша – уже неважно. Кто первый согласится, тот и будет воспитывать сыночка. Или девочку. А смешно было бы, если бы ты родила двойню? А? Каждому папаше по ребенку! И от обоих алименты! Вот бы мы зажили!
        Надя рассмеялась, и в это время в кухню вошла Кику.
         - Рассказываете истории? Можно я с вами посижу, спать еще рано. Я повторила уроки и теперь могу отдохнуть. Тем более мне надо много общаться с носителями языка. Не помешаю вам?
           - Садись, Кикушенька! Мы и в самом деле рассказываем смешные истории, неизвестно  только, чем они могут закончиться.
           -  Надя-сан, я вот что подумала, а почему бы нам не завасать наше японское блюдо сукияки?!
        - Завасать? Заквасить? Что-то я не пойму. Скажи еще раз медленно, по буквам.
        - Забасать, так, наверное?
         - Аа, забацать. Отлично и что это за блюдо с неприличным названием?
         - Неприличное? Почему?
         - Да, это ерунда, не обращай внимания. У нас суки - это женщины плохого поведения. Но это к делу не относится. Давай рассказывай про своё блюдо.
         - Надо, чтобы была сковородка или небольшая кастрюля, её нужно поставить на огонь посредине стола…
         - Как на огонь? - закричали в один голос Вера и Надя. - Всё же загорится! Может быть, на плиту?
         - Ааа, да, я имею ввиду  нэбо или миску  поставить на жаровню или на такую решетку, как для барбекю. Но маленькую, чтобы только кастрюря поместилась.
         - И дальше что? - спросила заинтригованная Надя.
        - Туда налить воды, посыпать соли и приправ, потом опускать постепенно кусочки морковки, дайкона, репки, лука, капусты, тонко нарезанного мяса или курицы  и еще всего, что захочешь. А потом из кипящей воды вынимаешь палочками эти овощи и мясо и макаешь их в пиалку с яйцом. У каждого своя пиалка. Получается такой свежий вкусный омлет. Очень по-японски. Мы это делаем, когда много гостей. Можно сказать, это праздничное блюдо. Я бы хотела, чтобы вы попробовали.
           Надя посмотрела на Веру, та подняла брови и вытянула губы. Поставить жаровню на стол – да кому это в голову придет? На улице, под деревом еще куда ни шло, но в доме?
Вера очнулась первой:
        - Мама, а ты помнишь, ведь у нас где-то была фондюшница! Она ведь и с подставкой такой керамической, которая не горит. Правда, она маленькая. Но для эксперимента, по-моему, и это будет хорошо. А? как ты думаешь?
          - Точно! Ну,  ты у меня умница! Сейчас поищу в кладовке,  и завтра вечером попробуем новое блюдо. Кику – ты молодец, что решила нас угостить японской едой. А то мы здесь знаем только суши и роллы. А Харуми сказала, что она никогда такого в Японии не ела. Ты уже пробовала нашу японо-русскую стряпню?
        - Подожди, я посмотрю это слово в словаре. Я его в первый раз слышу. Как ты сказала?
        - Стряпню? Да, это просто еда. От глагола стряпать, то есть готовить что-то. У нас это слово редкое, так что можешь не листать свой словарь, там таких старорусских слов наверняка нет. В общем, я уже в предвкушении завтрашнего праздника. Пойду, пошурую в кладовке, я сама не помню, куда засунула фондюшницу вашу.
           Кику тут же полезла в словарь искать смешное слово «пошурую», а Вера приготовилась расспрашивать Кику о жизни иностранок в Японии. Вдруг пригодится!
         - Кику-сан, у меня неожиданный вопрос – как живут иностранцы  в вашей стране? Особенно, если не знают японского? Ведь гражданство не дают сразу, если заключен брак?
            - А у вас есть жених? – удивленно спросила Кику.
           Вера немного смутилась и хотела уже пошутить: «Есть! Но еще не знает об этом» Но потом подумала, что японка вряд ли поймёт шутку, поэтому ответила простыми словами:
         - У меня есть хороший знакомый, и я думаю, если с ним поговорить серьезно, то он не будет против жениться на мне.
          Кику задумалась. Она сама не знала близко ни одной русской женщины, которая была бы замужем за японцем. Но так как ей надо было поддерживать язык, то она частенько ползала по разным русским форумам и читала всякие истории и счастливые, и печальные о том, как приспосабливаются иностранки к необычным японским традициям.
          - Если вы владеет английским на приличном уровне, то можете подать заявку на преподавание в школе или университете. Но нужен официальный сертификат. И, скорей всего, вам предложат эту должность не в столице, а в каком-нибудь маленьком городке. И зарплата будет меньше, чем у японского преподавателя. Это делают специально, чтобы не оставить местных людей без работы. Но, когда вы выходите замуж, то муж обязан вас содержать и тогда не обязательно работать. Потом появятся дети, и вы будете жить, как обычная японская семья.
         - А если не преподавать, то что еще можно найти?
         - Трудный вопрос. Надо искать сайты и смотреть. Конечно, с вашей внешностью вы легко можете стать хостесс. Но там небезопасно. Этот бизнес курируют якудза, хоть и не явно.
        - Якудза? Это что? Мафия?
        - Да, такой вид мафии. Где есть большие незаконные деньги, там и криминал. Но это везде так, не только у нас.
        - Ну, да! У нас тоже такое есть. А хостесс это…. девушки легкого поведения? Не хотелось бы пасть так низко.
          - Официально аморальные услуги за деньги запрещены, но хостесс  это не то, о чем вы подумали. К тому же если вы попадете в приличное заведение, то там не обязательно заниматься ээээ… как бы это сказать…. продажной любовью. Так по-моему можно это назвать.
        - Хорошо, а чем они тогда занимаются?
       - Есть такие клубы или кафе, как хотите их назовите. Туда приходят мужчины, которые хотят почувствовать себя мачо, хотя в обычной реальной жизни они стеснительные и робкие. Девушки их встречают, сидят за одним столиком, разговаривают, шутят, подливают пиво или сакэ и выслушивают печальные или смешные истории жизни. Японцы особенно западают на блондинок с голубыми глазами и, когда выпьют, кажутся себе героями американских мелодрам. А работа девушек заключается в том, чтобы клиент выпил и заказал закуску на большую сумму. Чем больше заказ, тем больший процент получает девушка. Ну, а для японца этот такой сеанс психотерапии. Ведь девушка обязана быть очень красивой, с модной прической, в хорошей одежде и всё время улыбаться, даже если осмелевший «мачо» будет гладить её по спине и по коленке. Но не обязательно соглашаться провести ночку в отеле. В договоре есть специальный пункт – только добровольно!
         - Даааа. Это интересно. Но, наверное, мне это не подходит. Я не буду терпеть, если человек, который мне не нравится, начнет меня лапать. Сразу же двину ему по физиономии.
         - Лапать… знакомое слово. Где-то я его читала. Это, по-моему, такая обувь в деревне. Да?
        Вера рассмеялась и стала объяснять японке разницу в словах «лапать» и «лапоть». Но на этом интересная лекция про жизнь иностранцев в Японии не закончилась.
         - Простите, Кику-сан, а у вас есть семья? Дети, муж, родители, братья, сёстры? Простите, что спрашиваю, но ведь вам и самой, наверное, будет любопытно узнать о нас, раз вы живете в нашей семье. И я расскажу, конечно. Но вначале хотела, чтобы вы чем-то поделились. Не обязательно подробно, просто основное,  для лучшего знакомства.
           Кику опустила голову и глубоко вздохнула. На самом деле никто из японцев не любит говорить о себе и своей семье. Сослуживцы могут работать много лет подряд и не знать, как и где живет сотрудник, с которым работаешь бок о бок каждый день и с которым выпиваешь по пятницам в знакомом кабачке. Просто не принято открывать душу, а тем более жаловаться. Но здесь ситуация была другой. Кику и в самом деле надо оттачивать русский язык. Да и потом, когда она вернется в Японию, надо будет подружкам рассказывать, в какой семье она жила, что видела, чем угощали и какие чудеса она открыла в холодном Петербурге.
        - У меня только мама и брат. Они живут далеко от меня, в Нагано, и я редко к ним приезжаю. У брата есть жена и двое детей, Мои племянникам 12 и 10 лет, они приезжают иногда ко мне в гости, они очень милые, и я их люблю. У меня был муж и дочка, но…. они погибли во время поездки на экскурсию на озеро. Они плыли на небольшом корабле вдоль берега, слушали историю про Киото и времена самураев….вдруг поднялась большая волна. И все утонули. Это было неожиданно, никто не был готов к этому, хотя у всех были спасательные пояса, но волна поглотила и кораблик, и людей.
         - Сочувствую, дорогая. Это давно было?
          - Да, уже лет пятнадцать прошло.
         - А замуж за другого человека не хотелось?
         - Я была в депрессии долгое время, даже лечилась в клинике, а потом увлеклась новой работой, стала учить языки. Поездила по миру и теперь мне уже трудно будет исполнять роль обычной жены в японской семье. То есть то, что я умею на работе, мои увлечения и путешествия сразу же прекратятся. Я должна буду подчиняться мужу, и без его разрешения не смогу ни поехать куда-нибудь, ни на работу ходить на полный день.
         - Вот как. Это значит, что с моим характером я вряд ли уживусь с мужем-японцем?
         - Скорей всего – да. Хотя вы молодая, сейчас молодежь не такая, какой были мы в их возрасте. Они тоже много ездят по свету, и быстро перенимают американские и европейские традиции. По крайней мере, пока не женятся. Здесь правила почти не меняются. Это как фундамент для нашей нации – первый этаж может быть немножко другим, пятые, седьмые этажи вообще могут быть не крепкими, даже иногда их может сносить ветер, но фундамент – это крепость, пока он стоит, ничего нам не страшно!
         - Молодцы. Я стала недавно смотреть японские сайты и увидела, что у вас праздники в городах и селах проводятся буквально уже по пять-десять столетий! И никто не удивляется, берегут традиции и участвуют все. Даже маленькие дети. Мне это нравится. Правда!
В это время в кухню вошла Надя.
        - О чем вы говорите, девочки? Небось, о мужиках? Или о погоде, как леди на приеме у королевы?
        - Мама, я спрашивала Кику о том, как живут иностранки в Японии. К сожалению, ничего приятного нет. У них до сих пор Домострой! Представляешь?!
        - Домострой? Это что? – спросила Кику, приготовившись записать новое слово в свою толстую тетрадку.
       - Это вот и есть – жена да убоится мужа, да прилепится к нему и тихо сидит дома, рожает детей, готовит, убирает, стирает, работает в поле и … молчит! Даже, если муж не самый идеальный мужчина!
            - Ага, понимаю. Да, у нас Домострой. Но это неплохо. Когда роли понятны с самого начала, вряд ли будет бунт на корабле. Да?
           - Ишь ты, какие слова ты знаешь! Мне нравится, Кикуша, что ты понимаешь наши пословицы и поговорки. Я просто расцеловать тебя готова за это! Это значит, что ты чувствуешь тонкости языка и  хочешь говорить на нём не как ученик-зубрила, а как человек, которому этот язык понятен с детства,  и он плавает в нем, как в живом глубоком озере.
        - Домо аригато, Надя-сан. Ты права, я очень люблю и Россию, и ваш язык, и всех вас. Вы – такие сердечные и милые. И свободные. Я тоже бы хотела быть такой, но в Японии это не принято, всё в рамках приличия  и традициях. Поэтому я здесь буду отрываться.
          При этих словах все рассмеялись. Потому что это прозвучало  как «отиривасся». И смысл,  и произношение было просто уморительными.
           - Ну, ладно, узнала я, что хотела, пойду посижу за компьютером, - сказала, поднимаясь, Вера. – А вы пейте чай и общайтесь. До кроватки еще есть время! Пока!
         Кику посмотрела вслед уходящей Вере и проговорила задумчиво:
         - Хорошая у тебя дочка, Надя-сан. И очень красивая.
          - Да уж! Что есть, то есть. Она всегда была такой красоткой, и все смотрели на неё  и еще в детстве говорили – «Ну прямо куколка у вас!» Это её и подкосило, она думала, что так будет всегда – все будут восхищаться и исполнять любое её желание по первому приказу. Однако, жизнь это не сказка, и каждый желает взобраться на лестницу повыше, не стесняясь отпихнуть конкурента. И никто не уступит своего места даже признанной красотке. У нас говорят «Не родись красивой, а родись счастливой»!
         - Да, у нас тоже есть похожая поговорка: Кирёмаке, это значит человек слишком одаренный или слишком красивый, чтобы быть счастливым. И это так странно. Я читала много книг про великих людей, и узнала, что многие из них были или некрасивы, или маленького роста, как Наполеон и  Александр Македонский, или вначале очень бедные, а потом добились славы и денег и стали для многих примером, как добиться успеха, несмотря на какие-то природные несовершенства.
          - Да, есть такое. Но сейчас, вроде бы, у дочки начинается новый период в жизни, она нашла интересную работу, что-то меняется в характере, перестала быть резкой и непримиримой, так что, может быть, и будет счастливой. Она рассказала тебе о своём японском друге?
          - Нееет. Но спрашивала очень подробно о жизни иностранок в Японии, если они выйдут замуж и переселятся к нам.
          - И что ты ответила?
          - Сказала правду: слишком мы непохожие, поэтому будет трудно. Но если люди любят друг друга и принимают разницу в характере, воспитании и традициях, то можно всё преодолеть. Хотя японские мужчины, особенно такие, которые живут долго с родителями и ни разу не ездили заграницу, живут по старинке: они приносят домой деньги, работают с утра до позднего вечера, каждую пятницу идут с коллегами в бар и там напиваются , чтобы снять еженедельное напряжение, потом в субботу и воскресенье спят и смотрят тупые шоу или сериалы и не обращают никакого внимания на детей.
        Иногда, правда, путешествуют всей семьей по каким-нибудь традиционным местам, но не часто. То есть,  у нас до сих пор существует Домострой. Но если у иностранки спокойный характер, и она любит заниматься с детьми, а в свободное время ходить в клуб любителей икебаны или каллиграфии, или сочинения стихов хайку, то всё это можно пережить. Для женщин есть много развлечений, причем бесплатных. Особенно популярны разные спортивные состязания – марафон, плавание, прыжки на батуте, волейбол и  традиционные японские игры.
           - Понятно…. А есть такие, кто делает браслеты и украшения из бисера?
            - Конечно! И это очень красиво. Даже есть конкурсы на лучшее изделие. И награда – 10000 иен. Это – хороший стимул. К тому же их показывают по телевидению, а слава еще никому не помешала! Представляешь, ты стала звездой в своём микрорайоне, тебя все узнают и кланяются при встрече!
         - Да! Я бы тоже хотела прославится и чтобы все мне кланялись и здоровались. Но вряд ли это будет. Вот Вера мне сказала, что директриса салона разрешила ей показать мои изделия и поставить их на продажу. Сейчас принесу, покажу.
          Надя ушла в свою комнату и через пять минут принесла большую коробку со своими драгоценностями. Там были и браслеты, и брошки, и кулоны, и бусы, и заколочки для волос. В общем, можно было открывать свой магазин, да только таких рукодельниц слишком много развелось в последнее время, невыгодно стало этим заниматься.
         Кику захлопала в ладоши и стала перебирать красивые вещи, рассматривая и бисер, и застежки, и, как прикреплены кабошоны. Она качала головой и повторяла: сугой, сугой! Какая молодец!
           - А можно я куплю у тебя вот этот браслет с голубым камнем? Мой цвет – голубой, и я люблю всё синее и морское.
         - Конечно! Я даже подарю тебе его, пусть у тебя останется память обо мне. В конце концов, деньги – не главное, а симпатия и дружба дают гораздо больше для сердца, чем полученные рублики.
       - Нет, я так не могу. Ты старалась, покупала бисер, придумывала форму, - это всё стоит денег, так что я заплачу. Сколько ты хочешь?
Надя хотела немножко повыпендриваться и еще раз повторить, что это подарок, но поняла, что Кику говорит серьезно, поэтому опустив глаза, сказала:
       - Я обычно продавала за тысячу, но могу, как хорошему покупателю, сделать скидку.
        - Никаких скидок! Тысячу, так тысячу.  А ты мне расскажи про цветочный салон. Даже, если можно, давай сходим туда, мне интересно это. Я ни разу не была в таком месте. Можно?
         - Хорошо! Завтра я тебя провожу в школу, потом похожу по магазинам, поищу коробочки для браслетов, а потом вместе пойдем в салон. Думаю, что дочка будет не против. Наоборот, если директриса увидит, что у нас в гостях японка, она будет Веру еще больше уважать.
           - Почему? Что во мне такого особенного?
          - Да у нас сейчас поголовная япономания. Все восхищаются вашей страной и считают, что вы – инопланетяне, которые давно обогнали по развитию всё остальное человечество. И еще всем нравится, что вы сохраняете традиции  и цените красоту и чистоту. В других странах этого давно уже нет. Так что ты у нас будешь просто яркой звездой!
       - Ой, мне так неудобно! Может быть, не надо? Страшно быть звездой, тем более незаслуженно, ведь я не певица, не артистка, не какая-то популярная личность.
         - Ничего, сестра, прорвемся! Мне самой интересно такое маленькое приключение.  Вполне возможно, что никто и не обратит на нас внимания. Возьмут коробочки и ручкой помашут: идите, мол, и без вас забот хватает!
         - Да так было бы лучше. Надя-сан, можно я пойду лечь в кровать? Глаза (а получилось: граза) слипаются.
           - Да, конечно, моя милая, иди, я еще посижу, повыбираю, что лучше из этих украшений завтра показать, чтобы уж точно взяли. А потом тоже лягу, завтра рано вставать.

………………

……….         - Да, слушаю.
             -  Это  Кунгоро-сан?
             - Да.
             - У телефона ваш знакомый полицейский Дзюинтаро. Помните меня?
             - Конечно! Но как вы меня нашли? Я ведь никому не говорил, что еду сюда. Вы за мной следите?
            - Нет,конечно! Вы говорили мне, что хотите поехать в онсен, отвлечься и подумать в одиночестве о своих приключениях. Я позвонил в три ближайших рёкана, и мне в одном из них сказали, что вы приехали вчера. Как видите, простая логика и внимательность. На то мы и полицейские, чтобы уметь делать выводы из того, кто нам что-то говорит. Иначе бы преступления не раскрывались!
         Кунгоро понял по хвастливому тону Дзюинтаро, что тот гордится собой и своими дедуктивными методами. Наверняка начитался рассказов  про Шерлока Холмса. В своё время Кунгоро тоже увлекался  Конан Дойлом, но это было давно, всё уже позабылось.
       - Я внимательно слушаю вас, Дзюинтаро-сан. Вы хотите мне что-то сообщить? Нашли какие-то следы и вычислили преступника?
          - Вы правы, следы нашли, но это нас очень озадачило. После анализов выяснилось, что в пакетиках были семена, но так как они были запечатаны, мы не смогли понять, что это такое. Остался только запах, по нему лаборатория и определила, что это были семена каких-то растений.. И странно, что они совершенно не похожи на наркотики, как мы думали вначале. Какая-то здесь есть загадка, но нам придется, видимо, закрыть дело, потому что контрабанда семян, тем более в таких мизерных количествах, не тянет на большое преступление. И начальство не даст разрешения на дальнейшее расследование. А жаль! Мне эта история очень нравится своей необычностью. А у вас есть что-нибудь новое?
Кунгоро хотелось рассказать Дзюинтаро о своей загадочной встрече в лесу, но он решил, что это еще больше запутает полицейского, да и сама  ситуация, скорей всего, опять подтолкнет сыщика к подозрению о причастности бедного художника к похищению картин.
        - Нет, к сожалению, у меня нет ничего нового. Я ведь ничем другим не занимаюсь, кроме картин и выставок. Вот сижу здесь и обдумываю, какие новые идеи мне бы хотелось воплотить. Наверное, поеду на Хоккайдо. Говорят, там уже выпал снег, хотя до зимы еще два месяца. Мне это интересно. Я люблю снег.
          - Угу. Про снег – это интересно. В Токио его не было уже лет пять. Но я предпочитаю теплый город, а не ледяные горы. Ну что ж! Если у вас нет новостей, тогда попрощаемся. Кстати, ваш Сергей уже улетел обратно в Москву. Никто не знает, что он здесь делал. Какая-то тайная игра, но нас это не касается, раз он сотрудник Интерпола. У них – свои дороги, у нас – свои!
         - Понимаю…. Только он никакой не мой. Я вообще видел его всего один раз. И понятия не имею, кто он.
         - Ладно, не сердитесь. Вполне возможно, что он каким-то боком имеет к вам отношение, а, может быть, и нет. Поживем-увидим! Хорошего отдыха!
          - Аригато и вам тоже всего доброго! Саёнара!

        …. После этого дурацкого звонка у Кунгоро опять испортилось настроение. Он вылез из воды, снял с головы полотенце и обернул себя этой короткой, похожей на носовой платок, тряпочкой. Хорошо, что женский день будет завтра, а то в прошлый раз женщины и мужчины купались  вместе, и никакого расслабления не получилось. Тётки без конца что-то друг другу шептали и смеялись в ладошку. И Кунгоро казалось, что они потешаются над ним.
После душа и горячего чая, настроение изменилось. И ему захотелось пойти посмотреть на тот храм, о котором говорил якудза.
           Он узнал,  во сколько будет обед, поставил таймер на телефоне, надел легкую одежду и обувь для своего путешествия и двинулся по узкой дорожке вверх к старому святилищу. Спросил еще на всякий случай у хозяина рёкана, далеко ли идти, но тот ответил, что дорога займёт не больше часа, к тому же возле храма есть тсукубай.
         Кунгоро вспомнил, что так называется  небольшой каменный бассейн,. на стенах которого написаны символические иероглифы. Вода выливается  в тсукубай через бамбуковую трубку – какеи. Когда трубка наполняется водой, она опускается и ударяется о край бассейна. Этот повторяющийся звук, как стук метронома,  наполняет безмолвный лес  музыкальным ритмом и дает душе особое настроение. Как будто, кто-то потихонечку стучит по маленькому барабану и отгоняет  все проблемы и неудачи.
          На одной из стенок обычно лежит маленький ковшик из бамбука с длинной ручкой тсукубай-бисяку.. Каждый гость должен зачерпнуть воду из источника. омыть руки и лицо, прополоскать рот, чтобы очистить разум и тело, а затем, особым образом поднимая ковшик с водой, омыть после себя ручку ковшика. Пить прямо из ковшика нельзя, воду наливают  в ладошку и пьют не спеша и с наслаждением.
          Такие вот особенности связи человека  с водой, которая всегда в японской религии и мифологии имела волшебную силу.
Интересно, что название бассейна-колодца  произошло от старого глагола тсукубау – «садиться на корточки», и это очень характерно для японцев – чем ниже ты опускаешься, тем ближе к земле, а это значит,  не теряешь с ней связь, и она всегда тебя защитит от бед и несчастий.
        Через десять минут Кунгоро уже шел по узкой тропинке к храму, стараясь не пропустить левый поворот, за которым должны появиться старые ворота - тории, обветшавшие и покрытые мхом, но всё еще  сохранившие силу отделения добра и зла, мира реального и потустороннего, проходя под ними, человек входит во владение ками – божеств, которых в Японии огромное количество. Это и духи гор, и леса, и отдельного дерева, и любого животного, и даже цветка и травинки. Все эти «жители» земли имеют свою душу и всех охраняют божественные покровители. И это называется синтоизм. Тории и ставили всегда возле входа в синтоистские храмы, чтобы обозначить территорию ками.
Интересно само это название - «птичий насест», ведь и в самом деле – это не ворота в прямом смысле, а два столба, соединенные поверху двумя перекладинами,  Верхняя перекладина тории носит название «касаги», а нижняя, расположенная сразу под ней, называется «нуки».
         Кунгоро едва заметил эти ворота. Они на самом деле были почти не видны из-за  разросшихся деревьев. Над ними тяжелыми гроздьями висели ветки сосен и  кедров. Деревянные столбы потемнели и растрескались от времени, на перекладинах сидели какие-то маленькие птички и что-то искали в трещинках.
         Он прошел через тории и увидел, что дальше дорожка стала более пологой, а еще через несколько метров из травы вдруг показались стертые каменные ступеньки. Они тоже были покрыты мхом, по углам росла трава, темная и сухая. Видно было, что люди здесь ходят редко. «Тем лучше, - подумал Кунгоро, - наконец-то я буду один. Приду в храм, помолюсь и обрету спокойствие, которого мне так не хватает».
        Ступеньки закончились,  и Кунгоро вышел на небольшую полянку, посередине которой  находился небольшой деревянный храм. От старости он немного осел, правая сторона была ниже левой, крыша покосилась, а столбы, которые поддерживали всю конструкцию, оплели лианы. И здесь тоже дерево потемнело и  пошло трещинами, но его очертания сохраняли благородство и гармонично сочетались с окружающей прекрасной древней природой.
Кунгоро подошел к бассейну-тсукубай, зачерпнул ковшиком воды и провёл всю церемонию омовения, как было предписано синтоистскими традициями.
Никто не вышел к нему навстречу, хотя он не таился и не боялся спугнуть тишину. Всё делал основательно и даже покряхтывал от удовольствия и холодной воды.
       Потом он подошел к входу, бросил две монетки в ящик для пожертвований, снял обувь и открыл старую скрипучую дверь.
           Внутри тоже было запустение, остались старые таблички с желаниями, написанные давным-давно паломниками, какие-то старые предметы для службы, на невысоком алтаре оставалась фигурка Инари, но и она потеряла свой блеск. Однако намоленность ощущалась очень сильно, как будто Кунгоро вошел в теплую воду озера,   и она обняла его и смыла всю накопившуюся грязь.
Он помолился богам, которых знал с детства, хлопнул несколько раз в ладоши и вышел.
       Возле священного бассейна сидел старик и ждал его.
          - Конитива! Не хотелось вам мешать поэтому жду вас здесь.
         - Ждёте? Разве вы знали, что я приду? О, простите,  и я вас приветствую "хадзимэмас итэ". Я думал, что я здесь один.
          -  Я знал, что вы придете. Вчера здесь был ваш друг, он рассказал мне о вас.
          - Мой друг? Да я его видел в первый раз и говорил с ними всего полчаса. Мне вообще показалось очень странным, что он появился на заброшенной дороге, да еще в лесу и вытянул из меня историю, о которой я никому не рассказывал.
       - Ничего не бывает случайным. Вы знаете.
          - Ну, раз вы слышали обо мне, скажите, как мудрый человек, что вы об этом думаете?
       - Думаю, что слишком долго вы жили спокойной жизнью, а это неправильно. Добро всегда должно быть уравновешено злом. Хотя в синтоизме нет ни зла, ни добра. Люди сами дают словам и событиям положительную или отрицательную оценку. В этом и есть основа ваших страданий. Ваше приключение закончилось, можете забыть об этом. Тот, кто хотел получить – получил, кто хотел на этом сыграть – тоже оказался в выигрыше. Вы были лишь случайным звеном в большой и интересной игре, но теперь она завершилась. И вам нет смысла разгадывать загадки, которые вас не касаются.
          - Да как же забыть, если мне постоянно звонит полицейский, да и вчерашний «знакомый» обещал мне узнать что-нибудь об этой истории и рассказать.
          - Он звонить не будет. Я его отговорил. Но в двух словах скажу: один из его знакомых захотел получить из Китая что-то для него дорогое. Но просто переслать было невозможно, поэтому они придумали такую цепочку – посылка из Москвы, которая якобы случайно оказывается в Китае, а там уже специалисты сделали всё, чтобы результат был отличным.
      - А правда это были  семена орхидей? Или каких-то других цветов? Мне Дзюинтаро сказал, что они производили экспертизу и нашли следы запахов каких-то растений. Мне кажется, это просто фантастика посылать что-то таким образом. Ведь есть всегда опасение, что печати отлепятся или кто-то их сломает.
        - Наивная душа! Какие растения? Конечно, можно мелкие драгоценности перемешать с семенами, но это история не для нас  с вами. Поменьше думайте об этом, а то может так случится, что лишние знания будут стоить вам жизни!
        - Даже так! Тогда  - да! С этой минуты я забываю, что мои картины случайно проделали извилистый путь из России в Японию. Главное, что коллекция цела, всё остальное – уже неважно. Спасибо вам.  Я могу что-то для вас сделать? Может быть, вам нужны деньги? Как вы вообще живете? Здесь ведь никого нет!
         - Я иногда спускаюсь в рёкан, хозяин гостиницы меня подкармливает и даёт одежду. А больше мне ничего и не надо! Мой отец был ямабуси, горным отшельником, он научил меня многим своим умениям. В том числе и ясновидению,  и магии. Мне не хочется общаться с людьми, там, где они живут, слишком много  ненужных соблазнов и переживаний. А моя душа хочет уединения и просветления.
Если хотите помочь, можете взять метлу и подмести дорожки, а то я совсем ослабел в последнее время. Мне ведь уже 85! Не всегда дух может победить старость!
            - С удовольствием!  - Кунгоро взял метелку и стал аккуратно подметать дорожки и площадку перед храмом. Потом сложил дощечки, которые лежали вразнобой возле столика для подношений, и вытер пыль возле алтаря.
         - Можно я предложу вам пообедать со мной? Я взял специально бэнто с рисом и рыбой, думал угостить вас, хотя и не знал, сможем ли мы встретиться. Со слов  своего попутчика я решил, что храм – это просто разрушенный дом, где никто не живет, кроме ками, и что туда приходят только те, кто знает об этом месте. Во всяком случае, я не слышал, чтобы постояльцы гостиницы собирались к вам.
        - Ну что ж, я не против обеда. Тем более давно я не пробовал форель и морских гребешков. В ресторане не часто такие деликатесы готовят. А что касается постояльцев, хозяин рёкана по моей просьбе не говорит о моём храме. Ажиотаж мне не нужен. К тому же по всей Японии есть огромное количество похожих  святилищ, красивых, отреставрированных, с экскурсиями и сувенирами.
            А здесь живут старые  ками, они поселились сотни лет назад и   не любят толпы и   щелканий фотоаппаратов для  селфи. Это всегда отнимает у них силы, а сила  нужна для настоящей помощи людям. Я даже больше скажу – они специально так заплетают дорожки, чтобы человек, который случайно мог бы сюда забрести, начал ходить по лесу, пока совсем не заблудится. Тогда они помогают ему вернуться вниз, но своего храма не показывают. Только тем, кого они сами выбирают.
        - Понятно. То есть моя поездка сюда была уже  запланирована? А я только подчинился желаниям ками?  И они решили, что мои переживания не стоят того, чтобы думать об этом постоянно, а лучше прийти сюда, попросить милости и заняться своим привычным делом – рисованием и путешествиями. Ну, что ж, я рад, что хотя бы таким образом,  смогу забыть о странных приключениях.
          Спасибо вам, что так толково мне всё объяснили.  Не буду спрашивать, откуда вы знаете, что я положил в коробочку-бэнто. Видимо, вы и на самом деле всё и всех видите насквозь. А этот парень, которого я встретил на дороге к рёкану? Он-то как в моей жизни появился? И зачем он к вам шел? Ему тоже ками решили помочь?
        - Парень этот сын известного якудза. Но он не хочет заниматься «бизнесом» папаши, а мечтает выступать на сцене или сниматься в кино. Ты ведь слышал его голос?
        - Да, яркий баритон. Наверное, он и поёт хорошо?
         - В своё время он ездил в Италию, не знаю точно, для каких целей, но однажды решил пойти от скуки  в Ла-Скала и полюбил оперу так, что буквально заболел. Папаше пришлось согласиться оставить его в Неаполе на полгода, там этот чудак нанял учителя, и тот поставил ему голос. Он даже спел какую-то небольшую партию в настоящей постановке  «Фигаро». Успех был потрясающий! Но потом пришлось вернуться в Японию. А четыре года назад его друг приходил в мой храм помолиться ками, чтобы они помогли ему в трудной ситуации- его хотели убить из-за какой-то женщины, по-моему жены его начальника. Он не стал с ней связываться, а она обвинила его в домогательстве, так что он был приговорен и жить ему оставалось несколько  дней. Но его отец был омубоси, в детстве он часто приходил сюда, так что  парень решил по старой памяти прийти, попросить помощи. Я с ним поговорил, а потом помог ему уехать в Корею. Так он жив остался.
      После этого рассказал своему другу про этот храм, вот наш «герой» и решил прийти, помолиться, чтобы папаша отпустил его. В общем, он сегодня улетел  в Италию, и я думаю, что если он станет известным певцом, будет получать много денег, то его странное увлечение папа  ему простит. И я запретил задавать  вопросы от твоей коллекции, чтобы не осложнять его собственную жизнь.
       - Понятно. Но может быть, перейдем к обеду. Вы пиво пьете? Или только ключевую воду?
         - И пиво можно! Пойдемте под навес, там есть лавочки и столик, посидим, поговорим еще! Я вижу, что у вас – интересная судьба!
        Они сели за старый стол, который тоже был под стать храму – с потемневшими досками, с нетвердо стоящими ногами, но сама столешница была чистой, без мха и листьев. Её гладкая поверхность даже блестела под лучами солнца, видно было, что её вытирают и заботятся о чистоте. 
          Кунгоро достал бэнто, пиво и стаканчики и разложил угощенье. Предложил настоятелю храма палочки-хаси, и они приступили к трапезе в полном молчании. Приятно было неторопливо наслаждаться вкусным белым рисом, нежными кусочками красной форели, светлыми гребешками, маринованными грибами, оливками и рулетиками из омлета. Всё, что предложил приготовить ему повар ресторана  для небольшого путешествия. 
          Разговор на время прекратился, но можно было посматривать по сторонам, слушать пение птиц и шорох веток в вышине, поднимать стаканчики с пивом и произносить с особенным настроением «кампай» и думать, что жизнь, в сущности, очень хороша, если самому не отягощать её ненужными волнениями и тревогами.
          Когда уже было всё съедено и выпито, Кунгоро несмело обратился к собеседнику:
        - Простите за вопрос, но вы сказали, что у меня интересная судьба. Можно об этом поподробнее узнать. Я бы себе не простил, если бы не поговорил с вами о моем будущем.
        - Никто не должен знать своё будущее, но я вам намекну, а дальше вы уже сами будете его приближать.
        - Я сам? Да разве это возможно? Разве оно не записано в Книге моей жизни?
       - Записано, конечно, но каждый человек может кое-что  изменить. Если захочет. Я вот что вам скажу: вам еще раз придётся поехать в северную страну и встретиться с женщиной со светлыми волосами и голубыми глазами. И она изменит вашу жизнь. Но как это будет, я не могу сказать, ками не разрешают открывать человеку слишком много, иначе ему неинтересно будет жить. Это как взять книгу, прочитать две первых страницы, а потом посмотреть, что там в конце и….книгу отбросить. А так не должно быть. Каждый должен и прочитать, и написать  свою книгу. Потому что первоначальный вариант – это просто схема, а вот наполнить её подробностями – это и есть смысл жизни. И чем больше этих нюансов, тем лучше для человека.
       Ведь если просто пить, есть и не шевелиться, то в следующей жизни можно превратиться в бревно. А это – шаг назад, придется снова возвращаться на Землю и изо всех сил стараться, чтобы бревно могло превратиться в прекрасную статую, или резной трон для императора, или в сказочную шкатулку для драгоценностей. То есть из простого превратиться в сложное, тогда ками дадут этому бревну опять воплощение человека….
       - Интересные теории. Но я с вами согласен, в этой жизни обязательно надо к чему-то стремиться и узнавать что-то новое. Именно творчество лучше всего для этого подходит…… А почему вы думаете, что я еще раз поеду в Россию? Мне вполне хватило одного раза!
        - Узнаете…. потом… Я больше ничего не могу вам сказать, как говорится: «Ширу моно ивазу, ю моно ширазу» - Тот, кто знает — не говорит. Тот, кто говорит — не знает. Ну что ж. Благодарю вас за чудесный обед. Желаю удачи! И с этой минуты забудьте о своих проблемах, живите так, как будто ничего не случилось. И полицейский, и якудза больше вас не побеспокоят. Саёнара!
         Настоятель встал, низко поклонился и пошел к храму. Он выпрямил спину, как будто хотел сказать, что других слов не надо и пора прощаться навсегда.
       Кунгоро тоже поклонился и негромко сказал:
- Огенки де, сэнсэй, домо аригато годзаимас! - Будьте здоровы, учитель, и спасибо вам огромное!
Потом он собрал всю посуду, положил её в рюкзак, еще раз оглянулся на старый храм и пошел по дорожке вниз в рёкан…..

Продолжение:http://www.proza.ru/2018/04/12/577


Рецензии
Дорогая ГарИна, домо аригато! Замечательная глава. Столько нового узнала о Японии! Столько интересного! Саёнара! С уважением,

Элла Лякишева   07.05.2018 20:54     Заявить о нарушении
Рада вам, Эллочка! И большое спасибо за теплые слова.

Галина Кириллова   07.05.2018 21:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.