Глава III. Встреча в Италии

"Встреча в Италии" - третья глава психологического романа "Постигающий тайну"

Краткая аннотация романа:
Московский интеллектуал Геннадий сталкивается с внутренним кризисом – страдает от ощущения жизненного тупика, отсутствия смысла, несбыточности надежд. В отчаянии он идет в храм и обращается ко Господу с мольбой о помощи. И вдруг получает ответ, но вовсе не от Иисуса, а от Лунной Богини. Она обещает сообщить Геннадию божественные истины, помочь обрести душевный покой, радость и вдохновение, открыть в себе чудотворную силу и заново создать свою жизнь так, чтобы в ней всегда были благодать и изобилие. Но для этого нужно принять Её и ступить на новый путь. Сомневаясь, Геннадий все же соглашается попробовать – и начинаются его приключения…

Книгу целиком можно скачать бесплатно на Литрес и MyBook (https://www.litres.ru/denis-vladimirovich-pilipishin/ и https://mybook.ru/author/denis-pilipishin-2/)


За время полета Геннадий успел не только поработать над текстом очередной статьи, но также помедитировать и поспать, поэтому к моменту приземления в аэропорту Рима оказался вполне бодр и свеж. Паспортный контроль и получение багажа произошли без заминок, и скоро он обнаружил себя стоящим в солнечном зале прилета аэропорта Фьюмичино – выполнивший все формальности, свободный гость Италии! Фактическая работа начнется только в понедельник, а сегодня и завтра он может гулять где хочет. И сколько хочет! Отойдя в сторонку, Геннадий еще какое-то время постоял, позволив порезвиться зародившемуся в нем ощущению удивления и восторга, а затем двинулся в сторону экспресса Леонардо, который выбрал еще в Москве, сочтя, что при таком курсе евро можно обойтись и без такси.

Достаточно быстро добравшись до центра города и благополучно разместившись в отеле, Геннадий порадовался пусть и небольшому, но удобному и комфортному номеру на третьем этаже, с окнами, выходящими на оживленный перекресток и маленьким балкончиком, где дозволялось курить. Но задерживаться в номере не стал, а умывшись, достал фотоаппарат и отправился гулять по Риму.

Плана прогулок у Геннадия не было – слишком внезапно реализовалась его поездка, да и честно говоря, до конца не верилось, что все получится. Тем не менее, погулять удалось знатно. Осматривая основные туристические кварталы, он сходил к Испанской лестнице, Фонтану Треви и Капитолию, завершив первую часть прогулки в Пантеоне. Причем в Пантеоне опять столкнулся с поразительной вещью – сквозь отверстие в куполе ниспадал столб солнечного света, проявлявшийся в полумраке храма настолько явно, что казалось будто свет состоит из плотной материи. Полюбовавшись и попробовав снова поймать Божественное вдохновение, Геннадий запечатлел световой столб с разных сторон фотокамерой и, просмотрев несколько снимков, убедился, что тот пропечатался и на фото.

Уже хотел уходить, но в солнечном столбе как будто что-то закрутилось, может быть пыль. Геннадий с интересом всматривался в формирующиеся очертания – вдруг ему покажут новое чудо? Однако, когда образ сложился, очертания показали контур той самой бабочки со щитами и дубинами, что преследовал его, разве что теперь она не казалась черной, а будто бы сама была исполнена золотого свечения, и как бы вибрировала крыльями, а заодно и дубинами по бокам. Повибрировав пару секунд, она исчезла.

Геннадий вышел на улицу и закурил. «Черт возьми! Ну да ладно… Пора бы где-нибудь присесть и отдохнуть!» - подумал он. Пантеон хотя когда-то и переделали в католический храм, в числе прочего поставив ряды стульев, от толп туристов эти стулья отгородили, открывая к ним доступ лишь во время богослужений. Поэтому пришлось пойти дальше.

Зато через какое-то время он наткнулся на МакДоналдс, где хорошо пообедал, закусил мороженным и выпил кофе. А заодно с полчаса полистал путеводитель, прокладывая дальнейший маршрут. Естественно, хотелось посетить Ватикан, в направлении которого он и направился, по пути несколько отклонившись от маршрута и зайдя ненадолго в Замок Святого Ангела. К сожалению, в сам Ватикан собралась слишком большая очередь, но Собор Святого Петра посмотреть удалось. Заодно Геннадий заходил во все попадавшиеся на пути красивые храмы и в каждом ставил свечку в благодарность и во славу Господу в целом и Лунной Богини в частности. Домой он вернулся уже под вечер, уставший, но довольный. Правую руку оттягивал пакет с бутылкой вина и несколькими бутылками итальянского пива, купленными в ближайшем супермаркете, а в левой руке Геннадий торжественно нес две большие пиццы, заказанные на вынос в пиццерии напротив. Вино вообще-то он не пил, употребляя лишь по торжественным случаям, но сам факт начала его поездки, безусловно, представлял собой повод для торжества.

Кроме стаканов, на полированной полке над минибаром в его номере нашлись два красивых бокала. А вот штопора обнаружить не удалось… Не желая ходить с просьбами на ресепшн, после некоторой борьбы с бутылкой, он с помощью подручных предметов пропихал пробку вовнутрь и набулькал первый стакан.

Подойдя к открытому окну, но не слишком близко, чтобы не привлекать внимание прохожих, Геннадий хотел произнести торжественный тост с благодарностью Владычице Инессе. Но с удивлением обнаружил, что нужные слова что-то не идут, хотя сегодня он, в различных формах, возносил ей благодарность раз десять если не более – в аэропорту, в отеле, в храмах по пути. Решив не напрягаться и отложить персональную благодарность на один из следующих тостов, он посмотрел на небо, поднял бокал и произнес:

- Во славу Господа!

Отпив хороший глоток, Геннадий отошел от окна и какое-то время рассматривал вино в бокале, пробуя по чуть-чуть и пытаясь если не смаковать, то хотя бы понять его вкус. Постепенно бокал иссяк, но вкуса вина Геннадий так и не оценил. Да и вообще оно как-то не шло. «Наверное, будет веселее, если запивать его пивом!» - подумал он и полез в холодильник.

Вытащив бутылку Birra Moretti непривычной емкости 0,66 л., он некоторое время любовался красочной этикеткой с усатым мужиком в зеленой шляпе и костюме, который тоже собирался пить пиво, затем откупорил ее зажигалкой. Пивной кружки, как у мужика на этикетке, у Геннадия не было, да она и не требовалась. И он стал прихлебывать прямо из горлышка, параллельно перещелкивая каналы на телевизоре, дабы найти англоязычную трансляцию.

Когда первая бутылка Моретти наполовину иссякла, Геннадий ощутил прилив вдохновения. Он снова наполнил бокал вином, подошел к окну и взглянув на небо, которое уже стало затягивать облаками, торжественно произнес:

- О Всеблагая Лунная Богиня, Благословенная Владычица Инесса! Вновь славлю Тебя, возношу Тебе хвалу и благодарность! Прости меня за маловерие моё! Ибо ниспослала Ты мне помощь и отдохновение, а я боялся, что не получится! Но сейчас с радостию поднимаю бокал во Имя Твое! – Геннадий поднял бокал, в несколько глотков выпил половину, затем поставил его на подоконник. Терпкое вино хотелось запить, поэтому он взял свой Моретти и еще отхлебнул раза четыре оттуда. Затем открыл первую коробку, где лежала уже нарезанная пицца с пепперони, вытащил кусок и откусил, стараясь поменьше мусорить на ковер. Пусть и подостывшая, настоящая итальянская пицца все равно была хороша.

Оставшийся вечер прошел по аналогичному алгоритму. Геннадий пополнял бокал, говорил какой-нибудь тост, запивал вино пивом, потом закусывал пиццей. Так ему удалось допить всю бутылку вина и три бутылки пива, а вторую пиццу он до конца не осилил. За это время на улице прошел сильный ливень, и теперь в комнату втекал приятный влажный воздух. Выкурив на балконе последнюю на сегодня сигарету, Геннадий наскоро принял душ и улегся в мягкую кровать, с удовольствием подставив разгоряченное лицо прохладному ветерку из окна.

Сон пришел сразу – ранний подъем, вылет утренним рейсом, перелет и дорога, а затем длительные прогулки по городу забрали немало сил, которые теперь восстанавливал его организм, готовясь к завтрашнему дню. Впрочем, когда Геннадий слишком много пил на ночь, и особенно, когда слишком много ел, ему нередко снились не самые приятные сны. В этот же раз все было хорошо.

Во сне Геннадий шел по просторному парку какого-то города. По широкой асфальтированной дороге гуляли легко одетые люди, по бокам росли исполинские деревья, раскидистые кроны которых защищали гуляющих от солнечных лучей. Другие люди отдыхали на лавочках. Откуда-то издалека доносилась попсовая музыка.

«Наверное, я сплю – внезапно догадался Геннадий. – И мне снится сон, как я гуляю по Риму! Обычное дело – сны по мотивам вчерашних событий! Но осознать себя во сне в любом случае здорово!» Еще студентом Геннадий практиковал осознанное сновидение, в коем достиг определенных успехов, но дальше дело почему-то не пошло, и он переключился на другие средства самосовершенствования. Когда ты видишь сон и осознаешь это, появляются удивительные возможности – ведь во сне можно легко творить самые невероятные вещи просто своим пожеланием! Геннадий, разумеется, решил воспользоваться ситуацией, однако не имея заранее подготовленного плана, пока не придумал, как именно. Единственное - уставшие за день ноги напоминали о себе и во сне, и чтобы дать им отдохнуть, он слегка подпрыгнул вверх и легко заскользил над асфальтом сантиметрах в двадцати, словно встав на невидимую бегущую дорожку, причем так, что прохожие не замечали его необычного способа передвижения.

Стоя ногами на невидимой и слегка упругой, словно толстая резина, поверхности, Геннадий двигался вперед со скоростью 7-8 км/ч, обгоняя попутных пешеходов то справа, то слева – для совершения этих маневров он чуть-чуть наклонял корпус в нужную сторону. Впрочем, пешеходов постепенно становилось все меньше, пока они не исчезли вовсе. Да и дома за деревьями тоже куда-то пропали. Все остальное – деревья, дорожка, лавочки – осталось прежним. «Так, сон развивается по какому-то своему сценарию! - подумал Геннадий. – Пускай! Посмотрю, что он мне предложит!» И, ускорив движение, помчался дальше.

Сначала никаких изменений не происходило, разве что его стал потрепывать встречный ветер, и он мысленно приказал возникнуть небольшой невидимой ветрозащите, отсекавшей от него поток набегающего воздуха. Это позволило увеличить скорость примерно до 60 км/ч. Ощущения напомнили Геннадию мотоциклетную молодость – в студенческие годы у него был мотоцикл, который потом пришлось продать, когда сносили их гаражи. Поэтому, когда поток воздуха вдруг сменился на более прохладный, он догадался, что где-то близко вода.

И правда, впереди показался конец аллеи, за которым просматривалась синяя даль. Поддав еще, Геннадий довольно скоро выкатился из парка, и обнаружил себя несущимся прямо к морскому побережью. Здесь он затормозил, дабы не свалиться в воду. Мысль о том, что во сне можно точно также продолжить движение и над водой, пришла к нему, когда он уже стоял на земле. Но теперь стоило осмотреться вокруг.

Совершенно безлюдный берег представлял собой узкую полоску между лесом и скалистыми уступами, о которые бились пенистые волны. Примерно в полукилометре слева скалы выдавались в море. И там, то ли на острове, то ли на полуострове – издалека не рассмотреть, устремлялся в небо готический храм немалых размеров. А может и не храм, а дворец, или что-то среднее между ними. Но сооружение впечатляло – казалось, главная башня возвышается метров на сто.

Геннадий не знал, ждут ли его в этом замке, но т.к. больше ничего интересного рядом не нашел, двинулся к нему. Песчаная дорожка вдоль берега как раз вела в ту сторону. Правда идти по ней оказалось непросто, во влажном песке ноги вязли, и Геннадий решил все же ускориться, мысленно приказав очутиться прямо напротив дворца.

В ту же секунду он уже стоял там. Дворец действительно располагался на маленьком острове – от суши его отделял пролив примерно пятнадцатиметровой ширины. Берега в этом месте представляли собой практически отвесные скалы, и до воды оставалось не менее трех метров. На остров вел мостик, который Геннадий про себя назвал хрустальным – он весь, включая изысканные перила, был сделан из толстого прозрачного стекла. Мостик вел прямо ко входу во дворец, похожему на вход в католические соборы. «Наверное, надо идти вовнутрь!» - решил Геннадий и осторожно сделав первый шаг, ступил на стекло.

И сразу же остановился, вспомнив, что у него должны быть грязными кроссовки, ведь он успел пройти немного по песку. Однако облачение его вдруг изменилось радикально. Он больше не походил на туриста. Напротив, тело его облегал сидящий точно в размер ярко-синий костюм, надетый на белоснежную накрахмаленную сорочку, на рукавах поблескивали золотые запонки, на груди алел красный галстук. Взглянув на свои ноги, Геннадий обнаружил на них синие бархатные ботинки, на которых не было не то что песка, а даже маленькой пылинки. С некоторым испугом он посмотрел на свои пальцы – не появилось ли вместе с таким прикидом и обручальное кольцо, но кольца, к счастью, не было. Подивившись своему преображению, он приободрился и уже с большей уверенностью двинулся в сторону входа.

Когда Геннадий дошел до середины мостика, в силу горбатости последнего являвшегося одновременно и наивысшей точкой, внимание его отвлек громкий плюх снизу. Остановившись, он склонился над перилами, всматриваясь в воду, но там уже осталась только пена и расходящиеся круги. Тогда Геннадий решил подождать еще и не ошибся – из воды высунул морду огромный крокодил!

- Но ведь крокодилы не живут в морской воде! – от неожиданности вслух воскликнул он. Крокодил в ответ улыбнулся во всю пасть, и даже, как показалось, подмигнул, после чего снова с плюхом ушел под воду. Геннадий задумался, идти ли ему дальше, как тут огромные входные ворота начали плавно открываться, одновременно зазвучала органная музыка. Сочтя это приглашением, он двинулся вперед и вскоре переступил порог дворца.

Зал, куда он попал, напоминал неф западного храма, только очень большого. Узкие, устремившиеся ввысь колонны, красивые витражи, резной потолок, находившийся примерно на уровне десятого этажа... В то же время, скамейки, образа, кафедры для проповедей, да и другие церковные причиндалы отсутствовали. Из мебели имелись только темные книжные шкафы, стоящие по периметру. В торце зала, где в храмах располагается алтарь, находилась покрытая коврами пустая платформа по типу сцены. Завершался зал глухой стеной с островерхой дверью в середине.

Пока Геннадий осматривался, двери за ним закрылись, а органная музыка стихла. Хоть и понимая, что находится во сне, Геннадий слегка испугался. Оглядываясь, он сделал несколько шагов вперед и наконец почувствовал заметное облегчение – островерхая дверь в конце плавно отворилась и из нее вышла Лунная Богиня. На этот раз она была в коротком синем платье.

- Здравствуй, Гена! – с улыбкой поприветствовала она.

- Здравствуй! – обрадовано ответил он. – А я уж думаю – куда это я попал! Такое необычное место!

- В доме Отца моего обителей много…  Ну ты не стесняйся, проходи! Здесь беседовать не слишком комфортно, пойдем в главный каминный зал!

Быстрым шагом преодолев разделявшее их расстояние, Геннадий поднялся на несколько ступенек и подошел к ней. Придерживая одной рукой открытую дверь, Лунная Богиня жестом пригласила его двигаться дальше. За дверью находился холл, в котором доминировала широкая парадная лестница, помпезно украшенная в стиле барокко. Вместе они поднялись на два пролета и оказались в следующем лестничном холле, настолько большом, что хотелось назвать его залом. Налево и направо из него уходили галереи с полукруглыми арочными потолками, а в центре расплескивал струи исполинский фонтан из зеленого мрамора, в скульптурной композиции которого сплелись различные мифические животные. Заметив интерес Геннадия, Владычица Инесса отметила:

- Это аллегория сил природы! Но нам туда!

Они обошли фонтан и двинулись еще в одну галерею за ним. Галерея немного напоминала музей – на светло зеленых обоях каждые два метра висели картины, если попадались дверные проемы, то по бокам от них обязательно стояли скульптуры. Освещение исходило от многочисленных бра, развешанных по стенам, и от арки потолка, также оклеенной зелеными обоями – она подсвечивалась ярким светом, должно быть от каких-то ламп на стыке стены и основания арки. Шаги смягчал темно зеленый ковер, устланный по блестящему лакированному паркету. Метров через тридцать галерея завершалась зелеными двустворчатыми дверями, также с арочным верхом. Расписанные золотыми узорами двери сами распахнулись при их приближении. Дальше следовал небольшой готический зал без окон, убранством своим в целом повторявший стилистику галереи. Вдоль его стен стояли солидные диваны, возле них – резные столики, а в углу располагался камин с бронзовыми решетками. Геннадий решил, что это и есть каминный зал, но Владычица Инесса указала на следующие двери.

- Большой каминный зал там! Это комната ожидания!

Они вошли внутрь. Большой каминный зал оказался светлым – массивные портьеры, подвязанные в углах, не загораживали огромных витражей высотой этажа в два с половиной, которые начинались у самого пола и заканчивались под потолком. Окна выходили в море, открывая замечательный вид до горизонта. У противоположной стены располагался камин с топкой таких размеров, что в нее не пригибаясь несложно было зайти человеку. Также имелось еще несколько дверей. Как и в галерее, по бокам от них стояли скульптуры.

- Присаживайся! – Владычица Инесса указала рукой на одно из белых бархатных кресел, стоявших в центре зала вокруг круглого журнального стола. - Сегодня у нас времени больше! Не желаешь ли чего отведать?

- Отведать? В смысле?

- В смысле – откушать! Чай, кофе, пиво, вино, закуски холодные, горячие? Не стесняйся, есть все!

Геннадий задумался. Есть он совсем не хотел, да и не за этим сюда пришел. С другой стороны, может это часть какого-то ритуала? Ведь с древних времен известно, что совместное принятие пищи – серьезный обряд единения, имеющий весомую мистическую силу. А в голосе Лунной Богини звучала настойчивость… И все же он решил вежливо отказаться, и даже с легкой улыбкой успел произнести слово «Благодарю..», но вдруг почувствовал голод и вместо фразы «Благодарю, не стоит беспокоиться!» сказал:

- Благодарю! Чего-нибудь выпить и закусить было бы неплохо!

- Замечательно! Пива?

- Пожалуй да! Чтобы слегка расслабиться!

- Хорошо. Сейчас закажем.

В ту же секунду одна из дверей отворилась и вошел высокий статный официант в темно зеленом костюме, галстуке-бабочке и аккуратно постриженными седыми волосами.

- Чего изволите? – обратился он сперва к Геннадию. Геннадий посмотрел на Владычицу Инессу, уступая ей, но она ответила:

- Давай, заказывай! Я после тебя!

- Ну мне тогда пива пару стаканов светлого… А из еды что у вас есть?

- У нас есть все, сэр. Абсолютно все! Можете выбрать любое блюдо! – с достоинством ответил официант.

- Любое? – растерялся Геннадий. – Ну… Например, бургер свиной, желательно с сыром и беконом…

- Будет исполнено! – кивнул официант и повернулся к Лунной Богине. – А Вы что желаете, госпожа?

- Мне бокал Кот дю Рон Руж сухого, и тарелку французских сыров, там Абонданс чтоб был, Блё-де-Кос, Камамбер, Реблошон и еще два-три на свой вкус добавь.

- Один момент! – официант широко улыбнулся и удалился.

В это время в зал вошли два истопника, каждый с охапками поленьев, и начали разжигать камин. Помня об облике служителя, появившегося на первой встрече, Геннадий с опаской посмотрел на них, но эти выглядели вполне ординарно. Камин вспыхнул неожиданно быстро, словно дрова полили бензином, и скоро, вместе с потрескивающими звуками горящих дров, от него пошло приятное тепло.

- Извини, можно вопрос мелкий, пока не забыл? – немного смущаясь, обратился Геннадий к своей собеседнице.

- Давай!

- Мне показалось, я крокодила видел на входе… Большого очень… А зачем тебе крокодилы?

- Крокодилы? Крокодилы – это не мне. Это скорее проекция твоего восприятия. Сейчас ты волшебном мире. И здесь содержание твоей души намного быстрее отражается во внешней сфере, чем на земном плане. Значит, есть в тебе страхи и беспокойства, полагаю…

- То есть на самом деле там крокодилов нет?

- Кому как. Фраза «на самом деле» предполагает отсыл к объективной реальности, которой в высоких измерениях не существует. Что тебе крокодилы? Пусть плавают, охраняют. А то придут какие-нибудь православные активисты дворец громить… - Владычица Инесса улыбнулась.

- Думаешь они испугаются?

- Ещё как! Они смелые только когда безнаказанно на кого-то напасть могут! А тут – крокодилы…

- Так активисты ведь по мостику этот ров перейдут!

- Не все так просто. Как говорил Платон, «Не геометр да не войдет!» Это ты по мостику перейдешь, а они низвергнутся. И хотя с бараньими мозгами в голове жить тяжело, кто-то из них может и догадается о вероятности такого финала.

- Ну ладно! – Геннадий решил не тратить время на второстепенные аспекты и скорее перейти к делу. – Я очень рад встретиться с тобой снова! Сегодня ты расскажешь мне о следующих истинах?

- Расскажу! Но прежде я тебя спросить хотела. Как ты сам понимаешь свои проблемы, мне ясно из твоего письма. А вот скажи, что глобального ты по жизни хотел бы? То есть не денег, не должность, не семью даже и не счастье, а вообще, как ты видишь свое предназначение, свою роль в этом мире? В чем смысл твоей жизни? Зачем ты рожден на Земле?

- Глобально? Я много думал об этом… Если уж глобально, то хотелось бы стать духовным учителем, нести людям свет, истину и добро. Считаю, отчасти я уже это делаю – учу студентов, стремлюсь заинтересовать их, дать импульс к развитию, указать направление. Когда попадаются талантливые ребята, искренне вкладываюсь в работу с ними. Мне кажется, иногда получается. Но все же мелковато это, хочется большего масштаба. Ну и известности тоже хочется, честно говоря… Да и признания… Желательно – мирового, как у Кастанеды или Фрейда… - Геннадий закончил речь и вопросительно посмотрел на Лунную Богиню, ожидая оценки его позиции.

- Очень хорошо! – кивнула она. – Высокие цели приближают человека к Создателю! Не зря я тебя выбрала!

Геннадий не сразу нашелся, что ответить на этот комплимент, но его выручил официант, появившийся на этот раз с молодым ассистентом. Ассистент держал огромный поднос, с которого официант снял и элегантно поставил бокал вина, тарелку с изысканно сервированным сырным ассорти, два граненых стакана с пивом и деревянную доску с огромным бургером на ней. Рядом с бургером горкой лежала картошка-фри, а в углублениях по бокам доски стояли несколько розеток с различными соусами.

- Спасибо! – поблагодарил Геннадий, с особенным удивлением рассматривая стаканы – это были настоящие граненые стаканы, точь в точь как в автоматах с газировкой в советское время.

- Чего удивляешься? – Владычица Инесса слегка рассмеялась. – Ты два стакана попросил. Исаак – она показала пальцем в сторону ушедшего официанта, стараясь понять, что ты подразумеваешь под словом «стакан», считал с твоего подсознания именно этот образ!

- Понятно… - ответил Геннадий. – А бургер какой огромный! Мне казалось, я имел в виду обычный! Столько, похоже, мне не съесть!

- Не переживай! Здесь можно не только заказать что угодно, но и съесть сколько угодно – никаких ограничений! Хоть сто буреров!

- Интересно!

- Поначалу интересно! Потом – привыкаешь. Главное, в земном мире не пытайся это повторить!

Геннадий кивнул.

- Ну ладно, - продолжила Владычица Инесса. – Давай прежде выпьем! За духовные свершения!

Она протянула свой бокал и Геннадий аккуратно чокнулся с ней граненым стаканом. Отпив они потянулись, соответственно, к сыру и бургеру.

Бургер превзошел ожидания. Превзошел зверски. Горячие мягкие булочки были обжарены и на разрезанных частях образовалась золотистая, хрустящая корочка. Толстенная котлета готовилась на настоящем гриле и еще пахла дымом, с нее стекал сочный сыр, сверху и снизу лежал обжаренный бекон – тонкий, соленый, но хорошо жующийся. Сверху все это покрывала толстая шапка каких-то овощей, залитых вкусным соусом, среди которых Геннадий опознал только соленые огурцы, лук и перец. Отъев некоторую часть, он закусил еще картошкой фри с соусом барбекю, запил пивом и вопросительно посмотрел на Лунную Богиню.

- Нравится?

- Весьма! Никогда в жизни такого вкусного не пробовал!

Она улыбнулась.

- Ну что ж, вернемся к существенным вопросам. Если хочешь быть духовным учителем, то все идет правильно. Господь призрел на тебя, и послал меня в помощь. Чтобы быть подлинным и великим духовным учителем, надо поддерживать связь с Божественным Духом! И так будет! Но для этого тебе придется поработать!

- Поработать я готов! – воодушевленно откликнулся Геннадий. – «Кто знает зачем, тот вынесет любое как!» - процитировал он Фридриха Ницше. – Мне очень бы хотелось обрести и духовное зрение, и творческую силу!

- Желание твое похвально! Но на самом деле у тебя все это уже есть. Кстати, следующие две истины в этом направлении. Четвертая Истина называется Истиной единения. Бог не только всегда открыт к общению, но он реально всегда с тобой и в тебе. Согласно Первой Истине, Бог включает в себя все сущее и простирается за его пределы. Нет бытия вне Божественного Бытия. А если так, то он включает в себя и весь земной мир, и тебя самого. И уже поэтому Бог присутствует в тебе, а ты – в Боге. Кроме того, истинный ты – это не тело, а твоя духовная сущность. Которая не просто неразрывно связана с Богом, она и есть часть Его в тебе. И между вами нет разделения. И невозможно оно. Человек – необходимый аспект Бога. Поэтому Четвертая Истина звучит просто: Ты един с Богом. Каждый человек – Богочеловек. Это значит, ты никогда не сможешь умереть. Уйдет только твое физическое тело, а духовная сущность продлится вовеки!

- Знаешь, - вставил слово Геннадий, когда я слушаю тебя, я не просто воспринимаю твои слова разумом, как теорию, но, как мне кажется, проникаюсь всем своим существом, и это проникновение очень вдохновляет и радует меня!

- И меня это радует! Давай тогда еще выпьем – за проникновение!

Они снова чокнулись и выпили, и Геннадий опять потянулся к бургеру, ибо чувство голода еще сохранялось.

- Так вот, - продолжила Владычица Инесса, также закусив сыром. – На самом деле ты един с Господом, также как и я. Ты – индивидуализация Его, и я – индивидуализация Его, просто мы пока находимся на разных уровнях. И величайшее дело для человека - стремиться к наивысшему уровню!

- В меру своего понимания я стараюсь!

- И Бог уже вознаграждает старания твои!

Владычица Инесса увидела, что Геннадий отложил бургер в сторону, приготовясь слушать дальше, и сказала:

- Ты доешь, пока не остыл! – и отметив, что у него почти опустел второй стакан добавила: - А выпивки мы сейчас еще попросим!

В тот же момент распахнулась дверь и Исаак быстрым шагом подошел к ним.

- Заказывай! – указала она на Геннадия.

Не ожидая такой оперативности, тот слегка растерялся.

- Мне это, еще два стакана пива, нет, лучше четыре! Или нет, кружки литровые у вас есть?

- Есть.

- Тогда мне такую кружку светлого! И полтора литровые есть?

- Есть.

- Тогда лучше сразу полутора литровую! Спасибо!

Улыбнувшись над тем, как суетится Геннадий, Владычица Инесса сказала официанту:

- Ну тогда и мне двойную порцию того же винца!

Исаак исчез, а она продолжила.

- Так вот, прежде, чем перейти к конкретике, давай сообщу тебе еще Пятую Истину, достаточно важную в практическом преломлении. Она называется «Истина Творения» и логически вытекает из предыдущей: если ты един с Богом, то ты – Богочеловек, а значит, ты можешь использовать его могущество в своей жизни. Или говорят еще так – Бог создал человека по образу и подобию Своему. Примитивные люди думают, что вы подобны обликом своим. Это, конечно, глупости. Бога вообще нельзя свести к какому-то одному облику. Но вы подобны по сути. Бог – Творец, и человек – творец. Человек наделен способностью творить. Только Бог творит большой мир, а человек – малый мир, мир своей жизни. Все, что в ней есть, ты создал сам. Ты в буквальном смысле творишь физическую реальность. Как и остальные люди. Бог не создает обстоятельства твоей жизни – это твоя обязанность, а не его! Каждый момент ты находишься в процессе созидания. Все, что ты когда-либо имел, ты создал сам! Господь так устроил мир, и ты не можешь действовать иначе!

- Да, я задумывался об этом. Этот подход мне близок. Но все же позволь задать традиционный вопрос: если мы все творим свою жизнь сами, то почему столько людей недовольны своей жизнью?

- Ты же знаешь ответ, Гена! Хочешь чтобы я еще раз подтвердила? Пожалуйста: в творении участвует не только сознание человека, но и бессознательное, а роль его велика, чаще всего - определяюща. И когда на сознательном уровне человек просит блага, а в его бессознательном мрак, темень и гниль, то перевешивает бессознательное. Кроме того, чтобы творить целенаправленно, нужна самодисциплина. А у многих ли она есть? Ведь и во вполне материальных вещах большинство сильно не особо. Многие ли управляют своим здоровьем, систематически занимаясь спортом? Многие ли управляют своим временем, ставят в жизни цели и последовательно идут к ним? Меньшинство. Поэтому в духовных учениях и нужны лидеры, чтобы уводить за собой массы. Но давай резюмируем. Запомни…

- А записать можно, как в прошлый раз? - перебил Геннадий.

- Будет тебе запись, не беспокойся. А пока – запомни! Пятая Истина – Истина Творения: созданный по образу и подобию Божию, ты наделен силой Творца. Подобно тому, как Господь творит большой мир, ты творишь малый мир – мир твоей жизни, и сам создаешь все условия, ситуации и обстоятельства!

- Здорово! Вдохновляет! Хотя на практике все равно трудно поверить, что я сам создаю свою реальность…

- Для человека, воспитанного в материалистическом, а не эзотерическом мировоззрении, конечно, непросто. Но есть и здесь свои подходы. Сейчас рас


Рецензии