Священник и вампир отрывок

Глава 1.

Уже смеркалось и отец Николай, настоятель храма Святой Троицы, возвращаясь домой после службы увидел одиноко сидящего у дороги мужчину. Тот был в поношенной куртке с капюшоном, закрывающим всю его голову и лицо так, что кроме блеска глаз и белоснежной улыбки из глубины этого “балдахина”, ничего более нельзя было рассмотреть. Незнакомец, заслышав шаги повернул голову и протянув руки сказал:
- Благословите меня батюшка! Я хочу излечиться.
- Я что-то тебя не припомню, сын мой! - ответил отец Николай. - Как давно ты здесь?
- Я? Я давно здесь, давно на этой земле. А вот у вас в деревне недавно, я ищу покоя для своей измученной души и тела и нигде не могу его обрести.
- Что так?
- Боятся меня люди, как только прознают кто я! - ответил незнакомец.
- И кто же ты, сын мой? - отец Николай подошел вплотную к собеседнику и взглянул в его глаза в которых было видно и страх, и ненависть, и ужас, который он испытывал.
- Я вампир, - ответил незнакомец почти шепотом.
- Ну что же, вампир так вампир и что в том такого. Всяких я видывал на своем веку одержимых.  Ежели тебя мучает телесная болезнь, то это не повод думать, что ты вампир и зависим от своей болезни. Болеют многие и часто, одним людям болезни даются за их гордыню, за грехи, другим ради познания самого себя, для совершенствования духовного и телесного.
- Я не болею, я настоящий вампир. Вы не боитесь меня? Вы даже не испугались, обычно, как только люди узнают кто я такой у них, начинается приступ паники, - удивленно отреагировал на речь священника незнакомец.
- А чего мне тебя бояться? Ты мне не сделал ничего худого. Мне следует бояться согрешить, чем испытывать страх от того, что ты "вампир". Запомни сын мой, что каждому дается по его вере. Если бояться, то обязательно страх исполнится. Если к примеру, я буду бояться слова или человека, называвшегося "вампиром" - то в итоге обязательно стану его "жертвой". Так как моя вера в страх укажет ему на то,
что он действительно сможет причинить мне вред. А глядя на тебя, я вижу, что вред ты причиняешь только сам себе.
- Так оно и есть, - ответил незнакомец. - Так оно и есть.
- Большинство людей, сами навели на себя порчу. Кто страстями, то порочными привычками, а многие духовной беспечностью. Часто в поисках некоей истины обращаются к тем, кто утверждает о том, что ее знает. Таким образом прибавляя к одному тяжелому недугу другой, - вдруг прервав свои рассуждения отец Николай спросил: - А лет тебе сколько сын мой?
- По человеческим меркам довольно таки много, а вот по нашим - я еще совсем молодой. Мне всего-то пятьсот плюс минус десять лет, - ответил незнакомец и достал из кармана золотую монету тысяча пятисотого года со своим изображением на ней в короне.
- Ну что пошли со мной тогда, у меня к тебе будет пару вопросов, - ответил отец Николай и не оборачиваясь пошел дальше. Оставив в смущении мужчину, который после секундного замешательства опустив голову побрел вслед за батюшкой.

Глава 2

- Ты вот что, ва…, ва… прости Господи! - священник перекрестился. - Имя то у тебя есть?
- Не помню, - ответил мужчина. - Наверное есть.
- У всех должно быть имя и у тебя тоже. А назову ка я тебя Ва,Ва, Василий. Васей будешь, понятно? И чтоб в моем доме этих крамольных слов я больше не слышал! - подняв указательный палец произнес отец Николай. - Я и так знаю, то ты. А остальным все знать не нужно, нет надобности в том. Понятно?
- Понятно, а что же вы людям скажете? - шмыгая носом спросил Вася.
- Скажу странник ты, идёшь издалека. Вот я тебя и впустил сил набраться. Поживешь пока в баньке, а я подумаю, что мне с тобой дальше делать. Зубы свои особо не скаль и не выпячивай, а глазищами не зыкай. Нечего, отвыкай. А пока на тебе одежду, сходи помойся да переоденься в чистое, а то от тебя смрад такой, что точно лет двести не мылся.
- Спасибо батюшка, - ответил мужчина и выходя из дома поклонился.
- Спасибо потом скажешь, когда я из тебя всю твою дурь выгоню, а пока ступай, мне прилечь нужно. Старый я стал, даже сил забор починить не осталось. Хотя на все воля божья, а ты это, молоток держал в руках когда-нибудь? - крикнул батюшка в темноту.
- Нет, - раздался приглушенный голос.
- Вот ты скажи, пятьсот лет по земле шастает, а молотка ни разу в руки не брал. А я же совсем забыл, он же вроде королем был, раз на монете чеканили, ладно завтра сам начну ну и его заодно к труду приучать буду. Нечего, раз хочешь жить по-людски, то и работать по-людски нужно, - вслух высказал свои мысли отец Николай и помолившись на ночь лег спать.

Глава 3

С первыми лучами солнца отец Николай проснулся, выглянув в окно и не поверил своим глазам. Вокруг дома забор, который еще вчера кое-где покосился, а кое где вообще упал, стоял как на выставке- продаже, ровно словно под нитку, штакетин к штакету. Наспех выбежав из дома в одном исподнем батюшка первым делом побежал к сараю и увидев, что заготовленный заранее штакет для забора там не лежит, а стоит где и ему положено в заборе, медленно побрел в баньку. Дверь приоткрылась и на пороге отца Николая встречал улыбающийся и довольный собой Вася.
- Принимайте работу! - гордо сказал тот.
- Ты же говорил, что молотка в руках отродясь не держал, как же ты тогда забор справил?
- Руками, - ответил Вася.
- Вот я тебе сейчас руками как дам по шее. Ты кого дурить вздумал? Руками, где такое видано, чтобы гвозди руками забивали! - покачал головой отец Николай.
- Смотрите, - и Вася взял из ведра один гвоздь и уперев его в стену одним пальцем надавил на шляпку.
Гвоздь вошел в дерево словно горячий нож в масло.
- Я так и все доски скрепил, без единого стука. А старый забор сложил за банькой, чтобы под ногами не валялся.
- Это ты правильно сообразил, - все еще переваривая увиденное в голове ответил батюшка. - Порядок должон во всем быть, ладно ты это ложись отдыхай. Раз всю ночь работал, а я пойду по хозяйству немного пройдусь. Нужно и курей выпустить и еще кое-что сделать.
- Да, я днем стараюсь не выходить, сами понимаете, - закрывая дверь ответил Вася и проводив взглядом священника глубоко вздохнул и закатив глаза растворился в темноте помещения.
- Это же надо, такая силища без дела пропадает, - сокрушался священник. - Я тут не знаю кого о помощи просить, а оно на тебе. Спасибо господи! - отец Николай снова перекрестился и зайдя в дом написал длиннющий список дел, дабы себя занять, да и незваного гостя задействовать. Грех такому добру пропадать. Хоть какая-то польза от этой одержимости будет.


Глава 4

К дому отца Николая с воплями бежала одна пожилая женщина. Она вскидывала руки и истошно вопила на всю улицу:
- Помогите! Помогите люди добрые, он ее убьёт!
Но все прохожие отворачивались так как знали, что раз в месяц после получки ее зять, Тихон напивался до беспамятства и гонялся за женой и тещей с топором вокруг дома. Ни беседы участкового, ни друзей и соседей не имели на него никакого влияния. Только после такого разговора становилось еще хуже. Единственного, кого уважал и боялся Тихон был отец Николай. Тот находил такие слова к душе мужчины, что Тихон стоя на коленях у всех просил прощения. Но как правило этой беседы, хватало до очередного возлияния и все начиналось сначала. И мужчина с ополоумевшим взглядом вновь брался за топор и крушил все подряд не взирая на свои обещания и клятвы, которые он давал ранее. Так случилось и в этот раз, после ночного пьянствования Тихон решил выяснить у жены, с кем она ему изменяет. Хотя в деревне, кроме нескольких стариков, мужчин его возраста давно уже и в помине не было.
- Батюшка помоги! - раздался стук в двери. - Убьет ведь окаянный.
- Иду, иду, - послышался голос из открытого окна. - Когда же он так напиться то успел. Утро еще толком не наступило?
- Да он целую ночь пил, а к утру мозги набекрень и поехали, - ответила женщина.
И накинув на себя одежду отец Николай поспешил на другой конец деревни, откуда доносились сумасшедшие вопли и звенело разбитое стекло. Из-за суматохи женщина и не заметила, что возле баньки за каждым ее шагом и словом следил мужчина лет сорока и как только она с батюшкой скрылась из виду и он пропал с того места, где только что находился. Словно растворился в воздухе.

Глава 5

- Открывай, открывай сказал! - кричал разъяренный мужчина своей жене. - Открывай или хуже будет!
- Отстань Тихон, не изменяла я тебе! Отстань! Ни с кем я тебе не изменяла, а хоть и было бы с кем, все равно я бы тебе не изменила. Я же тебя люблю! - кричала за дверями дома его жена.
- Я измену за версту чую! Ты меня не обманешь! Вот доберусь до тебя, я покажу как мужа любить надо и семью блюсти! - и мужчина, поняв, что это дверь никто ему не собирается открывать начал ее рубить топором.
- Остановись, - услышал мужчина знакомый голос. - Остановись грешник!
У него дрогнули ноги, и он развернувшись увидел, как к нему приближается отец Николай, а за ним по пятам шла его теща.
- Я, это...- начал было Тихон.
- Опять ты за старое! Уж сколько мною тебе было сказано. Что грешно упиваться так. Грех это – и очень губительно, потому как ты превращается из богоподобного существа – в существо скотоподобное.
- Я немного то выпил, - начал было оправдываться Тихон. - А она…
- Что она? - перебил мужчину священник. Что она любит тебя дурака такого? Другая бы бросила давно, а эта несёт достойно свой крест. Ты, когда пить перестанешь?
- Когда, когда? Когда мне сам черт скажет, что достаточно. Тогда и перестану!
- Ох не вспоминай нечистого, а то ведь не ровен час придет по твою душу, - вздохнул батюшка и добавил. - Топор в сарай занеси, не позорься. Хватит на сегодня, хватит!
Мужчина послушно развернулся и опустив голову зашел в сарай, но после пяти минут нахождения там вышел, держась за сердце рукой и на коленях пополз к батюшке хрипя одно слово и пальцем указывая на сеновал:
- Там, там…
- Что там? Толком говори! - совсем уже с ума сошел что ли?
- Там черт был! - ответил, заикаясь Тихон. Он со мной говорил.
- Как он выглядел? - поинтересовался батюшка.
- Глаза горели и зубы белые острые, а лица не видно было. Я с испугу не разобрал.
- А что он тебе сказал?
- Сказал, если еще раз напьюсь он из меня всю кровь высосет!
- Так и сказал? - почесав затылок переспросил Тихона отец Николай.
- Так и сказал!
- Ну вот, твоё желание и исполнилось!
А причина твоего греха – духовная жажда, которую ты сможешь утолить только в Боге. Ты, когда последний раз причащался то? Жду тебя и твоих жену и тещу у себя на службе. Протрезвей только. А я расскажу, как утолить твою жажду, а то ты утоляешь ее только пьянством. Глядишь и черт больше к тебе не явится.

Возвратившись домой отец Николай увидел в окошке бани Василия. И подумав немного в знак благодарности кивнул тому головой.
- Вот ты скажи, никогда бы не подумал, что пьяниц так можно от спиртного отвадить. В следующий раз попрошу Васю, чтоб помягче был. А то у Тихона до сих пор руки от страха трясутся. 


Рецензии