Двухсот летие Маркса

 
В чем ошибочен Марксизм?

Ответ на эти вопросы лежит в мировоззренческой плоскости.
Во-первых, нарушено единство взгляда на живую природу с позиций Диалектического Материализма Гегеля, Фейербаха, Маркса.
Всё живое, начиная от первых, появившихся на земле одноклеточных, для обеспечения самовоспроизводства регулирует свои отношения с окружающим миром, т.е. уже в них были заложены элементы нервной системы, которая позволяет реализовать альтернативное поведение.

Именно этим всё живое без каких-либо исключений отличается от мира неживого.
Мир живого отличается от мира неживого также тем, что все субъекты мира живого постоянно изменяются от «рождения до смерти», т.е. совершают хотя бы внутреннее движение, а для движения необходимы внешние ресурсы.
Поскольку ресурсы, как локально, так и планетарно ограничены, а всё живое обладает способностью к альтернативному поведению, то идет постоянная конкурентная борьба за эти ресурсы. В результате соотношение количества представителей всех видов живой природы определяется одним из основных законов развития живой природы, который сформулирован как естественный отбор в борьбе за существование. Выживает сильнейший, применяя в борьбе отработанные в процессе эволюции способности.

Об универсальности законов Дарвинизма, и об их справедливости в социальных отношениях говорили Социал-Дарвинисты, но Марксисты отвергли эти представления.
Марксисты, последовательно осмысливая мир, как материю в её диалектическом изменении, уточняя и развивая материализм и диалектику предшественников, подойдя к одному из видов царства животных – к человеку разумному, совершили прыжок из материализма в идеализм, наделив человека божественной способностью поведения по воле разума вне законов биологии.

Жизнь человека, как всего живого, подчиняется общебиологическим законам, по которым каждый индивидуум стремится обеспечить себе, своей семье, своему потомству условия жизни по возможности лучшие, чем у окружающих, т.е. каждый отдельный человек стремится к неравенству.
Насильственно навязанное «равенство» противоречит индивидуальным устремлениям и неустойчиво.

Вторым аспектом в мировоззренческой плоскости, объясняющим причину, по которой лозунг построения коммунизма, «призрак» которого еще до Маркса «бродил по Европе», оказался не состоятельным, является ошибочность вывода, полученного Марксом, исходя из трактовки товарно-денежных отношений.
Разрабатывая философию Исторического Материализма, Марксисты показали, что изменения во взаимоотношениях общностей людей, объединенных родом, племенем, артелью, государством, регулируются товарно-денежными отношениями и определяются, в конечном счете, производительностью труда в конкретной общности, т.е. производственные отношения постоянно определяются производительными силами.
Анализируя конкретный исторический период, Марксисты показали, что экономические кризисы перепроизводства, вызванные алчности хозяев, плативших рабочим так мало, что они не могли выкупить те товары, которые они производили, отражают нарушение соответствия производительных сил производственным отношениям (зарплате), т.е. является общим кризисом капитализма, в основе которого лежат товарно-денежные отношения.

А далее, на этом основании, они пришли к ошибочному выводу, что в дальнейшем обществу необходимо отказаться от таких категорий, как товар и деньги, заменив их функцию распределением, и естественным путем прийти к коммунизму. При этом они лишали экономику автоматического регулятора, обеспечивающего баланс спроса и предложения.

Таким образом, их теоретические построения в части рассмотрения человека, как субъекта живой природы, противоречили Диалектическому Материализму Гегеля, Фейербаха, а в части рассмотрения эволюции человеческого общества, исходили из ошибочной трактовки Исторического Материализма и были в основе своей антинаучны.
Задача построения коммунизма  была чистейшей воды красивая фантазия, порожденная тем, что ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин, ни Сталин не были последовательными материалистами.


Рецензии
«… oшибочный вывод, что в дальнейшем обществу необходимо отказаться от таких категорий, как товар и деньги, заменив их функцию распределением, и естественным путем прийти к коммунизму. При этом они лишали экономику автоматического регулятора, обеспечивающего баланс спроса и предложения».

Категорически не согласен! Так как требования удовлетворения некоторых базовых потребностей населения неизменны, то нищета населения во многих странах часто определяются нежеланием правительства организовывать необходимые производства для удовлетворения этих потребностей населения. Идя на поводу у крупной буржуазии, часто представители таких правительств часто сами оказываются из числа такой крупной буржуазии и им тоже не выгодно заниматься социальными проблемами населения.

Маркс дал несколько прогнозов развития капитализма до социализма. В первом томе «Капитала» это выглядит как борьба классов для разрушение монополии капитала революционным путём через уничтожение товарно-денежных отношений, а в третьем томе, который дописывал уже Энгельс по черновикам Маркса, было уже преодоления капитализма через парламентаризм. Некоторые нынешние скандинавские общества социал-демократии немного напоминают то, о чем Маркс с Энгнельсом пишут в третьем томе «Капитала» как о разрешении классовых противоречий с возникновением нового общественного строя без пролетарской революции через классовый партийный парламентаризм без промежуточного государственного капитализма при развитии социальной справедливости с помощью развития юридической науки и социально направленной экономики.

Как известно из теории Маркса, в классовом обществе капитализма есть только два класса, класс капиталистов, сросшийся с привилегированной управленческой буржуазией в лице государственного чиновничества, и класс бедных наёмных трудящихся в лице сельского и промышленного пролетариата, еле выживающего от зарплаты до зарплаты, не имея больше никаких средств к существованию. А законы капитализма только определяют товарно-денежные отношения между классами и всеми гражданами страны, любое производство в которой либо ради прибыли, либо личных потребностей. Чисто капиталистическое государство мало заботит жизнь своих граждан, если они не нарушают общественные законы. Сами капиталисты организуют свои производства прежде всего ради прибыли и только в последнюю очередь для удовлетворения насущных потребностей населения, у кого денег хватит. Естественно, правящий класс себя не обидит и материально не обделит. Служащие же будут служить тому, кто больше заплатит, а мещане, имеющие свои небольшие земельные участки и возможность жить своим трудом, не нарушая законы, живут относительно свободными от труда на государство или капиталиста, сочувствуя пролетариям и завидуя капиталистам.

В феодальном обществе тоже было два основных класса – объединённый в государство класс феодалов-крепостников и класс крепостных, но товарно-денежные отношения были в основном внутри каждого класса и мещанами, то есть свободно определяющимися людьми. А крепостные расплачивались за право на жизнь выращенным на земле крепостника или изготовленным натуральным продуктом, или вырученными от их продажи деньгами.

И в рабовладельческом обществе был класс объединённых в государство управленцев-рабовладельцев и класс рабов, но товарно-денежные отношения только внутри класса рабовладельцев и вольноопределяющимися, ибо внутри класса рабов товарно-денежных отношений практически не было, их могли только выкупить и освободить от рабства. Бывали, правда, случаи, когда рабы под присмотром зарабатывали деньги для рабовладельца на стороне, именно таким образом зарождались капиталистические отношения и товарно-денежных отношения в обществе, да и сами понятия буржуазной справедливости не по труду, а по капиталу. Если бы не объединение рабов в класс, способный вести организованную борьбу с рабовладельцами за свою свободу, не было развития гуманизма в среде народа рабовладельческих стран с изменением социально-экономических законов и не было развития машин и промышленности, то до сих пор бы рабовладение процветало и примеров неофициального рабовладения по всему миру ещё достаточно.

Свободные от рабов и от государственных обязанностей граждане ни к какому классу не относились, трудились на себя для выживания, но могли по воле судеб быть как рабовладельцами, так и рабами...

При максимальном развитии товарно-денежных отношений и промышленности, демократических принципов, гуманизма и межклассового партийного парламентаризма, появление более справедливых социально-экономических законов и развитие служб обеспечения законности в некоторых странах классовые привилегии стали постепенно отмирать вместе с ослаблением межклассовой борьбы. А сокращение монополии капитала с товарно-денежными отношениями при развитии социальной справедливости по труду, а не по капиталу стало приводить к созданию социальных государств, где право на труд определяет и право на жизнь достойную труда с социально-коммуникационными гарантиями, которые стали оформляться законодательно с суровым наказанием нарушителей закона.

А так как в разных странах такое развитие шло разными путями, то путь без сокращения товарно-денежных отношений вновь приводил к развитию капиталистических отношений, а путь сокращения монополии капитала с развитием монополии законов о социальных гарантиях по количеству и квалификации труда привёл в некоторых странах к формированию социально развитых государств практически без классовых привилегий. Ведь понятно же, что квалификация хороших управленцев выше, чем квалификация хорошего сантехника и дворников, поэтому зарплата и социально-бытовые условия жизни хорошего лётчика или машиниста поезда и хорошего управленца может быть на одном уровне, ибо от труда и того, и другого зависит жизнь людей!

А развитие промышленности и внедрение законов распределения определённых норм от общего количества производимых социальных благ по относительному равенству рабочего времени, когда только качественные характеристики стали определяться по зарплате от результатов квалификации труда, то стали стираться и классовые различия между управленцами и производственными трудящимися, людьми умственного и физического труда, что уже позволяет народам многих стран иметь нормальные социально-бытовые и коммуникационные блага по труду для своего нормального психического и морально-нравственного здоровья, физического и интеллектуально-духовного развития.

Крупная буржуазия в связи с изменениями в социально-экономических законах стала терять некоторые свои привилегии по капиталу, если ущемлялись интересы основной массы населения, которая принимала участие в избрании более привлекательной программы партии, а значит и законов, и они стали стремиться принимать гражданство более свободных от таких законов стран, увозя с собой и нажитые капиталы.
В своё время опасение, что СССР завоюет лояльность рабочего класса в капиталистических странах, заставило разгореться Холодной войне, а у себя проводить всевозможные социальные реформы для успокоения волнений своего рабочего класса. Результатом этого стало то, что никакого абсолютного ухудшения положения рабочего класса не наступило, да и относительного не было, так что никакой кровавой революции в развитых капиталистических странах не случилось. А вот социальную революцию рабочий класс провести заставил и не без помощи Советского Союза и его победы в Великой Отечественной Войне!

Сам «Капитал» Маркса почти не предлагает какую-либо теорию всемирно-исторического развития в будущем, а содержит лишь некоторые серьёзные исследование развития определенных социально-экономических отношений в Западной Европе XVIII и XIX века, преимущественно в Англии и Франции. Там есть лишь некоторые предложения, которые хорошо закомуфлированы иносказаниями, некоторыми недоговорками, замаскированы изречениями и сносками, но так, чтобы умный всё понял, глупый не догадался, а дуракам и знать не надо. Ведь в то время иначе было нельзя...

И с конкретикой теории классовой борьбы при товарном производстве тоже все не так просто — логика развития товарного производства ради прибыли обязательно приводит к развитию классового антагонизма, это всем понятно, и без производства ради удовлетворения потребностей населения хотя бы в базовых социальных потребностях по количеству и квалификации труда при сохранении рынка вне базовых количественных норм средств для жизни социализм не приблизится, но у Маркса это так было сказано, что либо наши революционеры не поняли, либо их задачей было свергнуть царизм и самим стать во главе государства-капиталиста, чтобы нанимать сельский и промышленный пролетариат для своего буржуазного благоденствия, ведь Ульянов (Ленин) был из дворян...

Аникеев Александр Борисович   09.05.2018 18:07     Заявить о нарушении
У Маркса есть важное понятие формального и реального подчинения труда необходимости просто жить! Если формально человек подчиняется необходимости удовлетворять свои потребности, то реальное подчинение состоит в том, что человек в промышленном производстве подчинён разделению труда, подчинен в рабочее время действиям определённых технологий и машин по своим способностям и стремлениям и это необходимость участвовать в производственном процессе есть основа реальной зависимости от своей потребности жить в достатке! Кто не работает, тот не ест, а все начальниками или профессорами быть не могут, ибо у каждого свои способности, а потребности хорошо жить есть у всех... А чтобы научиться хорошо жить всем, то для этого и необходимо учиться, и самые лучшие будут потом учить других, и управлять производством, и сложными машинами! И всё равно это будет по потребностям общества в квалифицированных кадрах для удовлетворения потребностей КАЖДОГО члена общества в необходимом для удовлетворения простой человеческой потребности просто ЖИТЬ!

Поэтому труд, где каждый для всех и все для каждого, определяет и жизнь каждого по количеству и квалификации своего труда! И что здесь несправедливого? Именно потребность хорошо жить должна заставлять человека хорошо трудиться в рабочее время на своём рабочем месте в общественной экономике страны, а законы общества должны быть такими, чтобы человеку было выгодно эту потребность удовлетворять! А иначе какой у человека будет интерес хорошо трудиться, если условия жизни не соответствуют его условиям труда ни по его количеству, ни по его качеству? А деньги всегда определяли и всегда будут определять частный характер приобретения средств для жизни теми, у кого их достаточно для такого приобретения в ущерб тех, у кого их недостаточно, независимо от того, заработаны деньги или украдены, поэтому при капитализме гораздо выгоднее быть квалифицированным вором, чем умелым рабочим, особенно если и терять-то нечего, а в тюрьме такие иногда живут лучше, чем на воле, особенно с большой практикой...

И превращения частой собственности на средства производства не делают средства для жизни достоянием каждого по труду. Изменяется только характер собственности средств производства, а способ приобретения средств для жизни сохраняется прежним – за деньги на рынке этих средств, если достанется и цена устроит. А говорить о справедливости для всех при рынке всё равно, что говорить о свободе для всех при рабстве.

А коммунизм, который пытались построить в России, якобы, по Марксу, не сокращая постепенно монополию денег и рынка, жильё распределяя как в лотерею или по знакомству, организуя формальные очереди, то ни теоретически, ни практически так удовлетворить потребности всех, даже в необходимых каждому социально-бытовых условиях по нормам для достойной человека жизни - НЕВОЗМОЖНО!

Всё это очень важные постулаты, которые и сейчас продолжают обсуждаться в связи с постиндустриальным обществом: как выйти за пределы рыночных, товарно-денежных отношений в социально-экономической жизни общества, если не освобождаться от влияния прибыли и рынка? А только тогда, когда начнётся отмирание влияния прибыли, товарно-денежных отношений и рынка, а всё производство будет организовываться для удовлетворения насущных потребностей каждого члена общества по количеству и квалификации труда, тогда начнётся и отмирание капитализма!

Если при наличии высокоиндустриального государства убирать только капиталиста, то капитализм не исчезнет! Просто это делает его государственным, что и произошло в истории нашей страны. Заменив персону капиталиста персоной чиновника, который распоряжается производством как лавочник в своей лавке, лишь бы выполнить план, получить необходимую прибыль и рассчитаться с рабочими, то от этого социальные условия трудящихся не улучшатся! "А жизнь короткая такая..." Можно и не успеть.

Социально-экономические отношения зависят от того, какова технология этих отношений, и это очень ценный вывод Маркса! Ведь смена технологий может вести к коренным, революционным изменениям жизни общества! И наоборот, изменение даже сознания людей обязательно ведёт к изменению технологии в социально-экономических отношениях общества, ибо это двусторонняя и взаимозависимая связь!

Аникеев Александр Борисович   09.05.2018 18:09   Заявить о нарушении