Дневник бомжа 3. 20-23 сентября

20 сентября
Зашел в ломбард, заложил флейту.

Дали пятьсот рублей под один процент в сутки.

Посуетившись, можно было бы знакомым в консерватории тысяч за десять загнать.
Да разве захотели б они знаться со своим бывшим опустившимся на дно жизни сокурсником?

Пусть им икнется.

А ломбардщик, жаба, пусть подавится.


21 сентября
Кажется, мы начинаем находить с кавказцем общий язык.

Косточки с мясокомбината хорошо затыкают пасть даже самого злобного пса.

По крайней мере на то время, пока я жду появления за вуалью шелковых занавесок Бригитты и на те несколько минут, что уходят у нее на то, чтобы полистать возле окна томик Тютчева (ни автора, ни названия книги мне из укрытия не прочесть, но я почему-то уверен, что это Тютчев).

Потом она удаляется вглубь комнаты, выключает свет ночника и исчезает в небытии ночи...


22 сентября
Днем в плотницкой Николенька сравнивал Путина с Николаем Первым.

Василий не понял, чем плох был для России Николай, но за Путина вступился.

— Ты Путина не трогай — он наша единственная защита.
   Вот по телевизору у Кольки весной смотрели.
   Приходит к нему какой-то министр или губернатор – точно не помню.
   Путин ему: «Докладывай!»
   Тот — бэ-э, мэ-э, дескать, на 5 процентов пенсии повысим через год.
А Путин: «Что-о-о? На двадцать пять, и немедля!» – и хрясть ладонью об стол!
Тот побледнел и сразу: «Будь сделано!»
А вначале хитрил. Хотел утаить денежки от народа, чтоб самому жировать.
России без Путина никак нельзя — всю страну министры с губернаторами разворуют!


23 сентября
Пару недель назад Николенька сказал Василию, что Бог любит людей, и сила Его любви проявляется в бессилии: «Он никогда не сможет навязать насильно любовь к Себе, не сможет насильно сделать человека нравственно и духовно более совершенным. Потому как любовь не позволяет Ему отнимать у нас свободу».

Василий стал спорить с Николенькой.
 
Тогда тот в подкрепление своих слов всучил Василию Библию:

— Читай!

Василий, несмотря на свое отвращение к процессу чтения, почти каждый день что-то отмечал для себя в Библии, выписывал и, наконец, решил со мной поделиться впечатлениями. Привлечь, так сказать, в союзники:

— Ишь, Библию дал. Почитай мол, поразмысли, как любит нас Господь.
  Почитал, поразмыслил.
  Ремнем любит.
  Яблоко запретное съел? — Пинок под зад, и вон из рая!
  Меня мало почитаете? — Утоплю, как котят!
  Города древние, Содом с Гоморрой, не жалея младенцев и стариков, подчистую с землей сравнял.
  А как жителей Иерусалима стращал? Такую, говорит, вам жизнь устрою, что будете смерть предпочитать.
   И Христос туда же: только попробуйте, говорит, ослушаться. Сразу вам будет плач и скрежет зубов.
  Господь, как и всякое начальство, любит тех, кто Его боится, кто ему фимиам воскуривает, славословит.  В одной руке у него меч для непокорных, в другой — ремень для проштрафившихся.
  Причем и то и другое ежесекундно в деле — такие вот библейские любовь да свобода.
  Правильно?

Я рассмеялся, сказал, что не силен в теологии, а посему предлагаю выпить за умных людей, которых влечет истина не только на дне стакана.

Василий недоверчиво посмотрел на меня, но выпить не отказался.

Продолжение http://www.proza.ru/2018/08/01/635 

Начало дневника http://www.proza.ru/2018/07/28/676

Из сборника «Василиада» https://dkrasavin.ru/index.html#08


Рецензии
А что? Устами БОМЖа пожалуй рождаются слова правильного взгляда на Библию. Почти все крылатые выражения можно найти в этой книге. С уважением Александр.

Александр Жгутов   31.07.2018 20:57     Заявить о нарушении