С ногами в первоисточник

   В этой заметке я продолжаю повествовать о городах и народах, подвергнувшихся моему варварскому нашествию. Расскажу обо всём честно и непредвзято, как обычно. Итак, очередная жертва – Тюмень и её жители.

Для начала эпиграф: внутренний туризм - совсем не то, что вы тут со страху надумали.

   Этим летом была у меня мечта – согреться, какое лето, такая и мечта. Хотелось окунуться в горячие источники Баден-Баден, поплескаться в мраморных ваннах Карловых Вар, и, понятно, чёрт бы с ней, с вашей промёрзшей Сибирью. Но с неё то мы с женой и начали. Виной всему были друзья, уверяющие, что припасть к источнику можно куда ближе, всего-то полбака бензина. Это были серьёзные люди, купавшиеся там лично и вернувшиеся живыми. Ха, сказали мы и поехали проверять.

   Поездка чуть не сорвалась, когда на пятом километре дороги выяснилось, что река Тура, на высоких берегах которой стоит Тюмень, является притоком огромной сибирской реки Тобол, а не наоборот, как я рассказывал детям. Но великий педагог не тот, кто заставит обоих детей замолчать и перестать делать язвительные комментарии, а тот, кто попросит об этом жену.

   К тому моменту, как я сообщил, что Тюмень основана в 1586 группой неизвестных энтузиастов, оппозиция на заднем сидении была разгромлена, пристегнута и подкуплена мороженым. Поворачивать назад было поздно.

   Как опытные путешественники, с собой мы взяли спички и две пачки денег. Всё остальное предстояло добыть самим. И не прогадали, обе пачки в Тюмени разошлись на «ура», купюры тут принимали с удовольствием, казалось, всем не терпится получить их на память о нашем историческом визите. Спички, добрые тюменцы, не взяли - оставили детям как игрушки, на обратный путь.

   Дорога до цели, прямая, ровная, широкая, так красиво пролегающая по карте, на деле петляла между строительной техникой, баловалась реверсным движением, а то – вдруг успокаивалась в широком четырёхполосном течении, плавно омывая высокие разделительные блоки, – дорога дышала, жила, строилась. Отведённое на перегон время мы развлекались в кафешках, покупали всякую дрянь на заправках и поэтому, через положенные шесть, часов были там, где планировали быть через три. Мы ехали семьей, а значит дети рулили, жена управляла, а я просто вёл машину. Впереди нас ждала Тюмень, и это было странно.

   Мне всегда казалось, что построить город в низовьях реки Тура способен только безумный любитель шахмат, ни чем другим это решение не объяснишь. Ну, хорошо, построил, но зачем его заселять живыми людьми?

   Далее пойдет только проверенная лично мной информация: географическое положение Тюмени - отчаянное, куда восточнее, чем требуется для жизни. Каждый новый мэр начинает с того, что объявляет массовую эвакуацию населения в Москву, но за четыре года успевает вывезти лишь свою семью. Собянин стал мэром столицы, только, чтобы работать поближе к жене. А как стал, так власти и отменили прямые выборы – боятся, что следующий тюменский избранник уедет в Москву президентом. А им старого девать некуда.

   С ходу въезжать в город мы не стали, а дали два круга по объездной, это наш заглючивший навигатор, решив, что он автопилот Boing 787, дожигал топливо и ждал команды авиадиспетчера на посадку. Да, вы не ослышались, в Тюмени есть своя объездная, а в вашем городе что есть?

   Нас здорово порадовало, что исторический центр города, старинные деревянные особняки, бревенчатые купеческие дома с резными наличниками и прочий трухлявый мусор был вывезен и сожжен, а вместо него горделиво высятся стеклянные небоскребы - железобетонный мусор следующей драматической эпохи.

   Чем реже ты где-то бываешь, тем чаще туда хочется, это знает каждый мужчина. Я не был в Тюмени лет пятнадцать, но был уверен, что продержусь ещё два раза по столько же. Однако, за эти годы город похорошел, словно красна девица после развода, тут появились новые проспекты, развязки, даже каналы, по которым бурные финансовые потоки уплывают куда-то в даль, теряясь в Москве. Обратно плывут копейки, которых, если мало красть, достаточно для процветания одного миллиона горожан. К счастью, жителей тут меньше. Москвичи должны знать, что денег, сэкономленных на воровстве, вполне хватило на облицовку дорогим полированным камнем обоих берегов Туры. Да, пока ещё не на всю длину реки. Но даже четыре километра фигурно уложенного в четыре яруса розового полированного гранита – это действительно блестяще, особенно на закате. Такого Россия не видела со времён последнего Ледникового периода, когда формировались суровый рельеф и характер нашей родины… Ну, давно это было. А недавно, лишившись обидного прозвища: «Тюмень – столица деревень», город объявил конкурс на новую обзывалку. И теперь – может выдохнуть: чтобы называться туристической Меккой, Тюмени надо лишь немного освежить историю, обновить географию, сменить имя и найти ещё туристов, кроме нас четверых.

   Милый читатель мой, если тебе ещё не прискучило сие писание, я намерен и впредь щедро делиться золотом мудрости своей, короче, такого в Яндексе не нагуглишь.

Итак, поехали:

   Преступность в Тюмени плохо организована, поэтому находится под контролем полиции.

   Тюменские чиновники, по русской традиции, люди честные, чужого не берут, да и зачем, когда своего столько, что декларировать забываешь.

   После потоков нефти и газа, третий и важнейший вид экспорта из Тюмени, это мощный фонтан местного патриотизма, именно его жители с гордостью демонстрируют в местах своего постоянного проживания – Сочи, Москве, Петербурге.

   Есть у горожан и здоровое чувство юмора, оно помогло им построить на болоте Аквапарк, билет в котором дороже билета в Ялту.

  Экология в Тюмени ещё недавно не требовалась, но возведенный рядом металлургический комбинат, дымит, кашляет и говорит, что задыхается без неё. Настояли на вредном строительстве сами экологи, им очень нужна была работа.

   Некоторые московские бизнесмены, не нюхавшие почём баррель нефти, думают, что из под земли им сразу добывают наличные деньги. Тюменскому институту нефти и газа власти поручили опровергнуть эти глупости, нефть в деньги превращается где-то по дороге, точное место пока не установлено.

   Население города быстро увеличивается, так как размножаются горожане с удовольствием, а умирают с неохотой.

   В ста километрах от Тюмени родился Григорий Распутин, по народной версии – главный виновник неожиданной гибели огромной, богатой, процветающей и богобоязненной Российской империи от вековой отсталости, рабства и мировой войны.

   Город расположен на круглой, иногда освещённой стороне Земли, поэтому днём туристу удобно изучать его с высоты человеческого роста, а ночью можно встать на цыпочки, если нормально заплатить чеченцу, хозяину ночных цыпочек.

   Со времён Собянина пробок в Тюмени нет, в обмен город получает белую зависть и вежливые проклятия от москвичей. То и другое тюменские наследники московского мэра собирают и берегут, как предмет национальной гордости.

   Конечно, я еще не эксперт, но вот что приятно – с тех пор, как я два дня живу в Тюмени, меня часто спрашивают из Екатеринбурга: – Папа, а какой пароль у твоего компа? – Это – дочь, она не может без папы.

   Если сказать про Тюмень коротко, одним словом, то лучше и не начинать, так нам здесь понравилось. Честно-честно. Ну, ещё бы нет! Девушки тут невероятно красивы, мужчины богаты, умны и подтянуты, небо высокое и голубое, светофоры всегда зелёные, Wi-Fi бесплатен, секс доступен, все окна в городе выходят на солнечную сторону, метро в пешей доступности. Именно такой видится Тюмень буквально наутро, после возвращения в Екатеринбург. Перечитал написанное, всё так и есть, кроме метро. Метро в Тюмени пока ищут.

   А как же целебные источники, спросит дотошный читатель, имеющий привычку читать рассказы с начала. Бьют источники, пузырятся, а в них народ. Говорят, оно так уже 100 миллионов лет, без выходных. И я, как был в трусах, тоже прыгнул туда с ногами. Ну что сказать, странное это ощущение, мой друг, когда одновременно немного щекотно, довольно приятно и перед людьми неудобно.

   Когда-нибудь внуки спросят, - дед, а ты правда был в Тюмени, в столице новой России? Ну, что вам соврать, милые… И там я был, мед в пиво лил, из носу текло, а в рот не попало.
   Давно это было. Старики помнят. В тот день рыбаки притащили с моря живую русалку и тока наладились с ней, тут она и померла, сердечная, с непривычки. Ой, простите дети, это из другого рассказа. А про Тюмень всё.

Б. Серебров, 2018 г.


Рецензии
Учитель - не тот, кто учит, а тот, у кого учатся. Это я к тому, что вы в юмористическом тексте упомянули педагогов. Если бы люди научились лелеять и производить на свет большое количество хороших педагогов, глядишь - и мировых проблем стало бы меньше. Что касается доступности секса в Тюмени, то, мне думается, что в Екатеринбурге (бывшем Свердловске) он доступен даже более, потому что упомянутый только что город больше по численности, чем Тюмень, раза в два. Успехов вам в творчестве!

Вадим Бережной   14.06.2018 17:55     Заявить о нарушении