Прозвища. Налим

    Десятый класс готовился к выпускному вечеру. Если с нарядами и культурной программой была какая-то ясность, с каждым днем все более принимающая реальные очертания, то со столом, вернее, горячительной его частью проблема день ото дня усугублялась. Лидер партии объявил антиалкогольную кампанию. Директор школы, человек не последний в местной партячейке, не могла позволить себе допустить прокол в зоне своей ответственности. Купленные чьими-то сердобольными родителями напитки, заранее принесенные в школу и надежно, казалось бы, спрятанные в одном из многочисленных подсобных помещений, были обнаружены руководителем и затем совместно с завхозом безжалостно уничтожены. Следствием стало планируемое ужесточение пропускного режима во время мероприятия – помимо назначенных дежурить самых ответственных педагогов были привлечены еще и члены родительского комитета.
    Если говорить по правде, то далеко не все выпускники сильно расстроились оттого, что пить придется чай и морс, а в бутылках на столах будет стоять болгарский персиковый нектар. Досадно было другое. В поселке, где все друг друга знали, более старшие товарищи потом запросто могли заткнуть нынешних выпускников одной лишь фразой о том, что даже  окончание школы те не смогли отметить «по-взрослому». К тому же, запретный плод…
    Семен Симонов, прозванный за свои большие глаза и за способность приспосабливаться к окружающей действительности Налимом, взялся приобрести, а затем и доставить предмет контрабанды в здание школы. Нужно было лишь сброситься финансами. План был очень простой. Часть напитка перед началом выпускного пряталась под деревянным тротуаром у центрального входа в школу, другая часть таким же образом размещалась около отдельного входа в столовую. Первую часть планировалось телепортировать в самом начале вечера, пока его участники и гости подходили, и двери не были заперты. А вторую оставить «на десерт», когда результаты потребления первой будут уже заметны на лицах многих школьников, и меры контроля будут усилены. Но тогда же может возникнуть потребность помочь работникам столовой вынести мусор.
    А как же досмотр на входе? Симонов преодолевал его без проблем. В новеньком темно-синем костюме и узком темно-красном галстуке, но совершенно с пустыми руками этот франт не вызывал никакого желания у общественно-административных лиц досматривать его. У матери Семена, подобравшей одежду сыну на выпускной, несомненно, был вкус. Это же отметила и директор школы, вызвав некоторое смущение Валерии Сергеевны, матери Семена, являвшейся председателем родительского комитета и потому дежурившей здесь же, на входе…
    Школьники впервые за десять лет сидели в столовой не за одним общим столом, а за отдельными, покрытыми скатертями, столиками. А на них - салатики, сладости, бутылки с нектаром и салфетки, и вместо привычных металлических кружек стеклянные стаканы. Со сцены - душещипательные речи учителей, родителей, ответное слово выпускников. Песни, конкурсы, танцы. А на другом конце коридора, там, куда обычно выходят освежиться, - группа подростков со стаканами в руках и ковшом холодной воды да несколькими конфетками на табуретке…
    Директриса старалась контролировать процесс повсеместно. Она пыталась ни одну деталь не упустить из виду, но в то же время стремилась быть незаметной для окружающих. Посредине вечера женщина стояла в фойе  первого этажа и смотрела в окно.
    - Соколов, - повернув голову в сторону проходящего по коридору выпускника, негромко, но строго сказала директриса, - Вы что, пьете?
    - Нет. Что Вы, Любовь Викторовна. Вы ж запретили.
    - А кого-то, видимо, запреты совсем не касаются. Ну-ка, подойди сюда! Вон, смотри, не твой ли это одноклассник ползет под окнами?
    За окном на четвереньках иноходью, плавно раскачиваясь, в направлении столовой неуверенно двигался знакомый силуэт. Темно-красный галстук, как длинный язык тащился по доскам тротуара. В нескольких метрах позади валялось столовское ведро с надписью «отходы».
    - Это же Симонов! Напился, как поросенок, и ползет – родителей позорит. Так, Костя, тащите его в каморку физрука, чтобы родители не видели. Пусть там отдыхает. А я пока с Валерией Сергеевной пообщаюсь у себя в кабинете.  Не зачем ей в такой день и в таком виде сына видеть. Всё! Иди! – и, видимо, уже обращаясь к Симонову, добавила: - Не умеешь пить, так лучше не пей!..
    …Культурно пить Семен Симонов так и не научился, а расстался с пагубной привычкой лишь несколько лет спустя, после того как в ходе пьяных посиделок случилась трагедия, и он на долгие годы  оказался изолированным от общества…


Рецензии
Хороший рассказ с идеальным посылом о вреде алкоголя. Но почему было выбранно именно это название?

Алексей Кузнецов 98   09.05.2018 00:03     Заявить о нарушении