Старчевский и энциклопедия

Время летит быстро. Только что отмечали 195 лет со дня рождения  Альберта Викентьевича Старчевского, а уже 200! Да вот отмечали то не все. Для широких кругов историков, лингвистов и писателей видимо, и этот юбилей не заслужит внимания. Кто же такой Старчевский?

Старчевский, Альберт Викентьевич.
Проводник и переводчик по окраинам России. Сост. по методе МецофантиА.В.Старчевским. В 2-х томах. – Спб., 1888-1889.
Т.1. Заключающий в себе 24-ре языка: шведский, финский и др. По каждому языку 1000 самонужнейших слов, 500 разговорных фраз и грамматический очерк. –  1888. – XL, 448с. - Т.1. отсутствует в ГПИБ.
Т.2. Заключающий в себе 44-ре языка: лопарский, карельский и др. По каждому языку от 1000 до 2000 и более слов, 500 разговорных фраз и грамматический очерк. – 1889. – VIII, 645, XLII с. – ГПИБ, фонд КХ: ЛБ91 /924.

Вот краткие сведения об этом русском ученом, с трудом найденные в Интернете (например, в Википедии о нем нет справочной статьи).
 

«СТАРЧЕВСКИЙ, Адальберт-Войтех Викентьевич  (1818 - 1901) - известный журналист и знаток языков европейских и восточных. Учился в университетах Киевском и Санкт-петербургском по юридическому факультету. Еще студентом издал первый том "Сказаний иностранных писателей XVI в. о России" (1841), на латинском языке; за ним последовал второй, под заглавием: "Historiae Rathenicae Scriptores exteri saeculi XVI" (1842).

Он перевел на французский язык наш торговый устав, сделал извлечение из наших законов об иностранцах ("Die russischen Gesetze Auslander betreftend"), собрал в берлинской публичной библиотеке коллекцию портретов и автографов разных исторических лиц, часть которой была издана под заглавием "Galerie slave" (включает до 360 деятелей славянских, с биографиями), разыскал реляции бранденбургских посланников о России в XVII ст., копии с которых поступили в архив министерства иностранных дел, составил подробный каталог русских и иностранных материалов для истории России, извлеченных из архивов и библиотек Западной Европы.
 
С 1843 г. Старчевский был сотрудником "Журнала Министерства Народного Просвещения" по исторической критике и славянской этнографии и филологии; составил грамматики десяти славянских наречий (в рукописи) и напечатал: "Литература русской истории с Нестора до Карамзина" ("Финский Вестник"), "О заслугах, оказанных государственным канцлером Н.П. Румянцевым", "Жизнь Н.М. Карамзина" (Санкт-Петербург, 1845).
 
В 1848 - 1853 гг. Старчевский редактировал "Справочный энциклопедический словарь" Крайя (12 т.), первый оконченный словарь на русском языке; в 1850-х гг. был вторым редактором "Библиотеки для Чтения" Сенковского . В 1856 г. он преобразовал "Сын Отечества" в дешевую еженедельную газету. Успех ее обогатил издателя-редактора, но 13 лет спустя он должен был отказаться от издания газеты. После неудачной попытки возобновить "Северную Пчелу", Старчевский стал редактором "Сына Отечества", приобретенного мучным торговцем Успенским, но, несмотря на громадный труд в течение семи лет, не мог возвратить газете и малой части ее прежнего успеха. В 1879 - 1885 гг. Старчевский редактировал еще "Современность", "Улей", "Эхо" и "Родину".
 
Довольно обширный отдел его трудов составляют разного рода "Переводчики" с восточных языков, "Спутники", "Толмачи" и т. п. по Средней Азии, Кавказу, Турции, Индии и пр., из которых некоторые выдержали по несколько изданий. Новейший труд его - "Словарь древнего славянского языка, составленный по Остромирову Евангелию, Миклошичу, Востокову и Бередникову" (Санкт-Петербург, 1899).

Приведём здесь выдержки из забавного рассказа Валентина Пикуля о создании первой законченной русской энциклопедии и ее создателе – Альберте Викентьевиче Старчевском.

«Нарком иностранных дел Г. В. Чичерин славился широтою самых различных познаний. Когда в 1926 году Отто Юльевич Шмидт (известный полярник, а тогда главный редактор первого издания БСЭ) выпустил первый том советской энциклопедии, Георгий Васильевич разругал его самым жестоким образом, ибо в оценках исторических личностей объективности не усмотрел.
 
Чичерина возмутило, что в БСЭ на всех навешивали отличительные ярлыки, разделяя людей на прогрессивных, реакционных, либералов и консерваторов. «Позволю себе обратить ваше внимание, — писал нарком Шмидту, — энциклопедии существуют для наведения справок, справки же бывают нужны независимо от монархического или республиканского характера упоминаемых лиц…» Чичерина просто бесило, что в БСЭ даже не упомянуты люди, о которых надобно знать каждому культурному человеку!
 
— Где римский император Аврелиан? Нет персидских шахов Аббасов, пропущен даже египетский Али-паша… Куда делись, наконец, адамиты? Энциклопедия обязана давать ответ на любой вопрос, а если ответа не дает, значит, это уже не энциклопедия, а лишь подборка сомнительных героев, избранных редактором исключительно по своим партийным соображениям…
 
Теперь я раскрываю том БСЭ на букву С, но имени А В. Старчевского не нахожу. Между тем, помянутый мною Старчевский как раз и был главным редактором русской энциклопедии, которую — к великому удивлению современников — все-таки «дотащил» до последнего тома и при этом остался цел. Итак, поговорим об этом забытом человеке, а вернее, о том, в каких условиях издавалась энциклопедия в «старое доброе время».
 
История эта почти с трагическим надрывом, недаром же Старчевского частенько спрашивали:
 
— Альберт Викентьевич, отчего вы смолоду плешивый? На это он всегда отвечал… даже с оттенком гордости:
 
— А вы, сударь мой, свяжитесь-ка с изданием энциклопедии, так у вас от головы одна перхоть останется…
 
Старчевский «связался» с энциклопедией, когда ему исполнилось лишь 27 лет. Альберт Викентьевич составлял словари и учебные грамматики, его «Русский Меццофанти» выдержал три издания подряд. Генеральный штаб заказал ему серию «карманных разговорников», чтобы русские офицеры могли общаться с турками, персами, сартами и китайцами. Увы, языковедение плохо кормило, а словарь 27 кавказских наречий он издал уже на дотации из Литфонда. Затем Старчевский выпустил «Странник-толмач по Индии, Тибету и Японии», специально для моряков издал «Морской толмач для всех портов Европы, Азии и Северной Африки на ПЯТИДЕСЯТИ языках». Иногда его спрашивали:
 
— Неужели вы сами-то эти полсотни языков освоили?
 
— Иначе я не мог бы составить такой словарь. Но мечтой моей хладеющей жизни стало составление «Стоязычного словаря», чтобы русский в любой стране мира мог общаться с жителями…
 
Старчевский завершал свою жизнь авторством «Словаря древнего славянского языка», который увидел свет в 1899 году. Это был год на самом переломе двух столетий. Я сам чувствую, что конца миниатюры я не нашел.
 
Я нашел конец там, где найти его никак не ожидал. Четверть века прошла с той поры, когда Старчевский свысока отверг очерк бедного штабс-капитана Сергея Николаевича Шубинского, ставшего генералом и главным редактором «Исторического Вестника», столь популярного среди русской интеллигенции. Однажды в его кабинет тихими шажками вошел Старчевский, уже полусогнутый от невзгод и старости, неряшливо и почти нищенски одетый. Робким жестом просителя, словно нищий на паперти, он неуверенно протянул Шубинскому рукопись своих воспоминаний. Заискивающим голосом торопливо заговорил:
 
— Нет, нет, нет! Вы не думайте обо мне скверно, я заранее согласен на любые сокращения. Скажите, ваше превосходительство, что вам не нравится — и я сразу исправлю…
 
Сергей Николаевич рукопись принял.
 
— Надеюсь, — сказал, — ваша жизнь достаточно интересна, и потому мой журнал не замедлит с публикацией…
 
Старчевский благодарил, низко кланялся, льстиво заглядывая в глаза редактору, потом, уже тронувшись к дверям кабинета, он вдруг задержался на пороге. Губы его дрожали:
 
— Нельзя ли аванс? Хотя бы два или три рубля? Поверьте, я уже какой день не обедал… Не обессудьте на просьбе.
 
Шубинский, кстати уж, был скуповат на авансы.
 
— Ну, что с вами поделаешь? — вздохнул он, душевно пожалев неудачника. — Однако не дадим же мы помереть с голоду старому литератору, который в жестокие времена умудрился дотянуть до последней буквы нашу российскую энциклопедию…
 
Альберт Викентьевич Старчевский умер в 1901 году.

Конечно, хорошо бы закончить привычным для нас утверждением, что вот, мол, как погибали таланты при проклятом царском режиме, зато теперь… у-у-у, как стало великолепно! Мол, теперь-то все таланты расцветают пышным цветом.
 
Но именно теперь вы и не сыщете имени Старчевского ни в изданиях БСЭ, ни в иных популярных справочниках.
 
Неужели так трудно попасть в энциклопедию?»

Источники
Википедия,  http://lib.ololo.cc/b/76674/read,
Валентин Пикуль. «Как попасть в энциклопедию»


Рецензии
Огромное спасибо за напоминание о таком столпе Русского Энциклопедизма Старчевском Альберте Викентьевиче! О перепетиях его жизни, даже не ведал! Ан, вон как тяжко эму далась Энциклопедия и Словарь.
Благодарен за бесценные сведения!
С уважением, Геннадий

Геннадий Копытов   11.06.2018 23:31     Заявить о нарушении
Да, потомки должны хранить память о великих предках. Спасибо, Геннадий!

Николай Бузунов   12.06.2018 05:50   Заявить о нарушении