***

Хома Даймонд Эсквайр: литературный дневник

Центр силы


Недавно директор похоронного агентства рассказал историю о деде, у которого умерла жена. Дед выбирает гроб и спрашивает: «А какие у вас самые лучшие?» А у самого — скромненькая «однушка» в хрущёвке. Ему показывают гробы стоимостью по 3–5 тысяч рублей. Он просит получше. Предлагают другие, по 20–30 тысяч рублей. Дед всё возмущается, мол, зачем ерунду какую-то показываете. Переворачивает страницы в каталоге дальше, а на последней — президентский гроб, который стоит 420 тысяч рублей. Дед уточняет: «Это ведь точно самый лучший гроб? Если так — беру!» Достаёт наличные, отсчитывает 420 тысяч рублей, а после выдаёт сакраментальную фразу: «Бабка просила похоронить как царицу». Выходит, они всю жизнь копили на это. В контексте нищенского существования похороны остаются для большинства людей последним способом показать, что ты хоть как-то что-то в жизни сделал.


Похороны сильно трансформировались, исключив тело из обряда. Отныне это не ритуал и не обряд. Городские похороны — это уже индивидуализированный акт, боль и травма каждой отдельной семьи. Тело из этого процесса вычтено, с ним ничего не делают — даже крышку гроба не открывают. Мы что-то проговариваем — кем был человек, как он был важен для нас, — но больше ничего. Однако элементы ритуала просачиваются: важно, например, во что человека одели. Кстати, сюда, на Даниловское кладбище, народ идёт просить Матронушку. Только идут просить на пустую могилу — Матроны там уже никакой нет, осталось так называемое «место обретения мощей». Люди вон спутники запускают за пределы Солнечной системы, а тут песком с могилы обтираются.



Другие статьи в литературном дневнике:

  • 19.09.2017. ***
  • 18.09.2017. ***
  • 17.09.2017. ***
  • 12.09.2017. ***