Дневник бомжа 4. 24-26 сентября

24 сентября
Сегодня с утра Василий, наливая на завтрак стакан бражки, продолжил развивать мысли о ремне и послушании:

— Вот ты интеллигент вроде как, что-то там пишешь, размышляешь, а не нашелся, что мне вчера возразить, потому как нечего.

  Но я тебе больше скажу — у Бога с евреями все равно осечка вышла.

  Уж как Он их порол, как в строгости держал — они же Его и распяли! Причем на глазах Его самых преданных учеников.

  В этом отношении лучше на Сталина равняться – на него никто не смел руки поднять.

  Потому как и свои, и враги боялись нашего вождя больше, чем евреи своего Саваофа в Иудее.

  Крут был и страну крутой делал.
  За это народ и песни ему слагал.
  Взаимная любовь и энтузиазм.

  Жили просто, без секретов — в каждом доме по портрету.

Чуть позже, освежив душу Цветочным:

— Почему народ против разных там олигархов?
  Почему радуется, когда очередного губернатора за решетку сажают?
  Николенька говорит, потому, что Путин их на воровстве поймал.
  Дудки!

  Воруют в России все — от мала до велика.
  Народу безразлично, нарушал кто-то из буржуев законы или нет.
  В народе  как после революции пошло, так до сих пор — классовая ненависть клокочет.

 У них денег — куры не клюют, а у нас — на водку не хватает!*

  При Сталине люди хоть и жили бедно, но все были равны!
  У моей бабушки был маленький курятник, такой же курятник был у соседей.
  Жили бедно, вкалывали от зари до зари.
  Но были счастливы.

  Потому как народу для счастья главное, чтобы никто рядом курятник выше твоего не ставил.

* Строка из «Песни завистника» В. Высоцкого


25 сентября
Сегодня Николенька нас с Василием в церковь потащил на воскресную проповедь.
 Потом за портвейном принялся рассуждать о свободе духа. Нельзя, мол, в «здесь и сейчас» опыт прошлого привносить. Надо исходить во всем из внутреннего голоса, который тождественен голосу Бога. Дух человека, как и Бог, выше прошлых знаний, законов и пророков.

— Свобода духа — это всегда «здесь и сейчас» без привнесения того, чего нет, — без будущего и прошлого, без временного. Миг и вечность должны совпадать.

Василий спрашивает:
— Выходит, если у меня нутро после вчерашнего требовало дозу алкоголя, надо было не в церковь за тобой плестись, а соединить миг с вечностью и тянуть тебя в магазин?

— Тут ты не дух свой слушал, а голос дьявола, — отвечает Николенька.

— А как их различить, если оба во мне глаголют?

— Дух слышно в тишине, когда нет мельтешения мыслей и чувств. А дьявол — тот любит шум, живет в смятении внутреннем. Коль нутро горит — это смятение.

Василий снова его поддеть норовит:
— Значит, вот сейчас я нагружусь до отупения так, чтобы ничего не видеть, никого не слышать, — и сразу в тишине услышу Бога? А если икну — это уже будет от лукавого?

— Дурак ты, Вася.

— Сам дурак.

Не понимаю я Николенькиной философии. Мне кажется, во всех этих умствованиях есть что-то искусственное: попытка втиснуть неохватное, вневременное в рамки ограниченных представлений.
По-моему, жить надо, а не рассуждать о жизни.

Единственное, в чем я согласен с ним: пить надо бросать, а то все мысли скоро до одной скукожатся — как и где раздобыть денег на бутылку.


26 сентября
Оказывается, их кавказец не так и страшен.
Неделя подкормки — и он милостиво разрешил мне пробираться через забор к окну ее спальни.

В любом звере есть нечто человеческое.
А предательство хозяев — это очень даже по-человечески. Тем более, если хозяева лохи — не воспитали в подопечном злобы, приличествующей должности сторожевого пса.

Продолжение http://www.proza.ru/2018/08/02/556

Начало дневника http://www.proza.ru/2018/07/28/676

Из сборника «Василиада» https://dkrasavin.ru/index.html#08


Рецензии