Военмех

Ленинградский Военно-Механический Институт (ЛВМИ).
К своей будущей профессий мы относились всерьёз - поколение такое. В 70-е годы прошлого века стихотворение Рождественского «…Называют вас просто: «атомщики», именуют скромно «ракетчиками»...» звучало всеобщим признанием необходимости такой техники, чтобы было чем Родину защищать.  Это сейчас, не дай бог, шарахнешь «изделием», скажем, по Калифорнии и ненароком накроешь там то ли своего одноклассника, то ли бывшего коллегу по фирме.
В нашу молодость все было достаточно просто: потенциального противника, коего ныне нарекли «партнером», надобно было лишить определённых иллюзий и для лишения сих иллюзий лучше всего подходило «изделие» с разделяющейся головной частью, оснащенной астрокоррекцией на пассивном участке. Но, не будем вдаваться в подробности…
Мы, перво- и второкурсники факультета «А» с нетерпением ждали появления в институтском пропуске заветного штампика, дававшего право прохода на кафедру №1, чтобы увидеть воочию Изделие № 1 и… дождались- на 3-м курсе.  Наш первый преподаватель по кафедре Станислав Николаевич Ельцин сделал все возможное, чтобы эта встреча была незабываемой и впечаталась в наше подсознание на всю жизнь.
Если серьезно, то инженерная наука требует определённой перестройки нейросвязей в мозгу студиоза. У меня лично первый опыт такой мозговой перестройки наблюдался в 10-м классе матшколы.  Две недели тупого сидения над «Кратким курсом математического анализа» закончились внезапным озарением. В мозгу что-то замкнулось, я читал и удивлялся, ну что тут непонятного, в этих стремящихся к нулю или бесконечности величинах?
На 2-м курсе чтение описания РД107 проходило по той же схеме. Проговаривание по десять раз одной и той же фразы из описания работы ракетного двигателя доводило до мозговой истерики. Слава богу, за день до зачета всё покрылось светом божественного озарения, и было смешно, что там мы так долго тупили над работой регулятора соотношения?
Должен сказать, что при встрече со Станиславом Николаевичем все эти «озарения» не сильно помогали. Мы были размазаны…на первом же ПТУРСе.  Никто не смог с первого раза пересказать Ельцину его принцип работы так, чтобы С.Н. мог понять и простить.  Его якобы наводящие вопросы заводили наше неокрепшее эмбриональное сознание в тупик.  Глядя на общий вид изделия, я понимал, что четверка по начертательной геометрии отнюдь не стала пропуском в мир конструкторов-ракетчиков. Как я буду «читать чертежи» ?!...
Наверное, аналогичный по сути вопрос задавали себе будущие египтологи, глядя на свой первый откопанный обелиск.
Система обучения, которую к нам применили была по сути жесткой, но правильной. Учебного материала было много, очень много. Ждать по 2 недели на осознание, понимание и проговаривание очередной железки было действительно непозволительно.  И в итоге нас научили «читать чертежи», правда, по слогам и…не всех. Работая в КБ «Арсенал», я с улыбкой вспоминал «мозговой прессинг» по системе Ельцина.
Тем не менее мне эта наука, ох, как пригодилась. Пять с половиной лет Военмеха (напоминаю – Первая кафедра и Станислав Николаевич…) плюс 10 лет на «Арсенале» сделали из меня инженера и этим до сих пор жив.
Грех жаловаться!

Впервые опубликовано в книге:
Школа главных конструкторов. К 70-летию кафедры Ракетостроение» БГТУ «ВОЕНМЕХ» им. Д. Ф. Устинова / Под ред. В. А. Бородавкина и М. Н. Охочинского. СПб: ООО «Аграф+», 2016. 232 с. – С. 199 – 201.

Публикуя эту статью в разделе "мемуары" Proza.ru, не могу не отметить, что и размещение её в разделе "эротическая проза" так же было бы одобрено многими военмеховцами.


Рецензии
А что? Вполне эротический мемуар. Про любовь к Родине и Технике).

Иван Таратинский   08.06.2018 17:11     Заявить о нарушении
Ага, и МБР на старте как фаллический символ. Фрейд рукоплещет...

Русеже   09.06.2018 14:06   Заявить о нарушении
Кто знает, что сказал бы старик Фрейд?)

Иван Таратинский   09.06.2018 15:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.