Культура и искусство любви

Глава из книги Игоря Гарина "Любовь", «Мастер-класс», Киев, 2009, 864 с.  Цитирования и комментарии даны в тексте книги.

Любовь — такое же искусство, как музыка.
П. Луи

Любовь делает мир прекрасным, похожим на те картины, которые словно излучают золотой свет!
Д. Голсуорси

Любовь есть не только источник творчества, но и сама любовь к ближнему, к человеку, уже есть творчество, есть излучение творческой энергии... любовь есть благодатная излучающая энергия... Величайшая тайна жизни скрыта в том, что удовлетворение получает лишь дающий и жертвующий, а не требующий и поглощающий.
Н. А. Бердяев
В  И с к у с с т в е  л ю б в и  Эрих Фромм пишет, что вряд ли существует другой род деятельности, какое-либо предприятие, которое начиналось бы с такими огромными ожиданиями и надеждами и все же терпело такой крах, как любовь. Почему это происходит? Почему в любви столь редко выясняются причины неудач и так мало учатся на ошибках? Потому что любовь — это культура, широта и глубина мировидения, талант...
Если любовь — культура, искусство, то можно констатировать, что ни в одной области культуры или искусства нет такого количества дилетантов, как в этой...
Любовь шире межличностных отношений — это внутренняя установка человека, определяющая его жизненную позицию, отношение к Миру, внутреннюю способность. Невозможно любить одного конкретного человека, ненавидя весь мир. Любовь — это активность духа, внутренняя сила, качество, умение, талант. Если у человека нет внутренней потенции любви, он не способен любить конкретный «объект» любви. Овладеть искусством любви — означает не найти приемлемый объект, но научиться любить. Это, конечно, не значит, что, если я полюбил кого-то, то я люблю всех людей, но способность любить есть умение любить мир в человеке, любить его таким, как он есть, любить со всеми достоинствами и недостатками, любить в человеке Весь Мир.

Любовь — мой труд и помыслы мои,
Мне мир не нужен, если нет любви!

И. Ильин:
Культура без любви есть мертвое, обреченное и безнадежное дело. И все великое и гениальное, что было создано человеком, было создано из созерцающего и поющего сердца.
Любовь — не только источник творчества, но и сама есть творчество.
Любовь неотрывна от внутренней культуры, это ее другое название. Эволюция культуры — это эволюция любви: нельзя быть человеком культурным, не любя. Эволюция любви — это история раскрытия человечности, человеческих ценностей, смены и переоценки жизненных ориентиров. Любовь — приоритетный признак величия человека: Христос, Будда, Кришнамурти, Франциск Ассизский, Серафим Саровский, Ганди, Швейцер, мать Тереза — вот вехи на пути прорыва Личности к высшим человеческим ценностям.
Творчество любви заключается в обращении простых и обыденных событий в священные знаки, символы, эмблемы. Дождь, солнце, лес, определенное место и время любовь обращает в сакральную географию, священный символ, заповедную зону, абсолютное значение. В этом состоит религиозность любви, возникновение священного времени и священного пространства. Любовь, как религия, возрождает деление бытия на священное и мирское, божественное и обыденное. Влюбленные не могут без трепета относиться к датам, заповедным местам, знакомым только им праздникам жизни, которые для них величественнее и значительнее всех иных священных дат и мест в мире.
Культура любви — это дисциплина, сосредоточенность, терпение, мастерство, всё то, чего требует созидание, напряженная деятельность, высокая цель. Увы, высокая культура любви величайшая редкость, ибо лишь незначительная толика людей обладает указанными свойствами или пытается научиться им. Люди бесталанны и ленивы, для большинства грубая чувственность — вся «любовь»... Кстати, культура чувств, умение владеть ими — тоже элемент высокой культуры любви.
Культура любви — это способность самосовершенствоваться, учиться, обогащаться, в том числе за счет присутствия рядом любимого и любящего человека.
Любовь — величайшее терпение. Только медленно, медленно можно изменить образ жизни людей к лучшему, — писал К. Циолковский. Только терпеливым культивированием и возделыванием «сада любви» можно вырастить ее самые дивные цветы.
Э. Фромм:
Любить — это форма продуктивной деятельности. Она предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслажденья и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения.
Полнота чувств, восхищение, преклонение, восторг не могут не пробуждать в душе человека глубоких ассоциаций, особой красоты мышления, интеллектуального блеска.
Пророки и поэты во все времена подчеркивали творческую силу любви в собственной жизни. Любовь стимулирует жизненные силы, вдохновение, стимулирует этические и эстетические чувства, ведет к физическому и духовному расцвету творца. Говоря словами Данте, любовь светит разуму. Петрарка в  К н и г е  п е с е н  признается, что истинная любовь — таинственная сила, поднимающая человека к «светлым высотам». Ум влюбленного становится «изощреннее», любовь «вдыхает новые силы», — пишет Ж. Ж. Руссо: «Вот почему говорят, что любовь создавала героев».
Бальзак пишет в «Отце Горио», что любовь вдыхает жизнь в грустные глаза, розоватым отблеском ложится на бледное лицо. А когда парижанки «любят по-настоящему, они перерастают свои мелочные свойства и возвышаются душой».
Любовь — это муза вдохновения людей искусства. Ее чарующая сила священнодействует, когда рождаются красота и чудо художественных форм. Об этом убедительно свидетельствует многовековая история человечества.
Овидий говорит, что любовь не праздное «безделье». В его «Любовных элегиях» мы читаем: «Если не хочешь ты стать праздным ленивцем — люби». Поэт Древнего Рима Тукциан хорошо понимает добрую силу этого чувства: «Песни рождают любовь, и любовью рождаются песни».
Любовь усиливает жизненный тонус человека, повышает жизнеспособность и активность организма, очищает душу от меланхолии и напряжения, помогает преодолевать трудности жизни. «Нет такого тяжелого труда, который любовь не делала бы не только легким, но даже приятным» (Дж. Бруно). Любовь помогает человеку преодолевать препятствия, совершать подвиги, побеждать.
Дж. Лондон:
Порой мне кажется, что история мужчины — это всегда история его любви к женщине... Всегда... я любил ее. Мои сны полны ею, и, о чем бы я ни грезил наяву, мои мысли в конце концов всегда обращаются к ней. И всюду она... Я, как и все поколения философов до меня, знаю женщину такой, какова она есть, знаю ее слабости... Но... вечно остается то, от чего нельзя уйти: ноги ее прекрасны, глаза ее прекрасны, руки и грудь ее — это рай, чары ее властны над ослепленными мужчинами... и как полюс волей или неволей притягивает к себе стрелку компаса, так она притягивает к себе мужчину.
Ибо женщина прекрасна... в глазах мужчины. Она сладка для его уст и ароматна для его обоняния, она огонь в его крови... И ей дана власть потрясать его душу, которую не могут потрясти даже титаны света и мрака.
Все мои труды и изобретения вели к ней. Все мои далекие видения кончались ею. Когда я создал огненный лук и огненную дощечку, я создал их для нее... Ради нее я укрощал лошадей, убивал мамонтов и гнал своих оленей к югу, уходя от наступающего ледника. Ради нее я жал дикий рис, одомашнивал ячмень, пшеницу и кукурузу.
Ради нее и ради будущих ее детей я умирал на вершинах деревьев, отбивался от врагов у входа в пещеру, выдерживал осаду за глиняными стенами. Ради нее я поместил в небе двенадцать знаков. Ей молился я, когда склонялся перед десятью нефритовыми камнями, видя в них месяцы плодородия.
И всегда женщина льнула к земле, подобно матери-куропатке,  укрывающей своих птенцов. И всегда моя тяга к скитаниям увлекала меня на сияющие пути.
Любовь — главный движитель культуры. Движимая архетипическим чувством, культура, в свою очередь, оказывает определяющее воздействие на эротику, этику любви, социальные связи, само общественное устроение. Любовь Суламифи и Соломона, Дафниса и Хлои, Тристана и Изольды, Ромео и Джульетты, героев Джойса и Миллера — разные культурные воплощения Эроса, свидетельства эволюции человеческих отношений.
Культура любви, помимо прочего, — это культура поведения, этикет, неотразимость, не равная красоте. Улыбка, взгляд, смех, веселость — необходимые элементы общения, в том числе любовного.
Так давайте смеяться и улыбаться по возможности чаще, потому что смех — это действенное оружие женщины, с помощью которого она может очаровать, обезоружить и задобрить самого «твердокаменного» мужчину. В смехе — обольстительном, кокетливом, радостном, загадочном, грустном или мимолетном — таятся неограниченные возможности.
Искусство семейной любви — обоюдная способность супругов соблазнять друг друга. Это далеко не так просто, как видится в медовый месяц. Женщине нравится «завлечь» любимого, но это следует делать «красиво». Искусство любви во многом искусство красоты, чистоты, аромата, таинства...
Зависимость любви от культуры проявляется в характере самого института брака. Именно в Европе с ее концепцией абсолютной уникальности  и ценности личности каждого человека мог возникнуть институт моногамии, при котором в семье каждый член ценен и уважаем партнером.  Восточная традиция высоко ценит эротическое искусство, но ей чужда страсть к единственному и незаменимому человеку.
Я не считаю моногамию единственной и исключительной формой брака, ибо придерживаюсь концепции переоценки ценностей и доктрине свободы личности, определяющей собственные потребности. Принцип безоговорочной моногамии — это тоталитарное вмешательство настоящего в будущее, попытка решить проблемы грядущих поколений.
Коллективные формы сексуального опыта больше не представляются проявлением сексуальной разнузданности и мирно сосуществуют с индивидуальной любовью.
Эволюция культуры любви проявляется хотя бы в том, что изменивших мужу жен не забивают камнями, а «оступившихся» девушек реже обвиняют в беспутстве, не изгоняют из родного дома и даже берут в жены. Сохранение невинности до брака перестало быть его «категорическим  императивом» — более того ширится институт бой-френдов и гёрлз-френдов, необходимый для уменьшения вероятности сексуальной несовместимости будущих мужей и жен. Первые месяцы, даже годы любви и супружества — трудный период «притирки» двух разных людей, способный выявить такую несовместимость. Ныне «притирка» осуществляется до брака, тем самым снижая опасность «брака».
Я не призываю к добрачной «зрелости» и «опытности», но брак — слишком важное дело в жизни человека для того, чтобы бросаться в него, очертя голову,  как в омут. Все-таки лучше, когда молодые заранее проверяют себя и убеждаются, что способны одарить друг друга счастьем, испытать полное удовлетворение от взаимного обладания и эмоциональной  совместимости. Хуже, когда «дефекты» обнаруживаются после зачатия  ребенка. Конечно, «пробы любви» не дают абсолютных гарантий, но вдруг обнаружившаяся несовместимость мужа и жены гарантирует несчастный брак.
Конечно, зрелая любовь нуждается во времени, испытаниях, спадах и подъемах, эмоциональной и сексуальной «притирке», гармонии, но путь одолеет идущий: зрелость начинается с первого шага, с подготовки, с желания овладеть — не женщиной, но культурой и искусством любви к ней.
Одна из причин крушения семьи — непонимание элементарной истины, что с заключением брака битва за мужа (жену) только начинается. Брак — это Гигиена во всех смыслах слова. Благоухание женщин, рыцарство мужчин тоже многозначны. Прежде, чем погибнуть, любовь «опускается». Но любовь — не боюсь повториться — это труд. Кончается труд — умирает любовь... Еще это совместный труд. Перекладывая свою часть на плечи партнера, мы должны ведать, что творим...
Любовь, питаемая пылкостью чувств, не может быть долговременной: по мере взаимного узнавания, выявления и проявления «правды жизни» — недостатков характера, отрицательных или пагубных страстей, личного эгоизма и т. д. — любовь утрачивает «чудесный» характер, а возникающие разочарования, антагонизмы, обиды гасят «огонь» любви, порой оставляя лишь пепелище... Любовное «помешательство», волна слепого влечения, «зов плоти» свидетельствуют не о силе любви, а о степени одиночества, неудовлетворенности, потребности быть кому-то необходимым. Любовь начинается со страстей, но зиждется на искусстве и культуре, на духовных свойствах любящих, на мощи их персональных начал.
Любовь остается пустым звуком или животным инстинктом без всплеска творческих сил, которые она вызывает. Человек — единственное животное, возведшее секс в явление полноты духовной жизни, увидевшее в нем высшую красоту.
Можно смело констатировать: сексуальная жизнь человека без чувства представляет собой заряд, выстреленный в воздух.
Человек возвел секс в сферу чувств. На это способен только человек. Это означает, что он никогда не должен отделять одно от другого — чувство и секс. Потому что его тут же постигнет заслуженная кара.
Культура любви во многом определяет качество секса. Фригидность женщин, их неспособность гармонического слияния с партнером при половом сношении, отсутствие оргазма, чувства высшего наслаждения, сладострастия в апогее физического слияния в большинстве случаев — свидетельства огрехов в половом воспитании, неудач в половом опыте, незнания, грубости партнера, отсутствия такта и тонкости в любви. Половая холодность — прямое следствие невежества или животности, неразвитости чувств.
...Процент женщин, способных испытать оргазм, апогей полового сношения, колеблется в зависимости от полноты чувств, связывающих партнеров. В целом можно смело сказать, что глубокие душевные  отношения — нежность, внимательность, тактичность — делают из мужчины любовника, а из любящей женщины любовницу.
Еще одна причина половой холодности у женщин — постоянный страх нежелательной беременности, который буквально парализует ее сексуальные рефлексы. Дремучесть любви проявляется в незнании богатого арсенала средств защиты, расчете на русское «авось». Между тем, аборты, по количеству которых мы впереди планеты всей, часто превращают страстных и темпераментных любовниц в сжатых в комок или безразличных к ласкам партнерш.
Половое общение требует изобретательности, спонтанности, новизны. Культура секса не сводится к изучению «пособий», но нуждается в собственном творчестве, неотъемлемом от такта и вслушивания в другого.
Самое главное — это свой стиль и своя «мелодия» в любви. Приучив мужчину к ее звучанию, мы, женщины, делаем его неуязвимым против стрел амура, выпущенных нашими соперницами, потому что закрепившиеся в течение многих лет условные сексуальные рефлексы гарантируют устойчивость любовных отношений.
Говоря об изобретательности и новизне, я имею в виду весь диапазон любовных отношений — от произносимых любовниками слов до ласк и поз. Один из крупнейших сексологов Ван де Вельде считает, что смена позиций при половых сношениях играет весьма существенную роль в борьбе с сексуальным пресыщением и однообразием половой жизни. «Инициативность и изобретательность, помноженные на детальный анализ сексуальных реакций партнера, — эффективное оружие, которое может обеспечить успех — радость и удовлетворение от половой жизни».
Отсутствие сексуальной культуры лишает половое общение радости, полноты ощущений, взаимной удовлетворенности, способности к полному и одновременному оргазму. Неспособность вырваться из пут обыденности и скуки интимных отношений в сочетании с пещерной сексуальной культурой — путь к крушению любви и брака, к собственной деградации.
Одно из определений человека — «играющее животное». Игра — важнейший элемент творчества и жизненного подъема. Она имеет большое значение и в любви. Любовные игры — радость жизни, скрашивающая унылость и повседневность существования. Скучная любовь таит в себе опасность ее «испарения». Любовь нуждается в разнообразии, питающем жизнь, и поэтому искусство любви — способность, даже талант делать ее разнообразной. Игра, танец, хорошее настроение — средства разрядки после трудного дня, позволяющие организму расслабиться в физической активности, не лишенной приятности.
Танцуя вдвоем, мы забываем о неприятностях на работе и погружаемся в наш собственный, единственный и неповторимый мир любви. Такой вечер семейного отдыха, предшествующий ночи любви, способен обеспечить организму полную физическую и психическую разрядку.
Нагота так же важна для любви, как и красивое белье, открывающее просторы для воображения. Давно известно, что нудисты редко возбуждаются, а вот искусно носимая одежда, длина юбки или разрез на ней способны всколыхнуть мужчину.
Секс родился в то мгновение, когда Адам и Ева прикрыли свою наготу фиговым листком, а воображение в образе змия-искусителя начало воздействовать на их поведение.
Культура одежды, эволюция нарядов, талант одеваться и раздеваться — важнейшие элементы взаимоотношения полов. Существует даже литера¬тура о значении костюма в развитии культуры любви. Неряшливость, небрежность одежды, неприглядный вид — плохие аксессуары для любви. Цыганка Мерседес в романе Джека Лондона  Л у н н а я  д о л и н а  сделала мудрое замечание на сей счет:
Да, да способов привлечь мужчин много, очень много, Тут действуют и наша наружность, и наши наряды. Это волшебная сеть. Ни один рыбак так успешно не ловит рыбу в море своими сетями, как мы мужчин всеми этими нашими финтифлюшками.
Кстати, финтифлюшки финтифлюшкам — рознь.
Сексуальную привлекательность в значительной мере придает нам верхняя одежда, но главным «нарядом» остается все же нижнее белье. Верхняя одежда подчеркивает внешний облик человека, тогда как белье создает его сексуальный «образ».
Вряд ли кто усомнится в том, что намазанное жирным кремом женское лицо или колючая, небритая борода мужа, бигуди и сетка на волосах, несвежее постельное, а часто и нательное белье не представляют приятного зрелища. Мужчина, щеголяющий дома в стоптанных шлепанцах и в трусах или кальсонах, производит отталкивающее впечатление и наверняка не ассоциируется в женском воображении с образом страстного любовника.
Нижнее белье подчеркивает красоту женщины, когда она раздевается, а одежда, в которую она облачается перед сном, оказывает такое же возбуждающее действие на партнера, как интимный полумрак, оттеняющий цвет кожи (желтый абажур, свечи и т. п.), разноцветные подушки, одеяла и другие мелочи, которые с течением времени превращаются в символы интимности и секса, формируют условные рефлексы, создают неповторимый климат любви отдельных пар.
Эротика всегда притягательна, сексуальная кульминация любви для большинства людей является высшей формой наслаждения. Но физическая сторона любви не является единственным и даже главным чувством, связывающим любящих людей. Голод по любви сказывается не только в области пола. Затащить в постель и любить — вещи настолько разные, что об этом не следует даже говорить. Даже ныне, когда трудно устоять против напора эротики и секса, идущего от «искусства» и СМИ, молодые люди, вступающие в пору любви, мечтают и фантазируют не только о «постели».
А. Бём:
Нет, пожалуй, большей угрозы счастью, чем та, которая возникает на почве поверхностной человеческой страсти без глубокого человеческого чувства.
Х. Ортега-и-Гассетт проводил демаркационную линию не только между любовью и страстью, но и любовью и нежностью:
...Мы должны отделить любовь не только от чувственного вожделения «страсти», но и от других псевдообразований, например, от того, что я называю «нежностью». В «нежности», которая чаще всего есть форма проявления супружеской любви, два человека испытывают друг к другу взаимную симпатию, близость и преданность. Но здесь нет ни очарования, ни самоотдачи. Каждый живет сам по себе, а не в плену у возлюбленного, посылая другому тонкие флюиды уважения, благожелательности и сочувствия.
Мне представляется, что в этом пункте великий философ ошибался: любовь невозможна без нежности, ласки, которые, собственно, лежат в ее основе. Убери их — исчезает главное в любви. Нежность, ласка — среда любви, эволюция которой суть движение к тонкости, душевной красоте, благородству и чистоте чувств.

Я понимаю: скажете — мираж?
Но в мире стало больше нежности,
Мы вскоре станем меньше умирать:
Ведь умираем мы от безнадежности.

Ласки, нежное ухаживание часто значат для женщины больше, чем соитие и оргазм. Как правило, без ласки женщина не может испытать полового удовлетворения. Женщина часто ждет от мужчины не столько объятий, сколько бесконечных заверений в любви, в том, что она привлекательна и желанна.
Потребность женщин в нежности, ласке практически безгранична. Фригидность часто возникает от дефицита культуры мужчин. Согласно исследованиям, менее 1% женщин не любят поцелуев. Обследование показывает, что женщины, окруженные лаской, гораздо чаще испытывают оргазм.
З. Шнабль:
К сожалению, многие мужчины вовсе не замечают, что женщине нужна нежность, некоторые полагают даже, что ласки им не нравятся. Однако в разговоре с женщинами мы неоднократно могли убедиться в обратном. Они стесняются выразить мужьям свои желания и огорчены, что те не действовали по собственному побуждению. Естественно, нежность неотделима от супружеских отношений. Жена, пользующаяся постоянным уважением мужа, воспринимает его нежность как желанный эротический стимул. Нежность встречи нельзя оценивать ее продолжительностью. Час, проведенный с умным, но очень занятым мужчиной, несомненно, доставит больше радости, чем длительный разговор с бездельником. Когда страстное желание притягивает, всегда найдется немного времени для объятий, поцелуя, для того, чтобы ласково дотронуться до волос.
...Речь должна идти не о ласках вообще, а в связи с аноргазмией *.
...Если у мужчины вид женщины, может быть, даже фотография или спонтанно возникшее влечение может непосредственно вызвать желание полового сношения, то для женщины обычно подготовительные нежности являются как бы ключевыми раздражителями, которые постепенно, а иногда и быстро, будят ее половое желание.
Многие мужчины знают о повышенной потребности женщины в ласке и сознательно используют ее. Но женщина сразу же замечает, когда мужчина целует и ласкает ее без желания, только для того, чтобы доставить ей удовольствие. Это охлаждает ее. Ей необходимо ощущать свою притягательную силу и чувствовать его страстное желание.
Что лучше стимулирует желание — нежные или бурные ласки, поцелуи и поглаживания этих основных областей — зависит от настроения в данный момент. Нежность должна придавать переживаниям особый оттенок, а не служить только стимулятором полового возбуждения. Если ласки никогда не сопровождаются наступлением оргастической разрядки, то в один прекрасный день они утрачивают свой стимулирующий эффект.
Культура ласк, необходимая на всех этапах любви, приобретает особою значимость на определенных стадиях совместной жизни, например, при необходимости полового воздержания (болезнь, последние месяцы беременности или послеродовой период), а также во время «супружеской осени».
М. Вислоцкая:
В большинстве случаев партнеры стареют неодновременно, и многие прочные браки распадаются, если утрачиваются эмоциональные связи из-за импотенции супруга или неспособности женщины продолжать половую жизнь (что случается реже).
В период «отцветания», когда у мужчины появляются трудности с эрекцией полового члена, он еще долгое время сохраняет способность к семяизвержению и может испытывать оргазм. Точно так же и женщина, которая не в состоянии вести нормальную половую жизнь из-за болезненных изменений во влагалище или осложнений после хирургической операции, реагирует на ласки, и у нее сохраняется чувствительность клитора. Восполнение сексуального «дефицита» нежностью и ласками позволяет пожилым супругам безболезненно миновать этот период их совместной жизни.
Одним из ценных плодов искусства любви является полноценная супружеская «осень», даже «зима» Можно до глубокой старости сохранить все роскошества любви, а можно стать «развалиной» в 30 лет.
М. Вислоцкая:
В любом возрасте, а тем более в пожилом, каждый неработающий орган человека очень быстро теряет свою функцию и «отмирает». Мне часто приходится наблюдать, как быстро атрофируются мышцы влагалища женщин, которых никак нельзя назвать немощными и старыми: например, у 40—50-летних вдов или тех, кто предпочитает одинокий (без мужчин) образ жизни. Через несколько лет сексуального воздержания половые органы таких женщин представляют достойную сожаления картину. В то же время женщины, ведущие регулярную половую жизнь, могут похвастать функциональной активностью и хорошим состоянием (без каких-либо отклонений) половых органов даже в 80-летнем возрасте. Поверьте — я нисколько не преувеличиваю.
Исследования физиологии полового сношения, проведенные американскими сексологами Мастерсом и Джонсон, показали, что нервные и мышечные реакции, кровообращение во время коитуса у пожилых людей, приближающихся к 80-летнему рубежу, ни в чем  не отличаются от реакции людей среднего возраста — разумеется, при условии, что партнеры ведут регулярную половую жизнь.
И. Фельстейн:
Нельзя не согласиться с тем, что упражнения, тренирующие мышцы, а также занятия спортом способствуют сохранению здоровья, уберегая от многих болезней. Но если все это укрепляет мышцы рук и ног, улучшая общее самочувствие и физическую форму человека, то почему мы должны отказывать в аналогичной способности мышцам половых органов. Регулярные половые сношения тренируют их, улучшая и совершенствуя одновременно качество полового акта.


Рецензии