В поисках Верлиона. Книга 1. Лейбористы. Пролог

Много лет тому вперёд...



– Когда началось формирование планет из газо-пылевого протопланетного диска звёздной системы, то на орбите третьего зародыша образовался не один планетоид, а два – основной и его спутник. Они вращались вокруг звезды Табета подобно гигантской гантели – которую вы, дети, используете для физических упражнений – с шарами разной величины. Когда планетоиды, остывая, стали превращаться в планеты, то оказалось, что их размеров и гравитационных полей достаточно, чтобы удержать вокруг обеих атмосферу. Впоследствии люди назвали планету Дальтой, а спутник – Дальтарой. Так получилось, что Дальтара не вращалась вокруг Дальты, а висела над ней неподвижно – и планета, и спутник, совершая обороты вокруг общей оси, вместе кружили вокруг Табеты. Это позволило и планете, и спутнику иметь и смену времён года – зиму, весну, лето и осень – и смену дня и ночи. Но гравитация сыграла очень интересную роль в формировании Дальты и Дальтары: когда из раскалённой мантии стали образовываться участки суши, то притяжение Дальтары как бы стянуло их все в один-единственный материк на планете, вокруг которого впоследствии образовался океан. Точно так же всё происходило и на спутнике...

– Дед, дедушка! А я знаю, как они называются – мы это уже проходили с наставником, – перебил повествование Лайд, старший внук, вихрастый мальчишка с огромными голубыми глазами. Он был страшно любопытен и просто засыпал окружающих своими вопросами, а интересовало его всё: от «почему воздух воздушный» до «зачем думает человек»...

– Вообще-то, старших перебивать – неучтиво, – заметил механоид Сцай, который никогда не упускал возможности немного поучить детей правилам этикета.

– Да ладно! Пусть ответит, – снисходительно произнёс старик, который очень любил своих внуков и позволял им многое из того, что было под запретом у их строгих наставников.

– А вот и, правда, знаю! – обрадованно закричал Лайд. – На Дальте – это материк Конти, а на Дальтаре – Контика!

Старый Кейник очень ценил свою возможность общаться с внуками, и хотя встречи с ними были не часты, но он всегда ненавязчиво старался сделать это общение интересным и познавательным для детей, рассказывая всякие истории как из своей жизни, так и из жизни страны и общества. И он никогда ничего не упрощал, считая, что с внуками нужно общаться по-взрослому, не делая скидку на возраст. А что не поймут – у наставников спросят, но спросят – засевшее в голове... Поэтому он только кивнул головой и продолжил:

– А ещё – атмосфера... Вернее, то, что атмосферы планеты и спутника соприкасаются друг с другом... Дело в том, что и Дальта, и Дальтара немножко колеблются в пространстве около своей оси – это по-научному называется девиацией. Но это я просто говорю, что немножко: на самом деле эти колебания с большой силой перемешивают громадные объёмы воздуха – тысячи и тысячи кубических километров! Поэтому на границе соприкосновения атмосфер бушует страшный ураган, и мы его не видим только потому, что на такой высоте воздух разреженный и прозрачный – облака из-за холода не образуются. Но есть два периода в году, когда эти ураганы стихают, и эти дни...

– Знаю, знаю! – теперь уже другой внук по имени Горан решил блеснуть перед дедом познаниями в географии. – Они называются «Дни активного взаимодействия» – мы тогда летаем на Дальтару, и они – к нам.

Как бы не заметив, что его перебили, Кейник вновь продолжил:

– Как называются – вы знаете. А вот – почему? Ладно, отвечу... Два раза в году Табета, Дальта и Дальтара выстраиваются в одну линию в космическом пространстве, и тогда мощное притяжение Табеты успокаивает девиацию, планета и спутник перестают колебаться, и вихри в атмосфере почти стихают. Кстати, в такие дни наши предки и стали осваивать-заселять Дальтару. Они сначала это делали при помощи простых воздушных шаров. Да, да! Не удивляйтесь! Подъёмной силы шара хватало для того, чтобы долететь до границы соприкосновения атмосфер, а дальше воздушных путешественников подхватывала сила притяжения спутника и доставляла на поверхность материка Контика. Сейчас, конечно, на воздушных шарах люди уже не летают – для этого есть другие, более совершенные воздушные корабли...

– А люди? – снова вылез со своим очередным каверзным вопросом Лайд. – Откуда они взялись? То есть мы на Дальте и Дальтаре – откуда?

– Люди, внук, они... Про них точно никто не знает. Одни учёные говорят, что мы произошли от древних животных, а вот другие... Эти другие считают, что мы – пра-пра-правнуки великой расы под названием «Сеятели». Эти Сеятели и заселили все планеты, пригодные для жизни, своими потомками... А как? Может, это были переселенцы... Может – какие-то инкубаторы... Вот этого нам уж точно никогда не узнать. Хотя?.. Да и в пользу гипотезы о Сеятелях говорит тот факт, что на Дальте есть и другая форма разумной жизни – это палеантропы. Вернее, они – полуразумные аборигены планеты, живущие в горах ледяного Севера, их даже обнаружили не очень давно. Вот тут учёные точно знают, что палеантропы произошли от местных животных. С ними у людей нет практически никаких контактов. Есть, правда, на Дальтаре какое-то научное общество, которое защищает их от вымирания, эти «научники» даже дают аборигенам минимальные технические знания и меняют примитивные механизмы на какие-то полезные ископаемые, но... У палеантропов нет будущего – они отстали в развитии от нашей цивилизации на тысячелетия и уже никогда не догонят.

Старик с длинной седой бородой, на глаза которого были надвинуты гогглы, прервал свой рассказ, медленно подошёл к железному кубу, который трансформировался в удобное кресло, и сел.

– Сцай, видишь, мои внуки прилетели меня навестить. Приготовь нам сладости.

– Одну минуту, господин Кейник, – ответил механоид.

По его внешнему виду можно было спокойно определить, что его выпустили очень давно. Сочленения на сгибах конечностей механоида от изношенности слегка скрипели, и если старик, привыкший за много лет к этому звуку, уже практически не замечал его, то у детей этот скрип вызывал раздражение, отвлекая от рассказа.

– Дедушка Кейник, а можно мне раскрыть занавески? На улице такая ясная погода! – спросил один из внуков, воспользовавшись паузой.

Старый мужчина кивнул, и шустрый мальчик побежал из одного конца мраморной комнаты с высокими потолками в другой. Остановившись перед занавесками, он перевёл дыхание и дёрнул за верёвку. Шторы быстро свернулись, и комнату залили лучи родной звезды – Табеты.

За окном мальчишка увидел тысячи небоскрёбов, меж которыми мелькали быстрые винтокрылые вертушки и другой пассажирский транспорт, а над крышами высоток парили величественные дирижабли и паровые корабли. Обратив свой взор на горизонт, он наблюдал лёгкое дрожание воздуха, где высоко в небе соприкасались атмосферы его родной планеты и спутника.

– Ух, ты! Дедушка! Какой у тебя красивый вид из окна! Я хочу жить в столице Миженски! Здесь так здорово! – восхитился ребёнок.

– Это заслуга лейбористов, внук, – ответил старик.

– Господин Кейник, всё готово, – прервал механический помощник своего хозяина, держа в руках поднос со вкусностями.

Механоид, наверное, имел на такое поведение полное право, потому что за многие совестно прожитые годы со своим хозяином превратился для него из слуги в верного товарища и почти единственного собеседника, который понимал старика с полуслова.

– Благодарю, мой друг Сцай, – ответил старик.

Он немного помолчал, как бы собираясь с мыслями, и продолжил прерванный рассказ:

– Только представьте, дети мои, что, возможно, этого никогда бы не было: ни садов, ни величественных зданий, ни... Ни спокойствия... – обращаясь к мальчишкам, господин Кейник обвёл широким жестом руки панораму за окном.

– Почему? – спросил один из внуков, внимательно рассматривая реакцию старика.

– Война... К сожалению, война, – тяжело вздохнул Кейник.

– Война? А что это такое – война? Мне незнакомо это слово, – поинтересовался внук.

– Велик тот день, когда наши дети не понимают значения этого ужасного слова. Не правда ли, Сцай?

– Согласен с вами, господин Кейник. Это были тяжёлые времена, – ответил помощник.

– Дедушка Кейник, а почему вы испугались этого слова? – не унимался внук.

Вопрос выбил из колеи лидера Партии лейбористов, и он посмотрел на своего верного друга Сцая растерянным взглядом.

– Рано или поздно, но они всё узнают, господин Кейник, – ответил Сцай на невысказанный вопрос.

– Ну, хорошо... Дети, садитесь снова ко мне поближе. Я продолжу свой рассказ про нашу страну, но немного по-другому. Я расскажу вам одну невероятную историю, в событиях которой мне пришлось поучаствовать. Всё началось с того, что Партия контрактников – так называемая Контрпартия – свергла Партию мира и процветания во главе с Великим Лейбористом господином Верлионом...

Продолжение:  http://www.proza.ru/2018/06/13/1153


Рецензии
Ну вот, совсем другое дело, прямо даже читать приятно, а вспомни, что творилось около полугода назад. Прогресс налицо и я рада за тебя. Должна получиться хорошая книга.

Юлия Олейник   14.06.2018 15:08     Заявить о нарушении
Спасибо Юль!!!))) Я с ней реально раньше времени седым стану(

Таль Хаузерман   14.06.2018 23:00   Заявить о нарушении
Не станешь, не надейся. Ты прикольный рыжий чел!

Юлия Олейник   14.06.2018 23:08   Заявить о нарушении
Блин, рыжие быстрее седеют)))

Таль Хаузерман   15.06.2018 00:07   Заявить о нарушении
Налысо побреешься, никто не узнает

Юлия Олейник   15.06.2018 09:55   Заявить о нарушении
Всегда мечтал сбрить башку))))

Таль Хаузерман   15.06.2018 11:34   Заявить о нарушении
Так сбрей!

Юлия Олейник   15.06.2018 13:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.