Отвергнутые

«В Советском Союзе секса нет!» *

Часть 1

1985 год.

Глава 1

Даша смотрела с балкона на свою новую школу. После долгих уговоров, родители всё-таки дали ей закончить восьмой класс в Василеостровской, но теперь, переехав в Рыбацкое, в кооперативную трехкомнатную квартиру, где школа в прямом слове напротив, ей придётся переходить (чему она сама была рада). Даша не показывала своих чувств, она держалась и держала свой страх взаперти. Она боялась всего: темноты, незнакомых людей, криков за стенкой,- Опять сосед свою жену дрючит,- подумала девочка неполных пятнадцати лет,- их темпераменту могут позавидовать кролики. Злость огнём вспыхнула на щеках Даши. Отвращение, граничащее с презрением, овладело ею на считанные минуты. Прикурив сигарету, она тут же успокоилась.

Дарья Орлова курила дома официально и одна в семье, поэтому родители уступили ей комнату с балконом. Отец – милиционер и мать – судья редко в чём теперь отказывали или возражали ей, чувствуя за собой вину. Подполковнику было больно и стыдно смотреть в глаза дочери, ведь её насильника так и не нашли, неподкупная судья была уверена, что обидчик – один из осуждённых ею, получивший срок по максимуму, он вышел и отмстил. Так или иначе, расследование зашло в тупик. Даша любила своих родителей и не упрекала их в беспомощности при таком-то служебном положении. Она курила не в протест, а таким способом защищалась от окружающего мира. После изнасилования к психологу идти она наотрез отказалась и смогла самостоятельно вернуться к обычному ритму жизни школьницы. Тем более происшествие не получило огласку. Но! беременность…

*1985 год – число абортов всего: 4454 на 1000 женщин.

Глава 2

-Даш, сдавай деньги!
-Сколько?
-По трёшке. Тебе не интересно знать на что?
-Ну и на что?
-Мы тут решили 8 Марта отмечать на дому. У Матвеевой родители уходят в гости с ночёвкой. Купим выпить, закусить …короче… посидим по-человечески. В школе танцы организуют, так пусть отличники отплясывают на пионерском расстоянии под строгим надзором класснух и предков, мы в это время оторвёмся по-своему!
-Значит я ...своя?
-Дашка, ты чё?
-Я, между прочим, отличница.
-Ты же списывать даёшь!
-Комсорг класса.
-Так ты же уклонялась, по принуждению! Мы понимаем, что тебя из-за родителей посадили на место.
-Деньги уже сдала, а вот прийти не обещаю.
-Тут тебя никто не насилует, - Глобус скривился в ухмылке.

Вася был ещё тот кадр: подросток почти дух метров, но трусливый; похотливый и тупой как сто подвалов. Как у большинства мальчиков, которых физическое развитие опережает умственное, его задница была шире плеч да ещё фамилия – Круглов, поэтому Вася и получил кличку – Глобус. Даша его на дух не переносила, но не сразу.

Вася пришёл к ним в начале восьмого класса, выбрал себе парту, скромненько сел за неё и не вылазия даже на переменах. Одноклассники стали над новичком издеваться, а тот продолжал жаться на стуле, не отвечая на выходки мелких старичков. Даша заступилась, она умела быстро наводить порядок среди сверстников, если надо, то и подраться с забияками, хотя едкого замечания всегда более чем достаточно. Учителя видели в ней свою помощницу, дети – лидера. Васю оставили в покое, и он тут же расхрабрился. Девчонки кинулись обхаживать высокого новичка и потому привлекательного. Вася выбрал одну из идеалисток – Аллу (их всего в классе было две). Алла и Вера дружили аж с детского сада, они даже внешне были похожи: у обоих русые косы, большие голубые глаза, брови дугой и грудь, что для восьмого класса не маловажно, первого размера. После короткого ухаживания за Аллой, Глобус предложил ей интим. Девочка прибежала вся в слезах поделиться горем к подружке. Вера было того мнения, что наглецу надо указать, где Макар и тёлок тоже не гонял. На словах. На деле произошло следующее – Вера стала Васиной тёлкой. Не долго. С ней Вася тоже не стал церемониться. В результате – Алла и Вера потеряли и дружбу, и друга. Даша не стала в этот раз никого учить, если детишки решили поиграть в игры взрослых, их не остановишь разговорами о нравственности.

На вечеринку у Матвеевой Дашу уговорил пойти Андрей. Они были соперниками в физико-математических школьных конкурсах, городских олимпиадах, а после занятий просто соседями с одной площадки. Они ходили в школу по одному, но возвращались вместе. Андрей тоже был отличником, но он мог корпеть над учебниками часами глубоко за полночь, поэтому утром обычно просыпал, и в школу ему приходилось бежать. Даше же явно не хватало усидчивости, её выручали природная сообразительность и уникальная память, но любила организованность с малых лет. Даша никогда не опаздывала в школу, всегда содержала свою комнату в идеальной чистоте и с удовольствием помогала матери в ведении домашнего хозяйства. Андрюшку в классе называли профессором. Он мог ответить на любой вопрос и просветить (о сексе тоже). Одноклеточные одноклассники принимали его знания в анатомии за личный опыт. Андрей не отрицал, а наоборот создал себе легенду ловеласа. Даша прекрасно знала, что сосед сидит дни напролёт над задачками и уравнениями по высшей математике, но молчала. Она прекрасно понимала, что умному и порядочному парню скучно с глупыми и похотливыми сверстницами - зря оправдываться. Андрей был признателен Даше за молчаливое понимание и выражал свою благодарность, провожая соседу после школы и несся её портфель до самых дверей. На вечеринку им идти не хотелось с самого начала обоим, но вдруг Андрей изменил решение и вдобавок попросил Дашу быть на празднике его парой. Она была настолько ошарашена просьбой, что согласилась.

Андрей с Дашей пришли, когда уже все собрались. На праздничном столе красовались бутылки с водкой, селёдка и плавленый сырок. Даша повернулась уходить, но уловила жалобный взгляд своего парня и передумала:
-Наталья, у тебя в доме хлеб с маслом найдутся?
-Конечно! а зачем тебе?
-Помоги собрать со стола, будем классный закусь делать.
-Чем эта тебе плоха?! Привыкла дома красную икру ложками трескать …
-Поправка! Икру чёрную и так и не привыкла. Пошли на кухню и мясорубку вынь. И не трать время на вопросы, сама всё сейчас поймёшь.

Даша быстро прокрутила на мясорубке селёдку, плавленый сырок и масло. Получился очень вкусный паштет, все ели, нахваливая, и чем больше пили, тем он больше нравился. Даше было противно смотреть: она выпила для приличия одну рюмку другие же в это время, пропуская одну за другой, забывали о приличиях. Мальчишки предложили поразмяться, то есть потанцевать. В полутемноте полупьяные подростки лапали друг друга под музыку, целуясь в засос. В квартире Матвеевых было три комнаты, на правах хозяйки Наталья решила «поговорить» с парнем в своей комнате первой. Даша курила в форточку на кухне, когда к ней подошла Наташка:
-Даш, присмотри за спальней родителей, чтоб туда никто ни ногой?
-Хорошо.
-А то предки мне башку свернут.
-Присмотрю.
-Я только на минуточку поговорить …
-Наталья, кончай! Если тебе так приспичило, то за остальных я отвечаю, но только в твоё отсутствие.
-Ладно, не надо. Я сама.
Она пошла пошатываясь. Даша выразительно посмотрела на Андрея:
-Всё! С меня довольно! Я ухожу, ты, конечно, можешь оставаться.
-Слушай, если мы оба уйдём, то тут точно оргия начнётся. Кому-то ведь надо держать в рамках?!
-Ага, их удержишь …не надо было вообще, приходить. Ты зачем позвал?
-Даша, не сердись …я мельком слышал разговор пацанов …о тебе. Слишком выделяешься из масс: гордая и недоступная. Короче …ну …сговорились они тебя завафлить. Я тебя позвал сюда, чтоб …ну как бы официально объявить на тебя свои права. Конечно же, это только для виду, чтоб отстали сосунки.
-Может ещё для виду предложишь в очередь встать «поговорить»?
-Даша, ведь я хотел как лучше, а получилось как всегда …
-А сразу рассказать не мог? Этот сговор не был серьёзным, трусливые мальчишки выпендривались и только, никто меня и пальцем тронуть бы не посмел. Теперь же они набрались сорокопроцентной храбрости, лучше их не дразнить и уйти.
-Всё-таки надо проконтролировать.
- Что это ты так упираешься? Самому захотелось в тёпленькое и мокренькое?
-А почему бы и нет?! Чем я хуже этих придурков, которые даже не знают, где дырку искать?
-Андрей, ты не будешь лучше, если останешься. Здесь же групповухой пахнет! Одна из неудовлетворённых дур мамочке пожалуется, и доучиваться мальчики будут в колонии для несовершеннолетних. Тебе это надо?
-Хорошо. Ты всё решила заранее, но и я задачки умею решать. Я остаюсь.
-Хорошо. Я ухожу.
Даша пошла в коридор одеваться, мимо проскользнула в ванную комнату со счастливой улыбкой Наталья Матвеева, за ней вразвалочку шёл Глобус:
-Ну, ты …комсорг! Очередь пропустила, но иногда лучше быть второй. Пошли в спальню, пока Наташка занята!
-Да пошёл ты!!!
-А ты, я вижу, пошла домой? И без охраны?
Андрей стоял в дверях кухни:
-Остынь! Дай Даше пройти!
-Эээ… так не пойдёт! Тебе отсосала, а мне? Чем я хуже тебя?
Даша уже в дверях на последний вопрос Круглова в голос рассмеялась, она обернулась: Вася стоял со скорченной от обиды физиономией, Андрей – весь красный от стыда.

Как Даша предполагала, так и вышло. На вечеринке девчонки отсосали и своим, и чужим, и …не только. Нашлась таки обойдённая стороной, обиженная настучала классной руководительнице. Класснуха попросила Дашу зайти в класс после уроков. Не в учительскую и не к директору. Комсорг сразу же поняла, что Татьяна Юрьевна не хочет, чтобы Событие «конспектировали» и давали ему оценку.

-Даша, я знаю, что произошло на 8 Марта у Матвеевой!
-Татьяна Юрьевна, Вы хотите мне рассказать?
-Но ты там сама была!!!
-Была, но не на конце …праздника.
-А мне сказали, что это твоя идея с концом и ты здорово отличилась на нём!
-Могу доказать обратное и где угодно, если надо, то и в районом комитете ВЛКСМ.
-Да я верю, верю тебе! Лучше об этом женском дне …забыть?
-Мне забывать собственно и нечего. Я на этом женском празднике была от силы час, ушла сразу же после застолья и трезвая. Мои родители были дома, они могут подтвердить, в котором часу я вернулась домой и в каком состоянии.
-Даша, я тебе полностью доверяю, и впутывать твоих родителей мы не будем.
Классная руководительница вопросительно посмотрела на комсорга. Даша кивнула головой утвердительно и вышла спокойно из класса.

Перешёптывания на переменках стихли, очевидно, класснуха провела воспитательную работу с каждым в отдельности, то есть объяснила придуркам на пальцах, почему в их классе восьмое марта - красный день календаря может стать чёрным. Детишки всё поняли правильно – они замолкли, объявив Даше бойкот. Татьяна Юрьевна воздерживалась от комментарий, и она смотрела на Дашу с презрением. И Андрей туда же.

Дарья Орлова и раньше была не как все, но теперь она стала отвергнутой. Для четырнадцатилетней девочки вдруг оказаться в изоляции, было не выносимо. Остро ощущая несправедливость, она не спала по ночам, но не плакала, твёрдо решив не говорить родителям о происшествии. Даша осунулась, стала рассеянной на уроках, в результате – её успеваемость упала всем в классе на радость и всем на удивление она тут же распрямилась, задрав нос кверху. Даша поняла: никто её не сломит, если она будет выше. Она исправит оценки, закончит школу с медалью, дальше престижный факультет в университете – она будет выше! Это цель.

Даша игнорировала попытки одноклассников списывать на контрольных, тщетность попыток заглянуть в её тетрадь даже веселила. Тогда они нагло стали "одалживать" её портфель на переменках, списывать домашние задания. Даша попросила у мамы старый портфель с замком. Когда она первый раз вошла в класс с потёртым и старомодным ридикюлем все покатились со смеху, но на первой же перемене оценили достоинство – замок. Открыть его перочинным ножиком не смогли, а ломать побоялись, помнили, где Дашины родители работают. Даша выходила спокойно из класса и находила в себе силы не реагировать на ненависть школяров, вернуться на урок.

В середине апреля растаял последний снег, и вокруг зазеленело. Было очень тепло, Даша возвращалась из школы, держа водной руке портфель, в другой – плащ. Она шла как обычно, сокращая путь через дворы. В арках всё ещё было сыро и прохладно, в одной из них Даша решила накинуть плащ. Она остановилась, нагнулась поставить портфель в ноги. В этот момент кто-то из-за спины ударил её тяжёлым по голове. Девочка не потеряла сознание, но в глазах потемнело. Её подхватили под руки с обеих сторон и потащили.

Один Дашу держал за волосы и руки, другой закрывал ей рот и насиловал. Она понимала, что происходит. Она не могла кричать, вывернуться, видеть. Потом Дашу отпустили. Она рухнула на землю, подкосились ноги. Она сидела и ждала, когда вернётся зрение.

Даша решила ощупать голову, не идёт ли кровь. Вокруг головы был повязан её шёлковый шарфик. Даша сорвала с глаз темноту, у неё сразу же восстановилось равномерное дыхание. С момента, когда она потеряла таки сознание, а не зрение, прошли считанные минуты. Даша осмотрела себя тщательно: плащ не помятый; школьная форма чистая; капроновые колготки и трусики были аккуратно разрезаны в ласточке. "Дурдом!"- Даша охватила голову руками, шишка с кулак была доказательством, что с головой у неё тоже всё в порядке.

Родители были дома. Даша лишь на секунду задумалась говорить или нет:
-Мама, папа! Меня изнасиловали.

Глава3

Месячные у Даши были не регулярными с самого их прихода, поэтому, когда два месяца подряд их не было, она не переживала. И на этот раз тоже, так как были другие волнения: восьмой класс – выпускной. Даша сдавала экзамены. Она помнила поставленную цель и продолжала к ней стремиться. После изнасилования, быть выше для Дарьи Орловой стало стержнем жизни.

Аттестат Даша получила с одними пятёрками и характеристику с одними похвалами. В общем – комсомолка, спортсменка, отличница.

О месячных напомнила мама:
-Даша, давай к гинекологу сходим? У тебя и до … были проблемы со здоровьем. Давай проверимся? Я заметила, что у тебя опять задержка. Хуже ведь не будет. Я хорошего специалиста знаю. Уже два года как не нормализовались, пора помощь спрашивать.
-Мам, может потом?
-Когда потом? когда ребёночка не сможешь зачать? У меня так и было. Запустила, а потом не знала, у кого помощи просить. Отец твой – хороший муж: ждал, терпел и меня успокаивал. Без его поддержки осталась бы я без …тебя. Дашенька, любимая моя, не упрямься. Знаю, что неприятно это для тебя, но надо проверить, что не повредил выродок …, прости, … Прости, милая. Можно и потом.
-Мама, за что ж ты извиняешься? Нет твоей вины ни в чём! И ты права, заказывай время к врачу. Из-за двух животных всю жизнь теперь бояться? Ну, уж нет! Это ты меня прости за упрямство?!
-Значит договорились? Умница ты моя! Дашенька, как я горжусь тобой, ты у меня самая-самая, а я уберечь не сумела …
-Ну, вот …опять слёзы. Не надо. Я забыть хочу, совсем забыть, а если ты плакать будешь …
-Не буду, больше не буду!
-Значит договорились?
Мать с дочерью рассмеялись.

Обе вышли из смотрового кабинета ошарашенными новостью: у Даши беременность сроком около десяти недель. До изнасилования Даша была девственницей, после изнасилования, она проходила медицинскую экспертизу: насильник использовал презерватив. Разумеется, и после у неё не было половых связей.

Родители уговаривали рожать: четырнадцатилетней дочери первый аборт делать опасно, большой риск остаться бесплодной. Даша рожать ублюдка, а именно так она называла в своей утробе зародившееся дитя, наотрез отказывалась.
- Даша, после родов от ребёнка можно отказаться…
-Мама, как я смогу отказаться? Одно дело убить ещё в зародыше ублюдка и совсем другое бросить на произвол судьбы новорожденного! Кто знает, как его воспитают и где гарантия, что он не пойдёт по стопам своего биологического отца?!
-Даш, а может это девочка? Подумай хорошенько, у нас целая неделя в запасе.
-Я уже решила – рожать не буду! Кто бы там ни был – будет напоминанием! За что же мне такое наказание?
-Если ты боишься, что люди будут говорить, то ведь мы скоро переезжаем, да и ребёнка можно записать на нас с отцом, это не проблема.
-Не людей боюсь, а себя! Знаю, что не смогу быть для ребёнка хорошей матерью.
-Я согласен с Дарьей. Этот ребёнок всегда будет напоминанием о несчастье нашего ребёнка, мать. Ты лучше найди хорошего хирурга, да поговори с ним лично, чтоб знал кого под нож …ведь для этих мясников все бабы - ****и, вот и кромсают их …
-Николай!
-Факт! Положение дел таково и наш долг позаботиться, чтоб всё прошло без осложнений. Всё будет хорошо, Дарья! Если вдруг передумаешь, то мы с мамой поддержим тебя в любом твоём решении.

Глава 4

Даше уходить с балкона не хотелось: солнце в Ленинграде редко балует своим появлением и теплом. До первого сентября оставалось пару недель, а она ещё не была готова. Новая форма и портфель, тетради и учебники – всё лежало аккуратно на своих местах, но … В новой школе все будут новичками, и Даша ничем от других не будет отличаться, но только внешне. Девочка чувствовала себя отвергнутой заранее. Ей казалось, что все её видят изнутри, все знают об изнасиловании и аборте, и поэтому будут отталкивать, презирать. Она понимала, что паникует из-за страха опять оказаться в изоляции. Она знала, что как бы не окружали её родители любовью и заботой, этого не достаточно заполнить мучительную тоску по прошлому, когда она была неиспорченной.

Вместо таблеток от депрессии, которые наверняка бы прописал ей психолог, Даша принимала душ. Раза три за день. Под журчанием воды затихали звуки большого города и страх перед ним, тёплые струйки залечивали раны от обид. После душа она ощущала себя как вновь родившейся, чистой телом и душой. Даша не находила другого выхода избавления от мук.

Приняв душ, девочка опять вышла на балкон под солнышко. Она опять затянулась сигаретой и тут её осенила идея, как бороться со страхом. Когда отец придёт со службы …
-Даша! Орлова!
Даша вздрогнула от неожиданности, она огляделась по сторонам и только после поняла, что кричат снизу. Она перегнулась, на тротуаре у самого подъезда стоял Андрей, бывший друг и сосед. Даша задумалась, стоит ли ей вообще откликаться после холодного: "Счастливо!" перед выпускным балом, куда она не решилась пойти. Ей и не хотелось с ним любезничать или просто быть вежливой:
-Что надо?
-Даша, выйди! Есть важный разговор. Я могу сам подняться.
-А я могу сама опуститься.
Даша решила, что раз Андрей нашёл, где она живёт, то может и вправду что-то важное у него. Она не переодеваясь, прямо в тапочках и халате вышла на улицу:
-Говори!
-Давай от окон подальше отойдём?
-Андрей, короче!
-Я знаю, кто тебя изнасиловал.
-Лучше скажи, кто знает, что меня изнасиловали.
-Так значит, их было двое?! Всё сходиться!
-Ладно, выкладывай!
-Ребята по вечерам стали собраться на площадке в детском садике, который рядом с нашим ..,то есть с моим домом. Там у Глобуса дед сторожем подрабатывает. Ну и я был там пару раз. Водку пьют, кобыл распрягают под грибками …
-Короче!
-У Глобуса совсем борзометр зашкаливает, брат у него из зоны вышел. Пришёл брат домой в марте, под амнистию попал. Глобус хвастается, что тот сидел за валютные операции, но ты знаешь, видел я его брательника – петух и шестёрка.
-Ну и?
-Даша, если, правда, то прямых доказательств нет, что это был Глобус с братом, одни мои догадки. Я просто хотел с тобой поговорить: мне стыдно за своё поведение после вечеринки у Матвеевой. Прощения собирался попросить сотни раз, но ты так меня унизила своим смехом …
-Ты сам себя унизил, опустившись на уровень Глобуса.
-Даша, я понимаю, но для меня не всё так просто. Дело в том, что ты мне нравишься с первого дня нашего знакомства. Мне было обидно и больно, с твоим смехом рухнула моя последняя надежда. Я был готов умереть со стыда, а после злился на тебя, прекрасно понимая, что насильно мил не будешь и не твоя вина, если я тебе совсем не привлекателен. Даша, прости. Я не знаю куда меня несёт, но уверен, что не могу тебя забыть. Когда ты переехала, мне стало так одиноко, что сил больше терпеть. Может ты не станешь возражать, если мы изредка будем встречаться? Я с ума схожу целыми днями сидя дома и думая о тебе. Я согласен на все твои условия, я готов быть твоей тенью, если тебе противно со мной встречаться!
-Знаешь, мне ведь тоже тошно, даже не с кем поговорить …
-Значит друзья?
-Друзья. Я так и не поняла, почему ты решил, что Глобус и его брат мои …обидчики?
-Глобус как-то пошутил, что ты теперь можешь себя считать коммунисткой, прошла проверку гинеколога. До меня сразу не дошёл смысл шутки, но … Я не могу доказать связь, я её нутром чувствую.
-Андрей, лучше забудь всю историю с начала до конца. Даже когда есть прямые доказательства, трудно осудить за изнасилование, так всё могло быть с начала по обоюдному согласию, и уже после девчонка вдруг решила отомстить своему парню за старые обиды. Так уж на Руси повелось: "Сучка не захочет – кобель не вскочит". Я не хочу ворошить прошлое, я хочу стереть начисто из памяти эту грязь. Рано или поздно, ублюдки раскаются в содеянном и без народного суда, я уверена.
-Даша, можно я переведусь в твою школу?
-Тебе добираться будет больше часа! Не глупи! У меня есть лучше идея. Предлагаю ходить в одну спортивную секцию.
-В какую?
-Ну, ты знаешь, где мой отец работает. Ментов учат двум видам борьбы: дзюдо и самбо.
-Ну и?
-Точно ещё не знаю, всё зависит от отца. Ну что? Ему за нас двоих договариваться или как?
-Здорово!!! Что ж ты раньше …
Андрей осёкся, Даша смотрела на него с грустью.
-Извини.
-Ты понимаешь всю ответственность?
-Конечно! Я же не Глобус!
-Сам без оружия, обороняться - так и запомни.
-Даша, спасибо!
-Пока не за что.
-Я не о секции. Спасибо, что простила.
-Ты вёл себя эгоистично и только. Андрей, я не могу тебе обещать большего, чем дружба.
-И это не мало.


Прошёл сентябрь. Дарье Орловой исполнилось пятнадцать лет. На свой день рождения никого из новых одноклассников она не пригласила, хотя это был хороший повод узнать их получше. Она вообще не отмечала. Родители подарили ей щенка спаниеля и книгу по собаководству. Теперь у Даши всё свободное время от школы уходило на уход за щенком и спорт. Два раза в неделю она встречалась с Андреем на тренировках по самбо.

Прошёл всего месяц с начала учебного года в новой школе, а от Даши уже все старались держаться подальше – от дочери мента. Кое-кто из одноклассников пытался, конечно, заигрывать, Даша девочка красивая, но тщетно, она без лишних намёков давала «отворот-поворот». За это и за то, что Даша училась на отлично, ни перед кем не заискивала и не поддерживала разговоры на переменках, её приняли за выскочку и зазнайку. Даше было всё равно, она была слишком занята, чтобы переживать из-за детей, которые любят, но не умеют играть во взрослых.

Часть 2

1985 год.

Глава 1

Марк вышел на балкон, чтобы выпустить пар, а точнее – дым. Он курил только дома. Как обычно, придя с работы, ему не предложили сразу ужинать, его жена только начинала готовить. Как всегда у неё было одно и тоже оправдание – она не знала, когда Марк соизволит заявиться домой. Домашнее хозяйство для Беллы было самой трудной областью деятельности, и обед она готовила только в случае крайней необходимости.

Марк закурил пять лет назад. Тогда, ещё на старой квартире, чтобы не накричать на жену, он вышел на балкон. Там лежали американские сигареты, он прикурил. С тех пор это вошло в привычку: курить дома. Тогда он спросил у жены, чьи сигареты и поверил Белле, что её брат был в гостях и забыл свои сигареты. Марк долгое время верил жене на слово. Он просто не мог себе предположить, что его обманывают так запросто. Белочка имела всё с самого начала. Когда они поженились, Марк уже занимал высокую должность в строительном тресте, хотя ему было всего 23 года. Жена и дня не проработала. Ни смотря на занятость, он всегда находил силы и время уделить ей внимание. И даже теперь, зная, что брат Беллы курит только болгарские и только одной марки, зная, что жена изменяет ему, чуть ли не со дня свадьбы, Марк не отказывал ей ни в чём. Наоборот, он ещё больше стал приносить денег в дом, оставив пост главного инженера в тресте и открыв свой строительный кооператив.

Марк не прощал лжи. Измены жены давали ему полное моральное право платить ей той же монетой. Он всегда пользовался у женщин огромным успехом, он покорял их темпераментом, остроумием, широкой натурой. Самые строптивые и те отдавались ему, услышав его пение под гитару. Марк имел хорошо поставленный голос, великолепный слух, он играл на нескольких инструментах. Он не любил беспорядочные связи, но ужиная в ресторане после работы, нарывался лишь на стерв, которые видели в нём мешок денег. Жена держала его за мешок дерьма. В конечном итоге ему надоело таскаться по квартирам незнакомок и идти домой тоже не хотелось, и он купил садовый участок в пригороде. Марк сам отстроил на нём дом по своему же проекту. Домик с искусственным озерком, флигелем и витражами получился как из сказки, напоминая ему счастливое, беззаботное детство. О нём никто не знал. Марк искал общения с женщинами и надеялся их на понимание, а когда избавился от них, нашёл покой в своей душе. Он работал двадцать часов в сутки и на даче тоже не отдыхал. В тишине он подолгу сидел, дорабатывая какой-нибудь из своих проектов, мог несколько раз переделать расчёты, если что-то не сходилось. Марк умел мыслить нестандартно, поэтому решения проблем бывали совершенно неожиданными, смелыми и оригинальными. Спрятавшись от суеты большого города, ему приходила масса идей, изобретений. Тем ни менее у него завелась парочка любовниц в городе, у которых можно было получить ласку и уважение (не за даром конечно), так недостающих дома.

-Марк! Ужинать!
Белочка кричала из кухни. Марк сел за стол, сервированный на него одного.
-А ты?
-Я на диете, мне нельзя кушать после шести вечера.
-Ну, хоть посиди за компанию?!
-Фу! Ты опять пьян!
Белочка прошуршала натуральным шёлковым кимоно из кухни. Марк засмотрелся ей вслед: миниатюрная евреечка выглядела в японском халате как куколка. Вожделение пропало с первыми звуками телевизора, Белочка видела настоящую любовь только в мексиканских сериалах. "Мы совсем чужие люди и как нас угораздило родить ребёнка?!" – Марк пытался раскусить мясо и вспомнить, почему он женился на Белочке, не разжёвывая.

***

-Марк, пошли в Петропавловку в выходные?!
-Изя, ты решил раз в жизни пойти в музей, и вдруг неудобно стало?
-Неудобно только зайцам на льдине трахаться.
-???
-Лапки скользят!
-Давай сначала.
-Весна вступила в свои права, лёд пошёл и все …трахаются!
-В музее или на льдинках?
-Рядом с музеем и льдами самые отчаянные девчонки загорают, говорят апрельский загар, весь год держится.
-Дааа…
-Здорово, что согласился! С тобой любую возьмём!
-А попроще ****ей не осталось?
-Надоели нахалки! Дадут раз и замуж просятся, а где романтика?
-А я тебе для чего в таком случае? Свечку держать?
-Это ещё зачем?
-Так ведь романтика!
-Ладно тебе … Так я за тобой зайду?
-По погоде.
-Замётано!

Марк был голоден до секса. Полгода на сухом пайке: дрочил, только тогда, когда сперма поднимала крышу, а после матюгал себя, так как облегчение не приносило удовлетворения.

Марк всё время был на работе. С его деньгами он давно мог съехать от родителей, но не хотел. Мать всегда вкусно приготовит, рубашки ему выгладит, отец - собеседник за ужином незаменимый. Марк не помнил ни одного скандала у них в доме, родители даже не повышали голоса. Однажды, правда, отец «вспылил» - взял молча заварник со стола и грохнул его об пол. И всё.

Мать в последнее время часто спрашивала Марка, не хочет ли он познакомиться с девушкой из хорошей семьи. Он решительно отказывался. Конечно, многие так и женились (родители свели), но ему было как-то стыдно. Неужели самому жену не найти?! Он просто пока не встретил достойную.

Старшая сестра Марка решила помочь ему познакомиться с порядочной девушкой, не спрашивая. Её знакомая из хозяйственного магазина позвонила им домой, попросила прийти забрать импортный порошок для матери. Время было позднее и надо было ехать на квартиру к продавщице. "Надо, так надо", - решил Марк и поехал за стиральным порошком.
Ему предложили пройти и присесть на диванчик.
-Юбку снимать?
-Зачем?
-Чтобы не помять.
-Тогда снимай.

Половой акт прошёл по рабочекрестьянски, быстро. Марк не смог придержать, уж очень активно продавщица подмахивала и подстановала. Обычно он заботился о комфорте партнёрши и не допускал, чтобы та испытывала какие-нибудь неудобства, но в этот раз ему было противно и до, и после. Вперёд извергнутого семя и извинений за спешку, Марк услышал вопрос:
-Тя как зовут то? Мне Маринка говорила, но у меня из головы вылетело.
-Вася.
-Повторим утром, Вася? Утром мудренее?
-Мосты развели. Я тут на кресле подремлю, пока метро откроют.
-Как хочешь.
На рассвете Марк тихонечко стал пробираться к двери, сзади зашаркали тапочки:
-Ты порошок забыл.
-Да ну его! Я и денег с собой не взял. Пока.
-Пока.
Марк лопухнулся как мальчишка, но сестре выговаривать не стал.

Вот теперь экскурсия в Пертропавловку, может там девчонки хоть с образованием? Уговаривать себя Марку не пришлось: хотелось так, аж челюсти свело.

Из загоравших девушек ему понравилась та, которая совсем не обращала на него внимания. Она всё время стреляла глазками по Изе. И неудивительно почему – сама была еврейкой. Высокому Марку всегда нравились девушки маленького роста, в нём просыпался защитник слабого пола. Аккуратно сложенная евреечка приглянулась так, что он потерял дар речи. Изя без обид согласился помочь другу - пригласил девушку в кафе, уже на месте вышел в туалет и не вернулся. Марк ликовал, теперь карие глаза смотрели на него с интересом.

Марк, провожая Беллу, домой, боялся, что от жарких поцелуев на каждом углу разорвётся ширинка. Белочка лукаво улыбалась и недалеко от её дома предложила зайти в подъезд:
-…там всегда лампочка выкручена.

Марк в ответ внёс свою желанную в парадную. Лампочка была на месте и ярко горела, более того, у окна курила кучка подвыпивших пацанов. Пришлось ретироваться ни с чем. У следующего дома росли густые кусты сирени и среди них детский стульчик, очевидно забытый бабкой-шпионкой. Марк сел на него, посадив на колени Белочку лицом к себе, его член отреагировал, не медля и твёрдо. Девушка пересела к нему спиной и задрала юбку. Марк сам растигнул ширинку, а Белочка сама ввела член в анальный проход, разбухшему от дикого желания и долгого воздержания половому органу было тесно в нём, Марк зажмурился, сдерживаясь от боли, Белочка же мурлыкала от удовольствия и ёрзала. Партнёрша была хозяйкой положения, так как партнёр сидел неподвижно, чтобы не свалиться с крохотного стульчика. Она даже не заметила его оргазма, зато известила о своём на всю округу. После нескольких встреч и разов они подали заявление в ЗАГС.

Белла имела способность внимательно выслушивать собеседника, и Марк принял это за рассудительность, но в совместной жизни оказалась всё через жопу, как и было, предрешено с самого начала.

Глава 2

Марк тянул лямку лицемера – он не был ни хорошим отцом, ни мужем, ни гражданином - изворачиваться приходилось и дома и на работе. Марк содержал семью и всё. Конечно же, он мог помогать материально и после развода, но его дурацкая гордость не давала уйти от Белочки. Он не хотел верить, что любовь просто довесок к деньгам и, тем не менее, не доверял жене ни в чём. Белочка даже не догадывалась, какие доходы Марк имеет с кооператива, чтобы по её расходам его не посадили. Государство он тоже обманывал. Деньги Марку девать было некуда – советская власть на местах. Навар он переводил в валюту и в монеты из червонного золота и хранил всё вперемешку в трёхлитровой банке у родителей на антресоли. Всё-таки Марк надеялся на перемены в скором будущем, на Перестройку, наивно полагая, что новые хозяева дадут народу честно заработать и детям будущее.

Марк не был скрягой. Обманывать такую жену, как его и такое государство, как «Cовок» считал своим долгом, но был рад помочь каждому в затруднительном положении, поэтому, когда объявился друг юности – Изя, тут же принял его в кооператив. Изя стал бригадиром маляров с месячной зарплатой две тысячи рублей, то есть простой рабочий на заводе получал, сколько же, но за год. Марк как раз получил заказ на ремонт кабинета главного тренера в спортивном комплексе. Надо было заменить обшивку из красного дерева на финские обои и всё остальное тоже на финское. Марк предложил отреставрировать кабинет, но тренер упёрся, захотелось дураку быть как все – модным. Он не стал спорить с заказчиком (себе дороже). Марк понимал, что друг, который в жизни палец об палец не стукнул, работать не умеет, но тому и надо было лишь проследить, чтобы другие работали и рапортовать устно о проделанной работе в конце недели. Изя в своё время закончил лесную академию. Его мать была главным терапевтом области. Изя где-то протирал штаны, но не на тёпленьком местечке, которое для него устроила мама. Его постоянное отсутствие всем надоело, но, принимая во внимание мамины связи, выперли сыночка с умом и по-тихому. Изя пил беспробудно, но Марк этого не знал.

Бригада прижилась в кабинете спортсмена. После трудового дня они оставались там же на ночлег. С утра сразу же с рвением принимались за работу. Обедали с воодушевлением, виноводочные уже открывались, значит, бригада и опохмелялась заодно. Почувствовав себя выздоровшеми, шли на перекур. Потом ещё по стаканчику и ещё раз на перекур, а там и рабочий день кончился. Поужинав горячим, уставшие они падали как мухи. Пару недель знаменитый, а потому очень занятый тренер не заходил в свой кабинет, но тут леший попутал – набрёл на сонных работяг. Он быстро смекнул, что кабинет готов и бригада тоже, но немного задержался с вызовом наряда милиции. Милиция приехала как раз в разгар оргии. Уборщица стояла раком и со спущенными семейниками маляры в очереди к ней. Пьянство и разврат на рабочем месте, всех отвезли в местное отделение милиции. Изя мамусеньке позвонил и его уже через час выпустили. Он поехал к Марку на дом.

-Марк, что делать? Всем статья светит!
-Кабинет готов?
-Ты что?! Посадят меня!!!
-Последний раз спрашиваю. Работа сделана?
-Ещё вчера …
-Значит, ещё вчера я всех рассчитал, а за то, что вы там устроили после работы и по обоюдному согласию – статью не пришьёшь. Иди домой и проспись хорошенько!

Марк купил прогоревший кооператив вместе с председателем, заслуженным ветераном с условием, что орденоносец не будет вмешиваться в дела, и получать за это две с половиной тысячи рублей ежемесячно с доставкой на дом. Марк как начальник производства, руководил и сам вёл всю документацию, подделывая, где надо подпись председателя. Светлана – бухгалтер была его любовницей.

Как только Изя ушёл, Марк поехал в контору. Оформить документы на увольнение и весь расчет задним числом не составляло труда. Утром менты как пришли, так и ушли – ни с чем. Изя не появлялся месяц, но потом заявился в контору и прямо с порога заявил:
-Марк, выпиши мне отпускные!
-Ты отработал всего две недели, получив за месяц вперёд и успев к тому же напороться на неприятности с милицией. Потом гулял целый месяц. А теперь у тебя хватает наглости требовать отпускные?!
-Работу, так или иначе, я выполнил. На хрен мне пахать круглый год, если месячной зарплаты хватает больше чем на месяц?! Ну, выпиши отпускные, чего тебе стоит?!
-Это будет стоить мне рентабельности. Рентабельность – показатель экономической эффективности производства, в конкретном случае моего кооператива. В СССР различают общую рентабельность и расчётную. Объяснять тебе далее бестолку, именно поэтому с такими работничками как ты, моё предприятие не сможет быть доходным, прибыльным. Так как ты друг детства, милостыню подам. Сколько тебе? Двести хватит?
-Не надо мне милостыню! Мне отпускные!
-По закону не положено. Ты хочешь, чтобы я государство обманывал?
-Да ладно тебе! Дай тогда работу!
-В одной деревне надо газопровод протянуть. Будешь траншеи рыть?
-Где ты еврея с лопатой видел?
-Еврея с лопатой – нет, а тысячника видел.
-???
-У евреев один дурак на тысячу – тысячник!
-Ну, … знаешь …
-Знаю. В наше время, чтобы траншеи рыть есть техника.
-Мне что теперь? чтобы лопатой махать ещё и технику как махать знать надо?!!!
-Бери двести рублей, пока даю, и катись экскаватор!

Часть3

1990 год.

Глава 1

Студентка Ленинградского университета вышла из метро Рыбацкое в полночь. Она училась на вечернем отделении юридического факультета, днём работала секретарём в народном суде. Живя с родителями, она ни в чём не нуждалась, но ей хотелось приобрести опыт юриста, начиная с самых низов. Материальная независимость ей тоже не мешала.

Молодая и красивая девушка не боялась возвращаться домой так поздно одной. Она с детства занималась борьбой. Медалей в соревнованиях не было выиграно, она в них не участвовала, но приёмами самообороны владела мастерски.

Народу было мало, но киоски ярко светились изнутри. Девушка приостановилась, чтобы отдышаться. Хоть летом в метро и прохладно, воздуха хватало, но она себя плохо чувствовала под землёй. Секретарша огляделась, у окошка одного из киосков стояла девчушка лет десяти с накрашенными красной помадой губами. Её передёрнуло: "Отврат", - подумала совершеннолетняя и самостоятельная. Тут из-за киоска появился кавказец:
-Иды дэвочка суда.

Девочка без малейшей заминки пошла следом за громилой. Девушка сразу же всё поняла: малявка берёт в рот за мелочь, а то и за шоколадку, поэтому и губищи вызывающе размалевала. Студентка собралась прейти дорогу, но вдруг развернулась и пошла к киоску, она спряталась за углом. Её трясло, предчувствуя беду. Через открытое окно она слышала разговор в подсобке:
-Тэбя с вазэлином или бэз?
-С вазелином.
-Вазэлин! Заходи!
Кавказцы заржали, их было трое.
"Ублюдки! Ещё шутить вздумали!",- самбистка почувствовала прилив тепла в мышцах.
-Ой! Какой большой! Я лучше в рот …
-Заткнысь!
Послышалась пощёчина. Девчушка взвизгнула то ли от боли, то ли от неожиданности.
Студентка более не быть в стороне. Она подошла к двери, дёрнула – та оказалась запертой изнутри. Никто не подумал открыть на её стук. Она подобрала камень с земли и бросила в витрину. Зазвенело разбитое стекло. Тут из киоска выбежала трое мужчин, застёгивая ширинки на ходу. За ними выскочила малявка и бросилась удирать в туфлях на шпильках и большого размера. Девушка и не думала скрыться, она терпеливо ждала, когда три взбешённых животных сообразят, кто виновный в их уроне. Неотёсанные мужланы крадучись, и окружая, её подходили ближе и ближе. Не дав сорваться матюгам, самбистка разбросала всех троих за считанные минуты с переломами по сторонам. Оставив их валяться и скулить, она спокойно перешла дорогу и пошла домой.

Девушка шла обычным шагом, не спешила. Она знала, что ближайший наряд милиции в метро даже не станет разбираться, может ещё и пару пинков прибавят, не то чтоб в погоню за девушкой- драчуньей и хулиганкой пускаться. Уже проходя мимо соседнего подъезда своей многоэтажки, услышала всхлипы. Она зашла посмотреть. Та же малявка стояла, хлюпая разбитым носом у самого входа в подъезд:
-Тётя, у тя платок есть?
-Нет. Иди домой, умойся. Родители дома?
-Мама спит. Папа на работе.
-Ты, почему так поздно гуляешь?
-А что? Нельзя?
-Нельзя! Ещё раз тебя у метро увижу и …
-И что?
Вопрос задал мужчина, проявивший с улицы в один момент.
-Наябедничаю родителям!
-Иди дочь домой, а я тут ябеде отобью желание совать свой нос в чужие дела!
-Ой! Папка, не надо! Она из соседнего подъезда …
-Да?! А что она тогда в нашем подъезде делает? – мужчина подошёл к соседке вплотную, чтоб разглядеть в полумраке получше, от него разило крепким спиртным, - Заблудилась бедная овечка?

Девушка резко и сильно отпихнула мужчину и вышла вон.

Глава 2

Даша перед сном вышла покурить на балкон. С соседнего потянуло сигарным дымом с алкоголем вперемежку. Она начала припоминать разговор родителей о трагедии соседей, живущих за стеной. Пять лет назад, сразу же после того как дом заселился, скорая помощь приехала за маленькой девочкой, Даша это сама видела с балкона. На следующий день, за ужином, отец рассказал, что случилось у соседей. Девочка лежала в реанимации в тяжёлом состоянии, врачи еле спасли малышку – сильное отравление медицинскими препаратами. Мать не уследила за ребёнком и та наелась таблеток, приняв их за конфеты (съела из аптечки все сладенькие). Отец пришёл домой в нетрезвом состоянии и избил жену. Женщина вызвала милицию, но потом передумала и заявление писать не стала.

Конечно, мать пьёт сама беспробудно, как и отец, ребёнок брошен на произвол судьбу, а и она её не жалует. Сначала с голода наелась лекарств, а теперь на хлеб зарабатывает проституцией. Даша так рассудила и разнервничалась. Она не могла успокоиться, прикурив, ждала, когда сосед уйдёт с балкона. Её было не приятно его близкое присутствие, но он вроде, как и не собирался уходить: прикуривал одну за одной. Даша не выдержала, и звучно сплюнув через балкон, пошла спать.

Даша вставала в семь утра, к этому времени родители уходили на работу, оставляя для неё свежесваренный чёрный кофе в термосе. Затянувшись первой сигаретой, она с наслаждением запила никотин кофеином. После первой тут же прикурила вторую, но за кофе на кухню пойти поленилась. К реальности её вернула затормозившая машина у подъезда. Даша перегнулась через бортик, подумав, что это отец вернулся за чем-то. Внизу стояла крутая иномарка, в которою садился сосед. "Вот те раз! – подумала Даша, - и костюм на нём шикарный, и это уже – два!" Сложившийся образ алкаша рухнул как карточный домик. Из-за неувязочки настроение у Даши испортилось. Она опять ошиблась в человеке по невнимательности, а для будущего юриста это – большой прокол. Выкурив третью сигарету подряд, она наконец-то успокоилась, но неприятный осадок остался. "В душ! Вода очищает, вода возрождает к жизни!"- Даша заторопилась в ванную комнату. Она не любила принимать ванную, так как через пять минут вода ей казалась холодной и грязной. Быстро ополоснувшись, стала одеваться на работу. За суетой Даша и думать забыла о соседе.

Глава3

Марк возвращался домой раньше обычного, но как всегда вышел из машины с персональным водителем за квартал своего дома (чем меньше жена знает, тем лучше). Он шел, тихо ступая, несмотря на свой рост и вес. Недалеко от него стучала каблучками девушка. Время всё-таки было позднее и Марка удивило, что она идёт свободной походкой, не боясь. "Хотя белые ночи, светло как днём",- подумал он. Лёгкий ветерок развивал чёрные, прямые волосы девушки, длинные по пояс. "Наверняка уродина, - Марк ухмыльнулся, - у всех лохудр с шикарной фигурой рожа просит кирпича". И, тем не менее, мужчина как завороженный следил за каждым движением впереди летящей (так ему казалось).

Обычно Марк приходил домой после двух ночи, в это время на улице, как правило, было пусто и вот уже пять лет в его душе тоже было пусто. Семью он почти не видел, так как не хотел. Придя, он падал спать. Проспав в пьяном бреду три часа, он вставал и прямо под контрастный душ. Часа ему хватало, чтобы привести себя в порядок и выпить крепкий кофе, в шесть утра его ждала машина в обговоренном месте. Он ехал сначала на строительные объекты, всё подмечая и запоминая. На утреннем коротком совещании он не слушал вранья подчинённых, а давал чёткие указания по выполнению работ на день. Весь день он возился с документацией, чертежами или бегал по стройкам. Часов в девять вера он ехал ужинать с нужными людьми или теми, кто считал себя его другом. Денег хватало на всех: на бизнеспартнёров, друзей-прихлебателей, любовниц и жену. Но вот сил стало не хватать. Такой ритм жизни спалил бы любого, Марк нашёл допинг – виски. Он любил шотландский. Раньше он пил только по выходным, убивая время: без работы он не знал, куда себя деть. Теперь он пил по чуть-чуть, но каждый день. Меньше нагружать себя Марк не пытался, тоска давила такой безысходностью, что он мог броситься на любого как бешеный пёс. Вот и в этот раз, закончив с делами слишком рано, с каждым шагом приближаясь к дому, вместо радости его наполняла злость, готовая прорваться в любой момент.

Ночное видение вошло в подъезд Марка. Он остановился от неожиданности, потом просто подслушивал разговор дочери с тётей. "Что делает девчонка ночью на улице?"- Марк понял, что на пределе, он готов придушить жену голыми руками. Он не стал дожидаться, чем кончиться допрос любопытной тёти, прервал. На его вопрос девушка обернулась и вот сюрприз – она была очень молода и красива! "К тому же ещё и соседка! Надо же …, а я её до сих пор не видел…, а когда я собственно здесь бываю?"- Марку захотелось рассмотреть красавицу поближе и поговорить с ней, но его грубо отпихнули. От такого незатейливого трюка он тут же протрезвел.

Дома Марк проследил, чтобы дочь умылась перед сном, и после пошёл курить на балкон. С женой он решил поговорить утром, когда нервы придут в норму, а то выйдет как в прошлый раз. Пять лет назад Белла позвонила ему в офис и сообщила о несчастье – их дочь в реанимации. Она ни в чём не виновата, отлучилась на минуту на кухню поставить варить кофе для мамы, за это время Ася забралась в аптечку и наелась витаминов. Марк помчался в больницу, дочь после промывания желудка ещё находилась в тяжёлом состоянии. Жены не было. Прежде, чем самому уехать домой, Марк хотел сначала прояснить ситуацию, поговорить с врачом:
-Доктор, если нужны дефицитные препараты, то я достану …
-Ни в коем случае! Медикаменты в данном случае только угроза для здоровья!
-Но тогда возьмите деньги …
-Не надо! Мы сделали всё, что могли, теперь её организм должен сам бороться за жизнь.
-И всё-таки …
-Кто Вы такой?
-Главный инженер, строитель.
-Я спрашиваю: кем Вы приходитесь ребёнку? Сюда допускаются только близкие родственники – родители.
-Я отец.
-Как? Ещё один? Я уже беседовал с отцом и матерью. Идите домой, и протрезвейте для начала!
Марк взбешённый ворвался в квартиру. Тёща стояла, загораживая проход в коридоре:
-Марк! С Асей всё в порядке!
Белла жалась за спиной матери. Марк посмотрел ей в глаза: они не были заплаканными. Причёска и одежда жены тоже были в полном порядке, даже слишком аккуратны.
-Я как погляжу, это у вас здесь всё тип-топ! С кем ты была в больнице?
-С братом. Врач сказал, что нет опасений …
-Опять брат! Опять ложь! Я был в больнице и …
-Пьяный?! Какой позор!
Белла от прямого удара в челюсть отлетела к дивану в гостиной:
-Скотина!
Она заревела в голос. Марк медленно пошёл на неё. Прыткая для стокилограммовой бабищи, тёща быстро перегородила путь:
-Марк! Не надо, подумай, что творишь!

Для Марка было всё ясно. Пока жена трахалась с очередным любовником, дочь была заперта в ванной комнате, где в шкафу держали лекарства. Тёща на выручку уже примчалась позже. Марк взял тёщу за плечи и переставил как мебель к стенке. Белла продолжала прятать лицо и выть. Он огляделся вокруг, в серванте блестел немецкий хрусталь, который был неприкосновенным даже по праздникам. Марк не стал бить посуду поштучно, он повалил разом всю стенку. На грохот жена обернулась, её глаза были сухими.
-Бесчувственная кукла! Ладно, ты претворяешься порядочной женой! Но ты и не мать! Ты сучка в течке, у которой одна забота – найти кобеля!
Тёща успела вызвать милицию. Жена побоялась заявлять. Как только менты ретировались, Марк развернулся уходить.
-Сам кобель! И не отец! Асенька умирает, а ты только о своих бледях волнуешься!
-Ты права. Во всём права. Поэтому я ухожу, оставляя тебе всё нажитое совместно дерьмо. И чтоб ты подавилась!

Сколько суток Марк пропадал, он не считал. После работы он ехал проведать дочь и из больницы прямиком в ресторан пить. Работал и пил – много, спал и ел – мало. Он вернулся домой, когда скрутило желудок, решил отлежаться. На это раз обошлось без развода и врачей. Марк дал себе слово пить не более ста грамм за день.
Ася пошла в первый класс в специализированной школе. Она уже никогда не будет успевать в развитии ни физически, ни умственно. Её мать, Белла наоборот – только хорошела. Марк замену своей семьи не видел: кругом и рядом все пили и гуляли от супругов. Тем более ему было до боли жаль дочь. Хоть как-то, но он уделял ей внимание, ездил каждое лето с ней на Чёрное море в лучший санаторий. Теперь же ситуация выходила из-под контроля. Были явные предпосылки считать, что яблочко от яблоньки не далеко падает. То есть, говорить с женой на счёт поведения дочери было бестолку. Сам же Марк решительных действий пока не предпринимал, он ждал. Он верил, что найдётся в конце то концов выход из тупика.



Марк очнулся от печальных воспоминаний и мыслей, когда рядом звучно сплюнули. "Соседка! Ну и манеры у красавицы! Пихается, плюётся, грохает балконной дверью ночью. Жлобина! И чем это она мне приглянулась?!"- докурив, Марк пошёл спать.

-Белла! Надо серьёзно поговорить! Дело касается будущего нашей дочери.
-Надо же! И я хотела поговорить о её будущем. Ася – еврейка …
-При чём тут национальность?
-В совке у неё нет будущего! Но теперь …нам нет проблем иммигрировать. У меня есть родственники в Америке, нам помогу на первых шагах …
-Кому нам?
-Ну, ты же нас не бросишь?
-Я – не еврей.
-Ты муж еврейки. Наш брак действителен и в Америке.
-Туда не поеду.
-Почему?
-Готовиться закон о совместных предприятиях. В Америке мне будет кооператив не проконтролировать. Что-нибудь поближе есть на примете? Чтоб если что, можно быстренько и недорого сгонять на самолёте?
-Израиль пойдёт?
-Что и там есть родственники?
-Если надо, то и в Китае найдутся!
-Не надо. Израиль – в самый раз.
-Значит, оформляю документы на выезд в Израиль.
-Договорились.

Марк ехал на работу. Настроение поднималось всё выше и выше: ”Наконец-то! такие перемены! Неограниченное поле деятельности!" Марку казалось, что это и есть выход из тупика: жена остепениться на чужой территории; дочь получит частного учителя; ему не надо будет скрывать доходы. Европа! Он стал намечать план жизни.

Глава 4

-Даша, ты прейдешь?
-Ой! Андрюшка, я совсем забыла …
-Забыла?!
-Ну …не совсем. Подарок купила и … успокоилась. Думаю, в ресторан я с ним не потащусь …
-Отдашь после. Главное приходи.
-Конечно же, приду! Столько времени не виделись!
-Сама виновата, вечно занята.
-Не ворчи! По возрасту не положено! С днём рождения и увидимся вечером!
-Жду!

Даша заскочила домой после работы, чтобы только переодеться. Теперь занятия в университете придётся пропустить. Андрей всегда отмечал свой день рождения точно в день. И в этот раз аж в ресторане «Невский»! Она открыла опять свой шкаф, во второй раз переодеться по случаю. Гардероб мало изменился после окончания школы, она не была шмоточницей и за модой не гналась. Косметикой тоже пользовалась минимально – зимой подкрашивала губы, чтобы не потрескались. Вдруг на неё нашло и ей захотелось надеть вечернее платье, которого у неё не было. Она решительно промаршировала в спальную комнату родителей, чтобы одолжить платье у мамы без спросу. Судья не осудит, наоборот, только порадуется за дочь, решившей выйти в свет. Даше очень нравилось красное, но она стеснялась выглядеть вульгарно. Мама умела носить такие вещи, на ней всё сидело как родное, дочери больше подходило что-нибудь строгое, классическое. Надувшись на себя и свою девичью стыдливость, Даша взяла чёрное. Уже закрывая дверцу, она передумала и поменяла на красное. Платье длинное до щиколоток было полностью закрыто спереди, но вырез сзади доходил, чуть ли не до копчика. Даша не расстроилась, волосы прикрывали срамоту. "Маме за сорок и не боится своего возраста, а мне скоро двадцать, а до сих пор не живу …регулярно!"- Даша себя явно пыталась оправдать. Менструация у неё так и нормализовалась – всегда начиналась с задержкой. Специалисты в один голос заверяли, что цикл установится, когда половая жизнь урегулируется. Может быть, на практике Даше пока проверить не удавалось. Все её увлечения заканчивались крахом надежд встречаться по-человечески. После первого раза звучал один и тот же вопрос: "Когда в следующий раз?" На ЭТОМ концентрировался весь интерес животных, поначалу выглядевших как люди. Ждать перемен к лучшему было глупо, и Даша порывала, сражу же и безоговорочно. Герои, не понимая причину, оправдывались, что во второй раз он проявит себя во всей красе и силе мужской. Дашу эти заверения ещё больше раздражали, хоть ей всего девятнадцать, но она же не полная дура ждать от первого полового акта высший пилотаж камасутры. Она знала, что мужчина вначале нервничает не меньше неё, поэтому всегда старалась разрядить обстановку и была предельно осторожна в высказываниях на тему. Её угнетали разговоры после сношения и только! Она была тактична и до, и после, надеясь на взаимное уважение. И зря! Однажды Даше так понравился парень, что она решила подождать, дать шанс перерасти половым отношениям в более высокое - и тщетно! Она сделала вывод для себя, что искать свою вторую половину надо среди равных по умственному развитию и воспитанию, и уже потом посмотреть на личико, представить размер пениса.

Даша покрутилась перед зеркалом и выругалась вслух:
-Блять! И как меня принимать за порядочную, если я без нижнего белья?!

Не смотря на вспыхнувшую злость, она не могла оторваться от своего отображения. Пронеслась ласкающая самолюбие мысль: "Так стараюсь выглядеть честной целкой, что сама забыла о своих достоинствах и достопримечательностях". Даша посмотрела на себя в профиль:
-Фигура аховая! И кого я собственно собралась дразнить красной тряпкой?

Она тут же получила ответ на вопрос пульсацией клитора. Томно погладив себя по бёдрам, девушка решила опоздать на праздник, чем там под столом лезть каждому мужчине в ширинку. "А ведь так и будет, если выпью рюмку. Столько времени без мужика!"- Даша продолжала настаивать. Она огляделась. Её взгляд задержался на бутылочке с французскими духами, бардовая крышка которой напоминала возбуждённую головку члена. С хитрой улыбкой и бутыльком она пошла в комнату на кровать...

Довольно намывая с мылом «французский размер», Даша вздрогнула. Только теперь она заметила отсутствие шляпки – она осталась во влагалище. От хорошего настроения и след простыл. Припомнились разные истории о дурных одиночках, которые пихают во все дыры что попадя, и вынимают уже с помощью врачей: матка «заглотила» при оргазме или мышцы влагалища «свело» предмет удовлетворения дома, а в больнице – позора. Даша вся, трясясь и обливаясь холодным потом, всё-таки вынула скользкий маленький колпачок самостоятельно. Она рассмеялась над своей глупостью: "Всё! Кончаю! Ищу «француза» в натуральную величину".

Сквозь шум воды Даша услышала настойчивые звонки телефона. "Не буду отвечать, наверняка Андрей бесится. Может попробовать с ним? Со школьной скамьи по мне вздыхает?"- вроде бы мысль показалась Даше разумной, но что-то внутри протестовало. Вот уже год как она избегала встреч с бывшим одноклассником и другом. Он нарушил данное ей слово: учиться самбо для обороны. Отличный спортсмен, он передаёт мастерство рекетёрам. Выйдя из душа, Даша надела чёрное платье. Если б она сразу же предположила, что Андрюшкины гориллы будут на дне рождении, не было бы мучений с выбором платья.



Марк собирался ехать после работы прямо домой, обговорить на трезвую голову с женой все детали переезда. Раздался звонок:
-Алло?
-Марк Александрович! Опаздываете …
-Андрей! Я уже в пути!
-Ждем-с!
"Чёрт! Совсем из головы вылетело!"- Марк полез в сейф. Деньги в конверте – лучший подарок. Отказать Андрею и не пойти на день рождение он не мог, ему были нужны сторожевые псы. Андрей обеспечивал охрану его строительных объектов ночью. Менты на такую халтуру, ни за какие деньги не соглашались: в вагончике не посидеть, водку не попить – надо бегать по площадкам да по темноте!



-Даша! Ты куда? Не успела прийти – уже уходишь!
-Тебе и без меня весело. Смотри сколько обезьян!
-Брезгуешь, да? Ну, был бы я математиком, всё равно тебе не подходил бы!
-Ты своих обезьян случайно не математике учишь?
-У меня мать из больницы не выходит. Знаешь, сколько для неё ампулы на чёрном рынке стоят? Вот тебе математика: одна штука – десять рублей, колоть надо три раза в день. Сколько надо иметь рублей в месяц? Считай!
-Очень жаль, Андрей, но это твоя жизнь и в ней мне нет места. Не сердись и отпусти.
-Хорошо, но потанцуй со мной на прощанье. Всего один танец прошу!
-Хорошо, если один.
Андрей, здорово подвыпивший, потащил Дашу на танцплощадку. Кроме них никто не танцевал. Героя дня это ничуть не смущало, скорее наоборот, он стал работать на публику, вертя-крутя и лапая партнёршу. Даша сжала зубы и ждала конца песни.



Марк нашёл Ореховый зал без проблем, он бывал здесь часто. Открыв дверь, первое кого он увидел, это соседку! Она очень задорно отплясывала водевиль с Андреем. "Так вооооот, почему красавица вчера возвращалась так поздно! Ночная бабочка!"- Марка передёрнуло, и тут он встретился с нею глазами. Глаза девушки сверкали молниями. Песня закончилась и она не прощаясь, ни с кем, пошла к выходу. Марк всё ещё стоял у двери в зал, Даша отпихнула его, чтобы пройти. Марк ошарашено смотрел вслед фурии. "Дважды! Она проделала это со мной дважды! Ну, погоди!” - Марк кивнул Андрею и рванул вдогонку за обидчицей.
-Постой! Погоди, говорю! Фууу … рекордсменка по бегу?
-А ты б не бегал, волшебное слово знаешь?
-Я то знаю! Ты чего дерёшься?
-Ах! Извините! Человека не заметила, какая оплошность с моей стороны!
-Издеваешься?!
-Воспитывать собрался?
-Дело мужской чести!
-Воспитывай лучше свою малолетнюю шлюшку! Дело чести семьи и отцовского долга!
Кровь ударила Марку в лицо, соседка ударила словами ниже пояса.
-А ну выйдем на улицу, поговорим!
-Ой! Дяденька! По попке бить будите?
-Неееее …, гладить!
-А если закричу?
-Знаю, где проживаешь!

За углом ресторана Марк остановился и развернул к себе лицом жертву. Та смотрела на него печальными карими глазами прямо в душу. "Больше не язвит, сожалеет, - подумал уставший от всех и вся человек, - надо её отвезти домой и делу конец". Подул ветер, волосы девушки густой вуалью закрыли ей лицо. Марк поднял руку, чтобы убрать волосы и читать её мысли в глазах, в следующую секунду он увидел звёздочки в своих. Рядом стояла незаведённая машина, из неё вылез водитель:
-Ты чё дерёшься то?!!!
Марк лежал на асфальте без сознания – Даша резким выпадом, ребром руки вырубила его.
-Поднимай своего босса, а то простудится на земле валяючись .., очнётся по дороге домой.
-Простудится?! Да ты ему нос свернула! Посмотри!
-Направление удара не рассчитала, била ведь в слепую! Исправлю свою ошибку в машине. Не кривись! Босс сморкаться будет прямо! Обещаю!
Водитель рассмеялся, но вовремя спохватился, взял под мышки начальника и поволок на заднее сиденье машины. Даша, не спрашивая разрешения, залезла следом.
-Ты кто, бандитка?
-Добрая соседка.
-Ааааааа...
Марк до дома прибывал без сознания, как только он на миг увидел свет, Даша заботливо вправила ему нос, и всё опять потухло. Машина остановилась, не доезжая.
-А прямо к подъезду нельзя?
-Нельзя. Приказ начальника.
-А можно знать причину?
-Нельзя, - Марк наконец-то пришёл в себя, - Володя, завтра как обычно. Иди первой!
-Желаю всем спокойной ночи!
-Пожелай, чтоб больше тебя не видеть, даже во сне! Приснится такой кошмар - топором не отмахаешься!
-Первый замахнулся!
-Я не собирался бить…
-Ага, только комарика прибить!
-Повторяю. Я не …
-Кто поверит?
-Давай, лети домой, комарик! Кровопускательница!
Даша открыла рот, чтобы оскорбить, но не проронила ни слова. Она быстро отвернулась и пошла домой. Ей стало вдруг стыдно: унизила мужское достоинство соседа дважды, хватит уж издеваться над человеком.
Марк не понял. Соседка готова была облить его грязью, но передумала и ушла спокойно. Он не понимал, почему та помолчала, она не вписывалась в его формулу – «женщина».
Они "встретились" через полчаса на балконах. Он не выдержал и заговорил первым:
-Моих нет дома, у тёщи …
-И моих родителей тоже нет, в гостях.
-Ты живёшь с родителями? Сколько тебе лет?
- В сентябре исполнится двадцать. Моя мама – судья, мой папа – милиционер, ну а я – студентка-юристка-самбистка. А ты кто?
В ответ Марк закашлялся и надолго. Потом коротко буркнул:
-Спокойной ночи!
-Положи на нос кусок сырого мяса. Но не мороженного! Снимет отёк.
-Нетю. Только фарш и тот в морозильнике.
-У меня есть. Заходи.
Марк опять поперхнулся дымом. Даша и сама удивилась своему предложению, даже сердце остановилось, поджидая ответа.
-Уже в пути.
Марк постучал. Даша подпрыгнула от неожиданности, она была уверена, что сосед позвонит в дверь, известив всех о своём приходе средь ночи.
-Ты осторожен.
-Меня зовут – Марк.
-Даша.
-Приятно познакомиться?
-Ну …не совсем.
-Зачем тогда позвала?
-Жалко стало …мясо …пропадает.
-Давай и я пошёл.
-Чего давай?
-Мясо!
-Сейчас.
Даша пошла на кухню, её щёки пылали. Растерялась как девчонка! Вынула кусок телятины, так и понесла в руке в коридор. Марк стоял на том же месте.
-Вот так!
Даша шлёпнула сырую отбивную на нос Марка. Он взвыл от боли и закрыл лицо.
-Ой! Прости, пожалуйста, я не хотела!
-Прощу, если поверишь, что и я не хотел!
-Ты собирался дать пощёчину.
-Я лишь попытался убрать волосы с твоего очаровательного лица.
Девушка опять покраснела:
-Я просто не даю себя в обиду.
-Это я понял, но зачем сразу давать в морду?
-Случайно?
-Даша, я очень серьёзно не верю в случайности. Мы живём пять лет за стенкой и не разу не столкнулись. И вдруг? каждый день. Это судьба.
-И что ты предлагаешь?
-Что ты делаешь на выходные?
-Буду готовиться к экзаменам.
-Поехали ко мне на дачу?
Марка понесло, и он знал куда, возбуждение показывало направление: перед ним стояла молоденькая и такая привлекательная!
Даша была ошарашена не предложением, а своей реакцией на него. Ей хотелось, очень! И после всего то случившегося!
-Я подумаю.
-Цену набиваешь?
-Конечно! Раз предложила зайти, так сразу блять!
-Ну-ну …я не хочу с тобой больше ссориться, предлагаю мириться!
-В постели?
-Если честно, то я не согласен быть просто соседом. Я пошёл. Поцелуешь на прощание?
-Я поцелую тебя потом …, если захочешь!
-Намекаешь на дона Педро со стаей диких обезьян?
-Намекаю на большую стирку в рабочую неделю.
-Так бы сразу и сказала, что месячные! Теперь понятны перепады в твоём настроении – гормоны играют. Даша, я захочу потом, но поехали уже на эти выходные?
-Поехали!
-Спокойной ночи!
Марк поторопился закрыть дверь за собой, боялся, что Даша передумает. Она немного постояла в недоумении и пошла спать.

Утром Даша встала в отличном настроении. "Андрея можно понять, я столько лет вожу его за нос - то поманю, то отпихну. Будущее с ним уже прошедшее. С Марком всё по-другому, с ним постоянно – непредугаданная ситуация",- её мысли прервал шёпот с соседнего балкона:
-Доброе утро, Даша!
-Ты, почему ещё не на работе?
-Уже командуешь?
-Просто удивляюсь. Доброе утро!
-Вот теперь оно действительно для меня доброе. И чтоб не удивлялась!
Даша не успела ответить, хлопнула соседская дверь - Марк ушёл. "Очень удобно – сосед. Регулярная половая жизнь возможна, если я буду осторожна. Он будет. Я семью его разбивать не собираюсь, чистый секс для здоровья",- идея Даше не показалась дурной.

Глава 4

Марк вёз соседку на дачу, сам за рулём. Они договорились на все выходные, и Марк был уверен, что у них получится провести спокойно два дня вместе, но его удивляло решение открыть свой «секрет» по сути, чужому человеку: "Надо же, как она меня зацепила!" Вслух Марк сказал:
-Чтобы потом не было слёз и упрёков, я сразу же предупреждаю. Я женат и скоро выезжаю из страны на постоянное место жительства в Израиль.
-Почему туда? Ведь ты же русский?
-Зато жена – еврейка. Там нам всем будет лучше. Израиль – Европа и …
-Европа!!! Да ты знаешь, на каком месте Израиль по уровню жизни? Ты едешь в Африку!
-Так или иначе – решение принято окончательно и бесповоротно. Как только получим документы, сражу же на поезд и …
-Скатертью дорога!
-Хамка!
-Чебурашка!
-Ушастый долбо.б?
-Но зато, какой хорошенький!
Марк рассмеялся. Ему нравилась их перебранка. Даша охнула, увидев дачу соседа. Домик из сказки Андерсена!
-Надо же! Озерко!
-Это искусственный водоём. Я сам вырыл котлован, и дом тоже сам строил. Спроектировал всё так, чтобы с дороги смотрелось как обычная дачная халупа с огородом - скрыл от любопытных и наглых. Мой секрет! Никому до тебя не показывал.
-А мне, почему решил …
-Похвастаться! Я же мужик!
Даша посмотрела на Марка. Нет, он не Синяя Борода, хотя сейчас внешне очень похож, но синяк на всё лицо не скрадывал его добрые глаза. Она не боялась.
Внутри халупа оказалась благоустроенной по последнему писку моды: сантехника, кафель, обои, мебель – всё.
-Круто! Даже посудомоечная машина есть!
-Есть один недостаток. Я поставил электрический титан всего на двадцать пять литров. Под душем долго не постоишь. Думал мне одному горячей воды хватит, не рассчитывал на гостей.
-Зачем тогда позвал?
-А ты злопамятная?
-А ты нет?
-Не люблю, когда меня обманывают, и часто не прощаю этого.
Даша стояла вся во внимании, ждала продолжения. Она выглядела при этом обворожительно.
-Даша, я расскажу всё о себе, если тебе интересно, после.
Марк одной рукой обнял её за талию, другой - ласково поглаживал спину. Марк смотрел прямо ей в глаза, не отрываясь. Сначала он прочёл в них ответное желание, но потом …страх? нет, промелькнул испуг.
-Я тебя не обижу, всё будет по-твоему.
-Я не боюсь и не потому, что умею защищаться голыми …, то есть голая, то есть …
-Я вижу, что ты не уверенна. Если ты передумала, то я отвезу тебя домой без претензий.
-Ты больше не уговариваешь?
-Не могу и не хочу.
-А я не могу и не хочу прямо с порога …
-У тебя прошли месячные?
Марк спросил так запросто, как врач-гинеколог, что Дашу вопрос ничуть не смутил.
-Да.
-Скажи прямо, романтики не хватает? Ужин при свечах? Извини, я не купил цветы.
-Ты не можешь купить мои любимые цветы, а других мне не надо. Предпочитаю ужин, после которого не надо ставить свечи. Скажу прямо – романтика мне по-барабану.
-???
-Не спеши – это всё, что я прошу.
-Давай готовить ужин вместе?
-Какое меню?
-Плов. Меня отец научил, а его во время войны в эвакуации узбек. Пальчики оближешь! Ещё можно рагу, вместо салатов. Люблю вкусно …
-Закусить?
-После плова, по правилам, надо чай подавать, но если тебе нужна разрядка …
-Не нужна. Будем пить чай. Что ты доверишь мне делать на кухне?
-Морковку резать. Не смейся! Это самая ответственная …не смейся, говорю! Целый килограмм моркови надо нарезать очень, ну очень тонюсенькой соломкой. Согласись, это трудоёмкая работа? У меня, если честно, терпения не хватает. Ну, как? Берёшься?
-Сначала посмотрю на твои ножи.
Марк достал из ящика подходящий нож и показал его Даше.
-Договорились. А подсматривать можно, как готовят настоящий плов?
-Даже нужно! Когда-нибудь для Андрея подашь, и он тут же жениться на тебе!
-Значит ему только яичницу …без омлета.
-Тебе тоже «Сваха» нравиться? А я дурак, сначала женился.
Даша резала морковь, она не отреагировала на последние слова Марка. Все своих жён за глаза помоями обливают, а расходиться почему-то ни в какую не хотят. Марк же уезжал со всей семьёй за границу, да не на отдых, а на постоянку. И ещё ревнует её к Андрею!
-Мы дружим с Андреем со школьной скамьи.
-Первая любовь?
-Единственная, но односторонняя.
-Значит, он у тебя вроде запасного варианта?
-Вроде.
-Стерва!
-Моя совесть чиста, я …
-Ты ей потому, что никогда не пользовалась!

Даша смеялась, ей нравились их перебранки. Ей было весело. Она не понимала почему, но острые подколы воспринимала легко, не обижаясь.

Марк наоборот, понял, почему так прилип к соседке. У неё отсутствовали ужимки: она не надувала губки на шутки с намёком; она …вообще не прикидывалась! Была сама собой, не выставляясь. Надо же! Даже свою шикарную грудь не выставила на показ! Скользнув взглядом по большой и высокой груди девушки, Марк почувствовал себя в брюках тесно.

-Готово!
-Что готово?
-Морковка!
-Так быстро?
Марк подошёл ближе, Даша заметила причину его растерянности.
-И твоя тоже. И у тебя быстрая хватка.
-Могла бы промолчать. Это мужики прямолинейные, женщинам проще притворяться.
-Почему ты решил, что я женщина?
-Ты … девственница?!
-Чтобы лишиться девственной плевы, для этого не нужно трахаться со всеми подряд, достаточно и одного ублюдка. Но даже богатый разнообразием опыт половой жизни не делает из девушки состоявшуюся женщину. Я нечаянно заострила внимание вслух, потому что мне льстит твоё постоянное возбуждение. Твоё смущение избавляет меня от неуверенности в себе. Мне всего девятнадцать лет! Притворству пока не научилась.
-И не надо учиться! Оставайся неиспорченной. Прости, я опять сказал глупость. Просто во мне говорит самовлюблённый самец. Сокровище моё, ты, почему до сих пор не повисла у меня на шеи?
-А где же стерва?
-Дома!
-Ты очень голоден?
-Очень! Но я могу себя контролировать. Ты просила не спешить, и я буду ждать столько, сколько нужно, а потом сколько смогу. Давай заканчивать с готовкой.
-Я почищу и порежу овощи на рагу.
-Здорово!
-И мне с тобой здорово!

Через час Даша объедалась пловом, она съела три тарелки и рагу – две. Марк продолжал ей удивляться, она за ужином не только не считала, сколько калорий съела, но и сколько порций.

После чаепития в салоне Дашу потянуло в сон:
-Марк, что если я прилягу на диван, тяжко себя таскать, может хоть дышать легче станет.
-Я могу тебя донести наверх в кровать.
-Ой! Не надо. Я сама, только пять минут поумираю прямо здесь и сразу же воскресну.

Марк чувствовал себя напротив: бодрым и полных сил. Он шустро убрал со стола, составил посуду мыться в машинку. Он заглянул в салон, Даша мирно спала. Погрустив секунду, Марк укрыл её пледом, а себе налил рюмку коньяка и сел у неё в ногах. Таким образом, он пил в компании, одному в кресле было б скучно и неуютно.

Рано утром Марк проснулся, сидя на диване, плед заботливо укрывал его ноги, Даши не было. Он не успел прикинуть, где "любовница", как услышал шаги на верху. Даша спустилась в салон, её волосы были мокрыми – после душа.

-Доброе утро! Выспалась?
-Доброе утро и прости за испорченный вечер!
-Сам дурак! Накормил голодную!
Они рассмеялись одновременно. Даша покраснела:
-Если ты не выспался, то я могу подождать.
-Быстро наверх! И не подумай, что спать!

Марк снимал одежду не спеша, ему было чем похвастаться. У него было отличное сложение мускулатуры от природы. В свои тридцать лет он не разу не был в спортзале, где его сверстники подкачивали бицепсы и подтягивали животики. Но как бы Марк не старался позировать, Даша не обращала внимания и тем самым опять шокировала его: кому она подарила девичье любопытство? Девушка покойно сбросила халатик, повернувшись к нему спиной, и проворно юркнула под одеялку. И закрыла глаза!

-Открой глаза, бесстыжая!
-???
-Я очень красивый и сексуальный, ты меня хочешь и умоляешь о совокуплении!
У Даши аж слёзы брызнули из глаз от смеха. У Марка в изумлении поднялись брови.
-Только не прими, пожалуйста, мой смех за оскорбление твоих достоинств. Ты и вправду очень …
-Тогда почему ты меня не целуешь?
-Боюсь задеть твой нос.
-Целуй по-французски и не надо бояться.
Даша намёк поняла и нахмурилась. С одной стороны она не ханжа, но с другой – Марк не сходил в душ.
-Пошли!
-Куда?
-В душ. Я тебя побрею, помою и поцелую.

Марку стало стыдно. Он же чистюля из чистюль! А с Дашей ведёт себя как последняя свинья! Он открыл рот, чтобы извиниться и не смог. В этот момент Даша приподнялась с подушки, откинув одеяло. Грудь у Даши была четвёртого размера и торчала как бешенная. У Марка перехватило дыхание, он резко вскочил на колени, сбросив покрывало на пол. Он жадно целовал Дашу, пропустив её лицо, в грудь. Руками он нежно мял наливные дыни, языком поочерёдно лаская мягкие и розовые сосочки, которые на глазах поменялись в твёрдые и пурпурные. Марк потерял от наслаждения голову, он не мог оторваться от груди. Он посасывал соски, мурлыкая от упоения. Он очнулся от своего же громкого стона, вырвавшегося из самых глубин оргазма. Его охватило острое желание оторвать Дашу от земли, заставить забыться и полететь, не боясь упасть с высоты. У Даши кружилась голова от возбуждения, в висках стучало от томления, во рту пересохло – Марк не входил. Вместо Этого, он продолжал целовать всё ниже и ниже. Клитор набух от прилива крови так, что Марку не стоило труда отыскать его языком, щекотал им бутон и поглаживал. Даша зажмурилась от сумасшедших мук, не могла больше терпеть. Она почувствовала приближение освобождения, и в этот самый миг член вошёл в раскалённое отверстие. Марк почувствовал сокращение влагалища – Даша добралась до самых вершин услады. Марк не хотел выходить, но по лицу девушки, что она устала. Он сам ощущал, что его тело разбросало на кусочки от взрыва эмоций, о существовании которых он и не подозревал. Марк лёг рядом и положил девушке свою голову на плечо. Через минуту в спальне послышалось ровное дыхание, они оба спали.

Проснувшись, они подозрительно посмотрели друг на друга. То, что произошло между ними, нельзя было назвать просто сексом, и они это понимали. Каждый ждал, кто первым заговорит и оба решили про себя, что ни за что не признается первым. Марк попробовал начать из далека:
-Ты слышала о камасутре?
Даша ответом увела их от главного признания:
-И слышала, и читала книгу в картинках. Ради игры можно хоть все пробовать. Но если честно, то мне два способа очень и очень не нравятся.
-Какие?
-Одна поза – «наездницы». Скакать я умею, но меня это не …воодушевляет. И не люблю анал. Я брезгливая. Анал только после клизмы.
Марк обрадовался. Даша перечислила "деликатесы" его жены, и которые ему так пресытились, что блевать хотелось. Говорить в постели любовнице о жене было для него не приемлемо, и он промолчал.
-Ты что мочишь?
-Молчание – знак согласия. Продолжай. Теперь о самых предпочтительных.
-Так не пойдёт! Твоя очередь!
-Отвечу без мальчишества. В начале, что партнерша пожелает, в конце – классика. В камасутре поза – «семейная».
-Здорово! И мне тоже! Договорились! Люблю отдаваться, для меня это всё равно, что доверять себя. Ты знаешь, я тщеславная, но не в постели, тут я не лидер и не хочу им быть.
-Ты меня лечишь.
-Что? Я вру?!
-Я имел виду, что ты для меня как бальзам на рану!
-Марк, прости.
-За что?
-За разбитый нос.
-Пошли в душ!

Глава5

Два летних месяца пролетели для Марка с Дашей как два дня, и время тянулось для них нескончаемо, когда приходилось ждать два дня выходных – встреч. Оба сходили с ума друг по другу при этом, обманывая себя, что ничего особенного не происходит в душе. Даша уверяла себя, что Это чисто для здоровья. Её партнёр на десять лет старше, вот у них всё так здорово и получается. Марк повторял себе изо дня в день, что соседка просто классная девчонка. Он отдыхает с Дашей и может расслабиться, потому что она послушная девочка. И всё!

В конце июля они собрались ехать в загородный домик в последний раз. Настало время прощаться – Марк через неделю уезжал, билеты были на руках.

Марк ехал к метро подобрать Дашу. Он увидел её из далека, но, подъехав, не затормозил, а только прибавил газу. Даша стояла не одна, рядом прыгал Андрей. Сердце Марка сжалось, кровь бросилась в лицо, ревность застилала глаза: "Вот стерва! Не успел уехать, а она уже наводит мосты!" Он и не подумал развернуться, подождать, а поехал без оглядки обратно в офис своего кооператива. Марк открыл сейф: "Забыл, дурак, о своих верных подружках! Столько лет терпели мои пьяные выходки! Надо хоть попрощаться с ними по-человечески. Ленка говорила, что цветной телик хочет купить, куда ей с зарплатой учительницы! Светка – красавица, ей шмотки нужны". Приличную сумму в валюте он разделил поровну и разложил по конвертам. Потом он позвонил директору «Погребка» и заказал банкетный зал на вечер, затем назначил встречу с бывшими любовницами в ресторане. Положив трубку, он уставился на телефон. Целый час он боролся с желанием позвонить Даше. Он плакал без слёз. Марк любил Дашу так, что если б она попросила остаться, то он, не задумываясь, посадил бы жену в поезд и отправил бы со всем барахлом восвояси.

"Ну, уж нет! Губить своё будущее из-за продажной п-ды он не станет!- Марк опять открыл сейф и достал деньги, - Маленькая такая проверочка для любимой". План был прост: он знакомит своих любовниц, раздаёт деньги и прощается. Если Даша возьмёт конверт – значит, он едет в Израиль и со спокойной душой. Теперь можно звонить Даше.
-Алло?
-Даша, ты сможешь подойти к восьми часам в «Погребок»? Ты знаешь, где ресторан находиться?
-Знаю. Буду ровно в восемь.
Даша положила трубку. Вот так запросто согласилась, не требуя объяснений у Марка, почему он проехал мимо.

Даша была рада, что у Марка неожиданно изменились планы, она ужасно чувствовала себя с утра – её тошнило. В машине Дашу явно опять бы укачало как в метро. Из метро она вылетела пулей, отыскивая глазами урну, сзади её кто-то тронул за плечо.
-Даша! Хорошо, что мы столкнулись, я хотел попросить прощения, но не по телефону. Даша, прости за день рождения!
Её вырвало прямо на асфальт:
-И ты извини. У тебя случайно нет платочка?
-Салфетка. Бери, чистая. Даш, ты совсем зелёная, давай я тебя на такси домой отвезу?
-Нет! …Благодарю за беспокойство, но я ещё не закончила.

Андрей отпрыгнул в сторону. Мимо проезжала иномарка, водителя которой он знал, и ему не хотелось светиться рядом с дочерью мента и судьи. Оказалось, что Дашка его соседка! Доказывай потом, что он не стукач!

Даша не удивилась его реакции, на её последние слова любой бы так отскочил. Она высматривала ближайшую урну, поэтому пропустила машину Марка. Рвотные позывы продолжались.
-Ну, я пошёл?
Она в ответ махнула утвердительно рукой. Она больше не решалась оставаться на людном месте, прикрыв рот салфеткой, пошла потихонечку домой. Марк позвонил во время, Даша как раз вышла из душа.

Глава 6

-Знакомься, Даша! Это Леночка – учительница и Светочка – бухгалтер. Даша пока только осваивает профессию.

Даша вежливо кивнула и осторожно осмотрелась по сторонам. Зал был пуст, один их стол был накрыт на четверых. Её осенила догадка, но верить не хотелось.

-Прежде, чем выпьем за мой отъезд, положите девочки свой дессерт в сумочки. Марк положил перед каждой на тарелку по конверту. Даша отклонила голову на бок как от пощёчины, она вся пылала. Леночка со Светочкой быстро прибрали деньги со стола.

Даша выпала из реальности, она просто не соображала, что происходит, пока довольный смех девиц не расставил всё на свои места. Слёзы навернулись на глаза, но она сдержалась, прикурив сигаретку. Вскоре Даша полностью себя контролировала и могла анализировать: "Это не первое унижение в моей жизни и боюсь не последнее. Он относится ко мне как к проститутке. Не буду разочаровывать!" Даша вынула доллары из конверта и сделала вид, что пересчитывает:
-Я удовлетворена. Благодарю. На работе не пью.

Она спокойно встала из-за стола и вышла. Немного задержалась на выходе из ресторана, всё ещё на что-то надеясь, но за ней в этот раз никто не бежал в след.

Всю дорогу домой Даша шла с опущенной головой, ей было стыдно смотреть прохожим в лицо. "Зачем? Ну, зачем я взяла деньги?!!!"- она не знала формулу счастья.

Часть3

2002 год

Глава 1

В пятницу у всех хорошее настроение – конец рабочей недели, впереди выходные. Дарья Орлова заскучала заранее с утра – второй год летние каникулы её сынуля проводит с бабушкой и дедушкой, не вылазия с их садового участка.

Дмитрий рос очень слабым ребёнком. Он переболел всеми возможными и невозможными в его возрасте болезнями, что отразилось на его нервной системе. Был капризным и требовательным к окружающим, только мать являлась для него авторитетом, у неё одной он постоянно искал защиты и помощи.

С прошлого учебного года Дмитрий увлёкся ботаникой, у него появилась любознательность. Наука о растениях заинтересовала его так, что он решил проверить свои знания на практике. Летом дача Орловых превратилась в опытный участок, а дед с бабкой в ассистентов юного натуралиста. Все прошлогодние каникулы Дмитрий экспериментировал, наблюдал, стал составлять свою коллекцию растений. Увлечение изменило многое в его характере: избавило от детской капризности; научило быть настойчивым в работе и не опускать руки в случае неудач. Труд на свежем воздухе укрепил здоровье, мальчик перестал болеть. От истерик и припадков не осталось и следа. В общем – парень в один год вырос и повзрослел. Дарья радовалась за сына искренне, она просто скучала по нему.

На выходные поехать к семье за город у Дарьи не получалось, она взяла работу на дом. Начальник попросил её, и не было возможности отказаться. В частной юридической конторе Дарья работа недавно, её заработная плата зависела от количества дел, то есть от начальника. Во время испытательного срока ей поручали одну лишь мелочь, и получка была такой же, теперь у неё выходило по тысячи баксов в месяц. Дарья понимала, что это не предел. Она не была жадной до денег, а до работы. В трудные дела она уходила вся с головой, не оставалось места для тоски от одиночества.

В субботу, выспавшись вволю, Дарья принялась за работу. Она оторвалась от вороха бумаг и посмотрела на часы уже поздно вечером, пустой желудок урчал возмущаясь. Быстро перекусив, она решила продолжить, пока не остыла. Дарья легла на рассвете с чувством выполнего долга.

И в воскресенье утром Дарья встала без настроения, она забыла у метро купить чтиво. Весь день и ночь трудилась как проклятая, а теперь и делать нечего. Не телик же смотреть! Выпив кофе и покурив, Дарья нашла решение проблемы. Она найдёт что-нибудь почитать новенькое в Интернете.
Выйдя на один из популярных литературный сайт, Дарья ахнула. На нём было зарегистрировано тысячи авторов. Настроение улучшилось, но не надолго. Пройдясь по семи страницам писателей, у которых был самый высокий рейтинг, то есть посещаемость, она поняла, что не туда залезла. Дарья не так легко сдавалась. Она набрала в поиске произведений слово – «дураки» и получила одну ссылку на «Дурдом».
У автора дяди Марека почти все произведения начинались на – «дур».
"Ещё один психически нездоровый",- подумала Дарья, но ради любопытства всё-таки открыла рассказ «Дурдом»:

ДУРДОМ.

Д. Марек проснулся не потому, что настало утро, а потому, что несколько лет подряд его будила ноющая «потерянная» рука. Он открыл глаза, но не посмотрел через плечо – жены не было. Ему уже давно не было куда спешить, он всё делал по старой привычке: сварить и выпить кофе, принять душ и выйти на улицу.
Д. Марек – мужчина сорока лет, седина уже коснулась его висков, но, тем не менее, он выглядел молодо и благородно (масть держала свой статус, как и прежде).
-Надо выходить,- подумал д. Марек, - если сидеть без воздуха в этой клетушке – так и «крыша» поедет.
Он выходил «сам по себе». С женщинами у него ничего не получалось, по причине стервозности последних. Старые друзья – те же дешёвки. Он «бросил» общаться с людьми, найти среди кучи навоза человека – гиблое занятие, заранее обреченное на провал.
Солнце ярко светило. Голубиное дерьмо скрипело под каблуками, начищенных до блеска туфлей д. Марека. Весь город вонял маруканско-арабской падалью и русским душком местечковых жидов как вечно забитая канализация. Надо было пройтись пешком для здоровья, поэтому д. Марек харкнул на проезжую часть накопившейся гадостью и злостью, и прикрыл лицо, свежим, выглаженным носовым платком. Он решил пойти в старый город, улочки которого такие же узкие, как и на орнаменте азиатских ковров, но переться было просто некуда.
В это время суток наркоманы и проститутки спят, а арсы катаются в воняющих за версту шортах равно трусах через открытые окна машинах, купленных в кредит, в поиске русскоязычных таких же вонючек, которые готовы подставить свои жопы за внимание, проявленное к ним. А пенсионеры, алкаши и негры – животные немытые годами, потеют в автобусах, хотя идти пешком в этом городе на порядок быстрее.
Редко встречаемые прохожие как-то ненормально смотрели на д. Марека. Он так и не смог привыкнуть с годами в Израиле к этим беспардонным взглядам. Ярковыраженное, то есть нескрываемое скотство заставляло его периодически проверять ширинку на брюках, хотя он знал, что с туалетом у него всё в порядке. В районе белых мёртвых домом, напоминающих обломки кораблей, к д. Мареку привязался попрошайка. «Если меня считают за придурка, раздающим свои деньги,- подумал он,- значит, в моей одежде нет изъянов». В слух же выругался:
-Чтоб ты сдохла собака!
И нищий резко сдриснул в глубину проулка как понос в унитазе. Д. Марек развернулся:
-Чем смотреть на эту муть, лучше выпить и заснуть!

Дома он выпил рюмочку водочки, съел тарелочку горячего супа и написал обзор сегодняшнего дня: «ДУРДОМ!»

Дарья ужаснулась, столько горечи и злости было в произведении. "Небось, так брызгал слюнёй на клавиатуру, что замкнуло. С меня довольно, лучше перечитаю что-нибудь у …",- её потянуло в сон.

Подремав часик после сытного обеда, Дарья задумалась, чем заняться, ещё не вечер. Дядя Марек не выходил из головы. "Прошлого не вернешь, и там осталось счастье",- имя автора и его незавидная жизнь напомнили Даше о другом Марке, который разрушил её жизнь.
Даша любила Марка и ненавидела. Любила до сих пор, потому что никто не смог вытеснить из её сердца два месяца сумасшедшего счастья, о котором напоминал ребёнок. Даша ни секунду не колебалась, приняв решение рожать без мужа и ни разу в жизни не пожалела об этом. И ненавидела за годы полные одиночества. Ей предлагали замуж не раз, но она не соглашалась, понимая, что без любви семью не построишь.

И спустя двенадцать лет, Даша не могла попрощаться с Марком. Теперь она понимала, что тогда не прошла проверку на «вшивость» и знала то, что Марк поступил не как зрелый мужчина, а как сопливый мальчишка. Ей же было всего девятнадцать лет! Сгоряча они отпихнули то, что даётся раз в жизни и не каждому.

Глава 2

Даша покрутилась у книжных полок и вернулась к компьютеру. Она легко отыскала страницу дяди Марека и сразу же заметила, что у него появилось новое произведение – «Формула Счастья».

Сначала Даша прочла статью бегло, поле два раза не спеша и с перекурами. Автор был явно не только умён и талантлив, но и каббалист, еврей. Это её немного шокировало, и она была с ним одного мнения. Даша хотела написать ему на электронную почту своё мнение, но постеснялась и отправила просьбу:
" Здравствуйте!
Мне бы очень хотелось ознакомиться с другими Вашими научными трудами. Это возможно?
С уважением, Дарья Орлова".

Время было позднее, Даша выключила компьютер и пошла спать. Завтра на работу, наконец-то!

Глава3

Шабат Марк провёл как обычно – проспал. Работать еврею в эти дни нельзя, а разделить праздник и трапезу ему было не с кем. У него не было семьи. Марк пил только в шабат и много, чтобы не вспоминать прошлое. В рабочие дни он загружал работой себя так, чтобы валиться ног от усталости. Даже ночью он работал. По ночам, в тишине он занимался каббалой.

Русский по рождению, Марк считал себя евреем. Десять лет тому назад он взял в руки Тору и понял, что книга написана для него. Гиюр Марк проходить не отказывался, но и не собирался. Его тщеславие противоречило с аналитическим мышлением. Марк считал, что может интерпретировать Тору и Зоар лучше любого раввина, которые из скрытой части Торы не боялись читать лишь предисловие, но не мог доказать этого раввинам, не пройдя гиюр. Еврей – это не национальность, а духовная позиция, так он знал и не хотел доказывать свою причастность к Богу бюрократическим путём.

По сути, Марк жил затворником. Ни семьи, ни друзей, ни единомышленников. Первый год в Израиле он всегда находился в гуще проблем. Жена через полгода после переезда ушла к арабу, подходившего ей по всем параметрам и вкусам. В то же самое время кооператив в Питере прикрыли, так как старый управляющий - дурак нанял на работу мертвяков. От тюрьмы ветерана спас орден Красного Знамени. Марк просто пока не мог вернуться в Россию. Он занялся бизнесом в Израиле. Денег, которые он провёз в шматах жены, хватало открыть контору по продаже и съёму квартир. Когда всё было готово, пришлось тут же объявить себя банкротом, ненасытная уже бывшая жена подала на алименты. Марк давал деньги на дочь ежемесячно, но не через банк, а наличкой. Судья по израильским законам мог назначить сумму « с потолка» в погашение долга. Так и произошло: адвокат Марка дело проиграл, и всё ушло к Белле. Марк остался ни с чем. Он пошёл подрабатывать на стройку простым рабочим, другую русский инженер не смог найти. И опять удар судьбы. По ошибки крановщика ему разбило по локоть правую руку. Марк стал получать пенсию по инвалидности. Он не знал, как заполнить пустоту и стал учить иврит по Торе. Безысходность больше не тянула в свою пропасть, но одиночество губило учение. Марк получал свет и пьянел от духовного наполнения, не делясь это было слишком. Он должен был отдавать и хотел, но было некому. Марк понял, что встретил однажды настоящую женщину и потерял её на веки из-за своего эгоизма. И понимал, что упустил шанс быть счастливым в браке, поэтому он не пытался искать жену. Зато найти единомышленников он думал, есть возможность. Марк оформил на литературном сайте свою страницу и дал адрес электронной почты, чтобы было легче общаться с читателями. Сначала это были только научные труды. Реальность убила в нём идеалиста – он получал по почте одни плевки. Озлобившись, Марк сочинил «Дурдом» и остальные рассказы в этом же репертуаре.

Шабат прошел, и Марк принялся за работу. В воскресенье была готова новая статья – «Формула Счастья». Он тут же поставил её на сайт и пошёл спать. Ровно в полночь Марк встал читать Тору. С двух до трёх – перерыв. Он сварил чёрный кофе и чтобы скоротать время, заглянул на эмайл. Одно единственное письмо. Но какое! Никто и никогда не обращался к нему с такой просьбой. Разволновавшись, Марк пролил остатки кофе. Вытирая со стола, он успокоился, но не надолго. Перечитав послание, Марк онемел как от электрошока. Подпись отправителя не была случайной, Марк не верил в случайности.

Глава 4

Переписка.

Понедельник.
Утро.
Дядя Марек: "Где Вы проживаете?"
Вечер.
Дарья Орлова: "В России. В Питере. В Рыбацком".

Вторник.
Утро.
Дядя Марек: "Извините, но я не занимаюсь фиктивными браками с гражданками из бывшего Совка, делающих сдриснуть в Европу!"
Вечер.
Дарья Орлова: "Израиль? Европа?! Смешите жопы негритянкам!"

Среда.
Утро.
Дядя Марек: "Ещё не за мужем?"
Вечер.
Дарья Орлова: "Ещё не привлекалась".

Четверг.
Утро.
Дядя Марек: "Слава Богу!"
Вечер.
Дарья Орлова уехала на дачу к родителям и сыну сразу же после работы. Перебранка с дядей Мареком подождёт.

Воскресенье.
Вечер.
Дарья Орлова: "Я не верю в Бога".

Понедельник.
Утро.
Дядя Марек: "В того Бога, которого имеете Вы, и я не верю. Вы имеете идола, а Ваши идолы все выходные имели Вас!"

На оскорбление Даша отвечать не стала. Через неделю она уже не вспоминала часто об умном, но злом еврее. Ещё через неделю забыла жидовскую морду почти совсем.

Эпилог.

-Алло?
-Даша, прости! Я не имел права ревновать. Я люблю тебя.
-Марк?!
-Я прочту тебе, что написал дядя Марек две недели назад: "Даша, счастье моё! Я отпихнул тебя и жил без тебя никчемную жизнь. Без тебя я просто кусок дерьма, совершающий своё вечное циклическое движение в системе мироздания. После всего пройденного мною бессмысленного и безысходного, Бог смилостивился надо мной и дал возможность вернуться к тебе. Я готов просить прощения столько, сколько смогу, а потом сколько надо!" Даша, …
-Молчи! Вся измучилась без тебя! Где ты шлялся, глупый мальчишка?! Молчи!



24.12.2006
Финляндия


Рецензии
РЕВЕКА, спасибо, я уже дочитала ещё два дня назад ночью. Даже, расстроилась, сама не зная почему. Я ожидала чего-то другого.Я не люблю врать пишу, чтодумаю.Написала
отзыв, а повести нет.Поэтому не удержалась написала в личку. Написала целую страницу, но я же не критик. Пишу, как читатель, половину сократила.
Даша, сломленная в самом начале жизни, так и осталась отвергнутой. Натура сильная, но в тоже время очень ранимая и одинокая, при наличии семьи. родителей больше беспокоит репутация.Стремление к знаниям,учёбе дают ей преимущество над сверстниками и в то же время, к 19 годам грязь, ложь в обществе, измены и пьянство делают и её циничной.
А её любовь... так хотелось ей счастья... , но и МАРК, оказался испорченным вниманием женщин сластолюбцем,влюбленным только в себя. ДА, прекрасные любовники,
но Даша сама бы его и бросила: он был уже алкоголик и изменить что-нибудь уже бы не смог. Марк -слабак, Встреча дала им временную вспышку счастья, но он не даст ей того, что ей надо.
История интересная и сейчас, раз заставляет так переживать.
Я уважаю тебя за такой труд, мне это не по силам. ПОКА.

Нина Павлюк   07.09.2019 21:43     Заявить о нарушении
... Нина, привет...
... как продолжение в личных сообщениях...

... как я тебе благодарна за искреннее ощущение... и как отображение
... в словах... здесь... в рец...
... ты даже представить себе не можешь... как для меня это дорого...
... ведь я не за деньги... да мне заказали тему и отплатили...
... сидела за столом письменным и ... жила... своим воображением...
... жизнь прожила за них, чтоб отписать... да... каких-то пару недель...
... но я жила ими... с ними...
... я выложилась от и до... выжила себя до изнеможения... ибо...
... писала... думала... неотрывно...

... Нина...
... прочитать от и до... Отвергнутых...
... это тоже труд... и я понимаю....
... понять... что я хотела сказать не за деньги...
... ещё труднее...

... спасибо, дорогая, ты меня потрясла до слёз,-

Ревека Клевер   07.09.2019 22:24   Заявить о нарушении
Ревека, как Я тебя понимаю, когда пишешь, душу свою вкладываешь.
Герои бывают выдуманные, но чувствами-то наделяешь своими и пока пишешь, живёшь их жизнью. Они становятся родные.
Девочка держись, всё хорошо...

Нина Павлюк   07.09.2019 22:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.