Корень жизни Глава седьмая Часть третья

         
             - С приходом Горбачёва такой путь преобразований и был намечен, - понуро произнёс Владимир
             - А получилось как в анекдоте, - хохотнул  Борис.– При Брежневском застое строили - т-я-п  - л-я-п, а при перестройке: - тяп – ляп, тяп – ляп…
Успели построить хранилище? -  спросил Владимир.
            - Поставили его на  централизованную комплектацию, и почти всё необходимое оборудование получили, а  строители приступили к подготовке площадки и закладки фундаментов... Но тут появилось неожиданное препятствие – в зоне застройке, оказывается, находился археологический памятник.  О его существовании не знали проектировщики, разработавшие перспективный план развития плодоовощной базы, так как на топографической съёмке, выданной архитектурой, не был нанесен этот памятник. План развития базы был согласован главным архитектором города без каких либо ограничений. А на местности, среди куч мусора, этот памятник был обозначен  покосившейся низенькой табличкой.
          Когда же мощный бульдозер приступил  к вертикальной планировке сложного рельефа местности под  застройку, археологи подняли шум на всю страну! Сначала  в областной газете появилась статья «Бульдозером по палеолиту», потом  газета «Комсомольская правда» «проехалась» по строителям. А после того как по центральному телевидению в программе «Время»  было показано моё интервью, в котором я возложил вину за случившееся на городскую  архитектуру и областное управление культуры, в облисполкоме был произведён  «разбор полётов» с участием Министерства культуры.
         Неужели запретили строительство! – воскликнул  Владимир.
          - Не запретили, но время потеряли не мало. Благодаря Ефремову относительно быстро выработали приемлемое решение. Выгородили  железобетонным забором зону памятника и  откорректировали рабочие чертежи с учётом этой зоны. Археологам выделили средства, и они в течении  1988 - 1989 годов провели первоочередные археологические раскопки в зоне наметившегося развития базы.
           - Нашли что-то значимое? – поинтересовался Владимир.
          - По информации археологов в том месте был обнаружен посёлок эпохи палеолита: гробницы каменного и бронзового веков, какие то украшения, статуэтки. После раскопок на входе появилась табличка «Территория охраняется государством. Памятник археологии».  У археологов возникла  идея  по сохранению этого исторического места  и создания там музея под открытым небом. Но без денежного подкрепления эта идея повисла в воздухе. Когда же, после раскопок, строители купили большой амбарный замок и повесили  его на входной калитке в зону памятника, то хозяина, чтобы отдать ключи, так и не нашли.
            А потом наступили лихие 90-тые годы... Наше плодоовощное объединение распалось,  Ефремов уехал в свой родной город Владивосток, а  директор базы, после инфаркта, уволился, и предприимчивые бизнесмены распродали за бесценок  все, что было с таким трудом получено на комплектацию хранилища.
              - И так по всей стране, -  горько констатировал Владимир.
             - Позже, я случайно встретился во Владивостоке с Ефремовым. Он узнал меня. Накоротке мы переговорили о происходящем. «Слишком поздно партия взялась за структурную перестройку экономики, что  и привело к потере партийной власти и гибели СССР, - подчеркнул он. - Партия наметила путь выхода из экономического тупика, но у Горбачёва не хватило ума и силы воли, для того чтобы не выпустить эти процессы из-под контроля, как в Китае. А эти продажные демократы ведут страну к гибели. Таких в Китае всенародно расстреливают. Если  Ельцин – отец русской дерьмократии – опять с помощью своих политтехнологов, придёт к власти, то туши свет Россия. Со временем наш народ поймёт, какую страну мы потеряли…», - с горечью произнес он при расставании.
            - Народ сейчас удивляется – как же так получилось, что боролись за демократию, а напоролись на «дерьмократию? –  задал вопрос Анатолий и сам стал на него отвечать: - Ведь Ельцин, когда возглавил Московский горком партии, был не плохим мужиком. Мне о нем с восторгом рассказывал один подмосковный учитель Виктор – очень порядочный человек.
         В начале девяностых годов Виктор приезжал в отпуск  к живущему здесь его родственнику, моему товарищу. Также, за рюмкой, мы обсуждали происходящее в стране. На многое он тогда раскрыл нам глаза, что не увидишь с нашей  народной кочки. Оказывается к приходу Ельцина,  Москва была самым ворующим городом. Со всей страны туда приезжали гонцы с взятками, чтобы выбить из центра дополнительные ресурсы. Ельцин, придя с периферии, знал об этом и стал активно бороться с этим и с привилегиями. 
        Тогда Виктор сравнивал Ельцина с Салтыковым-Щедриным. Как известно этот писатель-сатирик любил свою родину и люто ненавидел казнокрадов. Он не только высмеивал их в своих произведениях, но и, когда сам служил на высоких государственных должностях, безжалостно боролся с вороватыми чиновниками. Выгонял их с работы, ставил новых и удивлялся: «Думал, свежи, ан всё те же!».  Салтыков-Щедрин жил бедно, но гордо говорил, что никогда его рука не осквернится взяткой. Он был примером настоящего служения Отечеству!
        Таким же непримиримым борцом виделся Виктору и Ельцин, когда тот возглавил Московский горком партии. Ельцин также стал менять стоящих у руководства дряхлеющих партийных старцев и нечистых на руку чиновников, но ему подсовывали новых и не лучше. Он опять их менял и снова они были не такими, каких он хотел видеть на высоких должностях. За это подвергался партаппаратчиками  резкой критике. А после его сенсационного выступления на октябрьском пленуме ЦК в 1987 году его вывели из состава политбюро, и освободили от обязанностей первого секретаря Московского горкома партии. Тогда пойти против партии в открытую – это было очень смело! Народ увидел в Ельцине  борца за их права, защитил его и вознес на президентский пост. 
          - А получил в награду обнищание, - подчеркнул Владимир.
          -  Тогда под впечатлением слов Виктора, -  угрюмо продолжил Анатолий, - я  на партийном собрании  нашего коллектива в знак солидарности с Ельциным положил секретарю на стол свой партбилет. Как не отговаривали меня, присутствующие на собрании коммунисты, я не изменил своего решения. А когда с помощью ГКЧП партия вновь пыталась взять власть в свои руки, я на укоризненный вопрос  шефа-ярого коммуниста: «Ну что ты теперь будешь делать?»  решительно заявил:  «Возьму ружьё и уйду в партизаны, защищать Ельцина!».
        Анатолий тяжело вздохнул, обвёл нас взглядом и  обругал себя: «Вот таким я был  дурнем. Не смог увидеть ростки хорошего, а позволил себя так облапошить».
           - И меня сбил с истинного пути, - укорил его Олег. – Агент, называется.
           - Не одного тебя, - признался Анатолий. – За Ельцина я до хрипоты спорил.  После  беседы с Виктором я был уверен, что он, не испорченный  московскими интригами,  будет действительно биться за народ. Многих сагитировал  за него...
          - А он добивает народ, - осклабился  Владимир.
          - За что боролись  на то и напоролись, -  понуро согласился Анатолий. - Недавно Виктор вновь приезжал сюда. Я напомнил ему об оценке Ельцина в предыдущей нашей встрече и попросил объяснить, что же произошло с  защитником народа, каким выставлял себя Ельцин. С безнадёжностью в голосе он прояснил ситуацию:
            - Не тех людей Ельцин приблизил к себе. Вороватых. Они под запугивание о призрачном коммунистическом реванше, под  лозунги  борьбы с государственным  монополизмом, формирования широкого слоя частных собственников и создания рыночной экономики  протащили  в 1992 году через Верховный Совет, при агрессивной поддержке Ельцина, приватизацию «по Чубайсу».
         А ведь, был другой план приватизации  - народный Согласно ему каждый человек должен был получить именной чек почти в тысячу раз дороже «чубайсовского».  Такой чек нельзя было выпускать на рынок, а только вложить в любое предприятие. Тогда бы народ не продавал бы эти чеки от безысходности, как обесцененные «чубайсики», и не позволил бы так нагло обворовать себя.
       Для защиты своей собственности он объединился бы в настоящие профсоюзы и сумел бы защитить свои предприятия. Во главе руководителей поставил бы честных и талантливых хозяйственников. Но Ельцин поддержал «чубайсовский» путь  приватизации. И позволил дельцам с помощью финансовых пирамид очистить карманы народу, привыкшему верить власти. От безденежья люди в массовом порядке, за бесценок, продавали свои приватизационные чеки, что позволило  на спекуляциях с чеками нажиться финансовым структурам, и завладеть предприятиями самой нечистоплотной части народа. И те при полной бесконтрольности государственных мужей, которым не нужен был никакой контроль, так как он  им самим мешал бы хапать, устроили беспредел, способствующий  возникновению олигархическому капитализму, усилению коррупции и бандитизма.
           В результате настоящих собственников, которые смогли бы вывести предприятия на передовые рубежи, были единицы. Когда Верховный Совет  увидел, что  идёт грабительская приватизация, получившей название в народе «прихватизация», то началась противостояние, закончившееся в 1993 году его расстрелом.
               - Вершина дерьмократии! - резко вставил Владимир.
                - Виктор рассказывал, - продолжил Анатолий, -  что до Ельцина стали доходить слухи о нарушении в правительстве законодательства и  в 1994 году он создал службу безопасности президента по борьбе с коррупцией в аппарате правительства. Её возглавил  Стрелецкий. Бывший опер с Петровки-38, привыкший иметь дело с  «урками» и грабителями, думал на Олимпе власти то народ порядочный, но они тоже воровали по черному. Стрелецкий был поражен.  Вместо ожидания раскрытия, каких-то хитрых схем обогащения госчиновников, все оказалось проще и банальнее. За взятки  - тебе и знакомства с нужными людьми и лоббирование твоих интересов. Вот они  истоки коррупции -  высокопоставленный чиновник со связями, а от него уже идут коррумпированные схемы. Ему  начальник личной охраны премьера Черномырдина Сошин так озвучил принцип  подбора кадров: «Виктор Степанович серьёзно относится к подбору кадров. Он считает, что пусть лучше человек украдёт на 10 процентов, но на 90 процентов сделает как надо».   
           - Не трудно догадаться, что под таким прикрытием  они делали  всё наоборот, -  подметил  Владимир.
           - Это так, - подтвердил Анатолий. – Стрелецкий  как порядочный человек стал докладывать и премьеру и президенту о многих фактах коррупции, но реакции  - никакой! Воровская система своих людей защищала. И вскоре  его службу разогнали.
Стрелецкий оценивает работу Ельцина отрицательно: «Всё разрушено и растащено, с помощью воровских схем, ГКО, взаимозачётов, «пирамид» и др.» Он сравнивает происходящее в стране с воровскими стрелками, где «сходняк» делит «общак».
          - А что думают казаки? – посмотрел я на  Степана. – Ведь они не мало сделали для России.
          - Не мало, -  оживился Степан. -  Уже в Куликовской   битве  дружины донских казаки проявили себя как храбрые войны, за что удостоились чести посещения их городков великим князем Дмитрием Донским. А о знаменитом азовском сидении в 1641 году сегодня вряд ли кто не слышал. Четыре месяца донцы выдерживали осаду огромной турецкой армии. Понеся большие потери, турки отступили. Только под давлением Москвы казаки добровольно оставили Азов. Потом, когда Петр Первый  для получения выхода к Чёрному морю двинул русскую армию к Азову, казаки опять отличились  и Азов пал. 
          В северной войне казаки помогли Петру получить выход  в Балтийское море, а потом, когда шведы попытались вернуть потерянное, донские полки так героически сражались, что Войску Донскому было пожаловано белое знамя с надписью: «За подвиги в Шведской войне в 1741 – 43тт.».
         Высоко ценил казаков Суворов. Он не раз отмечал в своих рапортах отличившихся казаков. Особую самоотверженность и отвагу  проявили казаки при штурме турецкой крепости Измаил и в беспримерном переходе через Альпы. «Казаки везде пролезут» - так  говорил великий полководец  о казаках. 
         Много подвигов совершили казаки в Отечественной войне 1812г.  и много есть других примеров храброго служения казаков Росси, - Степан замолчал, закурил и, тяжело вздохнув,  продолжил: - Советская власть боялась казаков. Она всё сделала для уничтожения казачества и добилась своего.  Борис прав.  Вот свежий пример. Когда  Верховный Совет хотел скинуть Ельцина, от донских казаков тоже  было сформировано ряженое подразделение для поддержки демократии.  Мой знакомый казак даже попал в какой то журнал -  сфотографирован на фоне флага в казацкой одежде и с шашкой в руках, как символ поддержки демократии. Перед отъездом сюда я разговаривал с ним. Он  с горечью сказал: «Опять втянули казаков в дерьмо. Знал бы, что так будет, сам бы Ельцина раскроил шашкой!». А такая возможность у него была, когда Ельцин общался с казаками.
         Казакам  нужно время для возрождения. По себе сужу. Работая шахтёром, я о казачестве почти и не думал. А после случившегося с нашей страной, покопался в семейных фотографиях, перечитал письма своих предков и во мне словно, что всколыхнулось. Много в последнее время я перечитал о казаках. И сделал вывод если бы  их структура была сохранена, то казаки  не позволили бы никому, хоть президенту, так издеваться над россиянами и опустошать их душу. С развалом СССР, особенно беззащитными оказались русские. В бывших республиках СССР получил разгул этнический национализм, который разожгли наши враги, и это привело к развалу СССР. Будь казаки, как и прежде самоорганизованы, они  бы этого не позволили.
            - Прежде в  казачестве тоже было  не всё гладко, если позволили раздробить себя в гражданскую войну, что и привело их к гибели, - задумчиво произнёс Анатолий, наполняя рюмки. – Даже в цветах лампасов было заложено различие.
           - Самое страшное, что коррупция и предательство поразила армию и  милицию! -  вступил в разговор Алексей.
         –  Раньше я даже подумать не мог о том, что в этих структурах должности и награды добываются не на поле боя за родину и честным служением, а покупаются! Мне один военный деляга предложил за немалую взятку теплое место с повышением. Я так оскорбился, что не выдержал и врезал ему - и оказался здесь, с понижением…
         А суды, какие?! Кто больше дал – тот и прав! Я недавно перечитал роман Тургенева «Накануне».  В то время славянские народы, в частности  Болгария, вели борьбу против турецкого ига. И Тургенев назвал защитников крепостного права в России «внутренними турками». А наши «дерьмократы» стали для русского народа пострашнее тех «турок»! Сейчас реально управляют страной олигархи. А наш президент или зомбирован иностранными спецслужбами или же настолько оказался глуп, что позволил «прихватизировать» даже самые доходные отрасли - алкоголь и табак – неиссякаемые источники пополнения бюджета! В результате происходит алкоголизация народа. Народ нищает, вымирает, а кучка негодяев жируют и, с презрением смотрит на обнищавший народ, называя его неудачником. А награбленное переводит за рубеж, создавая там себе змеиные гнезда, куда  уже уезжают, а в случае  народного бунта убегут из страны.
           - Эта уж не та одухотворенная  эмиграция, которую революционные вихри  в гражданскую войну выбросили за границу. На чужбине многие из них всю жизнь страдали, тосковали по своей Родине и мечтали вернуться, - угрюмо подчеркнул я. - Современные бизнесмены, за редким исключением, духовно бедны. Таким надо экономическое пространство для выкачивания сверхприбылей. И, к сожалению, их души, вряд ли  всколыхнут даже такие пронзительные строки забайкальского поэта Михаила Вишнякова:
                              Дайте мне корочку русского хлеба!
                            Воздуха Родины, чистого неба!
                            То, что любил я в начале пути.
                            Пусть на столе – хоть шаром покати!
           - Всколыхнет душу?! – удивлённо воскликнул Владимир и язвительно произнёс: - Теперь только сытая отрыжка колышет их брюхо, набитое награбленным в нашей стране. А всё, что связано с нашим народом, они вытравили из души. Они скоро Пушкина забудут, а о Вишнякове вряд ли вообще слышали. Просвещенная интеллигенция им не нужна. Не нужна она и западу, так как о таком беспредельном грабёже и развале  России с вывозом капитала к ним они только мечтали. Это во времена СССР они устроили кормушку для диссидентов, многие из которых предавали и расшатывали нашу  великую державу.
           - Да, - тяжело вздохнул я. - С болью о судьбе нынешней русской интеллигенции отозвался  и Вишняков:
                                  Вышибло слёзы жестокими ветрами.
                                В недрах больной, одичавшей страны
                                Самые честные, самые светлые
                                На вымирание обречены


Рецензии