Япония полна тайн. Часть 28

 Все совпадения имен и наименований - случайны и являются сплошной фантазией автора

         На следующее утро Надя опять решила удивить свою постоялицу традиционной русской кухней и приготовила манную кашу на молоке с клубничным муссом. Клубнику она купила заранее, вчера вечером  разморозила её, а утром взбила в блендере с душистым мёдом. Кашку она сварила вначале на воде, потом влила теплого молока, посолила, положила еще щепотку ванильного сахара, а потом укутала кастрюльку в бабушкино одеяло, чтобы она настоялась.
К тому моменту, когда проснулась Кику, всё уже было готово. Себе Надя заварила кофе с кардамоном, а для японки приготовила зеленый чай из того порошка, который ей подарила  японка при встрече.
        По кухне поплыли ароматы свежего кофе, душистого чая и нежной клубники.
         Естественно, русские деликатесы Кику очень понравились. Щечки раскраснелись, глазки заблестели, и жизнь повернулась  к ней своей прекрасной светлой стороной! Всё-таки это здорово жить в России,  в такой гостеприимной семьей. Хоть это и не прописано в договоре.
Потом они быстро собрались, и Надя опять повезла подругу в школу. В этот раз она довела её до дверей и спросила:
         - Ты заканчиваешь в три?
        - Да, без пятинадсати три. А что?  Ты меня не встретис?
        - Встречу, конечно, но я сегодня не буду болтаться по магазинам и кафе, а вернусь домой и поставлю тесто. Хочу тебя угостить шанежками. Ты точно таких не ела.
          - Санешки? Какое интересное слово. Это как есть? Как котреты?
           -  Нее, не котлеты. Так называются пирожки с начинкой, они родились в Сибири. Ты знаешь, где Сибирь?
         - Я слышала, но забыла. Это Россия? Далеко?
         - Да довольно далеко от нас. Но там, как говорят, находится сердце России, и там много сильных и красивых мужчин. То, чего нам так не хватает здесь. Ладно, не будем о грустном. Я быстренько смотаюсь туда-сюда и встречу тебя в три. Жди, никуда не уходи! Поняла?
           - Да, - сказала японка и в задумчивости пошла на уроки, пытаясь понять, как это Надя-сан смотается туда-сюда. Насколько Кику помнила по словарю – смотать, значит сделать клубок из ниток, и представить себе Надю, обмотанную нитками, которая катится  клубком по улицам  города, было выше её сил. Всё-таки русский слишком образный. Здесь каждое понятие имеет свой скрытый смысл и чаще всего какой-то сказочный, для иностранцев непонятный.
           А Надюша села в метро и уже через сорок минут хлопотала возле кухонного стола, просеивала муку, добавляла сметану, масло и яички, соль и сахар в тесто. Поджаривала грибочки с луком на сковородке и варила картошку.
            Все ингридиенты она приготовит заранее, а уже печь пирожки будет, как говорится, на глазах у Кику, чтобы та видела, как это делается.
Она уже было собралась выпить чаю и ехать обратно в школу, как в дверь кто-то позвонил. Не хотелось ей открывать, потому что надоели уже наглые тетки и ребята с ненужными чудо-кастрюлями и волшебными лекарствами, но внутренний голос сказал: Иди, будет интересно!
          - Кто там, - грозно спросила она, надеясь, что злой голос отпугнет непрошенных гостей, - и услышала:
           - Надежда Петровна,  меня зовут Сергей, я – знакомый вашей дочери Веры, откройте, не бойтесь, я не опасный!
           Надя щелкнула замком, приоткрыла дверь и увидела высокого симпатичного мужчину с букетом цветов.
             Именно цветы убедили её, что это не вор и не бандит.
           - Входите, пожалуйста, вот уж кого не ждала! А Веры нет, она на работе. Но, наверное, вы не знаете. Она мне говорила, что вы очень редко звоните. Ладно, у меня есть еще свободных полчаса, идите на кухню, там поговорим. Заодно и чаю попьем, а то я только завтракала, а уже время обеда.
            - Спасибо! Я не знал, что Вера работает, думал она дома, сидит у окна и меня ждет. Как Царевна-Несмеяна  в сказке про Иванушку-дурачка.
          - Не снимайте обувь, на улице сухо, так что особых следов, наверное, не оставите.
            - Да уж я привык  не оставлять следов, работа такая, - засмеялся Сергей и пошел на кухню. Там он придвинул  табуретку, положил на стол руки и стал смотреть на Надю, как будто ждал от неё каких-то открытий тайн и секретов.
             Надя уловила этот интерес в глазах и сказала:
            - Ну, спрашивайте, задавайте вопросы. Я-то про вас не много знаю. Вера только сказала, что вы её опекали в Москве и что… даже не знаю, могу ли это говорить… в общем, вы ей очень понравились. Не выдавайте меня, если будете с ней разговаривать, может быть, она это хотела держать при себе….
            - Надежда Петровна, я догадывался, что нравлюсь Верочке, да и она тоже мне очень симпатична. Поэтому я и приехал в Петербург. Хотелось встретиться, поговорить. Как у неё настроение? Вы сказали, она работает, а где?
           - Настроение у неё не очень весёлое, думаю, из-за вас. Какое-то постоянное беспокойство и даже тревога. Но она не объясняет почему. Она вообще девушка такая, не любит много о себе говорить, всё в себе держит. А работу она нашла, по-моему, подходящую для её характера – флористом в цветочном салоне. И творчество постоянное, и с людьми общается. Всё лучше, чем быть тренером по плаванью.
        - Опа! Тренером? Я об этом не знал. А она что - закончила спортивный институт? И диплом есть?
          - Да нет, она вообще-то искусствовед со знанием английского. Работала в музее, но там платят копейки, а в детстве она ходила в спортивную школу и у неё разряд по плаванию, поэтому уехала в Германию и там хотела пожить шикарной жизнью. Но не получилось. А сейчас всё хорошо, ездит на работу, как на праздник. И даже меня привлекла к этому бизнесу, - похвасталась Надя, но, увидев, что у Сергея глаза полезли на лоб от её откровений, прикусила язык и поняла, что история про Германию была лишней. Хорошо еще, что не примазала сюда и Фрица! Вот был бы конфуз!
           Она решила зашпаклевать случайно вырвавшиеся откровения и громко сказала:
         - Ой, а чай-то!  У меня еще остались кексы или, если хотите бутербродиков сооружу. Как вы? Не против?
           Сергей  смотрел на Надю внимательно и даже хотел уточнить историю про Германию, но понял, что Надя уже пожалела о своей откровенности, поэтому кивнул и сказал:
         - Да, я бы не отказался от пары бутербродов. Спасибо большое. А Вера когда возвращается?
          - В восемь, но если мы позвоним и скажем, что вы здесь, думаю, её отпустят пораньше. Или вы хотите поехать прямо туда? В салон?
          - Не знаю, удобно ли это? Там ведь сослуживицы, что они скажут?
          - Да позавидуют, конечно! Не каждый день к ним приходят такие красавцы!
         -  Спасибо. Вы меня смущаете. Но, как известно, откровенно грубая лесть для мужчины – самая приятная музыка!
Надя рассмеялась, и они стали пить чай с кексами и булочкой с сыром. Всё было съедено за пять минут и Сергей, вытирая салфеткой губы, сказал:
          - Спасибо вам  за чай. Всё было очень вкусно. Дадите мне адрес салона? Или лучше предварительно позвонить? Я, кстати, звонил вчера, хотел предупредить, что приезжаю, но телефон был выключен. И сегодня тоже почему-то звонок сорвался.
           - Да? Странно… может, забыла поставить на зарядку. С ней иногда это случается. Давайте, я попробую со своего.
Надя набрала номер и услышала: «Ну что там у тебя, мама? Говори быстрее, у меня клиенты!»
           - Верочка, здесь к нам пришел твой знакомый из Москвы. Хочет подъехать к тебе в салон. Ты не против?
Наступила долгая пауза, и Надя уже решила, что дочка отключилась, однако Вера очнулась и буквально прохрипела:
         - Ты ничего не путаешь? Это Сергей?
         - Да. Можно я дам ему трубку?
          - Хорошо.
         Надя протянула телефон Сергею и с удивлением увидела, что он тоже очень волнуется. «Даа, видно, всё это у них серьезно. Ну и дела! А как же Кунгоро? И чей это тогда ребенок? Ну, Верка, заварила ты кашу, как мы её теперь расхлебаем?»
         Сергей взял трубку, немного отвернулся, как бы желая сохранить интимность разговора и тихо сказал:
          - Вера! У меня неожиданно появилось два свободных дня, и я рванул в Питер. Ты не против? Сможешь на два дня отпроситься? Я сейчас подъеду, встретимся, поговорим. Я соскучился. Честно!
          Вера что-то ему говорила, и Надя догадалась, что её слова ему приятны – лицо разгладилось,  и появилась легкая улыбка. Через минуту он произнес: «Всё! Еду!», повернулся к Наде и попросил её написать адрес салона.
           - А вы на машине? Или, как я,  на метро? – спросила она робко.   Неожиданное его появление и то, что отношения между ним и Верой были похожи на что-то серьезное, её обеспокоили. И она не знала, как правильно себя вести.
           - Да я на такси, - ответил ей весело Сергей, - решил, что ехать из Москвы на машине – слишком сложно, еще засну нечаянно за рулем – и всё! Прощай, моя питерская любовь! – с этими словами он подмигнул Наде, но потом спохватился и, опустив голову, как первоклассник пред директором школы, сказал смущенно:
 - Простите! Сорвалось!
         - Я рада, что у вас такое солнечное настроение. Не будет большим нахальством, если я попрошу вас меня подвези хотя бы до Невского, а там я и пешочком дойду или на автобус сяду.
          - Надеееждаа Петровна! Ну что за разговор, конечно,  я вас довезу, куда скажете! У меня после Вериного голоса  в голове  какой-то туман, поэтому и не догадался первым предложить свою помощь. Простите!
           - Хорошо. Я сейчас кастрюльку с тестом поставлю подальше от тепла, чтобы не перестоялось, а всё остальное может и на плите постоять, хуже не будет! Я через минуту буду готова!
          - Отлично! Жду вас внизу, машину я не отпускал на всякий случай, так что на этом такси и поедем.
Через пять минут машина тронулась, объехала  дом и выбралась на дорогу. Время было дневное,  поэтому пробок почти не было. Они быстро домчались до Невского, свернули на Лиговку,  и Надя вышла возле школы ровно без пятнадцати три. Кику, как будто ждала этого момента, открыла дверь и почти упала в руки своей подруги.
            - Привет! – сказала Надя, которая всю дорогу в такси думала о дочке и её поклоннике из Москвы. Понятно было, что мужчина он - самостоятельный, много в жизни  повидал и что он хочет от Веры, было непонятно.
          - Здрасти! – поздоровалась Кику и поклонилась по своей неизменной привычке.
           - Как дела?
           - Хоросо! Я снова  поручира пятерку за рассказ и меня похварири за диарог. Ой, прости, за диалог. Когда я волнуюсь, я почти всегда путаю буквы.
           - А чего ты волнуешься? Пора бы уже ко мне привыкнуть.
           - Не. Это я после уроков еще не пришла в себя. Я правильно сказала? Или лучше я не в своей тарелке? Мне очень нравятся ваши сравнения, я просто специально иногда смотрю в интернете синонимы и метафоры, а потом их запоминаю.
           - Про тарелку – хорошо! Говорят, что это выражение прижилось после комедии Грибоедова «Горе от ума», но мне больше нравится   другое объяснение: когда-то давно все тарелки были общими и своя тарелка была только у хозяина дома, а в гостях новый человек мог получить любую миску-тарелку, даже щербатую, поэтому чувствовал себя обделенным и униженным. Естественно, настроение при этом  было плохим. И он чувствовал себя неудобно и стесненно.
           - Понятно! Ты хорошо знаешь свою историю. Мне это нравится. А теперь мы куда? Еще погуляем? Или кафе?
Надя посмотрела на часы и решила, что небольшая прогулка не помешает. До ужина еще далеко, да и Кику надо развеяться, раз уроки выбивают её из колеи.
           - Ну, давай погуляем. Я тебе покажу «Кошачье кафе», посмотришь, как издеваются над посетителями креативные хозяйки. Тебе понравится!
          - Издеваются? Может быть, тогда не надо? Я боюсь.
        - Кикушка, ты моя дорогая! Да это же ирония, то есть немножко такого юмора насмешливого. Ничего страшного с тобой не случится, я там уже была два раза, и, как видишь, осталась жива. И даже счастлива!
           - Хорошо, - сказала Кику, но было понятно, что ирония для неё понятие сложное и лучше к этому не прикасаться. В самой Японии есть, конечно, юмор, но ирония и сарказм считаются откровенной издевкой, которые могут обидеть человека, а это уже обществом отвергается самым жестоким образом. Никто не смеет обижать другого, если только это не начальник и подчиненный или отношения между супругами и детьми в семье. Там можно многое, главное, чтобы никто об этом не догадывался.
         Они дошли до кафе на углу Лиговки и Разъезжей, Надя открыла дверь, и подруги очутились в маленьком уютном зале, где на стенках, потолке и на спинках стульев сидели, лежали и прыгали кошки.
            Надя стала читать меню и показывать рукой на витринку, объясняя, что это такое «кошачьи усики», «хвост трубой» и «любимое котеночковое  молочко-коктейль».
             Кику смотрела удивленно на тарелки с приготовленной едой и напитками и качала голой. Она даже попросила разрешения взять с собой меню, чтобы показать его в Японии и поразить воображение подруг и сослуживцев.
В конце концов, они заказали суп с клецками «Кошачьи пельмешки без начинки», на второе «Любимые котлетки Кота в сапогах» со сметанной подливкой, на десерт «Хвост трубой» - длинные вафельные трубочки со сливками и чай «Кошачья мята».
Официантка всё это записала и ушла на кухню передавать заказ, а Надя и Кику сели за столик и стали оглядываться, чтобы увидеть всех кошек и котов и еще раз подивиться  фантазиям хозяйки кафе.
            - У нас есть кафе, похожие на это, но там и кошки живые есть. Они сидят в специальных  манежах, к ним можно подойти, погладить и даже покормить, если это разрешат. Но  нет таких смешных названий еды, есть много пирожных и десертов с кошками из вареного сахара. Я забыла, как это по-русски.
          - Из мастики?
          - Мастики? Первый раз слышу, но, наверное, так и есть. Тортики сделаны из круглых лепешек с кремом, наверху спит рыжий  котенок под розовым одеялом, а внизу два котика – черный и белый, тоже спят и лапки вытянуты.  Еще - печенье в виде кошачьих следов на песке, очень красиво, потому что печенье розовое, как цветок сакуры, а лапки светло-коричневые и это выглядит очень мило. Потом десерт из мороженого и сливок, а изнутри вылезает котенок и в лапках у него бумажный зонтик. И кофе подают с портретом котика,  или как будто он вылезает из чашки и лапками зацепляется за край, чтобы не упасть. В общем, фантазия просто невероятная! . И там довольно много посетителей. Если кафе где-нибудь в центре, то даже надо специально записываться, чтобы не стоять в очереди.
          - Да у нас тоже есть такое кафе, называется «Республика кошек», только вот такие названия еды и десертов мне встретилась неожиданно здесь, на Лиговке, на моей «малой Родине». Я ведь родилась буквально в двух шагах от этого кафе. А раньше здесь была булочная.  Это потом, когда мне уже исполнилось четырнадцать лет, мы переехали в другой район. Но это – длинная история, потом как-нибудь расскажу. Давай попробуем «кошачьи пельмени». Интересно, что там за бульон. Или просто вода? …. По-моему, куриный такой супчик с пшеничными вареными шариками. У вас есть такое? Или что-то похожее на пельмени?
        - Ну, да. Они называются гёдза, но мы не едим их так, как вы. То есть варим, потом поджариваем и в отдельной посуде подаём соус. Для соленой начинки – соевый, для сладкой, например,  с бананами  - взбитые сливки. А так, чтобы есть их ложкой, как вы – это специфика ресторана. Не в каждом это есть.
         - А как тебе кошачьи клёцки? По-моему вкусно и очень нежно.
          - Да, мне тоже нравится.
- Кику, ты так красочно рассказала про ваши кошачьи десерты, давай подскажем хозяйке кафе про японские  вкусняшки. Ведь теперь все могут украшать торты мастикой, я думаю, что у неё прибавится гостей. А это ведь так здорово! И прибыль увеличится!
          - Хорошо! Я сейчас в интернете найду фотографии, и мы ей перешлем, если ты узнаешь её мейл. На самом деле ты это хорошо придумала. И ты – такая решительная. Я бы не посмела что-то предлагать незнакомому человеку!
         - Да что в этом такого? Тем более, что хозяйка, по-моему, с большим чувством юмора, иначе бы не стала так  называть свои деликатесы. Подожди, я с ней поговорю.
          Надя встала, подошла к буфету и попросила продавщицу позвать директора. Девушка с кошачьими ушками на голове явно забеспокоилась и спросила:
          - Вам что-то не понравилось? Может, я сама вам смогу помочь? Зачем вам директор?
           - Не волнуйтесь, у меня нет никаких претензий. Наоборот, мы с моей подругой японкой хотим вам кое-что предложить. Вам это понравится!
            - Да? Ну, хорошо. Сейчас я позову Марию Аркадьевну.
Девушка ушла, а Надя вернулась к столику и спросила:
          - Ну что нашла что-нибудь интересное?
Кику посмотрела на экран своего большого японского телефона и стала пальцем перелистывать фотографии.
        -  Вот, посмотри! Круглый торт с белым шоколадом, наверху черненький котик с розовым клубочком шерсти, а запутанные нитки  клубочка свисают вниз.  А вот десерт в большой чашке – шарики мороженого с ушками из вафелек, глазками из яблочных семечек и носиком из кусочков груши, а усики из тонких рисовых макарон. Нравится?
          - Да, очень Подожди листать! Подождем Марию, пусть она полюбуется. А ты что чай не пьешь? Не нравится в пакетиках? Можно и чайник заказать, они ведь предлагают всякие сорта, даже фруктовые из лепестков розы с гвоздикой и имбирем.
         - Ой, Надя! Я так наелась, что еле двигаюсь. Всё-таки у вас очень большие тарелки. У нас-то пусть и пятнадцать блюд, но всё понемножку, буквально на един глоток.
         - На един укус!
         - Укус? Это как уксус?
         - Не, укус – значит укусить, то есть одна ложка, положил в рот  и всё! Проглотил и забыл. Мы так не можем. Живот должен понять, что в него попала еда, а не капля чего-то. Ведь у нас холодно, и мы согреваемся едой. Иногда, правда, чем-то крепким, но это уже другая история. Ааа, вот идет наша хозяйка! Добрый день, Мария Аркадьевна! Меня зовут Надежда, а это моя подруга из Кобе – Кику. Её имя переводится, как хризантема. Правда, похожа?
            Ошарашенная Мария смотрела на Надю во все глаза. Таких гостей у неё в кафе еще не было, хотя сюда заходили всякие разные клиенты, в том числе, и довольно известные в городе люди.
         - Здравствуйте! Приятно познакомиться. Первый вопрос: как вам наша еда? Немножко непривычно, мы хоть и стараемся сделать что-то традиционное, но с уклоном в кошачью тему.
         - Да, вы молодцы. Идеи у вас превосходные, но мы бы хотели расширить ваши возможности. Смотрите, что нашла Кику в интернете. В Японии – это на каждом шагу, так что, я думаю, и для вас не составит труда это сделать. Тем более, там есть и мастер-классы.
Кику повернула экран телефона, и Марии и стала перелистывать фотографии.
          - Ой, не так быстро! Да, девочки, мне это очень нравится! Особенно кексики с фигурками котиков наверху. И вы правы, это не трудно будет выполнить! А вы можете мне это переслать на почту? Я вам сейчас её напишу. Спасибо вам  огромное! Это так неожиданно и приятно!  Приходите еще! И следующее угощенье – за счет заведения!
Надя победно посмотрела  на Кику и радостно рассмеялась.
         - Спасибо вам, Машенька! Можно я так вас буду называть? Я ведь старше вас. Вам сорок?
         - Немного больше, - ответила смущенно директриса,  явно польщенная таким приятным  комплиментом,  – на самом деле, я о таком кафе мечтала очень давно, можно, сказать с детства. У нас в семье всегда были кошки, даже сейчас у меня две. И они дают мне силы и идеи. Поэтому я, когда появилась возможность, все силы приложила, чтобы кафе заработало. И вначале народу было очень много, но постепенно ручеёк стал меньше, а теперь с вашими подсказками я думаю, мы вновь взлетим выше облаков! Ведь можно такие торты делать на детские праздники, приглашать артистов и развернуться уже в другом направлении. Еще раз спасибо. А как по-японски будет благодарю?
         - Аригато. А если очень-очень вежливо, то домо аригато годзаимас.
         - Ладно, пока просто – аригато и поклон до земли. А потом, если мы подружимся, то я постараюсь выучить еще что-нибудь. А вы надолго к нам? – спросила она у Кику
         - Нет, через четыре дня я уезжаю. Я здесь в командировке.
          - Аааа. Жалко. А вы живете в гостинице?
          - Нет, моя школа русского языка поселила меня у Нади-сан.
           - Я хочу сделать вам комплимент – вы замечательно говорите по-русски. Давно учите?
         - Да, больше пяти лет. Но я ездила во Владивосток, когда училась в школе, по обмену. Там у меня много друзей до сих пор. А то, что в детстве слышишь, то это остается в памяти и потом как бы всплывает и уже легче понимать и учить.
           - А как вы с Надеждой познакомились? Простите, что спрашиваю, но раз уж мы встретились, то мне хочется о вас побольше узнать.
Она посмотрела вначале на Кику, потом на Надю и неожиданно добавила:
          - А не тяпнуть ли нам по рюмочке? У меня есть настоящий армянский коньяк, мне его мой знакомый вчера из Еревана привез. Я даже еще не открывала, но он сказал, что качество отличное. Они этот коньяк даже в Англию отправляют, как когда-то Сталин посылал Черчиллю. Вы помните?
Надя удивленно произнесла:
          - Меня там не было, поэтому не помню. Но если вы говорите, что хороший, то давайте попробуем! Только – вы первая! Если не отравитесь сразу, то и мы присоединимся.
           И она засмеялась.
Однако Кику не оценила юмора и посмотрела на Надю с беспокойством.
           - Коньяк? Вы уверены, что его можно пить?
           - А что такое? Разве в Японии не пьют такой алкоголь?
           - Алкоголь? Странно, у нас из растения «конняку-коньяк» делают муку и косметические маски. И он  в природе, как растение, выглядит довольно странно, такой длинный фиолетовый меч,  и его называют «дьявольский язык», так что я даже не знаю, смогу ли я пить с вами.
          - Кику-сан, давай мы проведем эксперимент – выпьем по глоточку с Машенькой. А ты посмотришь, понюхаешь, язычком попробуешь. Но хочу сказать, что из всех напитков именно коньяк – самый дорогой и самый благородный! Если хозяин ставит на стол бутылку коньяка, то это значит, что у него есть деньги, он очень уважает гостей. Вот Маша сказала, что и Черчилль его любил! А он был не дурак выпить, премьер-министр  Великобритании! Так что не бойся, всё у нас впереди!
           Мария ушла в кабинет за коньяком, а Кику посмотрела на Надю и сказала:
         - Всё у вас так быстро, что я не успеваю осознать. Только что вы познакомились, а уже стали подругами. И даже хотите выпить вместе. По-моему, такая традиция  есть у многих народов. У нас тоже в старину, когда хотели закрепить дружеские отношения, выпивали  по три глотка  из своей пиалки и по три глотка из пиалки будущего друга. А теперь, в наше время такой обмен чашками с саке происходит на свадьбе,  жених и невеста выпивают три раза по три глотка и закрепляют свой союз. Но мне хочется, чтобы в нашей встрече сегодня было что-то японское, ты не против, если мы обменяемся чашками? За такое короткое время подружиться с такими хорошими людьми – большая удача. Я в Японии так быстро с людьми не подруживаюсь.
          - Кикушечка! Да ты у меня просто молодец! Такое придумала, и правда – это замечательно внести такой неожиданный японский аромат в наше чаепитие. Или, вернее сказать, в дегустацию коньяка. Ага, вот и Маша с красивой бутылкой.
         И правда Мария несла необычную бутылку в виде лошади с развевающейся гривой. Внутри стеклянного коня переливался и сверкал янтарный напиток.
          - Вот видите, какой подарок мне привёз Оганес?! И повод такой замечательный появился, чтобы попробовать чудесный коньяк.
            – Анечка, - обратилась она к официантке, - принеси, пожалуйста, три рюмочки. Те хрустальные, для особых гостей! – И она подмигнула Наде.
          Анна принесла красивые  рюмки, которые хоть и не подходили  по правилам  приема дорогого напитка, но зато очень подходили для первого знакомства – такими рюмочками  невозможно напиться, а для настроения – самое то!
         Женщины чокнулись, и как их научила Кику – отпили по три глоточка, потом  снова чокнулись и пожелали друг другу здоровья.
          - Кику, вы не рассказали, как познакомились с Надей. Я бы тоже хотела подружиться с кем-нибудь из Японии.
         - Я работаю экскурсоводом в музее саке, очень часто к нам приезжают русские туристы. Они обожают наш музей и очень много шутят и смеются, а я не каждое слово понимаю, поэтому попросила директора, чтобы он послал меня в Россию в командировку, подтянуть мой русский. Он списался со школой, куда приезжают со всего света люди, даже неважно какого возраста, и они ответили, что могут поселить меня у русской женщины, бывшей манекенщицы, которая немного знает английский и французский, и с ней будет легко. У неё однажды уже жила японка и потом она написала очень хороший отзыв. Вот я поехала к Наде. Так мы познакомились.
           - Маша, я думаю, что и ты можешь оставить заявку на приглашение какой-нибудь японки. Или японца. Или китайца. Там не всегда  предлагают того, кого хочешь. Кто приехал, того и поселяют . А у тебя ведь отдельная квартира? Сможешь предоставить гостю свободную комнату?
          - А что это так просто? Написал заявку и тут же пришлют?  Здорово! У меня огромная квартира в два этажа. Так что я могу нескольких японцев у себя приютить! Почему-то хочется именно их, с французами и американцами я боюсь не справиться.
          - А чего с ними справляться? В договоре написано, что ты должна говорить с ними только по-русски, помогать делать домашние задания и, если есть настроение, повозить по городу. То есть кормить, поить и обихаживать не надо. Они сами должны это делать.
          - Ну надо же! Я и не знала, что такое в нашем городе есть. Ну что – еще по рюмочке? А то мне надо бежать, работу делать! Хотите, еще чего-нибудь к коньячку добавим? Пирожное или бутер?
          - Я  не хочу, - испуганно сказала Кику, чуть-чуть отпив крепкого напитка, и тут же закрыла рот рукой и сморщилась.- Ой, сильно! И как вы это пьете большими  чашками?
         -  Честно говоря, я коньяк не пила уже лет десять. А что касается больших бокалов, то так пьют англичане и французы говорят, что от этого лучше чувствуется его аромат. А про халявные пирожные – я за! Если можно, буше с мордочкой кота на крышечке, я с детства буше обожаю.
           - Хорошо. Девочки, не обижайтесь, но я бутылку забираю, она мне еще пригодится: мало ли какой гость важный забредет. К нам ведь и налоговая наведывается, и банковские работники, и санитары – следят, чтобы всё было в порядке.
        Она завела глаза к небу и усмехнулась Наде, которая всё поняла с полуслова и полувзгляда и покивала ей с сочувствием.
            Через пятнадцать минут были съедены и подчищены все пирожные, выпит чай и коньяк и  девушки тронулись в далекий путь, в теплую квартиру и вкусному ужину с шанежками.
…………….


…………..Сергей высадил Надежду на Лиговке и еще раз повторил шоферу адрес: на Фонтанку, ближе к Ломоносовскому мосту. А там – будем смотреть по названиям.
Шофер спросил, с какой стороны Фонтанки находится этот цветочный салон, ведь машины могут ездить по набережным только в одну сторону: слева в сторону Адмиралтейской верфи, справа – к Невскому.
           - Подождите, пожалуйста, я спрошу поточнее. Алло, Вера! Скажи, пожалуйста, ваш салон на какой стороне Фонтанки находится? Возле БДТ? Вы знаете, где БДТ, - спросил он водителя, и тот кивнул. – Ну хорошо, мы подъедем минут через пять. Готовься!
         Шофер повернул на Разъезжую, потом еще на какую-то улицу, Сергей не успел прочитать название, потом  переехал небольшой мост, и через пять минут остановил машину возле салона.
Сергей расплатился, и таксист уехал, очень довольный пассажиром, потому что получил вдвое больше, чем ожидал.
          Возле входа никого не было, и Сергею пришлось подняться по ступенькам и толкнуть стеклянную дверь. Тут же зазвонил колокольчик, и симпатичная дама за кассой подняла голову и сказала:
           - Добрый день! Вам букет или просто решили заглянуть на огонек?
          - Просто на огонек! Я – за Верой пришел.
           - Аааа, понятно. Она переодевается, сейчас выйдет. Можете пока посидеть на лавочке, если хотите я вам кофе приготовлю. Или вы привыкли чай пить?
         - Спасибо, но я уже позавтракал и выпил кофе. Я лучше похожу, посмотрю, что у вас здесь есть интересного! Заодно и букетик для Веры присмотрю. Ведь девушке на свидание всегда дарят цветы.
           - Да, это верно! Мы хоть и работаем всё время с цветами, но когда дарят букетик просто так, то это совсем другое. Ведь здесь главное – внимание, а не сами цветы.
         - Да, я согласен. Давайте, вот эти синенькие, не знаю, как они называются. И сам букет небольшой, не надо будет с ним возиться и думать, как не сломать, и цветы необычные!
          - А ведь вы выбрали самое  интересное – синие гортензии. В Индии – этот глубокий темно-голубой  цвет означает мудрость и благоразумие, а человек, который любит синий цвет, отличается благородством и сильным характером. И, по-моему, вам это подходит!
          - Спасибо за комплимент, не часто подчеркивают моё благородство и хороший характер! – засмеялся Сергей, - А вы  так много знаете о цветах?
          - Да! И горжусь этим. Прежде, чем заказать растения, я всегда внимательно изучаю в википедии, что они означают и с чем сочетаются. У меня не просто бизнес, а целая философия.
            - Наверное, поэтому к вам многие приходят за букетами.
            - Да, не жалуюсь. А вот и Верочка! Она отпросилась на два дня, хватит вам? – спросила Ксения с понимающей лукавой улыбкой
           Сергей обернулся к дверям подсобки, из которых вышла Вера, и у него задрожали руки. Он даже сам не понял почему.
           - Вера! Привет! Позволь вручить тебе букет… э…. опять забыл название… как? Гортензия? Ага, вот тебе букет гортензии, которая, как оказывается, говорит о моём сильном характере и далеко идущих планах. Интересно, что до прихода сюда, я даже не догадывался об этом. Но мне всё популярно объяснили, и оказалось, что это хорошая идея!
           - Здравствуй, Сергей, - медленно и с каким-то смятением на лице сказала Вера. Она посмотрела на Ксению, та незаметно показала большой палец, и Вера усмехнулась. – Спасибо за букет. Не ожидала.
Из подсобки выглянули Люба и Катя, но Ксения прикрикнула на них, и они исчезли со смехом и восклицаниями.
            - Ну,  я вижу, смотрины прошли на высоком дипломатическом уровне, так что мы можем трогать! Тебе не холодно будет в такой легкой курточке?- обратился он к Вере, подошел к ней, отдал букет и  сделал руку калачиком, чтобы она перестала смущаться и положилась на него, как на человека благородного, мужественного с чистыми намерениями.
            Ксения всё еще насмешливо улыбалась. Поведение Сергея, большого и решительного человека, было сейчас похоже на действие первоклассника, которого вызывает к доске учительница. Он растерян, но не хочет показать виду и просто идет на неожиданный экзамен в надежде, что сейчас зазвенит звонок, и мучения закончатся. И Вера тоже как будто испугана или смущена. Неужели, любовь? А говорят в наше время, такого не бывает! Интересненько….что будет дальше?
          Катя  и Люба опять выглянули из подсобки и хором спросили:
           - Ну как?
           - Да вот ушли под ручку. Вера отпросилась на два дня, не знаю только, хватит ли им столько. Там, по-моему, такие бури и страсти, что всё вокруг загорается. Странно, что он выбрал синий букет, надо было бы взять алые маки или красные испанские розы!
             - А он заплатил?
           - Конечно! Даже сдачу не взял, говорит, это вам, девчонки, на чай! Пейте, думайте о нас и желайте нам горячей жизни!
         - Везёт же некоторым, - вздохнула Любаша, а Катя задумчиво сказала: «Надо будет сегодня на ночь красный пеньюар надеть, удивить мужа, а то давно у нас страсти не было.»
          - Ладно, идите, сороки, время поджимает! У нас ведь четыре заказа, а еще конь не валялся. Я пока приготовлю чай и бутики, а вы там постарайтесь. Эскизы я вам оставила, но можно будет немного что-то подправить, если увидите, что живьем получается не так шикарно. Сейчас чай поставлю и приду к вам.
…..
……….Сергей и Вера направились к набережной  именно под ручку, как пожилые супруги, но далеко не ушли. Перебежали через дорогу и остановились у чугунной ограды. Сергей повернул к себе Веру и стал целовать, вначале руки и щеки, потом шею и губы. Казалось, он находится в каком-то облаке, кругом не было никого и ничего, кроме этой девушки и её тонкой фигурки и сладких губ.
Вера обняла Сергея, и так они целовались, казалось целую вечность. Мимо проносились машины, некоторые водители даже сигналили, глядя какие киношные страсти   разгораются в центре города среди бела дня. Но они ничего не слышали, только повторяли одно и то же: «Где ты был так долго? Где ты была всё это время?»…..
            - Ну что, Верушка, поздоровались? Давай остальное оставим на вечер. Пойдем куда-нибудь посидим, поговорим. Я заметил – ты какая-то бледная. Мало бываешь на воздухе? Плохо кушаешь? Или еще какие причины?
           Вера хотела спросить, что ему сказала мама, но боялась узнать плохое. Хотя… если бы Сергей знал про её истинное положение, наверное, не стал бы так на неё набрасываться. А сразу же стал бы расспрашивать и упрекать, как это делают обычные мужчины.
          - Ты был у нас дома? Говорил с мамой? Как она тебе понравилась, - робко спросила она, боясь задавать слишком прямые вопросы.
           - Да мама твоя – чистое золото! И такая обаятельная, мы с ней говорили буквально обо всём, она легко может поддержать любую беседу. Теперь я знаю, в кого ты такая неотразимая. Но ты мне не ответила – ты, может быть, болеешь? Наверное, большие нагрузки у вас? Слушай, а, может, у вас денег нет? Мама – пенсионерка, ты – только-только начала работать? Зарплата, небось, не скоро?
          - Про деньги… да, пожалуй, ты прав. Приходится экономить, но мы не голодаем. К тому же у нас на неделю поселилась японка, и нам скоро заплатят за неё триста долларов, а пока живем старыми запасами.
          - Ну, это поправимо! Сейчас сходим пообедаем, я сниму деньги с карточки и дам тебе немножко. Смешно будет, если моя принцесса от голода уснёт летаргическим сном, и мне придется целовать её, как в сказке Пушкина.
        - Хорошо, давай поедем поедим. У меня, правда, нет настроения есть, но раз надо, значит, надо!
           Вера не улыбнулась, как прежде, когда она летала и была в эйфории от любовной страсти. Сейчас она с испугом думала, как ей признаться в беременности. Скорей всего, Сергей рассердится и уедет. А ей хотелось, чтобы он держал её за руку, целовал и шептал на ухо всякие глупости. Она тяжело вздохнула и решила ничего не говорить
         Они снова перешли дорогу, пошли по Фонтанке к Невскому и стали смотреть на ресторанные вывески .Непривычное название привлекло внимание Сергея, который в Москве всегда пробовал что-то новое, чтобы потом рассказать друзьям и потащить их в понравившееся место.
          - Смотри-ка, «Элефантус». Ты была там когда-нибудь? Нет? Ну, давай заходи, я за тобой, - и он слегка подтолкнул Веру пониже спины. Конечно, хотелось бы оставить ладошку на этом теплом месте  подольше, но… никто ведь не поймет в приличном месте его страстных порывов.
            Вера сделала вид, что ничего не заметила и спустилась по ступенькам в уютный подвальчик, как всегда, с высоко поднятой головой и прямой спинкой.
          Они сняли куртку и плащ в гардеробе, Вера пригладила волосы и еще раз внимательно посмотрела на себя в зеркало. Да, не хватало свежего румянца и глаза можно было бы накрасить получше и помаду взять поярче. Но, как говорит мама, мою красоту уже ничего не может испортить!
Официант  провел их в небольшой зальчик с низким потолком и  дугообразными подпорками, как в старинных корчмах. Посадил их на мягкий диванчик и протянул меню  в кожаном коричневом переплете.
           - Ого! Да здесь много чего есть! Посмотри-ка: утка по-брюссельски, медальоны из свиной вырезки, баранина по-фламандски, куриные рулеты,  филе мурманской трески, голубые мидии и всякие колбаски! Мне нравится такая кухня! Фламандия, Фландрия ! Это ведь Бельгия, а у них всегда очень сытная и вкусная еда! И пиво есть разное! Ты хочешь пивка? Смотри – есть фруктовое, то есть женское. Или тебе что покрепче?
            - Нет, - сказала Вера, мучительно думая о том, что эта встреча вполне может закончиться так же внезапно, как и в Москве, - я не хочу покрепче. И пива не хочу. Пусть будет филе рыбы с овощами и мороженое со сливками. И кофе с бельгийскими вафлями.
            - Красиво! Ну, а я по-мужски! Баранину, салат из помидоров, пива две бутылочки и много хлеба! Ржаного! Соскучился я без черного, хочется поржать, постучать копытом и дать свободу застоявшимся ногам! Ты не против?
           - Что значит соскучился? Ты что уезжал куда-то?
           -Да, было дело! Даже в Японию слетал, видел твоего друга, забыл, как его звать, похоже на кенгуру. Ты помнишь его?
            Неожиданно вспыхнувшее имя Кунгоро и то, что Сергей был в Японии, толкнуло сердце так сильно, что Вере показалось, что оно вылетело птицей и облетело вокруг стола, прежде чем вернуться обратно. Однако Сергей не заметил этого волнения.
         - Там такая тема была мутная, что пришлось мне поехать и проверить всё на месте. Я и тебе не мог ничего сказать, потому что меня отправили буквально через два часа после, того как мы расстались. Ты уж прости!
          - Мутная тема… звучит загадочно, - Вера взяла с тарелочки хлеб и стала жевать, чтобы унять беспокойное сердце, - ты ведь аналитик, а не бэтмэн. Зачем тебе летать так далеко, тем более за безобидным художником?
- Я не могу тебе всё рассказать, но так как ты в этой истории тоже оказалась интересным персонажем, то скажу в двух словах: на выставке к Кунгура подходил один тип, а ты его переводила. Такой, маленький, толстый, с клетчатым шарфом. Вспоминаешь? Он представился журналистом, хотя на самом деле – довольно известный авантюрист.
           До этого он был в институте космических технологий и после этого там пропал какой-то очень ценный кристалл. Как ни странно,  ни камеры не показали, кто украл, ни охранники не заметили. Кристаллов было пять, их привезли с космических станций для опытов. Каждый стоит миллионы долларов, потому что они обладают какими-то волшебными свойствами. Честно говоря, я не особенно вникал в это. Так вот мне сказали, что «журналист» специально хотел познакомиться с художником, чтобы переправить через него кристалл в Японию. Ему за это обещали бешеные деньги. Но что-то не срослось, а потом он вдруг попал под машину. И сейчас в коме. Лежит в больнице, и все ждут, когда он очнется и расскажет эту интересную историю.
           - Да! Звучит, как американский детектив какого-нибудь Чейза. А ты? Летал в Японию следить за Кунгоро и искать кристалл?
          - Я понимаю, что всё выглядит, как в книге безумного писателя, но в наше время реальность в сто раз страшней любой выдумки. В общем, я это рассказал тебе, чтобы ты на меня не сердилась за молчание. И потом…. Вдруг  твой Кунгоро и в самом деле имеет к этому отношение, что-то захочет тебе рассказать, поделиться, так сказать, своими сомнениями, спросить совета… И мы с тобой раскроем всемирный заговор и нам дадут звание героев России!
- Ну и шутки у  тебя! Где это я увижу Кунгоро, и тем более с какой стати он будет со мной откровенничать? Японцы вообще любят молчать, даже если их распирают эмоции и страсти. Ладно, будем считать, что ты придумал эту сказку, чтобы я прониклась твоим героическим подвигом и перестала  подозревать в интригах с брюнетками и рыжими девицами. Живи спокойно! Я верю тебе и горжусь, что рядом со мной настоящий бэтмэн.
           -Уж больно ты приземленная, дорогая! Не веришь в сказочные истории, а ведь я тебя не обманул. Жаль, конечно, что я не могу всё рассказать в подробностях, это, как говорится, государственная тайна, но в общем и целом – всё правда!
          Вера только хмыкнула и отщипнула еще кусочек хлеба. Конечно, когда на тебя смотрят правдивые глаза любимого человека, хочется верить всему, что он говорит. Но не до такой же степени!
          Пауза не затянулась только потому, что принесли салаты, и голодные влюбленные накинулись на них, как стая голубей на неожиданные бабушкины крошки. Дегустация прошла в приятных восклицаниях, хотя Вера про себя подумала: вкусно, но не так, как у мамы. Хотя овощи порезаны фигурными ножами и по тарелке разложены красиво с неизменными теперь потёками для пущей красоты и креатива, а еще приятно, что повар решил проявить творчество, поэтому в розочку из огурца была вставлена гвоздичка из красной редиски, а веточки петрушки свисали из узкой кабачковой вазочки.
         Короче,  повар  решил порезвиться, потому что  гостей мало и  времени на украшение хоть отбавляй.
          Зато горячее впечатлило и Веру, и Сергея. Баранина таяла во рту, а рыбка была такой ароматной, что хотелось зажмуриться и нюхать волшебный запах, не прикасаясь вилкой к белому боку трески. И овощи приготовлены без привычной горелой зажарки. Так что разговоры прекратились, и наступило долгожданное молчание. А Вере именно этого и хотелось. Меньше слов, меньше вопросов, меньше подозрительных взглядов – вот это и есть маленькое счастье!
Пиво Сергея расслабило и его потянуло на нежности.
         Он и в самом деле давно бы набросился на Веру, если бы не мужики за соседним столом. Они прямо глаз не отрывали от его спутницы и, казалось, еще немного и одежда на ней загорится от их пламенных взоров. Вера, однако, была очень рассеянна. Она поковыряла мороженое, но не доела его, а только машинально водила ложкой по креманке, превращая белые шарики с шоколадной крошкой в вязкую бежевую кашку. Она отпила кофе, поставила чашечку на блюдце и наклонила голову, рассматривая решетку на вафлях, всю запорошенную белым снегом сахарной пудры.
Сергей взял Веру за руку.
        - С тобой что-то не так? Ты и правда чем-то больна? Я думал, ты мне бросишься на грудь, и мы улетим под облака от страсти. А ты сидишь какая-то замороженная. Давай вина закажем? Тебя это встряхнет, и румянец появится. Ну и расслабишься, наконец-то, а то ты очень скованная. Как на первом свидании после школы.
          - Сережа,  я не больна, просто слишком много каких-то неожиданностей на меня свалилось. И тебя долго не было. Я скучала, плакала, думала, что мы с тобой уже не увидимся, а когда ты неожиданно появился, наступил какой-то ступор. Видимо, от переживаний. Ведь не у всех нервы такие  канатные, как у тебя!
         - Ааа, тогда прости! И давай уже двигать отсюда. Меня ужасно раздражают мужики на соседней скамейке! Неужели никогда не видели красивых блондинок?
          - Мужики? Где? – Вера посмотрела вбок и увидела трех бородачей, в огромных руках которых были литровые кружки пива. Они тут же оживились и стали громко говорить о футбольном матче Аргентины и Ямайки. Вере стало смешно. Эту песню она знала с детства и иногда распевала её, когда никого не было рядом.
          Однако её улыбка не ускользнула от Сергея. Он щелкнул пальцами, попросил официанта счет и буквально выдернул Веру из-за стола.
         - Сережа! Поаккуратней, пожалуйста. Я же не морковка, чтобы меня так тащить. Я сама пойду, не бойся,  меня никто не собирается украдать! Мужчины просто любят всё прекрасное, - пошутила она. - Не лишай их этого удовольствия.
         Через пять минут они снова были на набережной, и Сергей поднял руку, чтобы остановить машину. Однако поток был слишком плотным, поэтому ни один автомобиль не мог выехать из движущейся ленты и подъехать к тротуару.
Пришлось идти к маленькой площади, «Ватрушке», как называли её коренные петербуржцы за круглую форму и за клумбу с небольшим бюстиком Ломоносова  посередине.
           Здесь проблем не было, вскоре остановилось желтое такси, и они поехали в гостиницу на Васильевский остров, туда, где остановился  Сергей, 
Гостиница была новая, стояла у самой Невы и называлась необычным для русского уха  именем «Мэриот Корунд». Они вошли в холл, поднялись на лифте на пятый этаж, прошли по длинному коридору с поворотами направо и налево и, наконец-то, остановились у заветной двери. Сергей достал карточку, вставил её в прорезь на двери, замок тихонечко щелкнул и….как можно описывать простыми словами чувства и эмоции влюбленных людей? Летающие по комнате брюки, блузки, носки и пиджаки не требуют обозначения и сравнения с птичьими стаями. Почти всегда это делается молча, в крайнем случае,  с бешеным биением сердца, странными восклицаниями и дыханием бегуна на короткие дистанции.
           Потом они еще полежали и понежились, но ужасно хотелось пить. Вере из-за рыбки ресторанной, Сергею – потому что хотелось курить, но в холле гостиницы висело грозное объявление: «Курить в номере категорически воспрещается из-за угрозы пожара. Только в специальных местах!» А лучше вообще отказаться от вредной привычки. И нам хорошо, и вам – столько можно сэкономить! Один чудак посчитал, что если бы он не курил по полпачки в день, то через пять лет мог бы накопить на машину.
       Вера встала, ушла в ванную, поплескалась там и вышла с розовым румянцем и блестящими глазами.
          - Ну, моя дорогая, наконец-то у тебя нормальный вид. Не больной  Вот что значит приезд любимого человека, сразу ожила! Иди, полежи еще, я тоже пойду искупаюсь, хотя мне нравится, что я весь пропах твоими духами и теперь похож на майскую розу после дождя.
         - Оооо, ты, оказывается, поэт. Я и не знала, что ты можешь придумывать такие оригинальные комплименты. Хорошо, я полежу, и если ты не против даже сосну немного. Полчасика. Можно?
           - Да, конечно! Я пойду пока поищу местечко для курящих и немножко подымлю. Уж больно всё это нервно! Такие страсти только для людей тренированных, а я давно уже не бегун, а тренер.
          - Ой, не напрашивайся на похвалу! Иди, кури! Порти себе здоровье. Можешь даже и кофе попить или валерьянки, чтобы успокоить свои тонкие нервы. А я – всё! Уже улетаююю.
          Сергей долго шел по коридору, смотрел на таблички с рисунками, но нигде не видел стрелку к вожделенному уголку для курящих. Наконец, он увидел вдалеке горничную с ведром и шваброй и побежал к ней, как гибнущий от жажды человек в пустыне, который увидел мираж с пальмой.
          - Постойте, я хочу вас спросить, где здесь можно покурить?
 Черноглазая девушка с платком на голове и с метелкой наперевес остановилась и сказала:
          - Это на первом этаже, вам надо спуститься на лифте, перейти холл, повернуть направо и вы увидите комнату со стеклянной перегородкой. Там и собираются курильщики. Запомнили?
           - В общем, да. Во всяком случае я там могу спросить еще кого-нибудь, если заблужусь. Спасибо!
           - Не за что! Только я бы на вашем месте сменила белый халат на какую-нибудь другую одежду. Хотя… наверное, можно и так. У нас мало кто курит. Обычно выходят на улицу и там уже…- она хотела добавить «предаются разврату», но своим женским чутьем поняла, что про это не надо говорить, чтобы не смущать постояльца.
           Сергей, однако, решил не переодеваться, сел в лифт и поехал на первый этаж. В холле группа китайских туристов уже нацелила на него свои мобильник, чтобы сфоткать, но он громко сказал по-английски «Ноу» и показал кулаком, как он двинет любому по физиономии, кто посмеет его заснять. Его большая мощная фигура произвела впечатление, поэтому китайцы смущенно опустили телефоны и смартфоны и стали громко обсуждать особенности архитектуры Петербурга.
         Сергей усмехнулся и пошел дальше по стрелке, которая указывала правильное направление к комнате медленного отравления организма.
Комната оказалась и в самом деле небольшой, было открыто окно, медленно шевелилась прозрачная занавеска, а вдоль стенки на мягких диванчиках сидели курильщики с видом узбекских аксакалов. Не хватало только тюбетеек на головах и чая в пиалках.
          - Добрый день, - поздоровался Сергей и на всякий случай добавил, - господа! Но тут он заметил двух женщин в уголке, поклонился им и сказал, - и дамы!
         Женщины переглянулись и тихо засмеялись. Одна ему даже подмигнула, но так чуть-чуть. Типа, понятно, почему ты пришел сюда, да еще в халате. Поздравляю! Не каждому так везет в середине дня!
           Сергей щелкнул зажигалкой, прикурил сигарету и затянулся, прижмурив глаза. Хорошо… вот так вдохнуть приятный дым, отвлечься от забот и проблем, еще раз вспомнить ласковые руки и мягкие податливые губы, вздохнуть глубоко и сказать себе: «Ну, что, Серега! Попался?» И самому себе ответить: «Попался, но не жалею. За такие минуты можно годы серой жизни отдать. Только бы не потерять её. Она девушка видная, еще раз оставлю её надолго, неизвестно,  найду ли потом. Вон как мужики на неё реагируют. Махнет хвостом, только ты её и видел!»
         Одна из женщин смотрела на него очень пристально, как будто хотела вспомнить, где она его видела, но память подводила, и она хмурилась и качала головой.
         Сергей выкурил сигарету, бросил её в пепельницу в виде большой керамической вазы с узором из тюльпанов, и пошел к выходу. И как человек воспитанный произнес: «Всем доброго дня!» Никто за ним не последовал, нестройный хор и ему пожелал  «всего хорошего», и он, открыв дверь, вышел снова в коридор первого этажа.
           Китайцев уже не было, но были американцы, которые разговаривали так громко, что, казалось, они участвуют в каком-то митинге. Вся группа безразлично проследила за ним, его белый халат и шлепки совершенно их не удивили. Даже смеха не было. Правда, одна старушенция в темных очках, в белоснежном  не по сезону лыжном костюме и с золотистым рюкзаком за плечами, повернулась в его сторону и сняла очки, чтобы лучше его рассмотреть. Но и она не показала вида, что её оскорбила такая невоспитанность. Наоборот, она скользнула взглядом по лицу и рукам и остановила свой взор на его голых  волосатых ногах. Какая-то тень воспоминаний промелькнула в её глазах, и она негромко сказала: «Бьютифул! Рашен мэн зе бест!» и улыбнулась Сергею. Но он не успел поблагодарить, потому что открылась дверь лифта, и его внесли внутрь горячие финские парни, которые уже прияли на грудь, и им было весело и хорошо.
           Симпатичные лесорубы, непривычно для северных людей  оживленные и шумливые, перекидывались шутками-прибаутками и смеялись во весь голос. Они вышли на третьем этаже и пошли по коридору в свои комнаты в предвкушении приятных событий. Видно было, что никакие экскурсии не перевесят желание посидеть за столом и выпить вкусной русской водочки вдали от суровых жен и начальников. Всё-таки русское волшебное лекарство во всём мире считается полезным и подходящим для любой национальности. Поэтому соседи-финны с таким удовольствием приезжают в Питер. И близко, и дёшево, и приятно для души и тела.
         Сергей вышел на своём этаже, вытащил карточку и вставил её в прорезь. Дверь тихонько скрипнула, но Вера не проснулась. Она  спала, свернувшись клубочком на большой белой постели и Сергей не стал её будить.
Медленно оделся, потом подошел к окну посмотреть, что там твориться на улице, какая погода и будет ли обещанный дождь. Взял со стола телефон и стал просматривать пропущенные звонки. Он специально выключил его, чтобы ничего не мешало долгожданному свиданию, а теперь с удивлением увидел, что за эти неполные два часа пришло десять сообщений. От друзей, от мамы в Москве, от сослуживцев, которые знали, куда и зачем он поехал и сгорали от нетерпения узнать, всё ли хорошо и что будет дальше. От начальства звонков не было, и это его успокоило.
           Он никому не стал перезванивать, решив, что вечером ответит всем, а пока будет наслаждаться долгожданным покоем и теплотой, которая была разлита по комнате, как будто кто-то прошел с большим кувшином нежности и щедро расплескал её повсюду.
           Сергей позвонил по телефону в ресторан и заказал легкий обед – сырники, яичницу, два кофе, сливки и два кусочка торта «Захер», который он очень любил, а теперь решил и Верочку угостить – пусть поправляется маленькая. Её бледность беспокоила Сергея, но он решил, что это осенняя депрессия, и она пройдет, если он будет обнимать её и целовать. И говорить, что очень её любит.
         Дааа, давно он не говорил женщинам такие слова. Обычно всё обходилось без слов, и так понятно было, что физиология – такая штука, что от неё не убежишь, даже если очень захочешь. Поэтому иногда достаточно было одного взгляда, чтобы спустя два часа оказаться в одной постели, а наутро забыть об этом, как будто всё произошло во сне.
            И с женой как-то обошлось без сильных слов. Она была племянницей ректора Университета, в котором он учился, и они познакомились на ежегодном студенческом балу. Всё как-то быстро закрутилось, он и глазом не успел моргнуть, как оказался в женихах. А когда ректор вызвал его к себе в кабинет и тонко намекнул на свадьбу, ему ничего не оставалось, как только согласиться. И, в общем, наверное, можно было бы жить-поживать, и добра наживать, потому что она была красивой, богатой, самодостаточной и умной. Но все эти качества были в ней в избытке. Слишком красивая, слишком умная, слишком влюбленная в себя. Рядом с ней не было теплоты, и ему никогда не хотелось просто подойти и обнять и услышать что-нибудь ласковое. Она была всегда холодна и безупречна а  когда они поженились,  и он переехал к ней в огромную квартиру на Тверской, она наняла еще и повариху, чтобы самой не вставать к плите и не портить свой роскошный маникюр.
            Не сразу он понял, что она вышла замуж просто из-за его выигрышного антуража: высокий, широкоплечий, с мужественным лицом и ясным взглядом. Завидный жених, почти как резиновая кукла мужского рода. Да только куклу можно использовать и выбросить, а здесь – живой человек, с характером и своими желаниями и устремлениями.
          Вначале они просто ссорились, но не громко и без особой ненависти. Потом перестали разговаривать, потом он переехал к маме, потом она уехала во Францию. И уже оттуда написала ему, что подает на развод, потому что встретила «хорошего человека» и хочет выйти за него замуж.
           Так они развелись заочно, и он остался один. К этому времени  закончил Университет, поступил в Институт исследований Азиатского континента, проработал там несколько месяцев и вдруг неожиданно захотел стать специалистом по Японии. В Университете он учил и японский, и китайский, но относился к этому скорее как к экзотике, налегал больше на английский и немецкий, думая, что может быть удастся поехать в Лондон журналистом-международником. Но…. какая-то интересная передача по телевизору однажды так запала ему в душу, что он решил перекинуться на Японию и стал с утра до вечера читать книги по истории, литературе, искусству. Ходить на выставки и концерты, смотреть фильмы и ползать по форумам. Он так  втянулся в этот омут, что многие вещи, которые ему раньше нравились, отпали, как засохшая корочка от ранки на коленке. Однако ему нравилось находиться в этой воде, он не утонул, не захлебнулся, научился плавать и видеть берега. И душа наполнилась гармонией.
           История с японским художником и знакомство с Верой нарушили это внутреннее равновесие. Пока он ездил в командировку, пока искал следы непонятных секретов, пока разговаривал с начальниками и ждал ценных указаний, а потом писал докладные, у него было время подумать о своих отношениях с Верочкой. Он решил, что это, наверное, просто какое-то затмение, и оно пройдет. Но чем больше он думал о ней, тем больше тосковал. И ему самому это было странно. Болезнь не проходила, наоборот, ему хотелось обнять её, утешать и защищать. Он увидел, что, в сущности, она, несмотря на свой задиристый характер, в душе одинока и страдает. Скорей всего, в её жизни было много обмана и предательства, поэтому она никому не верит и выставляет иголки. Но если на это не обращать внимания, то можно увидеть, какая она на самом деле – вот лежит на постели чистый ангел со светлыми волосами, такой трогательный, милый и теплый.
         Он подошел к постели, сел возле Веры и погладил её по волосам. Вера зашевелилась, перевернулась на другой бочок и подтянула одеяло под подбородок. Сергей усмехнулся и пошел к дверям, потому что там уже стучался официант со своей тележкой.
           Молодой паренек в красивой черно-белой одежде, похожий на пингвина, подкатил тележку к столу, снял две больших тарелки, накрытые металлической крышкой, поставил кофейник и две белые чашки, сахарницу и сливочник, салфетки, ложки, вилочки  и коробочку с тортом Вера услышала звон посуды и тихий разговор Сергея и официанта и проснулась.
             Она потянулась, простынь соскользнула и смущенному взору пингвина открылась обнаженная молодая красота. Он, наверное, превратился бы  в ледяную глыбу и мог бы стоять до вечера,  но Сергей решил, что представление надо закончить. Если хочется увидеть особенности женского тела, пусть идёт в музей и рассматривает Рубенса и Рембрандта да и Рафаэля тоже, но здесь не экспозиция, поэтому он развернул мальчишку за плечи и подтолкнул  к выходу. Тот уже почти дошел до дверей, но вспомнил про тележку и вернулся. А Вера накрылась одеялом и громко смеялась, как будто её щекотали.
          Хлопнула дверь, Сергей стащил с Веры одеяло и на самом деле стал её щекотать. Пришлось ей скатиться на пол и подлезть под стол. Эти игры могли бы продолжаться долго, но Вера увидела торт на столе и блестящие крышки на блюде и тут же уселась на стул, схватила вилку и нацепила на неё сырник.
          - Ты что такая голодная, - спросил с обидой Сергей, которого игра в щекотку настроила на другой лад.
           - А ты? – Вера уже сжевала один сырник и нацелилась на другой, но Сергей успел схватить  вкусняшку и проглотил её, почти не жуя.
           - Не, ну так не честно! – обиженно протянула Вера, - для меня сырники, а для тебя яичница. Не путай мужское и женское!
           - Но я сырники люблю с детского сада! А яичницу хотел поделить пополам, а ты меня опередила!   Не жадничай, у тебя еще торт! Смотри, какой кусище! Ты, как девушка, должна соблюдать диету и питаться маковой росой, а не отнимать у мужчины его добычу.
            - Сережаа, закажи еще сырников, мне очень понравилось! Пусть принесут две порции, мне надо есть больше!
Эти слова вырвались у неё неожиданно, и она тут же прикусила язык.
          - Что значит больше? – спросил заинтересованно Сергей, отрезая от яичницы маленькие кусочки и намазывая их на белый хлеб.
Вера успела прийти в себя и спокойно сказала:
             - Ты же сам сказал, что я бледная, значит, надо есть побольше и меньше двигаться, тогда еда свободно разместиться по всему телу и кровь заиграет в жилах, появится румянец, а с ним и настроение  поднимется.
Однако Сергей наметанным глазом уже увидел, что неожиданно вырвавшиеся слова имеют какой-то другой смысл и хотел уточнить, что именно она хотела скрыть, но Вера посмотрела на него таким нежным взглядом, что он забыл про свой вопрос. Она отпила кофе, потом взяла сливочник, налила немного сливок, размешала и снова попробовала.
           - Вкусно! И торт такой замечательный,  как называется?
           - Захер.
           - Наверное, что-то австрийское. Я про это читала не помню где.
         - Налей мне тоже сливок, у тебя это так красиво получается. А вечером к вам поедем? Или ты не хочешь домой, - неожиданно спросил он, решив, что свой незаданный  вопрос отложит на потом.
          - Домой, наверное, не поедем. С мамой ты познакомился, а с японкой увидишься в другой раз.
         - А! Да-да, мама говорила мне, что у вас на неделю остановилась японка. Как она тебе? Вы понимаете друг друга или на пальцах общаетесь?
           - Она хорошо говорит по-русски. В детстве её возили во Владивосток на экскурсию, там она познакомилась со сверстниками, и они очень долго дружили и переписывались. А потом она поступила в университет, закончила его и теперь работает экскурсоводом в музее саке в Кобе.
         - Саке? Интересная работа! Наверняка – это самый любимый музей у русских туристов!
          - Да, они так любят дегустировать, что просто не хотят уходить. Тем более первые пять рюмок разного саке – бесплатно!
          - Давай поедем в Японию! Я тоже хочу бесплатного саке!
          - Хорошо! С тобой – хоть на край света!
Так они подшучивали и смеялись, потом оделись для прогулки и пошли на улицу, посмотреть на вечернюю Неву и разноцветный Эрмитаж. Теперь каждую ночь его освещали специальные прожектора, и здание становилось не только прекрасным, но волшебным.

Продолжение: http://www.proza.ru/2018/04/14/461


Рецензии
Дорогая Галина, вот и новая встреча с любимыми героями. Надя и Кику обе в своём репертуаре. А приезд Сергея настораживает. Вера, наверное, боится ему рассказать о своей беременности, а почему бы не порадовать любимого? Он же не знает, что это подарок японца! С признательностью и предвкушением радости новых встреч,

Элла Лякишева   20.05.2018 00:21     Заявить о нарушении
Здравствуйте, дорогая Эллочка! Приятно видеть вас у меня на страничке. Читайте дальше, там всё будет неожиданно. Даже для меня!
Смеюсь.

Галина Кириллова   20.05.2018 10:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.