За Камнем. Глава 26. Напарник в дорогу

             

     В поездку на родину за матерью, в напарники к Ивану, Степан Иванович определил Макара…
     За прошедшие десять лет в первом заводском посёлке тоже немало изменений произошло.   Бондарь, Сидор Афанасьевич, едва успел перейти в вновь построенное жильё, как тут же посватался к Марфе.  Та же, оценив его добродушие, расторопность и умение хорошо работать, а может и одинокое сердце всё же потянулось к хорошему человеку, дала согласие на брак.  После венчания, она с маленькой дочкой перешла жить в дом мужа, подарив вскоре тому ещё одного сына.
     Макар с Никоном Игнатьевичем остались жить во второй половине господского дома.  Многому научил парня старый маркшейдер.  И благодаря их стараниям, рабочие рудников при меньшей затрате сил и времени стали добывать на много больше руды и драгоценных металлов. 
     Жаль не довелось Никону Игнатьевичу пожить подольше на новом месте.  Шесть лет не прошло, как старость и простуда отняли у него жизнь.  Зато возле Афанасьевского рудника появился Никоновский пруд.  Потому что старик приложил немало усилий в расчётах и руководстве работами.  И после того, как завершилось строительство плотины, а потом водоём наполнился до заданного уровня, он оказался не только очень удобным для дела, но и красивым.
     Когда Николай Петрович собрался зачем-то в Москву, Степан Иванович отправил вместе с ним и Макара, в надежде, что тот пристроит маркшейдера-самоучку в какое-нибудь училище по горнорудному делу, хотя бы на год, снабдив поездку деньгами в достаточном количестве; на учёбу, проживание и дорогу в оба конца.
     Знание парень впитывал, как губка воду.  Поэтому год в белокаменной он не зря провёл.  Но непривычная городская жизнь оказалась молодому человеку не по нраву.  Так что, закупив литературу по горному делу и нужные приборы, молодой специалист следующим зимником вернулся обратно в посёлок.
     Макар сразу же с головой окунулся в работу, без выходных дней, от рассвета до заката.  Даже Марфа как-то, когда приехал мартовскими днями хозяин заводов, пожаловалась тому:
     - Не знаю, что и делать.  Иных людей силком заставляют работать, и они не хотят.  А у этого, его работа, как болезнь, то шурфы копает, то с приборами какими-то ходит, то ещё что-нибудь делает.  Ночами при свечках  книги читает, или отобранные днём образцы руд и пород пересматривает и записывает что-то.  Не ведаю когда только и спит.  Хоть бы женился.  Вон девки-то из посёлка многие заглядывают на него, а он смотрит на них, как на пустое место.  А ведь мужик уже, не мальчик.
     - Ты Марфа не понимаешь, любимая работа, когда она тебе по душе, доставляет такое большое удовольствие.
     - Да, но если работать на износ, то можно потерять свое здоровье, тогда уж никакая работа не мила будет.  У каждого человека есть свой предел.  А он два года практически ни дня не отдыхает, всё время в напряжение.
     - Ладно, увижу, может быть, поговорю, - в задумчивости промолвил мужчина.
В глубоких сумерках пришёл домой Макар.  И правда, парень весь осунулся.  Под покрасневшими глазами появились болезненные круги, очевидно, от систематического недосыпания.
     - Ты что так поздно?  С девками наверно гулял? – пошутил Степан Иванович.
     - Да нет, - не понял шутки молодой маркшейдер, - шурф копал.  Ещё в начале зимы соорудил я из осиновых колотых досок избушечку на полозьях и сейчас перевожу её лошадью куда нужно.  Потом расчищаю внутри снег, ставлю там железную печку с трубой, разжигаю в ней огонь, и когда воздух в помещении нагреется, начинаю разрабатывать шурф.  Правда верхний мёрзлый слой, сейчас где-то до метра толщиной, даётся тяжело, долбить приходится, а дальше талый грунт до самой скалы.
     - Тебе что, летних дней мало?  Ты куда торопишься?  Всю работу никогда не переделаешь.  Помимо работы есть ещё и другая жизнь,  другие удовольствия.  Общайся с близкими, родными тебе людьми.  Наслаждайся созерцанием природы и соприкосновением с ней.
     - А вы говорили Ивану, он мне это рассказывал, что каждый уважающий себя человек, должен стремиться быть лучшим в своей работе.
     - Но я ему не говорил, что для этого нужно работать на износ.  Посмотри на кого ты похожим стал, кожа да кости.  Краше в гроб кладут.  Если здоровье рухнет, какой толк будет от твоей учёбы.
     - Я и так столько времени и денег проездил в Москву, хотел быстрее отработать свои затраты, скорее определить на рудниках запасы руд и границы рудных зон.
     - Вы с Никоном Игнатьевичем давно отработали все затраты.  В общем, так, - принял неожиданное решение Степан Иванович.  Доканчиваешь этот шурф, не оставлять же дело незаконченным, и можешь ставить свою избушку на прикол.  Потом готовься в дорогу.  После половодья поедите с Иваном на нашу родину за моей матерью.  Вдвоём будет проще и надёжнее.  Тем более ты постарше и опыт дальних дорог у тебя имеется.  Развеешься хоть немного, отдохнешь от работ.
     - Как же так, летом у меня здесь самая и работа.
     - Работа никуда не денется.  У бога впереди дней много.  А как мудрые говорят: « Поторапливаться нужно, не спеша», тогда больше сделать сумеешь.  А запасов на рудниках минимум лет на десять разведано, так что не думай об этом в дороге.
     С отъездом пришлось немного задержаться.  Лишь в начале июля, верхом на лошадях, Иван с Макаром отправились в путь.  Серьёзных приключений в дороге, слава Богу, у них не было.  И к началу сентября они подъезжали к родному городку Ивана.


Рецензии