Ловцы облаков. Глава 38 - 39

Глава тридцать восьмая
                              Битва за вершину

     Погода стояла хорошая, одев легкие рюкзаки и взяв все необходимое мы двинулись на Пик Корженевской , это тоже семитысячник высотой 7105 метров , один учёный  назвал в честь своей жены Евгении.
 - Гора   стоит в тринадцати километрах от Пика Коммунизма, но по сложности подъема  на много проще.
 На высоте пять триста лагерь прямо на морене , пришлось использовать перильные верёвки и одеть каски. Подъем в лагерь  (5800 м). Маршрут проходит сначала по широкому снежно-ледовому склону средней крутизны , одеваем кошки и обходим ледник.
  В верхней части ледника встречаются трещины  , пришлось дальше идти в связках. Подход к лагерю 5800 м довольно крут, склон упирается в юго-западную скальную стену пика. Лагерь располагается под нависающей скалой, защищающей от падения камней.

 Разбиваем лагерь на 6200  и ночуем.
Подъем трудный , все устали, сказывается нехватка кислорода, особенно тяжело дышит Ашот Каримович, ему трудно выдерживать темп подъема.
С утра штурм вершины, опять  одеваем кошки , часть поднимаемся  по отвесной снежной стене высотой около десяти  метров. Потом идём по тропе.
 Добравшись до вершины пика открылся панорамный вид на Пик Коммунизма и Пик Ленина.
 Погода отличная, закатное солнце залило золотом вершины, рельефно выделив тени.
Мы все довольны, хотя понимаем, нас ждёт сложное восхождение на Пик Коммунизма.
 Спуск особых проблем не вызвал .
Переночевав в лагере на следующий день спустились на пять триста.
 Перед восхождением на Пик Коммунизма решили день отдохнуть, завтра нас ждёт подъем ребро Бородкина.
Но погода начала портиться, пошёл снег.

 По ребру Бородкина добираемся до высоты  шесть двести .
Открылось  Большое Памирское Фортовое плато, за нами « груди» мы находимся наверху,
а слева цирк , где каждый день происходят обвалы.
    Весь вечер чувствую себя неважно, пропадает аппетит.  Как говорят таджики - болит
«курсак « - живот по ихнему. Хочеться только чаю и нормальной еды. Но у нас ее мало, идёт режим экономии.
Мысль о сублиматах вызывает отвращение. Надеюсь, что запах горячего супа изменит отношение – но нет. Сублиматы и пахнут сублиматами. Наступила моя очередь отказаться от еды. Раньше это сделал Антон Карапетян. Но тяжелая физическая нагрузка быстро истощает организм, мы слабеем, уже не хочеться разговаривать.
Ночь пошла спокойно , к утру температура понизилась.
 Слева услышал мощнейший грохот в это самое мгновение страшный шум прокатился по цирку. На южном ребре пика Самани  справа и впереди  поднялись  клубы снега , затем эти клубы  покатились вниз, по всему километровому ребру, словно морская волна, полностью состоящая из белой пены.
 Эта лавина накрывала все на своём пути.
Тысячи тонн  фирна и льда скатились с рёбра.
Не дай Бог оказаться на пути или рядом, оказавшись погребённым под толщей снега.
Лавина прошла, отразившись от противоположной стены цирка, снова двинулась по глетчеру.
 Я видел как катился снег, заполняя огромные трещины на дне ущелья.
В какой то момент мне показалось, что лавина изменит своему направлению, повинуясь чьей- то злой воле.
 При боковом освещении форма лавины точно напоминала морскую волну.
Я стоял зачарованный этим зрелищем. Ребята тоже вышли из палаток . Эльхам фотографировал приговаривая.
 - Что может быть прекраснее и страшнее природных стихий, мы маленькие пигмеи , которые осмелились прицепиться на хвост слона.

 Небо затягивало серой мглой, снова пошёл снег, он валил крупными хлопьями, закрыв все пространство вокруг нас сплошной белой пеленой.
Снег валил весь день и всю ночь, утром появилось окно.
 Нам предстояло принять решение - идти дальше к следующему лагери или опускаться вниз.
 Решено было двоих оставить в этом лагере вместе с рацией, решили оставить Лену ,а по второму бросить жребий.
 Короткую спичку вытащил Эльхам.
 Он долго сокрушался, видя его огорчения Лена сказала.
 - Эльхам, иди вместе со всеми , я одна останусь.
Мы переглянулись и согласились, в конце концов каждый хотел оказаться на вершине.
 Выдвинулись двумя связками.
 Снега выпало очень много, приходилось торосить его, меняясь через каждые пятьдесят метров .  Натаптываем траверс под скальной башней Коммунизма. Дальше – начинается самое тяжелое. Снег глубокий, подниматься становится тяжело. По очереди топчем вверх.  Нас не много, все быстро устали, но тропу делать надо. Каждый протаптывает, сколько может и отходит в сторону. Общий темп средний, сказывается нехватка кислорода. Идём на автомате.

 Мороз все усиливался, снег набился в ботинки, перчатки тоже начали промокать и замерзать, мороз проникает всюду, заставляя дрожать все тело, одно желание, залезть в палатку, поменять термобелье, одеть шерстяные носки забраться в спальник и заснуть от усталости.
Влажный туман и мороз доконают кого угодно.
 Мы торопились добраться до мульды и установить палатки.
Эльхам весь вчерашний день ходил без очков, сегодня у него начали резать глаза,а это признак надвигающейся слепоты. Рассеянный туман очень опасен , он пропускает ультрофиалет, увеличивая нагрузку на глаза.

 Ветер  усиливался , переходя в штормовые порывы , такое впечатление, что горы разгневались на нас, что мы букашки мешаем им спокойно спать.

Я шёл в связке с Евгением Кругловым , за нами связка Ашот Каримович, Эльхам Бураев и Антон Карапетян.
 Порывы ветра заставляли нас нагибаться, припадая к плотному снегу.
На шесть шестьсот нам надо установить палатки ,  начав  подъем на Пик Душанбе, что- бы по перемычке выйти на боковое ребро пика Коммунизма. Веревка натянулась, я почувствовал несколько рывков, после этого она ослабла.
   Я  потянул к себе верёвку и вытащил конец. Куда делся мой напарник ? Позвав остальных мы приступили к поискам.
 Евгений пропал, оказывается мы заблудились и вышли к отвесной стене.
  Двигаясь вперёд,  почувствовал, что начал проваливаться, и понял,  стою  на козырьке , этот предательский выступ обломился вместе со мной.

Пытаясь тормозить, загнал ледоруб в снег, как раз  успел во время , чувствую лечу  вниз , ударяюсь  о скалу, от удара ломаю ногу, бьюсь коленом, снова перекатываюсь, ударяюсь головой, хорошо, что на мне каска, чувствую боль в колене в  районе  лодыжки , у меня перехватило дыхание , вишу на верёвке привязанной к рукоятке ледоруба, боюсь пошевелиться, вдруг ледоруб соскочит , я буду лететь целый километр в пропасть.
    - Не известно сколько времени я провисел.
Страх и нехватка кислорода, холод, - все вместе сразу подействовало.
 - Если мне суждено умереть, я должен смерть принять осознанно - говорил я себе.
Но , что же случилось с Евгением ?  Может он остановился как и я, на козырьке, решив перезавязать узел, но ведь веревка не обрезана, узла на конце нет, - это полная загадка.
  Через время  начал замерзать , нестерпимо болела, нога, а я чувствую теряю сознание и замерзаю.
  Сознание раздваивается , пытаюсь себя взбодрить, вспоминаю, что у меня в кармане налобный фонарик.
Свободной рукой достаю, одеваю на голову и включаю.
Тонкий луч прорезает мглу падающего снега.
 Я продолжаю висеть, надеясь, что ребята меня заметят.

 Вдруг вижу надо мной склонилось мохнатое существо , его голова попала в луч света сверкнули глубокопосаженные глаза, с чёрными зрачками , зелёными белками , голова мохнатая, а волосы серопепельного цвета,.
 Мне показалось, что существо в два раза больше меня.
 Кто это был, снежный человек, йети, или сам хозяин гор легендарный Гаяхан, я не знаю, но он схватил меня своей лапой  в районе груди, за одежду и легко потащил на вверх карабкаясь почти по отвесному склону.
 Подняв наверх, положив на снег,  существо ещё раз заглянул мне в лицо, наверно хотел убедиться, что я жив, после этого мой спаситель  исчез.

Маша слушала с изумлением на лице.
Вадим, возможно у тебя была галлюцинация.
Машенька, а как я без посторонней помощи , с поломанной ногой вылез наверх ?
Только через десять минут ребята подошли , увидев луч света, бьющий вверх, как маяк в океане.
А , что с твоим напарником ?
Евгения дальше нашли , он замёрз и заснул, сильно обморозился, надо  было что- то срочно с ним делать.
Мне сразу все стало ясно, от кислородного голодания у Круглова начались галлюцинации, ему что- то привиделось, он развязал верёвку и ушёл дальше.

 - Вадичек, а как же ты ? - участливо спросила Маша.
 - Утром начался спуск с горы, до вершины мы не дошли, Евгений сильно пострадал.
Добравшись до базового лагеря мы ещё пол дня ждали вертолёт.
Ребята сидели все молчаливые и опустошенные, гора забрала силы, говорить не хотелось.

 -   Мне  теперь снежный человек часто по ночам снится, ты вторая , кому я рассказал.
 - А первый кто ?
 - Первый оказался мой брат, но он задавал такие же вопросы, как и ты - сказал Вадим.

Ночью Маше тоже приснился снежный человек с зелёными глазами.
Девушка испугалась во сне и проснулась, рядом спал Ветров, повернувшись к ней лицом и положив руку под голову, Вадим слегка улыбался, ровно дышал и вызывал ощущение силы и покоя.
 - Как же я тебя люблю, мой милый - подумала Маша и тоже улыбнулась.


                     Глава тридцать девятая
                            Дела житейские


      Владимир Жебровский мучился вопросом «- Как долго он будет носить свою глупую голову, ведь совершенно ясно - за своё счастье следует бороться»
 Набрав номер, тренер позвонил дочери.
 - Да папочка ,  слушаю тебя , мы уже собираемся - радостно сообщила дочка.
 - Девочка моя золотая, понимаешь у меня изменились обстоятельства, теперь я люблю другую тетю, а с твоей мамой мы развелись,  я не смогу с ней больше жить, но если- бы ты переехала ко мне, мы могли- бы жить вместе.
 - И, что я брошу маму ? - озадаченно спросила Даша.
 - Ну почему, ты сможешь к ней приезжать - сказал папа.
   Подошла Света, девочка передала телефон маме.
 - Здравствуй Вова, мы уже собираемся.
 - Света, вам не следует приезжать, я люблю другую женщину и собираюсь на ней жениться.
  Бывшая жена закусила край нижней губы.
 - А как же мы , ты о нас подумал ? Мы тут голодаем- сказала Света, хотя за последние полгода женщина поправилась на три килограмма.
 - Я буду отправлять вам деньги , потом, я хочу Дашеньку забрать к себе, пусть ребёнок в Крыму поживет.
 Света молчала, лишиться своего главного козыря, в споре с мужем, женщина не желала.

 - Нет, доченьку я тебе не отдам, а когда ты вышлешь деньги ?
 - Как только заработаю.
Ясно, значит ждать долго прийдется - Света отключила телефон.
Как же я с ней жил сколько лет  - подумал Владимир , но Дашу она точно не отдаст.
  Держа телефон в руках Жебровский присел на спортивные маты, у него оказался перерыв между тренировками, следующая группа подойдёт через полчаса.

 - Как там Оксана, надо ей сообщить, что Светка не приедет.
 Владимир набрал номер девушки , но в ответ только длинные гудки.... Оксана не отвечала.
Подождав десять минут, Ксюша так и не перезвонила, Жебровский опять набрал ее номер.
Длинные гудки в ответ.
 - Неужели это все ? Закончилась любовь..., но как было хорошо !

  Перетятько выписали из больницы.
Мужчина выздоровел, хотя похудел ещё больше, встречи с дочерью   поднимали ему настроение, к тому же Надя подружилась с Любой.
Они вместе приходили в больницу, девушка рассказывала о своей жизни за границей, у неё все было нормально, Надя особых восторгов по этому  поводу не произносила, но и не жаловалась -  жизнь как жизнь, не лучше и не хуже, чем у других.
 Корней Степанович понимал,  дочь уже привыкла.
 - Что поделаешь, люди везде живут, - думал лётчик - главное, что- бы она нашла своё счастье, но счастье это не подкова, оно может само прийти, если к нему готовиться , создавая условия для приема.
 Думая о своей жизни Перетятько  не мог ответить - счастливый он или нет ?
 - Проблемы следовали одна за одной , как солдаты на марше, не успеваешь с одной справиться , а уже вторая подпирает.
 Сейчас мысли о Любе и Наде  радовали летчика.
 - Я все же счастливый, сколько раз была возможность Богу душу отдать и всегда выходил сухим из воды, Боженька меня за что- то любит, хотя ума не приложу - за что меня любить ?

 - Мы тебя очень любим - сказала вчера Люба, когда они уходили с Надей из больница, а дочка обняла папу, - папочка, я так рада, что тебя выписывают, мы завтра с Любой по этому поводу торт состряпаем.
       Корней Степанович улыбнулся.
 - Какие  вы у меня хорошие, я вас тоже люблю.
 - Как здорово, когда тебя все любят - подумал лётчик - вот и на работе отношения нормальные сложились, шеф на свадьбу пригласил со всей семьей, Виктор говорит, что Ветров уже на новой машине ездит, молодец Вадим Петрович.
 
       Вадим и Маша готовились к свадьбе.
Маша заказала новое платье, купила туфли,  решив  изменить прическу.
Ветров купил костюм и кольца.
Праздник решили отметить в ресторане , пригласив  самых близких, но на удивление список оказался больше ожидаемого.
 Коллеги по работе со своими семьями , мама Вадима и брат , но брата  не отпустили, его корабль должен идти в поход.
Родители Маши со своей многочисленной роднёй.
 -  Машенька, я считаю мы должны пригласить Дмитрия Александровича и Диану Филипповну, они к нам  по человечески отнеслись.
 - Верно Вадя, я тоже об этом подумала.
 - Давай пригласим Марину, правда она ещё в больнице но  уже ходит, я не знаю когда ее выпишут,  с ужасом думаю, что должна была быть на ее месте, этот гад точно меня бы убил.
 Ветров обнял девушку.
 - Милая, судьба его накажет, такие твари долго не живут.
 - Мне самому жаль Марину,  сам чувствую свою ответственность за ее ранение - подумал Вадим, но промолчал.
 - Машенька, давай поговорим о приятном, вот твои родители, а кого ты со своей стороны хочешь  пригласить ?
 - Институтскую подругу Ирину Толмачева, родную тётю и дядю, конечно мою сестру, ещё дядю и тетю по отцу.
 - Понятно, осталось выбрать место , где будем отмечать - сказал Вадим.
 - Я была уверена, что ты хотел в ресторане, где мы первый раз ужинали.
 - Машенька, ты тоже об этом подумала ?
 - Да Вадим, мне даже в голову ничего другого не пришло.

 Оксана Виктюк накануне, вместе с Виктором Малининым провели вечер в ресторане.
Ребятам было хорошо вместе, счастливый компьютерщик все время оказывал девушке знаки внимания, гладил по руке и обнимал за талию.
 Оксана улыбалась Виктору, тесно прижимаясь к парню, не только когда он ее обнимал, но и когда они проходили между столиками.
Вкусный ужин , белое вино подогрели чувства , темперамент молодых людей, переполненный адреналином , начинал требовать активных действий.
 В конце вечера Виктор признался.

 -   Оксана, я был очень огорчён, но сейчас я счастлив чувствовать тебя рядом - парень накрыл руку девушки, нежно погладил своими пальцами - я думаю, нет уверен, что люблю тебя и хочу , что- бы мы все время были вместе.

 - Я тоже,-  произнесла Ксюша, глядя в глаза Виктору.
  - Ты классный парень Виктор, я это поняла сразу, как тебя увидела, прийдя на работу.
 - Оксана, ты мне тоже понравилась сразу, но тогда я не думал, что зайду так далеко и влюблюсь в тебя.
 Малинин улыбнулся, посмотрел в сторону, как бы проверяя - никто не подслушивает - затем наклонившись к уху девушки прошептал.
 - Ксюша, я первый раз так влюбился, поэтому очень счастлив, ты замечательная девушка.
 
 Оксана вспомнила о Жебровском , ей стало стыдно, но с Малининым Ксюше было весело и хорошо, она чувствовала, что Виктор тот человек, который ей нужен.
 - А что - сказала Ксюша себе - женщины всегда выбирают сильных и надёжных, способных обеспечить семью и заботится о детях. Это закон природы. Виктор именно тот кто мне нужен, он добрый, умный, в меру  симпатичный, возможно я его недостаточно люблю, но все ещё впереди.

 Малинин любовался своей избранницей, чувствуя себя по настоящему счастливым.
 - Конец моей холостяцкой жизни, наконец  обрету  семью, Оксана та девушка о которой я мечтал всю жизнь.
Виктор вспомнил родителей, последнее время мама ему говорила.
 - Витичка, когда ты наконец женишься, так хочеться внуков, на тебя похожих, таких маленьких витичек, нянчится с ними, ходить гулять и растить, это такое счастье, я вспоминаю своего папу, Царство ему Небесное ! Как он с тобой нянчился, водил тебя в цирк и заопарк.
 - Я помню мама, но я ещё не встретил ту единственную и неповторимую...
 - Вот, а теперь значит встретил, осчастливлю  родителей.




Продолжение
http://www.proza.ru/2018/04/15/913


Рецензии