Голубое и Красное

Введение.



Россия. 1931год.
В стране введена карточная система.
Жители городов получали в мизерных количествах хлеб, сахар, крупу.
Крестьяне (более 80% населения страны)
карточек не получили.*




*30-е гг. – «Великий перелом»
Прямым следствием коллективизации страны: раскулачивание, охватившее примерно 2 млн. человек; массовый исход из деревни – ещё 4 млн.; голод начала 30-х – 3 млн. жертв.
Цена индустриализации страны – потребность в дешёвом труде заключённых: 30-й г. – 190тыс. человек; 34-й г. – 510тыс. человек; 40-й г. – 1млн.700тыс. человек. К 1941 году ГУЛАГ обеспечивал до 20% всего капитального строительства, треть – платины и древесины, половину добычи золота, хрома, никеля.




Часть 1

Глава 1

Берега Медведицы служили притоном разбойничьих шаек, грабивших проезжих между Пензой и Саратовом. И так до конца 17 века, пока Пётр Великий не основал в этих местах город-крепость.
Город Петровск – старший брат Санкт-Петербурга, распространил своё влияние на очень обширный район, аж до 70 вёрст. Городские власти заботились и духовности петровчан – из своего кирпича, производимого на городском заводе, была отстроена заново церковь в честь Покрова Божьей Матери с колокольней.



Глава 2

Когда-то по улицам Петровска гуляли куры, петухи и гуси, теперь же на улицах грязного города можно увидеть лишь трупы.
1933 год. Голод. В каждом доме покойник, а вокруг плодороднейшее черноземье.
Не обошло горе стороной и Степана Фёдорова. Трудясь на кирпичном заводе, он получал карточки на продукты, но положение рабочих малых городов было не лучше крестьян (снабжались только крупные промышленные центры). За последний год Степан похоронил своих родителей и сыновей – двойняшек. Осенью, чтобы получать побольше на семью к мизерному пайку, он устроил двойняшек подрабатывать на железнодорожную станцию. Подростки от недоедания и тяжёлого физического труда надорвали животы. Они таскали мешки с зерном, которое отправлялось в столицу: в результате применения чрезвычайных мер, план хлебозаготовок в петровском районе был выполнен. В другое время горячие похлёбка и лежанка на тёплой печи поставили б сыновей на ноги, но сытного бульона не было, и топить печь было тоже нечем. Степан весь свой паёк отдавал захворавшим мальчикам и жене. Сыновья померли, жена «таяла» на глазах.
Степан винил себя в смерти мальцов и только себя, но как он мог поступить иначе?! Ведь Аннушка была беременна. Двенадцать лет после двойни у них не было детей, а тут в голодный год жена забеременела. Они крепко верили в Бога и не стали проклинать судьбу, они молились дать сил перенести удар. Сыновья давно просились на заработки, и Степан уступил, полагая, что так будет легче перенести лишения.
Преждевременные роды у Анны наступили ночью в Новый 1934-й год. Ещё с вечера, разгулявшаяся пурга намела сугробы в человеческий рост. Двери и окна были завалены снегом, супруги Фёдоровы оказались в изоляции: нельзя было позвать ни фельдшера, ни соседку в помощь роженице. Во время родов Анна была в полубреду. Так и не прейдя в себя, и не увидев новорожденную, обессиленная от продолжительного голодания и большой потери крови, она умерла. В этот миг у Степана разум помутился, он обратился к иконе Святой Троицы: " Будь ты проклят, Боже!" Страшные слова, слетевшие с уст, протрезвили голову. С полным раскаянием в сердце и с дочерью на руках, Степан опустился на колени перед святыми образами:
-Прости, Господи! Господи, помилуй!!!
Степан не понимал и не помнил времени как долго он стоял на коленях, вымаливая прощения и помощи. Больше просить было не у кого, как только Всевышнего.
Степан взглянул на бледное личико малышки, освещённое лампадкой. Девочка мирно лежала на руках отца с открытыми глазами, которые были огромными как озёра и такими же голубыми и чистыми. В их глубинах Степан прочёл сострадание, или ему так показалось. Горячей воды не было, он умыл новорожденную мокрым, но тёплым полотенцем, затем завернул её в шитое из лоскутков одеяльце и положил «кулёчек» в люльку. Девочка тут же заснула.
  Подойти к уже окоченевшей жене, Степан не смог. Он любил свою Аннушку с детских лет. Никто не смотрел из парней на неприглядную соседку, а Степан не мог наглядеться. Для Анны тоже, один был свет в окошке – Стёпа. Когда они достигли совершеннолетия, их родители сговорились по-соседски и молодожёны обосновались в доме жениха. Его родители были старыми и слабыми здоровьем (Степан был их единственным и поздним ребёнком). Аннушка в женщинах расцвела: от её худобы и следа не осталось – фигура располнела и округлилась, грудь налилась. Она стала красавицей, просто как на зло, её сестре Екатерине. Катерина на два года была старше, слыла злобным и завистливым нравом. Из-за своего поганого языка и вышла замуж поздно, никто не сватался. Один таки парень из ближней деревни позарился на дом, который после смерти родителей должен был достаться Катерине, да ещё ему уж больно хотелось стать городским. Она к тому же оказалась бездетной, поэтому после рождения двойни у сестры совсем умом тронулась. Катька не могла спокойно смотреть на живущее в соседнем дворе счастье, она безустанно злословила и распускала сплетни про младшую сестру. Анна терпела, с Катериной не ругалась: "Сестра ведь. Родители помрут, она единственная родня. Окромя неё нету у меня больше никого". Степан соглашался с доводами любимой жены, но ему больно было смотреть, как люди за её спиной зря шепчутся и пальцем тычут. Он не вмешивался до поры до времени.
Любил Степан в Аннушке каждую чёрточку в лице и характере, а по волосам сходил с ума. У одной Анны в её семье волосы были рыжими, а точнее – золотые с медным отливом. Коса длинная и густая в кулак, а когда она распускала её - Степан замирал от восхищения. В детстве Анне из-за её душевной доброты и цвета волос деревенские кричали вдогонку: "Нюра - дура!". Теперь же «благодаря» Катькиному языку: "Рыжая - бесстыжая!" Анна скромная и тихая замкнулась в себе, стала прятать косу под косынку. Ходила, опустив глаза, а людям только её покорность в подтверждение Катькиным сплетням, мол глаза свои бесстыжие рыжая бестия прячет. Катькин муж был бабником и до свадьбы – гармонист, первый парень на деревне! И как тут ей не ревновать к красавице-сестре, живущей через забор?! Пустила слух, будто родилась у Анны двойня, так как живёт та с двумя мужьями – своим и Катерины. Аннушка очередную обиду носила в сердце молча, надеялась, что сестра, наконец, одумается и поймёт всю нелепость своих подозрений, но не тут то было.
Добросердечность и порядочность младшей Киселёвых были бельмом на глазу старшей с детства – их мать удивлялась разнице между ними, но любила обоих поровну. И пока мать была жива, Катерина себя сдерживала, но после её злословию уже не было преград. Отец не встревал в семейные дела, он беспробудно пил, горюя по умершей жене. Мужу Катерины не терпелось стать полноправным хозяином дома, для этого он и стал спаивать старика: привозил самогон из деревни в аккурат, чтоб тот ненароком не протрезвел и не навёл порядок. Продукты кой-какие тоже привозил – кушали скромно, но и не голодали как все кругом, а под боком умирали родные.
Катька куском хлеба не поделилась, когда Анна, тайком от мужа, ходила просить. Ещё летом Степан не выдержал и запретил строго-настрого Анне ходить в родительский дом. Последняя выходка Катьки была пределом его терпения. На сенокосе обе сёстры попали в одну бригаду. Лето стаяло знойное и жаркое, но Анна косынку повязав, не снимала. Лишь единожды забылась. Подвезли воду. Анна, поджидая свою очередь напиться, утирала ладонью пот с лица и тут «добрая» сестрица посоветовала: "Сними платок да утрись им, заодно голове дашь простыть". Анна не чувствуя подвоха, так и сделала – тяжёлая коса упала на спину. Катька опять участливо: "Тяжко головушке?" Анна в ответ: "Жарко". Катька в мгновение ока оказалась за спиной сестры, только серп сверкнул на солнце, и нет косы. Катерина, смеясь: "Ну? теперь то полегчало?!" Дурные бабы покатились со смеху, Анна ошарашенная не могла вымолвить ни слова. Она подошла к бочке с водой, чтоб спрятать лицо, в её глазах стояли слёзы. Развозчик-инвалид подал ей ковшик с водой и прошептал: "К тому времени, когда волосы отрастут и обида забудется". Анна в ответ тряхнула головой, повязала косынку на новый манер и пошла трудиться в поле. Тем же вечером Степан бушевал от негодования, порываясь пойти к Катерине, проучить нахалку раз и навсегда. Анна встала в дверях, не пуская. На следующий день Степан забил калитку между дворами намертво. Осенью Анна не выдержала и пошла побираться к сестре. Не для себя клянчила, забыв о гордости, унижалась за сыновей, умирающих в ужасных муках. Вернулась домой ни с чем, только с камнем на сердце: не сумела сыновей спасти от голодной смерти.



Глава 3

Малышка тихо посапывала во сне. Степан вылез во двор через чердак. Сначала он откопал дверь в дом, потом ворота и стал пробираться к соседям. С морозу, весь в снегу он ввалился к родным Анны. Катька накинулась на него с криком и тут же с визгом отлетела – Степан не церемонился, залепил ей с размаху пощёчину. С печи, испуганно моргая, свесился дед. Стёпа сгрёб его одной рукой, другой нахлобучил ватник и шапку, поставил в валенки, не спрашивая чьи, и потащил старика во двор. Только дома он отпустил Киселёва и грозно приказал:
-Приготовь дочь свою в последний путь. Сторожи внучку до моего прихода, а то …
-Не волнуйся, Стёпа! Всё сделаю, как велел.

Степан пошёл на кирпичный завод, там начальнику своему рассказал о своём горе и спросил отпустить до завтра, обещая на недели отработать норму. Бригадир без разговоров отпустил, знал, что Фёдоров честный и работящий. С завода Степан по сугробам прямиком в Покровский храм, там найдя батюшку, спросил помощи, спасти новорожденное дитя без матери от голода. Батюшка не знал, как помочь, молитвами сыт не будешь, но старушки-прихожанки, пошептавшись, посоветовали давать девочке маковое молочко: семена мака надо растирать и в малых количествах добавлять в воду. Таким образом, дитя не будет чувствовать голода, главное нельзя молочка то много – уснёт и не проснётся, аль дурочкой станет. Корочку хлеба давать помусолить и держать в тепле, глядишь до весны доживёт, а там …Бог смилостивиться – всем легче станет. Степан ещё раз подробно распросил о маковых зёрнах, поблагодарил мудрых старушек и поспешил домой.
Войдя в сени, Степан услышал плачь дочери. Обхватив руками голову, дед сидел возле люльки, он качался сам из стороны в сторону вместе с ней. Скинув одежду, Степан кинулся к пустому продуктовому шкафу, в дальнем углу, которого была запрятана банка с маком. Положив горсть зёрен в рот, он разжевал и сплюнул в кружку с водой. Маленькой ложечки тёплой воды с маком было достаточно успокоить малышку. В доме стихло.
Дед сдержал слово. Всё было прибрано. Анна, завёрнутая в простынь лежала на лавке под иконами.
-Ну вот, что дед. Будешь жить с нами, но пить – ни-ни! Учую запах – пришибу!
-Не …я не буду. Я к Катьке ни нагой! И спасибо тебе, Стёпа! За то, что нужен я вам.
-Катерину к малышке близко не подпускай, если заявится тут без меня!
-Что ты! Только через мой труп!
Оба печально посмотрели на лавку под иконами. Смерть навалилась своей реальностью. Они взяли тело и вынесли в сени. Рано утром, по темноте Степан повёз на санях мёртвую Анну в Покровскую церковь. Батюшка заверил его, что силами общины выроют могилку. Степан ушёл на работу. На третье утро нового года до рассвета*, состоялось отпевание и погребение Анны Васильевны Фёдоровой, в девичестве Киселёвой.



*В Саратовской губернии уже началось гонение на духовенство, разрушение храмов. В декабре 1934 года, первый секретарь Саратовского губкома партии над гробом С.М.Кирова дал клятву сделать губернию безбожной.



Глава 4

Наступила весна. В Саратовской губернии угнетения верующих приняло особо жёсткие меры, но Степан Фёдоров больше от Бога не отрекался, его вера только крепла. Дочь выжила: в росте не прибавила, но и не убавляла в весе. Маковые зёрна со дня её рождения Степан больше не применял – было не за чем. Малышка всё время мусолила хлебец и спала, куксилась только, когда дед забывал по слабости памяти поменять пелёнку. Киселёв на внучку надышаться не мог, ни разу не затосковал по деревенской самогонке и родной дочери.
В ночь на 16 апреля решили крестить малышку. Нарекли её в честь мученницы Ирины*, родившейся в этот день. Да и имени более подходящее для мирной и спокойной девочки было не придумать.
 
*Ирина – имя древнегреческого происхождения и переводится как: «Мир, покой».




Глава 5

Прошло три года.
Степан души не чаял в дочке, ведь она была так похожа на мать, Аннушку! Но только внешне. У трёхлетней малышке уже было на всё собственное мнение, в котором не по годам было много здравого смысла. Ириша очень любила отца, с удовольствием играла с ним и, тем не менее, в ней ощущалась самостоятельность. Когда в их доме собирались прихожане Покровского собора, девочка не лезла к взрослым, занималась своими делами.
Покровскую церковь закрыли, церковную казну изъяли, общину сослали в Сибирь. В стране набирал силу «красный террор».
Верующие любили наведывать Степана, и он подозревал, что именно из-за Солнышка (так он любовно кликал дочурку). Люди тянулись к свету, исходящему из глаз малышни, они так и старались хоть чем-то порадовать её, чтобы она рассмеялась колокольчиком, даря тепло своего взора. Степан всегда принимал гостей радушно, но теперь это стало опасно: за забором шныряла и шпионила Катерина. Пока был муж у Катьки, деревенских родственников которого явно обошло стороной раскулачивание, её можно было заставить молчать. Но муж бросил дурную бабу и ушёл жить к секретарше из партийного аппарата.
Степан ждал беды, и она пришла. Степана сдал Катькин бывший муж. Проныра помогал продвижению по службе своей новой жене и заодно «смывал» свои пятна в биографии (в недавнем прошлом он состоял в родстве с поповским прихвостнем). Степан пошёл по этапу*.
-Будь ближе к Богу!
-Обещаю!
Последние слова, которыми обменялись отец и дочь при аресте. Степана Фёдорова повезли на железнодорожную станцию, Ирину в сиротский дом.
 

*1936-1938 гг. – за два года было арестовано почти 1млн.600тыс. человек. Были созданы чрезвычайные внесудебные органы – «тройки» и «особые совещания», принят ускоренный порядок ведения дел по ликвидации целых социальных групп, признанных «ненадёжными».




Глава 6

Взять на воспитание детей осуждённых желающих не было – все боялись. И родная тётка Ирины Фёдоровой тоже боялась, но темноты больше, чем преследования властей. Всеми брошенная, она не могла жить одна. Она боялась сойти с ума - пустой дом по ночам наводил на неё ужас. На комиссии по адаптации Екатерина заявила:
-Беру племянницу на перевоспитание. Выбью поповские проповеди - темень из её головы вон – это мой долг гражданки Советской республики в борьбе за светлое будущее!
Директор приюта - Лерский был евреем, то есть не был глуп и наивен от природы, но он не мог знать всех в городе. Он понял Катькину хитрость, но принял женщину за добросердечную и подыграл ей. Он сам любил детей, поэтому не мог предположить, что родная тётка трёхлетней малышки собирается выполнить своё обещание. Наум Александрович оформил все документы «правильно» и подписал их, искренне радуясь за девочку.
В первый же день, как только Ириша переступила порог дома тёти Кати, та приказала ей согреть чайник. Малышка посмотрела на чайник, потом в глаза хозяйке и сказала:
-Чугунный котелок и без воды тяжелее меня, мне не осилить будет, а вот развести огонь в «буржуйке» смогу. Где спички?
Катька в испуге схватила с полки спички и засунула в карман:
-Не смей! А то …
-А то что, тётя Катя?
-По лбу мешалкой получишь!
Ириша спокойно стояла и ждала, что дальше. Катька закипала сама вместо воды в чугунке:
-Ты чё нагло упёрлась своими глазищами?!!! Вся в мать пошла – ни стыда, ни совести! А ну спрячь бесстыжие!
Катерина замахнулась дать подзатыльник, но в этот момент у неё кольнуло в боку, аж дыхание спёрло. Еле отдышавшись, она посмотрела на племянницу. Девочка подметала пол в горнице, не обращая внимание на тёткин припадок. Пока женщина разводила огонь и грела воду, Ириша успела вымести мусор, убрать со стола, расставить чашки с блюдцами для чая на двоих. После чаепития малышка вымыла посуду начисто и вытерла насухо, поставила на место. Катерина опять разоралась:
-Ты чё здесь раскомандовалась?! В кружках ещё сахар на дне оставался! Завтра пустую воду пить вместо чая! Ты меня по миру пустишь!
Ириша тихо рассудила:
-Тётя Катя, а ты чай с сахаром в прикуску пей.
-Ах ты, соплячка! Учить меня собралась! Вот я тебе!
Катерина опять замахнулась, но в этот раз её согнуло пополам и надолго. Колики в животе не проходили до утра. Всю ночь промучившись, она утром кое-как встала. Попив горячей воды с сахарком в прикуску, ей стало легче, живот перестал болеть. В голове проскользнула мысль, что девчонка сглазливая. Она посмотрела на мирно спящее, на лавке у холодной печи дитя. Ириша спала без одеяла, поэтому, замёрзнув во сне, свернулась калачиком. Дурная баба не могла пройти мимо просто так. Она подкралась к ребёнку, схватила за ножку, но дёрнуть не успела – её опять скрутило, теперь в пояснице. Дикая боль не проходила, Катерина не могла шевельнуться, так и стояла, наклонившись и держа ногу девочки. Ириша проснулась, осторожно освободилась от тёткиной руки - тут же боли у той прекратились. Катька перекрестилась с перепугу и пошла на работу в колхоз.
Два года Катерина пыталась извести со свету дочь ненавистной сестры. Поэтому деда, то есть своего отца обратно в дом не пустила. Два года девочка сидела взаперти, а дед сидел у ограды, разделяющую семью, в надежде хоть мельком увидеть любимую внучку. Так старик и помер – под забором. Бить девочку Катерина не била, но голодом морила – на плечи Ирины легла вся работа по дому, если малышка не смогла или не успела, то ложилась спать голодной. Девочка терпела все издевательства, все приказы старалась исполнить, не перечила. Два года Ириша не проронила ни слова, только тихонько шептала молитвы в своём уголку в сенях.
Катерина по скрадности ума не понимала, откуда девочка берёт силы. Голод, холод, тяжёлый физический труд уже давно свалил бы здорового мужика в смертельном жару, а девчонка только крепла и телом, и верой. То, что Степанова дочь не разуверилась в Боге, больше всего Катьку и бесило.
Однажды зимнем вечером, Катерина решила «покончить» с Богом. Она подозвала племянницу для: "…сурьёзного разговора". Со злорадством сообщила новость:
-Твой отец сдох как последняя собака в товарном вагоне. До райского местечка он не доехал, какая жалость!
Ириша молчала. Тётка заглянула ей в глаза, они были ясными – пятилетняя девочка не плакала, стойко вынесла известие о гибели любимого отца. Катька заорала во всю глотку:
-Ну!!! Где твой Бог? Сирота ты теперь круглая! Все кто верил в твоего Идола - в земле гниют! И ты гнить будешь!
Катерина осеклась. Её «осенила» мысль. Бить девочку она не смела, но сгноить в яме – это решение «проблемы»! Теперь только весны дождаться, как только земля оттает. И как она раньше не догадалась?!!!



Глава 7

16 апреля 1939 года у Ирины Фёдоровой были именины. Тётя Катя подготовилась к этому знаменательному дню заранее: в дальнем углу огорода была вырыта глубокая яма.
Катерина после работы позвала племянницу в огород:
-Вот, решила порадовать тебя за послушание картошечкой на ужин. Я тут по осени припрятала маленько. Устала я, боюсь из ямы не выберусь. Цепкая ты, у тебя получится. Постарайся уж для себя!
Ириша опустила голову, подошла к краю ямы и решительно прыгнула в неё. Катерина услышала глухой стук. И тишина. Хитрая баба всё рассчитала. Если девчонка не свернёт себе шею, то кричи, не кричи – никто на помощь не придёт. Соседей с этой стороны огорода не было. Пусть потом кто докажет, что пятилетняя девчонка сама по глупости не свалилась! Тётя Катя довольная собой, пошла спать в дом.
Перед завтраком Катерина решила проверить яму. Обошла её вокруг – ни звука. Заглянула вовнутрь – на дне сидела девочка. Ириша была живой и невредимой, её только знобило от холода. Тётка выматюгалась, аппетит был испорчен. Она пошла на работу, не позавтракав.
На следующее утро Екатерина Киселёв была «умнее» - она сначала поела. С хорошим настроением Катерина посмотрела в яму и перекосилась от приступа злости. Ириша лежала, свернувшись клубком и дрожа.
На третий день Катерина от негодования, готова была забросать девочку камнями. Она опомнилась в последний момент. Должно всё выглядеть как несчастный случай, но и ждать она больше не собиралась. Катерина задумалась. Из ямы послышался хрип – предсмертное дыхание. Катерина, самодовольно ухмыляясь, спросила у девочки, кончающейся мучительной смертью.
-Где же твой Бог?
-Здесь …
Шёпот со дна ямы, Катерина не расслышала, грянул гром. Солнце спряталось за грозовыми тучами, поднялся ветер. Через минуту всё успокоилось – в чистом небе ярко светило солнце.
Яма была пуста. Катерина запаниковала от страха: где девчонка, как она смогла выбраться?! Не соображая, что делает, она полезла в яму. Ощупав всё дно и стенки руками, она попыталась вылезти обратно, но тщетно. Она выла, скулила, скребла пальцами землю. Вконец сойдя с ума, Катерина рухнула замертво в могиле, которую сама вырыла.



Отступление.

Где-то в космосе,
в необъятной Вселенной,
друг против друга
по одной орбите
вращаются вокруг Малого Солнца
две планеты – Голубая и Красная.
Созвездие – Трио.




Часть 2-1

Удалена автором, за ненадобностью.



Продолжение.


Россия. 1990 год.
По всей стране, включая Москву,
появились
карточки, талоны, купоны,
которые регулировали
распределение мяса, масла, сахара, муки, различных круп, детского питания,
табака, вино - водочных изделий и т.д.*.




*июнь 1990 года –
постановление Верховного Совета СССР «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике».
1990 год –
На XXVIII съезде КПСС министр иностранных дел Э.Шеварнадзе сообщил, что помощь СССР странам, ставших на социалистический путь развития, за последние 20 лет составила 700 млрд. руб..
1991 год –
в страну стала поступать гуманитарная помощь из различных стран и международных организаций.




Часть 3

Глава 1

На берегу Невы в день православного праздника святой Троицы 16 мая 1713 года был основан город-крепость Санкт-Петербург. Через десять лет в Троицком соборе, уже столицы, Россия была провозглашена империей.

Глава 2

Город один из красивейших в мире, а держава одна из величайших.
Северная столица кишит туристами летом – у людей отпуска и всем хочется посмотреть на разведение мостов в белую ночь. В новогоднюю ночь на улицах лишь встретишь самих горожан, а к утру – ни души. Все спят, уставшие от проводов целого года и встречи цельного.
Валерий Дерзкий ехал почти в пустом вагоне. Новый 1991 год он встретил в звании подполковника и дежурным по «Большому Дому». Он всегда добирался до службы на метро: быстро и удобно. Станция «Нарвская» рядом с его домом и от «Чернышевской» до Литейного 4 тоже пять минут ходьбы. Прямая линия, без пересадок, зачем машину покупать? Загородного участка нет, зачем машина? Но Надька не согласна. Где логика у женщины? Надо, чтоб не хуже, чем у её брата!
Ехал Валерий из гостей, но был совершенно трезв. Он просто удрал из-за стола пораньше. Отмечали вот уже, который новый год у брата жены – генерала. И каждый раз одно и тоже: подвыпив всё Надькино семейство, вешали всех «прошлогодних собак» на него. Почему до сих пор звание полковника не получил? По выслуги лет и возрасту положено! Почему дачу не хочешь покупать? Как раз рядом с генеральским коттеджем за копейки подаётся! И Наденьки машина нужна, по магазинам ездить, а не с авоськами в скотовозах трясись! Одно и тоже вот уже … Валерий и не помнил, сколько лет, так как ему казалось – вечность.
Офицер вышел на «Владимирской». Времени до восьми почти час. Лучше пройтись. И мысли на холоде встанут на место. Ему исполнилось сегодня сорок три года, но день рождение не отмечали. С детства. В детдоме не было принято, а у родственников жены свои представления о празднике. Бой курантов без шампанского?! Валерий не пил ни грамма с десяти лет. Мальчишкой он решил попробовать с такими же сопляками, украденный у медички спирт. Разбавляя с водой, «профессора» соблюдали пропорцию, чтобы получить водку, но вот про законы диффузии «забыли». Валя глотнул первым прямо из бутылки – горло и желудок обожгло. Болел он долго, так как не мог пожаловаться воспитательнице. Вместо помощи наказали бы всех хулиганов. А праздники Валерий любил отмечать так: хороший стол, чтоб не одно горячее, а не менее пяти, салаты разные, холодные блюда, для выпивающих – водочка чистая, а не подвальная. Сытно поесть, подискутировать, пошутить, песни попеть. Но в его жизни всегда получалось наполовину – или компания соответствующая, или стол. В холостяцком прошлом были мальчишники и разговоры до утра, берущие за душу, женившись на Надежде – стал поправляться телом. Неужели для вечно голодного студента вкусный обед у Надькиных родителей и сыграл свадьбу?
Валерия понесло в прошлое. В детском доме он не пользовался популярностью ни у взрослых, ни у детей, да и не старался. Ещё малышом он видел их насквозь. Воспиталки – провинциалки, приехавшие с периферии в город в поиске лёгкой и красивой жизни и, не найдя, вымещали свою злость на детях. После педучилища лишь бы за кого и лишь бы куда, но только не обратно в деревню. Они без зазрения совести обирали и так обделённых, унижали и без того обиженных судьбою. Вспомнилось их «любимое» наказание за ослушание. Ребёнка оставляли на всю ночь в тёмной кладовке с крысами. Теперь Валерий, кандидат психологических наук мог определить разницу между педагогом и педофилом так - последний действительно любит детей. В школе-интернате тоже не было легче. Преподавали уроки приспособления в стаде баранов, «перебивая» хребты индивидуальности. После окончания восьмилетки и, наконец-то, вырвавшись на свободу, Валерий столкнулся со стериотипами общества. Он отброс этого общества. Мало того, что детдомник, так ещё и жид. По паспорту Валерий был русским, но на лицо – еврей. Не оставалось выбора, как поступать в медицинское училище, там мальчиков всегда был недобор. Валерий подрабатывал санитаром и учился. Он учился на отлично, ему хотелось получить высшее образование, доказать обидчикам, как они ошибались в нём. После медучилища он рискнул поступать в ЛГУ. Как раз в университете открылся новый факультет – психологии, может, поэтому его и приняли. Там и учился в ряду первых студентов на кафедре психологии поведения. Учился с рвением и сокурсники не лезли со своими разборками ещё потому, что интеллигентный на вид Валя, мог одним ударом сломать рёбра. Борьба за пайку в стаи волчат, сделали своё – он был ловким и сильным. С соседями по комнате в общежитии ему повезло. Все ребята подобрались серьёзные и учились с воодушевлением. К своим сорокам трём годам Валерий других друзей и не нажил. Когда он объявил им о своём решении жениться на Надежде, друзья поздравили его как-то сухо. Они намекали ему, чтоб повременил со свадьбой, но Валерий был упрям и горд, не слушал. Надя, генеральская дочка и просто красавица, свой выбор остановила на нём - без рода и без племени, ребята из зависти против. Любовь слепа и будущий психолог сделал двойную ошибку – друзья очень деликатно пытались указать на положение дел, Надежда оказалась патологической лгуньей. Теперь Валерий не мог быть уверенным, что ребёнок был от него (поэтому спешили со свадьбой), и был ли выкидыш случайным (после Надя не могла забеременеть, тем более что детей она не хотела). Когда Валерий получил научную степень, его пригласили на собеседование в «Большой Дом» и предложили работу по его специальности – разработка графологического анализа. Тема его кандидатской была как раз по определению особенностей личности по подчерку, составление комплексного психологического портрета личности с использованием методов психодиагностики. Валерий согласился, уже знал, что с его порядочностью он так и останется в кандидатах наук до пенсии. Подполковник КГБ знал, как отбирают научных сотрудников на службу. Дерзкому было стыдно и обидно за себя – дал распоряжаться Надьке и её папеньке его жизнью! А он то считал себя самостоятельным и независимым!
Валерий шарахнулся в сторону:
-Тьфу ты!
Он ненавидел этот дом, Литейный 42. Общество «Знание», бывший Юсуповский дворец. Он увлекался парапсихологией, но сам суперспособностями не обладал. Валерий объяснял свою «нелюбовь» к дому нормальной реакцией чуткого человека к дому, где произошло коварное убийство. "Юсупов – трус и садист,- подумал он,- сначала в упор выстрелил в живот Распутина, потом в вдогонку в спину и после добивал смертельно раненного каучуковой палкой. Кто-то не выдержал зверских издевательств над старцем и прикончил выстрелом в лоб. Уж не сам ли Великий князь? Распутин, нет сомнений, обладал суггестивными и гипнотическими способностями, но во чьё благо? Историки темнят. Удивляет фактор непоколебимости и уверенности в действиях Распутина и не удивляет чрезмерная жестокость его палачей, боялись старца. Как всегда на Руси – из крайности в крайность".
Дерзкий дошёл до службы, за полчаса до смены дежурного поста. Майор обрадовался:
-Проверяйте «дневник», товарищ подполковник! Всё как обычно в новогоднюю ночь, то есть аномальное происшествие тоже. Задержана инопланетянка или иностранка без документов, Вам разбираться.
Валерий ухмыльнулся. Кто-то «наотмечался» до белой горячки и вообразил себя пришельцем:
-Я психолог, а не нарколог. Почему к нам? Что? на 25-го Октября не нашлось «посадочного места»?
-Валерий Сергеевич, Вы почитайте рапорт, она … В общем, личность проверяем. Сделан запрос в паспортный стол города Петровска, Саратовской области.
-Ага. Теперь красавице томиться до рождения Христова или аж до второго Его пришествия.
-Хорошее у Вас настроение, товарищ полковник! И мне пора к столу. С Новым Годом!
-С Новым Годом!
Майор отдал честь и побежал на выход, он резко остановился в дверях кабинета:
-А откуда Вы знаете, что она красивая?
Психолог продолжал пошучивать:
-У всех инопланетян ярко выраженная неземная красота.


Глава 2

Подполковник ускорил выяснение личности «свалившейся с неба» по своим каналам. В следственном изоляторе сидела Ирина Степановна Фёдорова, 57-ми лет от рождения. Конечно же, ей не поверили, но проверили.
Валерий запомнил для себя факты: упала прямо под колёса скорой помощи; была доставлена в реанимацию с еле прослушиваемым пульсом и дыханием, но без увечий; при осмотре врачом очнулась из комы; врач получил, её осматривая ожог ладоней второй степени; больше к ней никто не смог подойти, пока наряд милиции не вызвал чекистов; женщина не возражала «проехать» на Литейный.
Отдежурив сутки, Дерзкий решил проверить свою подопечную. Подойдя к комнате допросов, у него засосало под желудком. Он немного помедлил, но всё-таки вошёл. Не успев разглядеть сидящую за столом женщину, он услышал её голос:
-Человек отвергает конфликт, сдаётся и принимает то, что предлагает судьба.
"Это она про себя,- подумал уныло Валерий". Она продолжила:
  -Переутомлённый мозг заторможен, что приводит к слабости, которую Вы проектируете на меня. Вы озабочены связью, которая ещё не может быть прервана, не достаёт ясности и понимания Вашего прошлого. Пустота только внешне выглядит как потеря. Ваше уныние вызвано зря потраченным усилием, а не голодом.
Валентин встречался с больными, которые могли сами залечить кого угодно. Он поправил осанку, собрался внутренне.
-Как можно контролировать то, что ещё не сформировано?
Женщина смотрела ему в глаза и улыбалась. Она действительно оказалась красивой и молодой (максимум за тридцать с хвостиком и не как на 57-мь!). Большие голубые глаза, правильные и мягкие черты лица. Кудрявые густые волосы спадали прямо на захарканный пол. Туника облегала высокую грудь, узкую талию и покатистые бёдра, на ногах были кожаные сандалии. Диковинный вид женщины вызывал восхищение и любопытство, но его контраст с реальностью был настолько велик, что Валерий посочувствовал молча: "Само совершенство, если б и с головой было всё в порядке!" На эту его мысль женщина возразила:
-Вы запутались в ситуации, смысла которой, в состоянии пустоты Вам не дано видеть.
-И что Вы мне посоветуете доктор магических наук?
-Не пытайтесь упрямо проявить свою волю. Только ясность, желание измениться будут эффективны.
"Как и следовало ожидать – ничего конкретного. Гороскоп на неделю", - подумал психолог.
-В жизни каждого человека бывает хоть один момент, который – если он угадан и пойман – навсегда изменит её течение.
"Гороскоп на год", - Валерию стало скучно, перед ним обычная гадалка-шарлатанка.
-Когда меня просят прорицания и наставления, я вещаю. Но если мои слова игнорируют, я принимаю это за хамство, если мои слова осмеивают …
-То Вы меня проклянёте!
-Бог Вам судья, не я.
Женщина встала и подошла к решётчатому окну, повернувшись лицом к солнцу и к следователю спиной.
Подполковник решил, что на сегодня довольно для первого знакомства. Надо выспаться для начала, а разберётся с прорицательницей он завтра. Сейчас бы в лес! Сбросить с себя напряжённость большого города и суетливой жизни! Жаль, что зима. Валерию вспомнился анекдот про разведчика в тылу врага: "Не сезон, - подумал Штирлиц,- и сел в сугроб".
Женщина обернулась:
-Сейчас не время для того, чтобы быть связанным старыми условностями и авторитетами, как Штирлиц.
Она засмеялась. Её детский задорный смех напоминал перезвон колокольчиков.
Валерий вылетел на улицу как ошпаренный. Только в метро он перевёл дух и успокоился, но поехал в обратную сторону от дома, на Финляндский вокзал. Там взяв билет, сел в электричку. Уже подъезжая к Выборгу, он засомневался: едет в гости без подарков, без звонка. Но на то и есть старые друзья, чтоб к ним вот так – запросто! Друг был соседом Валерия по комнате в общежитии, но с Военной кафедры. Бабник страшный! Теперь степенный семьянин и командир погранотряда. Говорят, скоро на повышение пойдёт, в Ленинград. Рядом, значит, служить будут, опять соседи.
У Валерия была фотографическая память, не взяв такси, он пошёл пешком до штаба. Алексей был на службе, в этом он не сомневался тоже.
Десять минут быстрого шага, и подполковник был на первом КПП отряда имени С.М.Кирова. На пропускном пункте старший по на ряду, младший сержант не мог попасть на коммутатор, ефрейтор дозвонился по внутреннему телефону до оперативного дежурного напрямую. Оба сопляка были явно не в трезвом состоянии. Через пять минут прибежал без шинели по морозу помощник оперативного. Подполковника КГБ провели до самых дверей командира.
Валерий не успел постучать, дверь распахнулась. Алексей стоял с улыбкой «до ушей»:
-Сколько лет, сколько зим! Совсем забыл про друга! Обещал по осени приехать по грибы и так два года! Или ты тут официально? Заходи!
-Инкогнито. Ты жене своей ничего не говори, чтоб моя не знала.
-Понятно! Вот и здорово! Поехали к Клавке?! Только и ты моей ничего не говори!
Алексей рассмеялся тихо с хрипотцой. Он был пьян. Валерий очень хорошо знал этот смех. Стала понятна обеспокоенность и нервозность Алексея, как ни крути, а Валерий из «Управы». На командирском столе в один момент появилась бутылка с водкой. Хозяин наполнил стаканы до краешков:
-Давай выпьем за Новый Год!
-Я не пью.
-Как?!!! Всё ещё не употребляешь?
-Уже.
-Ааа.…Ну не пропадать же добру?
Командир выпил залпом:
-Сейчас закусь организую.
Через 15 минут из офицерской столовой принесли деликатесы: язычок говяжий, рыбку красную солённую и копчённую, грибочки, огурчики малосольные.
-Богато живёте, - заметил чекист без намёка.
-Мой зам по тылу – хозяйственный мужик! Всем хватает заготовок: и нашим, и вашим, - командир оправдывался.
-Да знаю, что не воруешь. Я не с проверкой, приехал как к другу.
-За мужскую дружбу!

-За встречу!
Алексей «прикладывался» к бутылке не останавливаясь, Валерий за него закусывал. К полудню первый был мертвецки пьян, другой – «осел» от набитого желудка. Наступила пауза, разговор «не клеился».
-Поехали! К Клавке!
-К Клавке с шиферного завода?
-Нет. Она продавец. В Выборге нет шиферного. Не улавливаю связи, поясни!
-У меня в последнее время шутки плоские. Слышал про заграничную красавицу Клавдию Шифер?
Алексей заржал, на секунду отнял руку, подпирающую голову и стукнулся лбом об стол. Это его ещё больше развеселило, захлёбываясь от смеха, он отдал приказ оперативному, чтоб подавали карету.
-Хоть моя Клава и не красавица, но человек – золотой! Едем!
-Может лучше по домам?
-Ещё не вечер! Ты сам, почему в выходной не дома? То-то!
Валерию пришлось помогать другу спускаться по лестнице, хорошо, что всего два этажа. Алексей проявлял выдержку: вместо того, чтобы опираться на перила, он цеплялся за них. У входа в штаб стояла командирская «Волга».
  -В Гвардейский!
Успел приказать полковник и тут же заснул на переднем сидении. Валерий обратился к водителю-сержанту:
-Вези командира домой.
-Не могу, товарищ подполковник! Мне влетит или переведут служить на заставу. Командир приказал в Гвардейский.
Подъехали к частному дому, машина встала у крыльца. Алексей сразу же проснулся. Мутными глазами он посмотрел на друга:
-Валя, ты Клаву того … не обижай. Я её очень люблю. А если твоя Надежда, что говорила … - не верь! Ничего не было! Веришь?!
-Конечно, тебе верю. Ты оставайся, проспись. Мне пора возвращаться в «Управу», вечером заступаю.
-Лады. Миша отвезёт тебя на вокзал. Не пропадай, друг!

От Выборга до Ленинграда электрички шли каждый час, Валерию подождать надо было всего минут двадцать, но, тем не менее, он психовал - ходил взад-вперёд по платформе. Некурящий, он «стрельнул» сигаретку. Ему было неудобно ещё попросить и огня, поэтому он гонял её из угла рта в угол не прикуренную. Очевидно, вид у офицера был пугающим, спешившие мимо пассажиры шарахались от него в сторону.
Наконец-то подошла электричка. Народу было мало. Валерий мог спокойно за два часа проанализировать события за последние три дня. Он знал, что его жена изменяла ему, но «свечку не держал», то есть прямых доказательств не было. Алексей всё расставил на свои места. Друг!!!
 Валерий был идеалистом и верил в верность супругов и друзей, так как сам был порядочным во всех отношениях. Всю жизнь он жил самообманом, вокруг одна ложь! На службе тоже! Данные, добываемые в его управлении, поступали в различные отделы ЦК, и только там делались аналитические выкладки, то есть полный контроль ЦК над КГБ. Нередко сводки попадали на стол президента уже после происшедших событий. Вот такое оперативное информирование президента!
Валерий остро почувствовал одиночество. Доверять некому и не с кем даже поделиться мыслями. Перед глазами встал образ Ирины Фёдоровой. Она имела способность читать мысли – это факт. А что если она и вправду прорицательница? Мессинг тоже был телепатом. Удивительная личность этот польский еврей! Предсказал Гитлеру в 1937 году гибель, если тот пойдёт с войной на Восток. За что рейхсканцлер объявил Мессинга личным врагом и награду за его голову – 200 тысяч марок! Предсказал Сталину крушение самолёта под Свердловском в 1950 году и тем самым спас жизнь Василию, сыну диктатора. Генсек ценил и покровительствовал Вольфу Григорьевичу, но близко не подпускал: боялся гипнотизера и телепата. Жаль, что досье на Мессинга на Лубянке! Зато на Литейном ждёт человек, а не легенда.



Глава 3

Подполковник расписался в журнале и решительно вошёл в камеру:
-Как Вас зовут?
-Ирина.
-Сколько Вам лет?
-Я родилась 1 января 1934 года. Это правда, но не вся.
-Расскажите всю правду.
-В человеческих взаимоотношениях не может быть полного раскрытия. Действительное партнёрство возможно только между отдельными друг от друга и целостными личностями.
-Вы предлагаете сотрудничество офицеру КГБ?
-Божья воля протекает сквозь нас. Я прорицательница и наставница. Вы же управляете процессом выхода из тупиков развития человечества.
-Вы сильно преувеличили мои способности.
-Доверьтесь собственному «Я». Когда Вы почувствуете отсутствие привязанности к результату и непоколебимою веру в силу и справедливость Бога, произойдёт раскрытие. Вы познаете Истину.
Валерий задумался. Он не верил в Бога, но и не доверял научным авторитетам. Считал их просто трепачами, доказывающих лишь свою значимость, а не истину. Если он доложит о телепатических способностях Ирины начальству, то вскоре москали приберут её к рукам. В лучшем случае она будет учиться на спецотделении под Москвой в военной академии, там готовят хороших специалистов-экстрасенсов, в худшем … в любом случае, из неё «выжмут все соки» и …Мессингу просто повезло, что он дожил до глубокой старости.
-Всё предсказуемо. Всё, что можно предвидеть, уже свершилось.
-???
-Меня можно «спрятать» от москалей в Кировском посёлке. Погранвойска относятся к КГБ, пока. Телефонистка роты связи – это удобно.
Дерзкий чуть не подскочил на месте. Как она могла знать, куда он ездил? На телепатию не влияет расстояние. И значит погранцы скоро опять получат независимость.
-И не только они. В Мае на базе аналитического управления образуется информационно-аналитическое, которое будет включать группу оперативного информирования, то есть сводки прямо на стол президента.
Валерий покосился на прорицательницу, как долго она считывала с него? Ирина ответила на его мысль:
-У меня повышенный доступ к информационному полю.
Оба рассмеялись, что называется от души. Валерий забыл, когда так смеялся – охотно и искренне. На смену веселью, Валерий почувствовал себя неловко. Ему надо было ехать домой, хотя и не хотелось, но тут то он, по крайней мере, свободен.
-Это лишь иллюзия, что человек сам себе хозяин.
-Бог – высшее руководство или диктатор?
-Духовное развитие – достижение высокого уровня понимания. Верно сформулируйте вопрос и в тишине, по наитию, услышите ответ. Озарение. Пропустите Свет в ту область Вашей жизни, которая была скрыта. От Вас не требуется акта, подобного прыжку в бездонную пропасть с открытыми глазами. Знание заложено в Вас, оно перейдёт в форму понимания.
-Побудите здесь до завтра?
-До завтра!



Глава 4

Валерий позвонил командиру отряда рано утром из дома:
-Как самочувствие?
-На букву «х» и не подумай, что хорошо. Ты ведь не про здоровье узнать звонишь? Ты зачем вчера приезжал?
-У меня тут бедная родственница объявилась …
-Ты же сирота! Ну-ну, слушаю.
-Возьмёшь её вольнонаёмной?
-Телефонисткой, пойдёт? У нас тут как раз одна в декретный вышла, и комнату в общежитии освобождает.
-Лады. Когда ей подъехать?
-Да хоть сегодня может оформляться! Приеду в штаб и сразу начальнику кадров дам знать.
-К концу рабочего дня успевает. И спасибо. За мной должок.
-Не в службу, а в дружбу! Пустое!

С начальством тоже не было проблем. Всё на удивление легко уладилось. Осталось только проводить Ирину на вокзал.





Глава 5

Мессинг умер, так и не поняв, откуда берут истоки его сверхспособности. Или просто боялся признаться, во что верит в безбожной стране, ведь он учился в школе при синагоге. Он должен был стать раввином. Или истина осталась скрытой от него, так как сбежал из школы.
Дерзкий, подполковник КГБ хотел верить, что поступает осознанно, а не под гипнозом. Валерий «послушал» себя – нет, ни тени недоверия к Ирине. Вольф Григорьевич сбежал из гестапо, и Ирина смогла бы проделать такой же трюк в КГБ (в этом он не сомневался).
Фёдорова имела новое удостоверение личности. Всё как в справке из паспортного стола города Петровска, но год рождения – 1954. С «опечаткой» Ирина выглядела на «свой» возраст и в «одолженной» у жены Валерия одежде «в ногу» со временем.
Всю дорогу из Большого Дома на Финляндский вокзал Валерий и Ирина молчали. Подполковник сохранял спокойствие до тех пор, пока не подошла электричка на Выборг. Посмотрев в глубину синих глаз-озёр, он сказал на прощанье:
-Дороги назад нет, вот только бы не раскаяться после!
-Бог в помощь!



Глава 6

Психолог понимал, что не был готов к встрече с такой неординарной личностью, как Ирина Фёдорова. Она – это слишком! Тайком он ловил себя на мысли, что наедятся больше её не видеть. Для простых людей чудак – чужак, его либо обходят стороной, либо сжигают на костре. Даже среди ученых мужей тот же принцип – сначала высмеют «выскочку», а после топчутся столетия по стопам первопроходца.
Валерий не позвонил в Выборг, справиться у друга о новой телефонистке. Кто-то сказал, что друзья бывают двух типов – честные и полезные. Валерий ещё студентом составил психологический портрет по подчерку Алексея, а потом сравнивал с его поведением. Всё сходилось. Алексей – интроверт. Такие люди убегают от действительности, прячась в себе, в глубине своего подсознания; часто пытаются заранее оправдать свои действия, особенно, когда испуганны или боятся осуждения, так как способны на сомнительные поступки. К дружбе относятся очень серьёзно – это и сбило Валерия с толку. Он решил, что друг может контролировать свои желания. Очевидно, он ждал от друга невозможного – контроля над эгоизмом.
Подполковник не чувствовал угрызений совести – он ничего не обещал Ирине. Он уходил от «тайного союза» с ясновидящей, он не видел необходимости новой встречи. Зато надо было решать, что делать с брачным союзом.
Выходные дни психолог проводил в библиотеке. Как не парадоксально, но там он искал общения. Жена думала, что он работает над докторской, поэтому не ревновала к «Комсомолке». А он не удивлялся её любви к «бразильцам» и «мексиканцам». Один и тот же сюжет сериалов крутился вокруг одной неудовлетворённой. Конечно, Надежда ассоциирует себя с героиней, как говорят: "Вор вора видит из далека!". И сопереживает разоблачению, и радуется удачной краже. Конец тоже один: «Синдром Золушки». Правда Надьке в жизни такой финал не грозит – тут она промахнулась с выбором. Поймав Валерия на крючок, надеялась, что его национальные особенности характера и папенькины связи приведут её в царские хоромы с усадьбой в деревне (или с «фазендой», как сейчас модно) и конюшней, и, разумеется, с молодым и красивым конюхом. Но взамен мечтам, получила из всего лишь рабочую лошадь, на которой все только пашут. Вот теперь и плачет у телевизора над счастливой развязкой сериала не от умиления, а от зависти. Не понять ненасытной бабе, что «Happy End» только для того, чтобы продать «Second Hand». Валерий не мог назвать жену увядшей, но и красавицей – значит приукрасить. Лицо по-прежнему привлекало, но на смену свежести, серость ума «бросалась в лицо». К тому же появились аллергические пятна, от злоупотребления красного вина. Хоть Валерий и советовал жене принимать вместо «краснухи» рюмочку водочки за ужином, но та считала это не приемлемым для женщины с хорошими манерами. Он не стал доказывать, что глушить стаканами вино средь бела дня намного неприличнее и прямая дорога к наркологу. Валерий давно вообще перестал разговаривать с Надеждой, даже последние пять лет жена отдыхала на Юге одна. И вдруг в этот раз ей непременно захотелось вместе! Валерий решил подождать с разводом, съездить в отпуск, а там видно будет. С женой они сошлись во мнении, что надо брать путёвки в санаторий на море. Но! Валерий предлагал Сестрорецк, а Надежда – Сочи. Она размечталась попасть в один из закрытых для окружения президента. Подполковник не спорил, он знал, что связи тестя тут не помогут, поэтому пройдёт его запасной вариант.
Майские праздники прошли в городе спокойно. Валерий терпеливо ждал отпуск в начале июня. Новость об образовании инфармационно-аналитического управления его не удивила. Сбылось предсказание Ирины день в день – это его озадачило. Он потом просил уточнить дату и она назвала – 17 Мая. Дерзкий поборол в себе желание соединиться с коммутатором погранотряда, если Ирина свалилась с неба по его душу, то она сама выйдет на связь.



Глава 7

В субботу Валерий встал как обычно, в шесть утра. Он не имел привычку понежиться в постели по выходным. Но вместо библиотеки он решил пойти прогуляться в Летнем саду.
Сад был пуст, только один белый лебедь плавал в пруду. Валерий обрадовался как дитя, видеть людей не хотелось. Он не спеша, обошёл весь сад, на душе стало легко. Домой возвращаться было рано, и Валерий решил ещё прогуляться по набережной Невы. Уже на выходе он заметил одинокую женщину, сидящую на скамейке, с копной рыжих кудрявых волос. "Ирина! Зачем она остриглась?"- первое, что удивило Валерия. Подходя к ясновидящей, психолог сильно нервничал.
-Здравия желаю, товарищ подполковник! Вызывали?
Валерия разобрал смех, от волнений и след простыл. Вместо приветствия, он посочувствовал:
-Жаль косу …
-Стараюсь выглядеть …приземлено?
-Всё равно Вы просто красавица! На службе …не обижают?
-Как рядовая телефонистка, «отдуваюсь» за все грехи связистов, и как Верховная Жрица – за Вас.
-???
-Состоя на государственной службе, Вам приходилось не раз идти на компромисс: в лучшем случае «умыть руки», а в худшем – пойти «на сделку» с совестью. Но теперь Вам не дадут оступиться, ведут за руку, как дитя несмышленое.
-За какие такие заслуги?
-Родители любят своего ребёнка в первую очередь за то, что видят в нём свою копию даже, если он – «сорвиголова». А вот государственная машина подминает под себя непослушных. Безбожное государство не может просуществовать долго, так как всё в этом Мире изначально от Бога. Целый народ обратится к Богу, получив хорошую встряску. Где же Божье милосердие? Человек сам выбирает Путь и Бог справедлив.
-Что-то должно произойти?
-Грядёт Событие, в ближайшем будущем, которое изменит ход развития всей страны и решит судьбу двух подполковников из одного Большого Дома: один сядет на «трон», другой – станет нищим.
-А что станет со страной?
-В конце года СССР прекратит своё существование как государство. Распад.
-И какова моя роль?
-Анализ. Начните с себя, со своего внутреннего «Я», и для этого лучше замкнуться от внешнего Мира.
-У меня скоро отпуск. Хочу побродить по морскому бережку в одиночестве.
-На работу не звонить и не пытаться вернуться раньше конца отпуска!
-Это звучит как приказ.
-Предпочитаете гипноз?
-Лучше я поверю на слово.
-Вот и договорились! До встречи. Осенью Летний сад особенно прекрасен.
-Значит до осени. До свидания, Ирина!



Глава 8

Августовские события Валерий Дерзкий, подполковник УКГБ Ленинграда и Ленинградской области встретил как посторонний наблюдатель. Он был на отдыхе в закрытом санатории: тесть «выбил» путёвку на август, Валерию пришлось «поменяться» отпусками с один из сослуживцев. Надежду распирало от тщеславия – отдых в Сочи в окружении первых лиц страны. Валерий чувствовал себя «не в своей тарелке». Он не смог вернуться на службу во время путча, так как всё небо на Юге было перекрыто полностью и море тоже. А после и отпуск закончился.
Во время Событий подполковник не звонил на службу, он вместе со всеми заодно смотрел репортажи «с места» по телевизору. Когда на второй день путча прошёл слух, что Горбачёв в Москве, он неожиданно для себя заявил в окружении:
-Двадцать второго в полвторого, - и добавил, - ночи.
На него покосились не с добром. Валерий «прикусил язык» и вёл себя далее осторожнее. Он занимался анализом.
Психолог максимально адекватно представлял процесс Действия. Не смотря на видимую стихийность, он мог предугадать весь сценарий каждого дня-акта.
По логике отсутствие действия представляется как бездействие, но на деле получалось с точностью наоборот – как действие: чрезвычайный комитет взаперти, а демократы свободно организуют многотысячные митинги; танки на улице, но без боекомплектов и тому подобное.
Результат был скрыт для обывателя, но неизвестное всегда может вычислить профессионал. Для обывателя военный переворот закончился победой демократии, для Дерзкого – победой председателя КГБ СССР В.А.Крючковым, начатое старым чекистом Андроповым встало на рельсы. На броневике - демократ Ельцин, пока.

Глава 9

Вернувшись в Ленинград, Валерий стал искать комнату на съём поближе к «Управе» и на второй же день нашёл в Поварском переулке. Хозяйка, бабушка боялась жить одна, но и впускать кого попало тоже - Валерию пришлось воспользоваться удостоверением офицера. Уже к вечеру подполковник переехал с одним чемоданом.
Разговор с женой состоялся короткий – Валерий в дверях объявил, что уходит и подаёт на развод. Надежда криво усмехнулась, очевидно «крутилась» в санатории не зря, нашла замену. Да и знала, что Валерий «барахло» делить не будет.
Валерий остался один на один с собой. Он понимал, что с его характером нельзя замыкаться в себе, он чувствовал себя здоровым только тогда, когда активно участвовал в жизни. Но он был никому не нужен. И на службе тоже. Сослуживцы его недолюбливали, так как он не «вписывался» в общий круг интересов: не пьёт, не курит, не гуляет. К тому же психолога высоко ценило начальство. Усугублялось его положение – чужой среди своих, ещё тем, что ему явно не хватало мужской решительности. Валерий не разыгрывал из себя умника, он хотел быть общительным, но пока размышлял, как поступить (он боялся, что будет неправильно истолкован или покажется смешным), случай сближения с коллегами ускользал. Его сверхвпечатлительность в молодости привела к идеализации предмета своей любви – Надежды, и закономерно, что после наступило сильное разочарование. Валерий интуитивно понимал, что ему трудно приспособиться к новым обстоятельствам, поэтому сначала решил все силы направить внутрь себя.
Не успели разобрать баррикады после чрезвычайного положения, как городу вернули его историческое название – Санкт-Петербург. Валерий почувствовал, что настало время встречи с ясновидящей и, что он увидит её в последний раз.
Летний сад был единственным чистым и красивым местом 6 сентября 1991 года. Валерий без труда нашёл Ирину, она сидела на той же самой скамейке как в прошлый раз.
-Доброе утро, Валентин Дмитриевич!
-Доброе ли? Вы собрались рассказать о моих родителях?
-Пора знать.
-Я весь во внимании.
-Ваш дед – Наум Александрович Лерский был директором сиротского дома в городе Петровск. Его жена преподавала там же. Они были расстреляны в 1937 году, так не поступились ни совестью, ни верой. Вашему отцу – Дмитрию Наумовичу в том году исполнялось двенадцать лет. У Вашего деда был брат в Москве, который был высоким министерским работником. Как человек грамотный он знал закон о наказании членов семей изменников родины: взрослые члены семьи подвергались тюремному заключению или высылке, дети отдавались в сиротские дома, а с марта 1935 года – дети, достигшие двенадцати лет, тоже привлекались к уголовной ответственности. Брат деда носил фамилию жены, но вот Ваш отец! Мальчик на допросе с пристрастием мог рассказать всё, что знал или помнил. Дядя не стал рисковать и забрал племянника быстрым порядком в Москву. «Подчистив» метрики (прибавил в фамилии одну лишнюю палочку), он пристроил Вашего отца в детдом. Ваш отец молчал, ведь дядя спас его от неминуемой смерти. Дмитрий Наумович Дерзкий становится врачом без помощи влиятельного дяди, они не поддерживали связь, пока был жив Сталин. Ваш отец женился поздно, уже добившись высокой должности главврача в одной из поликлиник Подмосковья. Ваша мать – Дина Яковлевна, педиатр. Вы родились в 1949 году. В 1952 году Ваших родителей арестовали по делу врачей. Брат Вашего деда объявился, взял Вас к себе. Он был стар и боялся лишь одного - расплаты за грехи. Старик действовал с уверенностью, что Вам спасает жизнь. Он поехал под Новогоднюю ночь в Ленинград и просто-напросто подбросил Вас в детдом. Вернувшись в Москву, он раскаялся, не смог перенести угрызения совести и умер от обширного инфаркта.
Вам было тогда чуть больше трёх лет, но развиты не по годам, поэтому Вам и прибавили в возрасте. Назвались Вы – Валей Дерзким. Вас записали, как Валерий Сергеевич Дерзкий от 1 января 1948 года рождения, русский по национальности. Почему русским? Всё очень просто: первые свои пять лет Вы были кудрявым блондином! Не смейтесь, это правда. Волосы были белыми как снег. Еврей чистых кровей - Валентин Дмитриевич Лерский от 26 ноября 1949 года рождения.
В конце марта 1953 года все арестованные «врачи-отравители» были освобождены и восстановлены на работе. Ваши родители подали на Всесоюзный розыск, но …сами понимаете, что после Отечественной войны таких заявлений были миллионы, и многие не нашли своих родных до сих пор.
-Мои родители живы?
-Да. Вы обязательно воссоединитесь, но пока Вы не готовы.
-Но к такой встрече никогда не будешь готов!
-Верно, но всё усложняется тем, что Ваши родители выехали из страны в декабре прошлого года. Они – эмигранты, Вы – подполковник госбезопасности.
-Что же Вы раньше … Простите …
Валентин осёкся, ему стало неловко. Ирина улыбнулась:
-Раньше никак не могла. Я не решаю, на всё воля Божья.
-Зачем Вы здесь?
-Указать Вам Путь.
-???
-"Душа является бессмертной и нематериальной и предшествует существованию в физическом теле, а после того, как вселяется в тело, «забывает» знания, познанных душой до рождения". Платон.
-Всегда придерживался мнения, что теория субстантициональности души должна уступить место о её актуальности.
-Теперь это актуально. Человечество в стадии завершения исправления душ, в конце Пути. Почти шесть тысяч лет человечество работало на свой эгоизм, в конечном итоге материальная сторона жизни становится на первое место и духовная на задний план, технический прогресс пропорционален духовной деградации. Человек, удовлетворяя свои желания, теряет наслаждение: набил живот и рад, но не долго, желудочные колики заставляют пожалеть, что съел больше, чем требуется организму и так во всех сферах его деятельности. Каждый мечтает о вечном наслаждении, но не знает как. Вечное наслаждение – это замкнутый круг. Получая – отдавай. Но для этого всё человечество должно быть на одном высшем уровне духовного развития. Каждый индивидуум должен прийти к желанию подняться в духовном развитии сам и Бог ему в помощь. Но таких желающих - единицы. Остальные хотят верить в сказку о попе, который отпускает грехи. Детский сад! Человек возвращается в этот мир до тех пор, пока через страдания не исправит душу, не искупит все грехи. Это и есть смысл человеческой жизни. Только очистив душу, а не сопли об рясу попа, человек становится свободным.
-Но почему Вы здесь по мою душу?
-Вам быть праведником. Я Вам говорила, что Ваше предназначение управлять процессом выхода из тупиков развития человечества. И оно в тупике. На праведниках держится этот Мир.
-Но…
-После посвящения, Вам придёт раскрытие, Вы познаете Истину.
-Пора прощаться?
-Да. Пора. Будьте ближе к Богу!
-Обещаю.

Глава 10

После путча сразу же снимать с должности председателя УКГБ Санкт-Петербурга и Ленинградской области не стали, он равным счётом ничего тогда не сделал (да и незачем – всё решалось в Москве), но оставлять на таком посту после «победы демократии» стало неловко. В ноябре появился новый «хозяин Большого Дома». Потихоньку началась «перестановка».

-Валерий Сергеевич, у Вас гость. Это ничего, что я впустила? Ваш сослуживец, я документы видела …
-Всё правильно, Нина Никитична, не волнуйтесь.
Валентин зашёл в свою комнату. За письменным столом у окна сидел Алексей.
-Ты как меня нашёл?
-Думаешь, ты один здесь умный?
-Ладно, выкладывай …
-Нет! Это ты выкладывай, как ты предал нашу дружбу!
-Я предал?
-Сам в санаторий смылся, подальше, а меня предупредить «забыл»?! Мог бы намекнуть: мол, не лез дружище в пекло.
-Это случайность, что меня не было в городе …
-Врёшь! Я твою девку пристроил, чтобы она на меня же «стучала»?! Ловко!
-Ирина?
-Слушает! И передаёт кому надо! Я хоть и пью, но разум не пропиваю!
-Ты ошибаешься. Если у тебя неприятности по службе …
-Неприятности? Полная жопа так у психологов называется?!
-Сам виноват!
-Не без твоей помощи! За ошибку молодости, за Надьку мстишь! …
Дальше Валентин не слушал. Доказывать кому-либо свою невиновность, непричастность нет смысла: люди видят в других свои же недостатки, а завидуют лишь тем достоинствам, которых у самих нет.
-Что с Ириной?
-Я её не трогаю! И ты меня не тронь! Думаешь, у меня связей нет? Но поможешь мне ты! Искупишь грешок, а то …
-А то что?
-Если я буду тонуть, всех за собой потяну! И ты будешь первым! Так, что выбора у тебя нет!
-Есть у меня выбор. А тебе совет: не решай за меня и не пытайся понять, что я думаю.
-Значит, не поможешь?
-Нет.
-Не прощаюсь, скоро обо мне услышишь!

Валентин услышал новость уже утром. Командир разбился ночью на служебной машине, жив, но останется инвалидом на всю жизнь. Спасло от смерти то, что был мертвецки пьян. Водитель и любовница погибли. Говорят, Алексея врачи «собрали по кусочкам». Валентин знал, что командира теперь проводят на пенсию со всеми почестями, по заслугам, но он сам через полтора года не станет пользоваться льготами и пенсией отставного офицера. Валентин принял судьбу – он станет нищим, он готов нести свой крест.




Эпилог.

В 1993 году
страна находилась в условиях острейшего политического кризиса;
в городе Петровске иерейским чином был освящён престол Покровского храма;
и
для полковника государственной безопасности в запасе
этот год стал
решающим в его жизни –
 он выехал в земли, где будет властвовать Бог.


Рецензии
Начала читать.

Прочла шесть глав. Читается легко. Тема такая - не банальная.
И перо у тебя легкое.
Ждала какого- нибудь подвоха. но пока что, все идет своим
чередом - в те годы , простой люд ,лучше- то, и не жил.
Жаль героев - и Степана , разглядевшего в некрасивой, на первый
взгляд, рыжеволосой Аннушке - красоту неземную, и ее саму.

А дальше- почитаю, послежу за их необычной дочкой - Иришкой.

Здравствуй , Ревека !
Валя.

Валентина Скопинцева   19.03.2019 06:18     Заявить о нарушении
!!! чОрт! куда тебя занесло!!!...)))

...раз читаешь, удаляю вторую часть...
так и напишу, что пока Валя читает...

Привет, ты меня удивляешь...

Ревека Клевер   19.03.2019 19:30   Заявить о нарушении
Ревека, Ревека, это ты меня удивляешь тем, что сама удивляешься !

А почему, Валя , не должна читать ?! Там ,что-нибудь, про Валю ?
Заметь, Вале, -не 16, не 18, и , даже не 21 год. Взрослая я , уже.
Не похоже ?!

Ладно, Ревека,- я тебя обожаю !

Валя.

Валентина Скопинцева   20.03.2019 07:23   Заявить о нарушении
Привет, Валя! :)

Вторая часть, как отсупление... Фантастика.
Только для того, чтобы третья часть была понятна...
Но получилось с читающими наоборот: вторую часть не понимают,
с третьей проблем нет.

Я бы и раньше вторую удалила б... Вот, я объясняла:
"вторую часть можно просто выбросить в топку, но жалко,
ибо трудилась и над этой белибердой тоже добросовестно…"

Не-не-не! никто и не просил убрать фантастику... я сама поняла,
что надо... ну, вот, время пришло...
Тебе будет просто интереснее!

Валя, спасибо, -

Ревека Клевер   20.03.2019 08:58   Заявить о нарушении
Дошла до гл. восьмой.

Ревека, интересно мнение - " друзья бывают честные и полезные ".
А что , если объединить эти два понятия ?! И было бы тогда -
и честнее и полезнее , для дружбы , разумеется.
А , вот это - " серость ума бросается в лицо ", - а что, если цвет нашего
мозга имеет серый цвет ?, подумалось мне ...

" Летний сад осенью прекрасен ."
- " Значит , до осени ."

Значит , до встречи , Ревека !
При любой возможности, продолжаю читать.

Валентина Скопинцева   21.03.2019 05:53   Заявить о нарушении
Доброе утро, Валя! :)

Я всё сделаю после работы:
выставлю вторую часть отдельным произведением,
и только для тебя;
дам ссылку прямую здесь;
и даже назову Валентине Скопинцевой,
чтобы ты легко нашла.

Сейчас не успеваю...

Не обижайся на меня! пожалуйста.

Ревека Клевер   21.03.2019 08:57   Заявить о нарушении
Дочитала вчера, еще, но не случилось что-нибудь написать тебе, Ревека.

Напишу сейчас.
Я поняла ( может , мне показалось ), что имя- Валентин -для тебя какое-то
особенное. Из-за , дедушки ?!

Вот и гл. герой - психолог, подполковник Валерий Дерзкий, в финале,
обозначается , как Валентин.

У меня к нему двоякое отношение. С о одной стороны - настороженность.
С другой - жалость какая-то, неведомо откуда взявшаяся. Из-за его
душевного неустройства. Может в дальнейшем ?

Ну, а Ирина ...Это - хвала твоей чудодейственной фантастике !
Спасибо тебе и за напоминание слов Плутона- о душе.Это, как маленький
укол , но в самое сердце!

Спасибо тебе, дорогая Ревека, за такой интеллектуально- потрясающий труд.
Спасибо !

Хорошего дня !
Валя.

Валентина Скопинцева   26.03.2019 07:38   Заявить о нарушении
Валя,

я изначально решила, что этом романе будут отголоски судеб:
моей и деда, поэтому главным героям я дала наши имена.
Меня зовут Ирина, и если хочешь, можешь так меня и называть,
но если привыкла к псевдониму, - как тебе больше нравится.
Деда звали Валентином. Родителей его расстреляли. Он воспитывался в доме сирот,
который при жизни был построен на деньги его родителей, где они преподавали
детям "кухарок" математику. Со второй мировой вернулся Героем Советского Союза, ибо три ордена Славы, что тогда приравнивалось к званию Героя. Но боялся всю жизнь! Изменил своё имя на Валерий: мама у меня в метриках записана, как Валерьевна. Изменил в метриках дату рождения сыну. И так далее. И бабушка боялась. Она умерла в 80-т лет, но так никому из детей, никому! не сказала свою настоящую девичью фамилию. Дед и ей метрики "выправлял".

Крупицы правды, как на дрожжах поднялись в повесть.
Я писала два года. Никогда столько времени не отдавала работе...
Но повесть надо править. Эмоции, чувства помешали написать хорошо.
Единственное, что меня "успокаивает" - я всё-таки довела до конца.

Валя, спасибо тебе!

Ревека Клевер   26.03.2019 09:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.