Первые уроки...

                                   День выдался бесконечно-длинным. С дуру, как оказалось, решили облагодетельствовать  Институт Физиологии растений.

                                   Из Академии Наук, где мы, поначалу, служили младшими научными сотрудниками, нас направили в экспедицию на юг Молдавии. Испробовав там сладких  чудесных арбузов, затрещавших от спелости под щедрым гагаузским солнцем, мы решили обрадовать коллег по работе...

                                   Надрываясь, загрузили  допотопный грузовичок тяжеленными ягодами. Авто стояло прямо посреди гигантской бахчи Чишмикиоя, - небольшого гагаузского местечка, раскинувшегося в знойной Буджакской степи, между Вулканештами  и Этулией...

                                   Никаких Вулканов, помимо местного райкома партии, небольшого клуба и скромного базарчика, в пыльных Вулканештах , увы, не присутствовало. Зато, в Этулии, процветал большой винзавод. С нескольких тысяч гектаров свозились туда на заклание и божественную трансформацию мегатонны ароматного кисло-сладкого: белого, чёрного, розового, янтарного и темно-красного винограда...

                                   Из роскошных сортов Кардинала, Муската Италии, Муската Гамбургского, Жемчуга Сабо и сотен других жемчужин в богатом ожерелье местных виноградников,  на заводе  производились гигантские количества легендарно-знаменитых Каберне, Мерло и Кагора . В миллионах бутылок, мелко подрагивая в такт перестукам колёс, в далёкую Москву отправлялись бесчисленные Духи, веселившие огромную многомиллионную Страну...

                                 - На этих арбузах мы ещё заработаем,- забрасывая в кузов очередную ягоду, убеждал многоопытный Василич ...После опрокидывания своих традиционных  100 грамм, он был решителен, бодр и полон созидательной энергии

                                   До взвешивания пустой автомашины, старый хитрец положил в кузов несколько тяжелённых бетонных столбиков. После фиксации веса, он, тут же, избавился от лишнего груза. Этим элементарным приемом, опытный аксакал надеялся обеспечить всех не менее, чем сотней бесплатных дополнительных арбузов...

                                   Три копейки за килограмм, уплаченных в кассу местного колхоза, были настоящим подарком. Выстаивая длинную скандальную очередь в Кишиневе, приходилось выкладывать в три-четыре раза больше...

                                   Шесть часов тряски в машине, натужно страдающей от карбюраторной недостаточности, заставили вдоволь наглотаться синеватыми выхлопными газами, сдобренными добрыми порциями противной, почти горячей,  пыли... Ветерок, докрасна раскалённый южным августовским солнцем, не забывал подбрасывать тучи загрязнений прямо в кузов, крытый дырявым, видавшим виды брезентом...

                                  Усталые после путешествия и утренних погрузочных усилий, мы добрались к Институту к концу рабочего дня. Там, нас нетерпеливо ждали сотни полторы научных сотрудников, хорошо отдохнувших за канцелярскими столами...

                                  До зубов  вооруженные бесконечными мешками, сетками и хозяйственными сумками, они недовольно посматривали в нашу сторону...

                                - Почему так долго, так медленно..? Быстрее! Быстрее! Как сонные мухи..!,- возмущалась  нетерпеливая возбужденная очередь...

                                  За весами, почему-то, я остался один-одинешенек!  Отвесив себе по 60 килограмм,  доблестные партнеры быстро исчезли в янтаре солнечного заката. В этот пятничный вечер, у каждого нашлась своя , заранее приготовленная, очень-очень, благовидная и неотразимая причина.... улизнуть...

                                - Один на один с нетерпеливо шумящей раздражённой  очередью ?,- не на шутку встревожился я,- Именно, так, начиналась  знаменитая февральская революция...

                                - Давайте, давайте, взвешивать сами ! Эмануил,- меня отодвинули от весов,- ты, только, подбрасывай нам арбузы... Взвешивать и деньги отсчитывать, мы будем сами..!

                                  Со временем, безжалостно растянутым свинцовой усталостью, я стал тревожиться - каждый коллега, отвесив необходимый вес, в конце, почему-то, обязательно ставил себе лишний арбуз...

                                - С походом ! Добавляй мне, ещё-еще, они шахер-махер, точно, сделали,- жадно блестя глазами, уверенно покрикивал  энергичный лаборант из соседней лаборатории...

                                  Наконец, наконец, все закончилось... У меня отваливалось все. Жутко болели руки, ноги, спина...

                                - Эмануил! А, где? Где, твои арбузы..?,- , увидев совершенно опустевшее пространство и щедро отвесив себе положенные 50 килограмм с походом, с привесом, с добавкой за то, что коллега,- невинно спросил последний сотрудник...

                                  Был десятый час вечера. В усмерть усталый и грязный, я нашёл силы улыбнуться:

                                - Хорошо ещё, что хватило..!

                                - Вы же, там, у себя в экспедиции, в этом, как его, в Чишмикиое..? Вы же , там, небось, арбузов-то, накушались? А..? По самое не хочу..?! Небось, бесплатно..?!

                                  Заговорщически подмигнув и ловко взвалив мешок с арбузами на плечо, он растворился в темноте длинного институтского коридора...


Рецензии