Сеть 2057

На объемном экране в подголовнике снова проигрывалась эта назойливая реклама. Винить, правда, в этом можно было только его привычку – экран показывал материал в соответствии с предпочтениями смотрящего. На этот раз был сюжет о качающейся летним солнечным днём на качелях молодой девушке – она была счастлива и прекрасна в своих белых свободных одеждах. Девушка медленно раскачивалась и смеялась заливистым звонким смехом глядя куда-то за камеру. В кадре появляется красивый мужчина, подхватывает лёгкую как перо женщину и кружит в танце. Экран медленно темнеет и из его недр выплывает лицо пожилой женщины, в чертах которого угадывается та самая девушка с качелей. Взгляд женщины устремлен вглубь себя, а по морщинистым щекам текут слёзы счастья. Одновременно с названием рекламируемого товара появляется голос диктора: «Психостимулирующие леденцы Клёк – оживите лучшие воспоминания!» От скуки он перевёл взгляд на область Дополнительные сведения и программа отреагировала, показав текст отказа от ответственности и важное уточнение: «результат и удовлетворённость зависит от индивидуального состояния и жизненного опыта, фирма не несёт ответственности за пробуждение негативных воспоминаний». Тамерлан покачал головой, достал из кармана пачку и отправил леденец в рот – у него еще было 15 минут времени до его станции и хотелось бы, чтобы на этот раз выпало что-то хорошее из воспоминаний. За окном проносилась утопающая в зелени Москва. Чистая, тихая и спокойная.

Он продолжал цепляться за уходящее воспоминание, когда чары окончательно развеял укол холода от лежащего в кармане линка. Коммуникатор сигнализировал о новом сообщении. Поморщившись, Тамерлан достал небольшое полупрозрачное устройство, которое тут же отреагировав на его прикосновение выдало на экран забитый значками рабочий стол. Отслеживая фокус взгляда, линк показывал нужные Тамерлану данные – входящие сообщения, среди которых висело важное от его коллеги - Элистрата. Стоило остановить на нём взор, как линк зачитал содержимое приятным женским голосом, смодулированным аккурат так, чтобы слышать мог только владелец: «Там, проверь Хроносферу, «красные» снова устроили театр в кулинарном разделе по Ясенево. Всё там засрали, снова чем-то обмениваются – это по твоей части, и не забудь на этот раз привлечь всех замешанных «жёлтых» владельцев каналов, если сможешь их присовокупить к делу – как же мне всё это надоело!». Тамерлан запустил главную социально-новостную службу Сети и нахмурившись задал нужные параметры фильтрации – так и есть, пользователи с красным уровнем доступа развили непонятную активность в локальных детских кулинарных сообществах. Точнее это им казалось, что непонятную – снова банда слабоумных рецидивистов методами примитивной стеганографии пытается поменяться какой-то информацией с такими же идиотами. Осталось только систематизировать запрос и отдать аналитикам на расшифровку, он успеет это сделать за оставшиеся три минуты до своей станции и в участок придет уже без этого груза.

Выйдя из метро он прошёл по залитой светом площади до ближайшего магазина с линками, попользовавшись этой новой моделью он всё же решил вернуться к предыдущей – да, батареи у неё хватает всего на 7 месяцев, зато термогенератор работает не в пример мягче - новая модель вчера в режиме будильника ощутимо прижгла кожу! Отмахнувшись от назойливого консультанта, Тамерлан двинулся прямо к стойке с нужными устройствами, по пути сбросив свой линк в прорезь ящика для утиля. Взяв первый попавшийся коммуникатор в прозрачной упаковке, он вышел из магазина. Новый линк, будучи ещё в заводской оплетке просигнализировал новому владельцу о списании средств со счёта – прикосновение Тамерлана мгновенно авторизовало его в Сети и вывело на экран запакованного коммуникатора привычный набор пиктограмм. Рваная упаковка из газовой вуали распалась на молекулы ещё до касания пластикового помоста когда на линк Тамерлана пришло сообщение от некой Луизы Стечкиной: «Привет! Отлично выглядишь, познакомимся?». Он поднял глаза и увидел, что сквозь стекло линка его изучает приятная улыбающаяся девушка, скорее всего даже пишет на видео. Он улыбнулся ей в ответ и помахал рукой, после чего не снимая с лица улыбки, указал пальцем на жетон. Девушка тут же потеряла интерес и заспешила в сторону пересадочного хаба – копы во все времена пользовались у молодежи дурной славой.

В участке царил традиционный хаос – фасетчатая структура свода купола непрерывно мельтешила, обновляя изображения на своих сегментах. Здесь было всё – камеры уличного наблюдения в местах подозрительной активности или сигнала СОС, чат-комнаты педофилов, обменивающихся праздничными открытками с зашифрованными в них изображениями порнографического характера, запросы и ответы в Интерпол, на многих была выведена Хроносфера с фокусом на разных районах города, где в реальном времени появлялись новые отметки пользователей с описанием происходящих там событий. Дела открывались и закрывались, передавались аналитикам и в суды. С тех пор, как анонимность в Сети стала технически невозможной – мир изменился бесповоротно. По крайней мере тогда так казалось, однако изменились лишь правила игры, но не человеческая натура. Люди продолжали совершать в сети преступления под своими именами, часто уходя от наказания в силу закона больших чисел, скрываясь буквально на виду. Они придумывали новые шифры, мимикрировали под любителей вязания, существовали целые банды, искусные в маскировке настолько, что их участники годами ходили в «синем» статусе благонадежного гражданина! Некоторые вообще не общались – их шифром было само появление определенным составом в определенных публичных группах Сети. Таких можно было искать годами, и не найти, даже в мире, где каждое действие записано и у каждого пользователя жестко вшито реальное имя.

Тамерлан изучал текущие дела, большинство из которых было мусором на пару минут, не требующим даже участия аналитиков – люди сами оставляли следы своих преступлений на видео, фото и в сетевых журналах переписки. Чаще всего отделывались предупреждением, реже – временным снижением уровня сетевого доступа, совсем уж редко за самые тяжкие преступления их ждала высшая мера наказания – Принудительная коррекция личности с заменой воспоминаний. Он любил поразмышлять над начавшейся эпохой гуманизма - оружие стреляет нелетальными боеприпасами гарантированного поражения, любой вид убийства человека запрещён законом, даже безнадежно больные с изобретением Клёка перестали проситься на тот свет. Убийцы, маньяки, насильники и грабители никуда не делись, но в мире тотального контроля и идентификации их преступления быстро раскрывались, а они сами получали неотвратимое наказание, становясь идеальными гражданами, которых после коррекции охотно брали работать в полицию как абсолютно благонадежных граждан с высокими морально-этическими устоями. Элистрат, его коллега, как раз был из таких – серийный убийца, будучи инструктором по плаванию умудрился умышленно закинуть высоковольтный кабель в бассейн с детьми. Сошёл с ума на фоне личных неудач, зато теперь – идеальный коп с безупречной репутацией.

Не успел он допить свой утренний чай, как пришёл ответ аналитиков – они вскрыли шифр «кулинаров», те оказались мелкими жуликами, пытавшимися сбыть поддельную карту мёртвых зон городской системы наблюдения. Тамерлан надиктовал письмо и отправил список имён оперативному отделу, те сверятся с системами наблюдений и возьмут преступников по месту нахождения. Отметив ещё одно закрытое дело в журнале учёта, он полностью погрузился в информационные потоки, выискивая следы преступлений, сетевые аномалии и подозрительную активность, уделяя особое внимание пользователям с красным флагом – отметкой систематического киберпреступника. Который до повышения уровня мог пользоваться сетью лишь в режиме просмотра, без возможности взаимодействовать с другими пользователями или ресурсами сети, исключая случаи, когда владелец публичного ресурса индивидуально под свою ответственность давал им право голоса. Гораздо опаснее и коварнее были пользователи с синим флагом – символом чистоты и благонадежности, уровнем, выдаваемым каждому гражданину по достижении 18 лет при условии чистой биографии. Редкий пользователь Сети мог сохранить эту привилегию, которая снималась за малейший проступок, но будучи активной наделяла пользователя абсолютным правом эксплуатации глобальной сети, ставшей неотделимой частью объективной реальности. «Синий» пользователь не мог быть ограничен в посещении и взаимодействии с любым публичным ресурсом, этого права его не мог лишить даже владелец. По собственному многолетнему опыту Тамерлан знал, что парадокс состоял в том, что криминальному гению сохранить «синий» статус было легче, чем добропорядочному гражданину. Иногда можно было о чем-то отдаленно догадываться, скорее на уровне чутья, но на догадках дело не построить, поэтому оставалось лишь, используя всю свою внимательность, интуицию и опыт вчитываться в бесконечные ленты текстов, вслушиваться в непрерывные голоса и всматриваться в бескрайние галереи изображений.

Где-то там, среди хаоса миллиардов ежесекундно проносящихся во все стороны сообщений, за безобидными статусами, милыми отметками на глобусе Хроносферы о каком-нибудь пустяке, вроде загоревшейся мусорки в 7.33 утра на улице Рокотова д.73 или пылким спором в группе орнитологов-любителей, скрывались ужасные преступления, спрятанные у всех на виду, людьми, обитающими в Сети под своими реальными именем и фамилией, все действия которых непрерывно записывались и анализировались.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.