Киндги - не Кындыг...

                                    Изменение поэтического названия Киндги на Кындыг ударило  обухом . Неужели, теперь, Кындыг-кирдык , всем моим ностальгическим воспоминаниям ..?

                                    Что будет с воздухом прошлого, щедро наполненным шуршащим под ногами морем, ароматом эвкалиптовых крон , веселящихся, играющих с морским бризом, наглым хрюканьем прожорливых грязных продолговатых свинюшек, старающихся, прямо из-под носа,  внаглую,  стянуть богатый улов жирных лупоглазых бычков..?

                                    Утро в Киндги началось неожиданно... Дядя Миша, много лет заведовавший хозяйством небольшого пионерского лагеря, опустевшего к октябрю, перехватил меня на самом выходе из деревянного домика...   Тихо и заботливо, чтобы не разбудить молоденькую красавицу-жену с маленькой дочуркой , мирно посапывающих внутри, он приложил палец ко рту:

                                  - Тссс,- В другой руке дяде Миши расположился большой гранёный стакан. В нем, слегка волнуясь, подрагивала у краев крепчайшая синеватая чача... Влив огненное содержимое в наивного молодого человека, старик ловко заткнул обоженный рот увесистой куриной ножкой... Через минуту, изображение идиллического приморского утра слегка размылось, а дядя Миша превратился в подобие неугомонно-шутливого Диониса...

                                     Маленькая деревушка , обдуваемая тёплыми субтропическими ветрами уютно устроилась на самом берегу синего-пресинего моря, млея под лучами ласкового октябрьского солнышка и, порой, неистовыми, но скоротечными, ливнями...

                                     Загадочно кивая и поблескивая глазами,  вновь испечённый Дионис  легко заманил  в свою темноватую пещеру... Всего минуту назад, я, ведомый лучшими намерениями, был готов насладиться утренней гимнастикой и свежими брызгами утренней волны... Но, увы! Чего стоило сопротивление слабохарактерного  интеллигента в сравнении с безудержным напором кавказского гостеприимства..?

                                     Ещё пять секунд его заговорщически таинственного шепота - До дна, до дна, до дна... - и , заключительного,- Маладэц! Какой Маладэц, Дарагой ! - я, слегка пошатнувшись, ввалился, обратно, в домик и мягкую постель...  Выползти оттуда удалось не ранее , чем через три часа многочисленных цветных видений и сновидений, в изобилии содержавшихся в огромных гранёных стаканах....

                                     Утренний сбор в Киндги начинался у тандыра- огромной печи, в самом центре живописной деревеньки, заполненной стандартными двухэтажными домами  усатых Советско-кавказских миллионеров... Однообразные квадраты мандариновых плантаций перемежались с новенькими чёрными Волгами, расположившимися у каждого входа...

                                     Пока Тандыр разжигался, распалялся и накалялся , заполняя окружающее пространство аппетитным духом муки, теста и пекущихся хлебов, народ, неспешно собиравшийся запастись ароматно-хрустящим богатством, заводил неспешные разговоры... Они, зачастую, прерывавались то оглушительным смехом, то разнообразными клятвами азартных собеседников, спорящих по любому поводу...

                                   - Меня хозяин, даже, за стол пускает вместе со всеми..!,- на чистейшем русском языке хвастался один из бедновато одетых, давно небритых мужчин,- вина могу пить вдосталь, сколько душе угодно! Но меня интересует, больше, водка...

                                     Он задумался, замер, мечтательно прищурившись, и произнёс,- по всем этажам дома я расставил много-много пол-литровых баночек... Заправил их горсткой риса, сахарком и водичкой..! Через неделю, всего неделю,  эликсир полностью созревает и бьет в голову так, что, будь здоров ..!

                                    - Как  Вас сюда занесло..?,- поинтересовался я...
                      
                                    - Работал, работал я в Воркуте,- вспоминал Васек,- На отпускные, решил ломануться в Сухуми. Денег было море - тыщи, сплошные тыщи..! Я их и не считал, тогда, вовсе...

                                    - Дней десять сплошных ресторанов, картишек и девочек, и я  проснулся на самом берегу моря в одних трусах,- даже туфель с носками не осталось..! Полдня ходил босой и голодный...

                                    - Затем, затем, прибился к рынку, где, чуть было, не удалось подхарчиться у одного из богатых прилавков. Но мой будущий хозяин жестко ухватил за руку... Он приехал , как раз, из Киндги, фруктами поторговать...

                                    - Вот, так и живу - не тужу!  Здесь, уже пятый год.. Здорово, на самом деле ! Работа по дому и во дворе лёгкая, кормят хорошо и никакого паспорта мне больше не надо..!,- бодро заявил Васек - современный раб двадцатого века...

                                    - А, моя история, точь в точь, такая-же, - только приехал в Сухум из Золотых приисков, что на Вилюе... Приехал, точно помню, с женой Леной... Однако ж , запойный я..! Как начинается это безобразие, так и не помню больше ничего... Очнулся уже здесь, в Киндги, на хозяйском дворе... Только, вот, спиртное от меня все прячут, в подвал не пускают... А, так, добрые все... Кушай, сколько влезет... Работой, тоже не заваливают...

                                      Накидав полные мешки раскалённых ароматных лепёшек , народ, медленно и степенно, потянулся к домам.

                                      Впереди, меня приветливо  поджидал прекрасный денек, щедро наполненный ласковым морем, бурлящей молодостью, любовью и звонким детским  смехом...


Рецензии