Командор и Хозяйка Морей

От автора.

На иллюстрации выше - моя книга, ниже - полная её версия.

Часть первая.


КОМАНДОР

Май 1805 г.
Наполеон правит Европой.
Только Британский флот сдерживает его.
Моря - поля боевых действий.
Фрегат «Внезапный»: 28 орудий, 108 членов команды около Галапагосских островов

Адмиралтейство. Приказ кап. Джеку Обри: «Прекратить преследование французского крейсера «Ахерон». Срочно вернуться под командование адм. Нельсона».
21 октября 1805г.
В морском сражении у мыса Трафальгар английский адмирал Нельсон разгромил франко-испанский флот, вынудив Наполеона отказаться от идеи высадить морской десант на Британские острова.

Глава1

Англия, 1807г.
Джек стоял на пристани в ожидании прибытия корабля из Северной Америки. Пыхтя сигарой, он злился. Какого-то чёрта он всё-таки дал уговорить себя встречать кузину своего друга.

Даниэль был незаменим за карточным столом и в кутежах. После Трафальгарского сражения из-за тяжёлого ранения капитану Обри пришлось выйти в отставку. К тому времени его любимая Софи была замужем за другим. Да! Француз умел приукрасить однообразную холостяцкую жизнь Джека. Что там Даниэль говорил про свою кузину? Рыжая и дикая? Хочется посмотреть на маркизу, которая лазила с Даниэлем по деревьям наперегонки!
Порт, корабли навеяли воспоминания, мысли капитана понеслись в прошлое как по волнам. Счастливчик Джек! Так его звала команда «Внезапного». Удача отвернулась от него. И всё началось с северных берегов Бразилии. Встреча с кораблём-призраком стала для Джека Обри роковой.

Семь недель «Внезапный» бороздил воды у Бразилии, ища французский крейсер «Ахерон», так и не найдя его. Зато «Ахерон» нашёл их сам. Фрегат как призрак появился неожиданно из тумана, атакуя. Завязался короткий бой. В результате «Внезапный» раздолблен, корабль потерял управление, став лёгкой мишенью для французов. Туман спас. Удачный Джек! Фортуна на его стороне. Команда матросов на шлюпках отбуксировала корабль в густую непроглядную мглу, французы потеряли их. Приказом адмиралтейства было найти и потопить «Ахерон», на деле чуть не вышло всё наоборот. Северные берега Бразилии позади, надо возвращаться домой, в Англию. Ну, уж нет! Джек всегда доводит начатое до конца. В погоню!

Много раз спрашивал себя Джек после, почему он тогда не повернул обратно? Себе он смог признаться, что только его упрямство и задетая гордость офицера сподвинули к дальнейшим действиям. Удачи сменялись неудачами. Игра в догонялки затянулась. В конце-то концов, Джек Обри разгромил пиратский фрегат. Но можно ли считать это за победу, если капитан «Ахерона» сбежал на своём же корабле? Только трусливый француз мог выдать погибшего в бою брата за себя!

Последние два года Джек собирал по ниточке информацию об «Ахероне» и его капитане. Он узнал: имя капитана - Денис де Мосси, помощника - Атос де Мосси. Денис, выдав себя за врача, сохранил свободу. Какова уловка! Освободить пленённую команду ему помогала сестра милосердия. Ха! Сестра! Наверняка его шлюха. Что говорить? Французы! След «Ахерона» затерялся. Теперь это не имело никакого значения, французский флот разбит, но Джек знал, что он не успокоится до тех пор, пока не встретится лицом к лицу с Денисом де Мосси. За тем должок. Подлинная шпага капитана-пирата. Без неё капитан британского морского флота Джек Обри не может считать себя победителем.

Джек покосился на Даниэля. Кто бы мог подумать, что этот француз станет его другом! Даниэль - человек чести, он не раз доказывал своё благородство. Джеку нравилась прямота и открытость товарища. Именно Даниэль вызнал через своих друзей во Франции имя капитана «Ахерона». И очень сожалел, что не смог более ничем помочь: крейсер овеян тайной, никто о нём ничего не знает. Воистину корабль-призрак! Капитан Обри пытался также получить сведения об «Ахероне» в британском адмиралтействе. Там просто приказали забыть о фрегате. Удивительно, но адмирал Нельсон был зол на Джека, когда тот прибыл под его командование в 1805 году. Сначала в резких выражениях он напомнил капитану о долге следовать приказам. Затем великий стратег уже мягче намекнул, что преследовать «Ахерон» только до Бразилии и была задачей Обри. Потом Нельсон посоветовал забыть о корабле.
Джек недоумевал, почему все хотят, чтобы он не вспоминал о «Призраке», как будто того действительно не существовало?! Но он поймет. Он должен знать, где здесь «собака зарыта»! Корабль с кузиной Даниэля пришвартовался.

-Даниэль, напомни мне ещё раз, почему я здесь?
-Потому, что ты мой лучший друг и ты холост, а моя любимая кузина богата и разведена.
-Ну да, ну да.

Трап подали. Пассажиры начали спускаться. Даниэль пристально всматривался в женщин, кузины не было. В рассеянности француз стал оборачиваться по сторонам.

—Я видел Денизу последний раз в день её свадьбы. Тогда нам было по шестнадцать, а теперь нам уже перевалило за тридцать! Я просто её пропустил!
—Смотри! Там ещё кто-то с капитаном прощается.

Джек и Даниель ошарашено уставились на мостик. С борта медленно, но твёрдой походкой спускалась женщина невиданной красоты. Мужчины замерли, не могли сдвинуться с места, не сделали и шагу навстречу. Их приковало к месту и взгляд к чаровнице, она завораживала.
Платье, сшитое под униформу морского офицера, плотно облегало грациозное стройное тело, глубокий вырез изящно приоткрывал высокую упругую грудь. На густых белых волосах - кокетливо сдвинутая на лоб треуголка. Правильные черты красивого лица, на подбородке едва заметная ямочка. Маркиза де Бари подошла к встречающим её мужчинам. Дениза приветливо улыбнулась Даниэлю и посмотрела на Джека. Улыбка исчезла, лицо побледнело. Глаза Денизы де Бари и Джека Обри встретились.

Глаза мужчины светились обожанием.

Глава 2

Англия, 1807г.

Маркиза де Бари стояла на палубе корабля «Возрождённый». Она немного злилась на себя. Длинный путь в Англию Дениза проделала по одной единственной причине: посмотреть в глаза своему победителю. Зачем ей это?

Последние два года Дениза была счастлива в Америке. Она имела высокородный титул и к тому же деньги, много денег. Маркиза блистала в Свете, в претендентах на её руку не было недостатка, а ведь ей уже 33 года!
Всё кузен Денизы! В своих письмах к ней одни только разговоры о своём новом друге Джеке Обри, знаменитом капитане «Внезапного». Капитане, который «побил» корабль-призрак. Даниэль не подозревал, как ненавистны Денизе напоминания о разгроме «Ахерона». Её «Ахерона»! Сколько раз Дениза спрашивала себя, как она позволила этому произойти? Конечно, она не могла винить лишь себя. Ряд стечений обстоятельств? Началось всё с её приказа: «Огонь!».

Почему тогда, в тумане 1805 года, у берегов Бразилии маркиза-капитан французского крейсера не повернула к мысу Горна незамеченной? Перед ней открылась возможность поиграть в «кошки-мышки», и она не смогла побороть искушения. Тогда в тумане ей захотелось сделать зарубку на борту «Внезапного» в память о себе. Она владелица «Внезапного», британское адмиралтейство просто прибрало её собственность к рукам! Денизе надо было догадаться, что за свою глупую выходку ей придётся расплатиться. Она задела гордость брита! Неудивительно, что капитан «Внезапного» «забыл» приказ искать «Ахерон» до Бразилии и начал на него охоту. Удачливый засранец! И не только. Дениза призналась самой себе, что в навигации ей с ним было трудно тягаться.

Дениза де Бари честно служила Великобритании на протяжении года, отправляя в адмиралтейство сведения о рейдах испанских, французских боевых и торговых судов. «Ахерон» - корабль-шпион. Под революционным флагом грабили торговые судна, но если вступали в бой, то обходилось малой кровью. Поступали с побежденными гуманно. Взятое добро Дениза делила на три равных части: для своей команды, по трети в Англию и Францию. Всё шло изначально, как и было задумано, но французская сторона стала подозревать маркизу в нелояльности. Чтобы убедить в её преданности Наполеону, и нужен был приказ британского адмиралтейства капитану Джеку Обри искать и потопить «Ахерон». Конечно «постарались», чтобы об этом узнали французы. Уйти от «Внезапного» было не трудно, Дениза знала о его местонахождении. Если бы не её легкомысленное решение «пошутить» и «манера смеяться последним» капитана Обри!

Шторм у мыса Горна маркиза де Бари вынесла стойко, но после: штиль, жара, недостаток питьевой воды. Воды не хватало, так как она приказала поить заключённых наравне с командой. Последний свой приказ до приступа лихорадки, который Дениза помнила: «Обойти стороной Галапагосы. Держать курс к острову Короля Карла за водой». Вскоре она лежала в капитанской каюте бес сознания. Больная женщина-капитан французского крейсера очнулась от грохота боя. Когда она смогла подняться на ноги - сражение было проиграно. Атос де Мосси, заменявший её на посту капитана, погиб. Дениза, ещё не знавшая, как всё произошло, искала путь к спасению корабля и команды. Она не могла опять всё потерять! Строить жизнь сначала больше не было сил. Выход должен найтись! Маркиза с Жаном Генетом стояли в лазарете у тела их дорогого друга и соратника Атоса, и тогда её осенила мысль о подмене. На удачу сам капитан Джек Обри вошёл в лазарет. Дениза пряталась за ширмой. Всё зависело от Жана, как он сыграет роль врача. Жан очень нервничал, но гордый победой брит ничего не видел, кроме шпаги погибшего «капитана» «Ахерона». Трюк удался. У неё и Жана Генет осталась полная свобода передвижения на корабле. Действовать надо было быстро, пока бриты, уставшие от боя и упоённые победой с гроги, не могли оказать должного сопротивления. С заходом солнца команда «Призрака» была свободна и вооружена. С восходом солнца Дениза маркиза де Бари стояла на капитанском мостике у руля. Хоть «Ахерон» после боя и был в плачевном состоянии, но уйти от Счастливчика Джека ей всё-таки удалось. В этот раз фортуна переметнулась к ней!

Атос де Мосси сделал ошибку, атаковав «Внезапный». Он не разгадал хитрость капитана Обри и нарушил приказ идти за водой, не ввязываясь в передряги. Дениза не хотела злиться на боевого товарища, но Джека она возненавидела. Этот тупоголовый англичанин перемешал все её планы! «Ахерон» держал курс в Северную Америку, корабль нуждался в серьёзном ремонте.

Уже в Северной Америке маркиза де Бари решила, что её «долг» перед Родиной выполнен. Месть не принесла долгожданного покоя в её душе. Зато она полюбила. Полюбила всем сердцем бороздить моря и океаны. Друзья и соратники согласились с решением Денизы. Из ремонта «Ахерон» вышел торговым судном «Возрождённый», никто не признает в нём крейсер: американцы вновь постарались на славу. Команду пришлось заменить. С маркизой остался верный Жан Генет. Филиппе Дакот, Андреа дю При и Даминик Гион вернулись во Францию*. Уезжая, дворяне дали клятву, что год под командованием Денизы де Бари на корабле-призраке останется навеки в их сердцах, но их уста останутся безмолвны.

«Ахерон» канул в небытие. Доказательством, что когда-то существовал такой корабль, были донесения его капитана, подписанные Денисом де Мосси. Дениза умышленно изменила своё имя. Так, когда придёт время, ей легче будет затеряться среди светских дам. Кто мог предугадать, что Джек Обри станет лучшим другом её кузена Даниэля? Судьба их столкнула однажды, и Счастливчик Джек остался в победителях. Неужели она здесь для того, чтобы опять мстить? Нет, с неё хватит! Она не позволит всеразрушающему чувству завладеть её разумом и сердцем!

«Возрождённый» причалил, пора отдать последние распоряжения Жану (Дениза собиралась остаться в Англии на пару месяцев).
Уверенной походкой Дениза маркиза де Бари сходила с мостика. Даниэля она узнала сразу. Рядом стоял Джек Обри. Надо же! Тот пожирал её глазами. Да как он смеет так таращиться! Подойдя, Дениза заставила себя нежно улыбнуться другу своего детства, не выпуская из вида англичанина. Этот болван продолжал пялиться на неё. Боже! Её победитель - бабник! Кровь отхлынула от лица. Взгляды капитанов столкнулись.

Глаза женщины пылали ненавистью.


* Бонапарт пересмотрел политику революционных лет в отношении эмигрантов, издав закон об их амнистии, и во Францию вернулись многие священники и дворяне.

Часть2

МАРКИЗА ДЕ БАРИ

Глава 1

Франция.
Годы Великой Революции, Великой смуты.

Что может быть краше весны в провинции? Природа просыпается, поражая своей молодостью, красотой и невинностью. Запахи пьянят. Оглянись вокруг, человек, одумайся! Оставь грехи и злобу свои в прошлом. Очисть душу, отогрей застывшее сердце, обновись. Но нет! Запах крови. Он сильнее. Пьянит, зовёт, притягивает. Орудие смерти на ходу, его не остановить. Лезвие гильотины ещё не притупилось, обезглавливая осуждённых на потеху озверевшему люду. Грабеж, насилие, разорение - повсюду. Горе вошло в каждую семью, не обошло оно и Денизу.

Свадьба Денизы состоялась весной 1790 года. Маркиз де Бари, выдавая свою единственную дочь за дворянина с сомнительной родословной, но с толстым кошельком, спасал семью от позора разорения. Помощь маркиза в победоносной для Франции войне за независимость Америки выражалась в непомерных расходах. По сути дела, вместо приданного жених дочери маркиза получил долговые расписки для погашения. Шестнадцатилетняя невеста сохраняла титул и наследовала огромное родовое имение после смерти отца. Если бы мать Денизы была жива, свадьба не состоялась бы. Но отца слёзы рыжеволосой с конопушками «девчонки» не тронули. Рьяный сподвижник «Декларации прав человека и гражданина» не видел в дочери другого толка, как только способ выйти из щекотливого положения грядущего банкротства.

Недостатки супруга Денизы не только ограничивались разницей в возрасте (20 лет!) и происхождением. К тому же муж предпочитал спать не с молоденькой красавицей женой, а с юнцами. Благо по брачному контракту родовой дворец де Бари в провинции Парижа был уступлен маркизом молодожёнам. Несчастной девушке не приходилось видеть всего разврата, её покои находились в противоположном крыле великого здания. Вначале Дениза даже была счастлива. Муж просто забыл о её существовании. Каждый раз, случайно столкнувшись с ней в лабиринтах дворца, выражал глупое удивление. Предоставленная самой себе, Дениза решила заняться управлением имением, чтобы как можно чаще отлучаться из дома. Во время всеобщего хаоса в стране и при отсутствии опыта у молодой девушки от безвыходности не раз опускались руки. Но, собравшись с силами, рыжая упрямица опять принималась за работу.

К весне 1792 года жизнь Денизы во дворце стала невыносимой. Муж перестал контролировать себя в своих извращениях. Пьянство и оргии длились днями, неделями. Прислуга разбежалась, новую же по тем временам не было никакой возможности нанять. Денизе пришлось прислуживать супругу и его любовницам. На грани отчаяния несчастная решила отписать отцу в Париж и просить о помощи. Маркиз де Бари, получив известия, оценил сложившуюся ситуацию с точки зрения финансиста. Его долги оплачены. Обвинив супруга дочери в неспособности детопроизводства и получив развод, Денизу можно выдать замуж вторично, более выгодно. Поверенный по личным делам маркиза срочно отбыл в провинцию.

***

—Сука!— полуголый, пьяный с перекошенным лицом от злости муж Денизы ворвался в её покои.
—Дура! Плохо тебе было? Отвечай, дрянь! Ну и чего ты добилась? Думала твой папенька тебя пожалеет, вернёт в родительский дом под своё крылышко? Собралась помереть старой девой? Как бы не так! Твой ублюдок-отец уже подыскивает мне замену. И я собираюсь подпортить товарец!

Испуганная Дениза сжалась под одеялом. Всем своим существом она чувствовала, что сейчас произойдёт непоправимое, и это изменит всю её жизнь. Муж нетвёрдой походкой приближался к её ложу.

—Прости! Прошу тебя! Я отпишу отцу, что всё ложь. Всё ещё можно исправить.
—Ну, уж нет! Решила надуть? Не такой я идиот! Поумней вас, породистых собак, буду! Не проведешь, сучка! И для начала я подогрею тебя, заносчивая ледышка.
С последними словами он рванул одеяло на себя.
—Умоляю тебя! Не надо!
—Поздно!

Мужчина хлестнул изо всей силы по лицу невинной. Голова девушки откинулась, больно ударившись об угол кровати. Происходящее для неё перестало быть реальностью. Садист-муж продолжал избивать. Избивать до смерти: удары сыпались один за другим.

—Кричи, сука! Кричи!

В полусознании Дениза не могла понять, что от неё требуют. Вспухшими от ударов губами прошептала: «Не бери грех на душу».

—О грехах заговорила! Монашку из себя корчишь? Что ж, тут ты права. Да ни один мужик на тебя влезть не захочет! Таким уродинам, какую я сейчас из тебя сделаю, прямая дорога в монастырь! Начнём с пострига.

Перевернув вверх дном все ящики трюмо, мучитель нашёл ножницы. Зверем накинулся на жену. Схватил длинную косу и обрезал под самый корень. Измученная от издевательств, Дениза потеряла сознание. Извращенец, увидев коротко остриженную головку жены, моментально возбудился. Но, изнасиловав бесчувственное тело, он не успокоился. Взяв ножницы, он вывел ими крест на лбу Денизы.

В это время дверь спальни отворилась. На пороге стоял юноша. Любовник-фаворит был пьян, ревность застилала глаза. Безумец кинулся на своего покровителя. Завязалась драка. Всё произошло в мгновения. Ножницы воткнулись в грудь старого любовника, умирая, он рухнул с кровати на пол. Ножницы вошли в тело до конца. В страхе юнец бежал.

Дениза очнулась во второй половине дня. Истерзанная, она не могла пошевелиться. Малейшее движение вызывало острую боль во всём теле. В голове кружился один и тот же вопрос: «Всё позади или кошмар ещё не кончился?». Так и не поняв окружающего, она заснула. На следующее утро, проснувшись, она почувствовала резкий запах разлагающегося тела. Приступ удушия заставил её подняться и открыть окна. Раздвинув занавески, впустила в комнату свет. То, что предстало её взору, вызвало рвоту. Оправившись, Дениза принялась за уборку. Впервые она была довольна, что нет прислуги. Стоная от боли, несчастная женщина сорвала простыни и покрывала на пол. Завернула в них труп своего насильника. Копать могилу или вывезти тело в лес она была не в силах. Единственный выход избавиться от мертвеца - огонь. Обошла весь дворец - пуст. Медленно, метр за метром, часто останавливаясь, чтобы перевести дыхание, волокла свою ношу к большому камину в банкетном зале. Приказала себе не думать, только действовать. Труп уже в камине завалила хворостом. Днём сжигать было рискованно, не хотела привлекать внимание бродяг. Так что оставалось время до ночи привести спальню и себя в порядок. Нагрев воды, вымыла полы. Сменила бельё, все, что было испачкано в крови, отнесла в камин.

Рано утром, убедившись в том, что следов от ужасной ночи не осталось, решила принять ванну. С замиранием в сердце семнадцатилетняя вдова подошла к зеркалу.
Плакала Дениза тихо, скорбя. Винила в том, что произошло только саму себя. Она ругала себя за наивность и веру в доброту. Плакала потому, что осталась одна с обезображенным лицом, осквернённым телом, истерзанной душой. Никому она не нужна, даже родному отцу!
Дни сменялись днями. Дениза поправлялась. Физический труд пошёл на пользу для здоровья и дал душевный покой. Сначала все ценные вещи были перепрятаны в новые тайники. Второй и третий этажи были убраны и наглухо закрыты. На первом этаже Дениза приспособила себе для проживания кухню и библиотеку. Спала на кухне, опасаясь грабителей. Там был чёрный выход во двор. Тропинка от двери вела через хозпостройки в лес, кратчайший путь к бегству. В библиотеке имелась комната-тайник с подземным туннелем, ведущем в глубину леса. Только в библиотеке и на кухне Дениза чувствовала себя в безопасности.

Так в делах и заботах пролетело незаметно для вдовы лето. Маркиз де Бари, не получив от Денизы за три месяца отчётов по управлению родовым поместьем, забеспокоился: разленилась и запустила хозяйство. Сам же старый дворянин не сидел «сложа руки». Новый выгодный жених для дочери был найден. Приходится ехать самому в провинцию, улаживать финансовые и брачные дела.

Дениза, увидев из далека карету с гербом фамилии, запаниковала. К встрече с отцом она не была готова. Что говорить ему? С уст могут сорваться лишь слова упрёка. Но упрекать нельзя. Отец в неведении обо всём происшедшем в последнюю ночь весны. Гордость не позволяла отписать старику о пережитом ею унижении. Рассказать о смерти мужа она тоже не могла. Дениза не знала кто убийца. Она сама? Любовники? Если отец узнает об изнасиловании, то он решит, что это она убила из мести. Нет! Она не обмолвится и словом, ни слова упрёка! И всё же теплилась надежда. Отец увидит её лицо, всё поймет, обнимет, пожалеет. И тогда она откроется. Отец возьмет её к себе, под свою защиту. Задумчивая Дениза стояла на крыльце дворца, встречая отца.

Старый маркиз медленно поднимался по ступенькам, зорко присматриваясь к дочери. Его удивление росло с каждым шагом. Удивление сменила злость. Ещё не дойдя до Денизы, он разразился бранью.

—Шлюха! Как ты могла!

Сердце восемнадцатилетней дочери упало. Отец злится на неё, но почему? Что она сделала? Дениза всегда поступала, как велел ей отец. Ни разу не ослушалась. Боже, за что? За что все её ненавидят?!

—Кто отец этого ублюдка? Отвечай, непутевая! - маркиз больно ткнул тростью в живот Денизы.
—Я не понимаю. О чём Вы спрашиваете отец?
—Я стар, но не слеп! Если бы ты подумала, как скрыть свой позор, оделась бы по-другому.

Стоишь тут, выпятив своё пузо, и дурака из меня делаешь? Не вышло! Самонадеянная дрянь! Кто тебя теперь, брюхатую разведёнку да бесприданницу, замуж возьмет? О чём ты своими куриными мозгами думала, когда каждому заезжему юбку задирала? Шлюха! Разорила!
Весь багровый, маркиз брызгал в истерике слюной.

Дениза стояла в растерянности. Кровь стучала в висках. Она беременна!
Мать Денизы умерла, когда той было всего 8 лет. Отец никогда не интересовался её воспитанием. Он был слишком занят Войной за независимость в Америке. Девочка росла сама по себе, она всегда была одна. С детьми прислуги играть было запрещено, и что-либо спрашивать у них было неприемлемо. Когда время пришло выходить в Свет, маркиз ужаснулся. Дениза в свои 15 лет была дикой, угловатой и косноязычной. Отец решил проблему. Девушку отправили на «перевоспитание» к тётушке. Слабая здоровьем сестра матери Денизы, увидев манеры племянницы, поняла, что она помочь уже не в силах. Таким образом, Дениза весь год до замужества была компаньоном по играм её кузена Даниэля. Чему она могла научиться у ровесника мальчишки? Все дни напролёт они скакали по лугам, наперегонки лазили по деревьям и в перерывах - уроки фехтования. Во всех забавах девушка лидировала. Тётушка смотрела на их баловство сквозь пальцы, пока Даниэля занимала его новая «игрушка». Постоянные победы девчонки в конце то концов надоели самолюбивому юноше. Денизу отослали обратно в Париж к отцу. Маркиз де Бари признал, что Денизу за равного по происхождению и с деньгами замуж не выдать. Эта «безнадёжная дура» годилась только для мезальянса.

О происхождении детей Дениза знала из случайно подслушанных в детстве сплетен прислуги, то есть практически ничего. Она понимала, что муж надругался над ней по обильному кровотечению. Но то, что длительное отсутствие менструации может означать беременность, этого как раз Дениза не знала. Для неё беременность ассоциировалась с тошнотой по утрам, головокружением и обмороками. Дениза же чувствовала себя совершенно здоровой, ни малейшего намёка на токсикоз.
Гардероб Денизы маркизы де Бари состоял из платьев сшитых перед свадьбой, новых она не решалась просить у мужа. За два года её фигура заметно изменилась. Платье для угловатой, худенькой девушки теперь плотно облегало округлившиеся формы восемнадцатилетней женщины. Узкое платье и хороший аппетит сделали трёхмесячную беременность заметной для пытливого взгляда.

***

Всё ещё не придя в себя от потрясения, Дениза лихорадочно думала, как объяснить отцу, что ребёнок зачат в браке и теперь она вдова, наследница состояния мужа. И она с радостью отдаст деньги отцу, только бы он сжалился и забрал её прочь из зловещего замка, от невыносимых мыслей, воспоминаний. Он должен понять и простить!

—Ты что, оглохла? Хорош товар! Глухая с приплодом!
Последние слова маркиза хлестнули как пощечина. Для Денизы всё стало ясным. Женщина, чью гордость топтал родной отец, нашла в себе силы посмотреть ему прямо в глаза.
—Да как ты смеешь смотреть мне в глаза! Распутница! Позор на мою седую голову!
—Я не товар.
—Что? Что ты шепчешь!
—Я не товар. И я не шлюха. А бесприданница по Вашей же вине!
—Даты никак, неблагодарная, собралась меня упрекать! Блудливой собаке нет места в моём доме! Таким как ты есть место только в притоне! Вон отсюда! Нет у меня больше дочери! А у тебя нет отца!

Дениза смотрела на отца. Старый, немощный, с перекошенным от злобы лицом. И она надеялась на его защиту? Да он сам нуждается в ней. Его нельзя презирать, можно лишь пожалеть. Всю жизнь она его боялась, но не сегодня!

С высокоподнятой головой Дениза пошла прочь. Не оглядывалась. Ждала, что старик оду мается. Уже на дороге её обогнала карета отца. Карета замедлила ход.

—И не вздумай мне попадаться на глаза! Ты для меня всё равно, что мертва!

Карета набирала ход. Маркиз де Бари спешил к ночи в Париж.

Стоял вечер 2 сентября 1792 года.


***

Дениза смотрела на удаляющуюся карету, удивляясь, что ничего не чувствует. Ни сожаления, ни капли вины, ни горечи. Когда карета скрылась из вида, уставшая женщина решила вернуться во дворец на ночь. Утром она найдёт выход из сложившейся не по её воле ситуации.

На рассвете Дениза проснулась от страха. Сердце сжалось, предчувствуя беду. Одевалась наспех в темноте. Через чёрный вход вышла на задний двор. Чувство тревоги не покидало. Замерев, старалась распознать посторонние звуки, но слышала только биение своего сердца. Заставив себя успокоиться, прислушалась вновь. Топот копыт. Вскоре в сумерках она различила одинокого всадника, несущегося во весь опор к дворцу. Спрятавшись за кусты сирени, Дениза ждала, затаив дыхание. Всадник, объехав замок, остановился в нескольких метрах от испуганной женщины. Личный поверенный её отца! Выйдя из укрытия, она окликнула его.

—Шарль! Отец одумался! Он послал за мной!
—Дениза! - измотанный от скорой езды, верный слуга маркиза с трудом выпутался из стремян.
—Маркиза, у меня для Вас печальные новости, нам лучше пройти внутрь.
—О да! Конечно же! Вам нужно отдышаться и выпить воды. Вы расскажете мне всё после.
Уже в библиотеке Дениза, приглядевшись к поверенному, поняла, что произошло что-то ужасное. Глаза Шарля. Нет, не глаза безумца. В них стоял неописуемый страх. Женщина ждала, пока он сам не заговорит.
—Ваш отец, Маркиза, приказал мне ждать его возвращения из имения в его парижском дворце для составления брачного контракта. Он сказал, что брак устроен, только осталось дело за малым: уговорить упрямую дочь. О, простите, великодушно! Я не имел в виду... Весь день в Париже обстановка была тревожной, народ взбудоражен. Отовсюду слышалось одно: «Мир - хижинам, война - дворянам!». К ночи разыгрались страшные события.* Неуправляемая, обезумевшая толпа ринулась на расправу. Избивали до смерти всех знатных, всех кого смогли достать. Ваш отец, Дениза, въехал в город в самый разгар кровопролития. Толпу в истерии уже не интересовало, к какой партии принадлежит дворянин. Маркиз де Бари, сторонник республиканской Франции был растерзан парижанами у порога своего дома. У меня на глазах. Я всё видел, но не мог ничем помочь. Как я выбрался из Парижа, одному Богу известно, я сам не помню. До сих пор перед глазами - повсюду окровавленные, обезображенные тела убиенных.

*1792 г., август. Прусско-Австрийская армия вторглась на территорию Франции. В этой тревожной обстановке по стране прокатилась волна стихийных народных расправ. В Париже 2-5 сентября разыгрались страшные события, получившие название «сентябрьских избиений».

—О Господи! Бедный отец! Вы уверены, Шарль, что он, он...
—Сомнений быть не может. Простите. Простите за всё.

Дениза сидела, опустив голову. Она не могла поверить в то, что отец мёртв.

—Дениза! Вам нужно бежать из страны. Оставаться во Франции опасно любому дворянину. Вас некому защитить. Только республиканские взгляды Вашего отца ограждали семью от конфискации имущества. Но теперь ничто Вас не спасёт. Заслуги маркиза де Бари перед народом скоро забудутся. Дениза, Вы просто женщина! Причём одна в этом огромном дворце. Настаиваю, Вам нужно бежать! Я предлагаю Вам руку помощи. Я еду в Англию. Только чувство долга перед Вашим отцом удерживало меня во Франции. Едемте со мной!
—Благодарю, Шарль, но я не могу ехать. У меня нет средств на существование в Англии.
—Всё устроится. Поначалу можете остановиться у моих родственников, пока не отыщутся Ваши.
—Я не хочу быть бедной родственницей, сидящей на шее! Если в Англии и найдутся мои родственники, уверена они сами в затруднительном финансовом положении. Возможно, меня из милосердия примут, но я не одна.
—Что? Не понимаю! О ком Вы говорите? Вы получили развод, у меня с собой документы.
—Они не действительны. Позвольте! Я объясню. Ещё до развода я стала вдовой. Мой муж мёртв и я ношу его ребёнка. Парадокс, неправда ли? - истерический смех разрезал тишину пустого здания.

Смех нарастал. Дениза не могла остановиться. Смех сумасшедшей. От сводившего с ума горя женщина в конце разразилась плачем. Поверенный не двигался, он просто не знал, как остановить несчастную, он сам был жалок и нуждался в сочувствии. Крики избиваемых в Париже до сих пор слышались, кровь и смерть стояли перед глазами. Шарль больше не мог сдерживаться, рыдания прорвались.
Прошло время, успокоившись, никто из них не решался заговорить первым. Воцарившаяся тишина давила. Более молчать стало невыносимо, Шарль спросил: «Расскажите мне, Дениза, что здесь произошло? Облегчите свою душу. Даю Вам слово, что буду хранить тайну Вашей исповеди».

Дениза знала, что может довериться Шарлю, он сдержит слово. Она только не знала с чего начать. Столько всего произошло за последние два года!

—Что Вы знаете о причинах моего развода?
—Маркиз приказал отвезти на подпись Вашему супругу бракоразводные бумаги, где причиной расторжения брака указывалась бездетность оного.
—И это всё?
—Да. Вы же понимаете, что я не стал уточнять подробности. В это время в нашей стране не так уж трудно получить развод и без всяких на то веских причин.
—Что ж. Тогда я, пожалуй, начну свой рассказ со дня переезда в этот дворец. ...

Следующим вечером, с наступлением темноты Шарль уехал. Денизе потребовались большие усилия уговорить поверенного следовать его первоначальному плану, бежать из Франции. Выслушав историю последних двух лет её жизни в замке, Шарль ни за что не хотел уезжать без неё или был готов остаться, если Дениза не согласиться искать убежище в Англии. В конце концов, он сдался.

Дениза плотно зашторила окна в библиотеке, чтобы с дороги не было видно света. Она решила не дожидаться утра, разобрать отцовские документы тут же. Шарль, юрист маркиза де Бари привёз с собой все самые важные документы, среди них: свидетельство о расторжении брака Денизы. Он посоветовал вдове не извещать официально о смерти супруга. О причинах же смерти - вообще никогда не упоминать. Риск того, что её могут обвинить в убийстве, слишком велик. Со временем всё можно списать на революцию и народные бесчинства. Развод - как раз ей на руку. Отсутствие бывшего мужа во дворце не вызывает вопросов. Вот только ребёнок. Ещё не появившийся на свет младенец уже является незаконнорожденным. Так как причина развода - неспособность супруга к детопроизводству. Как решить дилемму, опытный юрист не знал. Если Дениза объявит о смерти мужа -её ребёнок, вероятно, родится в тюрьме, если же воспользоваться свидетельством о расторжении брака - ребёнок становится плодом прелюбодеяния. В обоих случаях судьба внука маркиза де Бари незавидная, да и его матери тоже. Прощаясь, Шарль обещал клятвенно Денизе, что он найдёт выход. Дениза обещала поддерживать с Шарлем переписку через его родных.

Завещание отца поразило Денизу. Де Бари -очень старинный и знатный род. Дениза знала, что отец в своё время унаследовал (и вскоре спустил) огромное состояние, по величине соперничающее с королевским. В день своей смерти маркиз де Бари владел лишь кораблём. Одним кораблём! Дениза, как единственная приемлемая наследница, имела титул и корабль! Из остальных прилагающихся бумаг следовало, что отец продал дворцы в Париже и в родовом имении, земли в августе. Арест* короля Франции с семьей, война с Пруссией и Австрией толкнули маркиза к действиям. Сделка входила в силу с 1 октября 1792 года, то есть через месяц. Значит, Дениза оставалась без крова и без средств к существованию. Куда «старый лис» спрятал вырученные деньги от продажи, теперь только одному Богу известно. И всё-таки была надежда. Если чудом отыщется золото и задействовать корабль для торговли, то у неё и её ребёнка есть будущее; но во Франции, в родной стране у них нет будущего.

* Август 1792 г. Монархия свергнута. Королевская семья арестована.

Усталость взяла своё, Дениза уснула в библиотеке, сидя в кресле. Проснувшись с лучами солнца, она вновь углубилась в изучение бумаг. Отыскала купчую на корабль. Как же было велико её удивление, когда поняла, чем она владеет. «Внезапный» - боевой корабль с 28 пушкой на борту!

—Боже мой! Мой отец сумасшедший! Что? Что он собирался с ним делать?!
Разбирая документы, Дениза искала указания места нахождения фрегата. Ни намёка. Она перебирала документы снова и снова, вчитываясь в каждое слово. Сомнений не оставалось, отец спрятал не только золото. Дениза даже не была уверена: в портах ли Франции ей нужно искать своё наследство. Надежда на лучшее угасла. Найти иголку в сене невозможно. Она не может объезжать все порты, расспрашивая о военном судне! У неё нет времени на поиски, в марте месяце она станет матерью.

—Господи, помоги мне! Ни денег, ни крыши над головой. Скажи, что мне делать?! Боже, помилуй! Не ради себя, ради ребёнка прошу!

Отчаяние овладело бедной женщиной. Надо было что-то предпринимать, скоро во дворце объявятся новые владельцы.

Дениза решила остаться. Она может выдать себя за прислугу, работа её не пугала. Все документы и те, где подтверждалось её происхождение (Денизы, маркизы де Бари), она спрятала в тайнике, в конце подземного туннеля.

Весна 1793 года*.

*С апреля 1792 года смертельная казнь во Франции совершалась на гильотине. 1793 - 94 - во Франции - Якобинская диктатура

Прошла осень, зима подходила к концу. Всё это время Дениза жила в страхе. Новые жильцы так и не появились на месте. Положение во Франции стало критическим. К власти пришли сторонники крайних мер. В стране начался террор, установился режим диктатуры. В округе рыскали наделённые широкими полномочиями комиссары. Они выявляли и арестовывали «врагов свободы»: дворян, родственников эмигрантов, лиц, не способных удостоверить источники своего существования. Революционный трибунал осуществлял политику террора. Гильотина стала символом террора. Над жизнью Денизы нависла смертельная опасность. Постоянный невроз, недосыпание и недоедание сказались на состоянии здоровья беременной женщины. Дениза похудела, ослабла. Прочитав все имеющиеся в библиотеке книги по медицине, она поняла, что в теперешнем её состоянии роды - большой риск и для неё и для ребёнка. За помощью было послать некого, сама же она не могла идти, на долгий путь сил не хватит. Ей оставалось только молиться. Дениза просила у Бога прощения за её самонадеянность, просила помиловать и дать ей удачно разродиться.

Схватки начались 2 марта на рассвете. Дениза развела огонь. Поставила греться воду. На стол выложила всё необходимое. Ножницы положила под подушку. Легла на топчан. Ждала, когда схватки усилятся. Часы шли за часами. Огонь потух в печи, но она изрядно измученная решила беречь силы для главного. Купать младенца сразу же после родов вовсе не обязательно, она сделает это позже. Роды наступили к вечеру. Дениза тужилась, плод не шёл. Так продолжалось до ночи. Женщина почувствовала всем сердцем, что она уходит в мир иной и уносит с собою не родившуюся дочь. Она была уверена, что у неё будет дочь. Всю беременность Дениза разговаривала с ней, ласково называя: моя Катрина, моя Кати, Кэт. И теперь Дениза не увидит свою малышку!

—Нет! Этого не может быть! Просто потому, что я не дам этому произойти!

Собрав всю силу воли, Дениза заставила себя тужиться, что есть мочи. Одно мгновение и муки прекратились. Ребёнок закричал. Пот застилал глаза счастливой матери. Она не видела младенца, положив его себе на грудь, обрезала пуповину. Уставшая до смерти, маркиза де Бари потеряла сознание.

В это время во дворец ворвались санкюлоты*. С факелами в руках они рыскали по дворцу. Им нужна была маркиза. Обойдя все комнаты здания, заглянув в каждую комнату, они уже собирались убираться восвояси.

—Постойте! Через кухню есть выход к хозяйственным постройкам. Она может прятаться там! Я проведу! Я здесь знаю каждый закуток!
—А ты уверен, что маркиза не в Париже? Говорил я тебе, что её давным-давно след простыл!
—Да нет же! Она здесь! Я проверял. На прошлой недели видел её у колодца. Сначала подумал, что какая-то бродяжка решила воды напиться с дороги, но потом пригляделся и признал. У этой стервы волосы красные, как фригийский колпак**! Говорю вам! Она прячется во дворе.
—Или в лесу! Она не могла далеко убежать! За ней!

*Активный участник революции, трудовой люд Парижа, чей костюм в числе прочего состоял из коротких, до колен, штанов -кюлот - и шёлковых чулок. В годы якобинской диктатуры «Санкюлот» стало самоназванием революционеров.
** Символом свободы у революционеров стал красный фригийский колпак.

Толпа санкюлотов ринулась на кухню. Все застыли на месте, уставившись на топчан. Дениза лежала без чувств вся в крови. На груди что-то ворочалось и попискивало.

—Глядите-ка! Сучка ощенилась! Да она никак мертва?
Один из мужчин подошёл к Денизе.
—Пульс очень слабый, еле нащупал. Она потеряла много крови. Не протянет и до утра.
—Ну, а что ребёнок?
—Девка. Жива и вроде как в порядке.
—Что будем делать? Не арестовывать же нам полумёртвую? Да и возиться с девчонкой не больно то охота.
—А что тут думать! Оставить их и дело с концом! Сами сдохнут.
—Ну, нет! Я позабочусь, чтоб наверняка! Я на этих сволочей всю жизнь горбился за гроши! Я их род поганый изведу! - с этими словами бывший слуга схватил новорожденную за ноги. Ухмыляясь, он понёс девочку к котлу на плите. Опустил её в воду и держал под водой, пока та не захлебнулась.
—Ну вот! Одной стало меньше!
—Хватить изгаляться! Трибунал, мать твою! Эта... сама вскоре околеет.
—А чтоб точно не воскресла, подпустим красного петуха?
—Красного петуха!!!

Дениза медленно приходила в сознание. Она подумала, что уже полдень: вокруг было светло. Малышки на груди не оказалось. Дениза привстала, ища глазами своё дитя. Топчан красный от крови был пуст. Женщина вскочила на ноги, в панике заметалась по кухне. Ребёнок пропал! Она бросилась к двери. Дверь пылала. Только теперь Дениза поняла происходящее: весь дворец был в огне! Светло было от зарева пожара. Кто-то похитил малютку и поджёг замок. Дениза подбежала к котлу с водой, чтобы облив себя, попытаться выбраться из пожарища через подземный туннель. В котле плавало мёртвое дитя. Дениза пошатнулась.

—Вот ты где, моя дорогая! Нельзя прятаться от мамы. Мама любит тебя, мама тебя спасет.
Дениза запеленала аккуратно дочь в приготовленное заранее одеяльце с вышитым ею гербом рода де Бари. Бережно прижимая мёртвое тельце к груди, стала пробираться к двери-тайнику в библиотеке.
—Потерпи моя маленькая, не плачь. Мама скоро тебя покормит. Вот только сначала нужно выбраться в лес.

В туннеле Дениза шла на ощупь, осторожно ступая, боясь выронить ношу. Воздуха не хватало, темнота давила. Дениза не сдавалась. Последние метры к выходу. Ещё немного! Показался свет.

—Кет! Смотри! Вот мы и спасены. Теперь всё будет хорошо. Мама позаботится о тебе, моя милая.

От свежего, лесного воздуха закружилась голова. Дениза присела у дерева передохнуть.
У дерева Денизу нашли монахи, заночевавшие в лесу. Женщину с младенцем посадили в телегу. Дениза не сопротивлялась, только крепче прижала свой драгоценный кулёчек. На вопросы монахов не отвечала, лишь качала головой. К вечеру они подъехали к женскому монастырю в Париже.

На требовательный стук настоятельница монастыря вышла к воротам.

—Кого на этот раз, отцы?
—Нашли в лесу неподалёку от замка де Бари сегодня утром. Дворец сгорел дотла. Женщина не в себе. С ребёнком.
—Сама вижу, не слепая. Пойдём сестра.

Монахиня повела Денизу вовнутрь. В келье, так и не выпуская из рук свою мертвую дочь, Дениза провалилась в небытие. Монахини захоронили новорожденную, они усердно молились за упокой её души и за выздоровление несчастной женщины. Сомнений для них не было, что ребёнок принадлежал к роду де Бари. Всё сходилось: герб на одеяльце и нашли их у замка де Бари. Но вот женщина. Кто она? Настоятельница знала всех женщин де Бари. Последняя из них, Дениза была совсем не похожа на женщину из леса. Дениза была знатной рыжеволосой красавицей, а в келье металась в бреду - нищенка с волосами белыми как лунь, с обезображенным крестом на лбу лицом. Нет. Никакого сходства. Аббатиса решила, что Дениза де Бари погибла в пожаре, с ребёнком чудом спаслась его нянька. Возможно, девочка была мертворождённой. Как бы там ни было, но для монахинь - бедняжка в кельи нуждалась в приюте и уходе.

Дениза болела долго. Жар спал на пятый день. Она была истощена и морально и физически. Самостоятельно ходить, без поддержки монахинь, Дениза смогла только к лету. Она выходила из кельи к могиле ребёнка. Дениза молчала, монахини ни о чём не спрашивали.
Дениза маркиза де Бари не знала, у чьей могилки она просиживает часами. Она молчала, потому что ей нечего было сказать. Она не могла объяснить случившегося. Женщина не помнила себя до времени выздоровления в монастыре. Приходя к захоронению своей дочери, она знала лишь, что это дитя ей дорого. Несчастная молила Господа дать ей вспомнить.
Осенью аббатиса решила, что пришло время для разговора.
Женщина вошла к ней в кабинет, подняла седую голову. Монахиня посмотрела ей в глаза и ужаснулась. Глаза отражали мёртвую душу. Верная учениям Господним не могла дать уйти женщине из монастыря, она обязана спасти заблудившуюся душу!

—Сестра, готова ли ты к подстригу и дать обед молчания?

Маркиза де Бари согласно кивнула.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Глава 2

Франция. Годы правления Наполеона Бонапарта

Годы шли. С приходом к власти Бонапарта судьба Франции изменилась. Но в жизни сестры Марии всё было по-прежнему. Обет молчания и молитвы. Как бы не просила она у Бога вернуть ей память, так прошлое и не вернулось. Весной 1800 года Денизе маркизе де Бари исполнилось бы 26 лет, но сестра Мария не знала своего возраста. Сколько раз она задавала себе этот вопрос, расчёсывая седые волосы!
Иногда монахини выходили в город. В основном, когда за ними посылали для обмывания новоприставившегося. Сестра Мария отказывалась выходить за ворота монастыря на протяжении семи лет. Апрельским солнечным днём наставница монастыря сама лично пошла просить сестру Марию в её келье, чтобы та помогла ей в обряде обмывания в одном из знатных домов Парижа. Старая аббатиса имела на то причину.

Умершая была новой хозяйкой дворца маркиза де Бари. Мудрая монахиня подумала, что возможно сестра Мария бывала во дворце в прошлом. И есть надежда, что знакомое место разбудит задремавшую на время память женщины. Сестра Мария не понимала настойчивости наставницы, но согласилась.

Семь долгих лет за стенами монастыря! И вот теперь вокруг другой мир открылся перед глазами! Сестра Мария не боялась. Она жадно вглядывалась в каждого встречного, в каждое здание, во всё, мимо чего она проходила. Монахиня сердцем знала, что сегодня она вспомнит, и что бы не несло её прошлое, она была готова.
Аббатиса намеренно прошла, не останавливаясь перед бывшим дворцом маркиза де Бари, осторожно следя за поведением сестры Марии. Та долго оглядывалась назад, на дом. Она заметно занервничала, когда дворец скрылся из виду.

—Что-то беспокоит тебя, сестра? - спросила наставница.
Монахиня остановилась. Показала рукой, что хочет вернуться.
—В монастырь? Подожди. Мы уже пришли. Вот только я не помню точно. Думаю, нам нужно повернуть к началу улицы.

Монашки подошли к дворцу. Над парадной дверью всё ещё висел герб де Бари. Сестра Мария не могла оторвать от него взгляда.

—Здесь нам надо сегодня послужить, помочь умершей предстать перед Отцом нашим чистой.

Они вошли вовнутрь. Сердце сестры Марии бешено колотилось в груди. Глаза привыкали к полумраку. Она нетвердой походкой следовала за наставницей. Вошли в комнату с покойницей. Сестра Мария взглянула мельком на портрет над камином. Её сердце оборвалось. На портрете была изображена молодая красивая с копной рыжих волос знатная дама. На её руках мирно спал грудной ребёнок, девочка.

—Это Шарлота, Маркиза де Бари. Девочка её дочь - Дениза, - прошептала аббатиса.

Сестра Мария стояла поражённая. Она не могла двигаться, не могла отвести глаз от портрета. В изображённой женщине она узнала самою себя! Мысли путались, буря воспоминаний, голова закружилась, она потеряла сознание.
Сестра Мария очнулась Денизой, маркизой де Бари. Всё встало на свои места, ни капли сомнения. Аббатиса не стала расспрашивать, и Дениза была ей за это благодарна. Маркиза молча помогала своей последние семь лет наставнице обмывать тело чужой женщины.
К вечерни обе монахини были в монастыре. После молитв все расходились по кельям. Аббатиса окликнула сестру Марию. Та обернулась. Её глаза пылали ненавистью. Жгучей, раздирающей душу ненавистью. Наставница в испуге промолвила: «Молись сестра! Проведи всю ночь в молитвах».

К заутренней сестра Мария не пришла и к обедне тоже. Аббатиса пошла проверить, здорова ли монахиня. Келья была пуста, и у могилы ребёнка её не оказалось, возле креста лежал аккуратно свёрнутый колпак невесты Божьей.

ЖЕНЩИНА НА КОРАБЛЕ

Глава 3

Что может желать женщина в 26 лет? Хорошего мужа, здоровых детей и достатка в доме? Или может быть страстного любовника? Маркиза де Бари жаждала только мести!
Дениза отвергала новую Францию, как Франция отказалась от Денизы. Для Республики маркизы де Бари не существовало, как и маркиза не признавала республиканскую Францию. В жаровне Революции сгорело благородное сердце, Родная земля пошагала честное имя. Французы убили бедное невинное дитя Денизы, отняли у матери смысл жизни. Зачем ей теперь жить? Маркиза де Бари жила только для мести!
Два года Дениза вынашивала свой план мести. Два года она работала над ним.

Сбежав ночью из монастыря, Дениза отправилась к восточным воротам Парижа. Зашла в одну из таверн. Найдя хозяина, спросила у него работу. Хозяин, покосившись вначале на монашескую робу и на крест на лбу, все-таки взял её в помощницы на кухне. Худая и седая не годилась для прислуживания клиентам. Кухарка, толстая и румяная, увидев свою новую помощницу, всплеснула руками.

—Кожа да кости! Ну, ничего, это дело поправимое. Уж я то знаю, уж я то приведу тебя в норму. Тебя как звать то?
—Мария. Меня зовут Марией.
—Что ж... хорошее имя, простое.

Трудной работы на кухне Дениза не боялась, но ей нужно быть ближе к посетителям! Для того были причины. Прислушиваясь к разговорам заезжих дворян, она могла подобрать себе команду. Ждать долго не пришлось. Хозяин заметил, как похорошела новая работница, да и кухарка не могла на неё нахвалиться, очень уж старательная эта Мария. Дениза стала обслуживать столы. Вначале её скромность и вежливость вызывали смех и шутки подвыпивших мужчин, но вскоре к ней привыкли. У неё даже появились свои поклонники. И не удивительно! За какие то полгода Дениза внешне преобразилась, да ещё как! Кухарка сдержала своё слово. Формы тела женщины округлились, грудь налилась, на пухленьком личике появился румянец. Вот только шрам и седые волосы не давали её назвать красивой. Но и тут опять же добрая повариха посоветовала. Дениза долго не решалась обстричь седую толстую косу. Но хорошенькие девушки больше получали чаевых, а Дениза нуждалась в средствах: она тайно в свои редкие выходные брала уроки фехтования в Париже. И всё равно косу нужно будет обрезать, думать нечего. Сама у зеркала остриглась. Спереди покороче, теперь шрам прикрывали кокетливые кудряшки. Упражнения со шпагой на открытом воздухе, на солнце тоже пошли на пользу: волосы выгорели, посветлели. Дениза превратилась в красавицу-блондинку. Клиенты наперебой делали заказы, щедро давая чаевые. Хозяин таверны гордился своей находкой.

Ночами Дениза спала плохо. Кошмары мучили её. Обычно она просыпалась задолго до рассвета. Было время подумать, как отыскать спрятанное отцом золото и корабль. Если судно было пришвартовано в одном из портов Франции, то она потеряла на него права (военный фрегат давным-давно конфискован во время революции). Дениза решила, что пора связаться с бывшим поверенным по личным делам её покойного отца. Шарль ответил на её послание незамедлительно. За последние 10 лет он преуспел. Находился на службе у английского пэра. Денизе терять было нечего, и она попросила в письме у Шарля разузнать, где находится "Внезапный" - её корабль, то есть в АНГЛИИ или нет. Она намеренно не упомянула о статусе судна. Ответ старого друга разочаровал её. Шарль гневно отписал, что он не может сообщить ей места нахождения боевого корабля Великобританского морского флота! И что он надеется, Дениза не хотела просить его шпионить, а лишь напутала в названии корабля. Так же Шарль просил её впредь быть осторожной в своих просьбах. Денизе пришлось в скором порядке слать свои искренние извинения, она не хотела бросить и тени на репутацию юриста.

***

План мести маркизы рушился как карточный домик. Без корабля она не сможет его осуществить. Но оставалась надежда на золото. Возможно, его хватит на покупку нового судна. Дениза должна была найти отцовский тайник в парижском дворце. Ей нужно только попасть туда. Дениза отпросилась у хозяина таверны на день, якобы навестить дальних родственников в Париже. С утра она отправилась в бывший дворец де Бари. Постучала в парадную дверь. Спросила у дворецкого экономку, у той же выпросила для себя работу на кухне. Экономка долго не соглашалась, но, прочитав рекомендательное письмо (написанное самой Денизой), уступила настойчивым просьбам. Экономка, объяснив, где находится кухня, величественно удалилась. Этого то Дениза и ждала. Она вовсе не собиралась идти на кухню. Надо было действовать решительно и немедленно. Если же её ненароком застанут не в положенном месте, можно сослаться на то, что заблудилась и ищет кухню.

Дениза знала, где искать тайник. Один единственный секрет она помнила с детства. Ребёнком она любила шпионить за отцом. Следовать за ним по пятам, так, чтобы тот не заметил. Много раз девочку ловили за этим занятием, не раз получала она от отца большую взбучку. Играть Дениза не перестала, старалась быть более осторожной. Она следила за маркизом не из-за любопытства. Одинокая и забытая девчушка, таким образом, была рядом с любимым отцом. В глубине души она надеялась, что однажды отец, заметив её, подзовёт, погладит по голове, спросит о чём-нибудь. Но каждый раз, уличенная в слежке, девочка получала подзатыльник и не только. Маркиз де Бари очень любил свою жену и после её смерти, поэтому так и не женился вторично. В смерти Шарлоты он винил их дочь. После тяжелых родов мать Денизы так и не оправилась. Она угасала год за годом на глазах. Шарлота же просто обожала свою дочь. Гордилась рыжими кудряшками Денизы, баловала непомерно. Маркиз де Бари обещал у смертного одра жены, что будет любить и заботиться об их дочери. Но вместо этого он возненавидел живое напоминание о горечи потери любимой. Ведь Дениза была так похожа на мать! Маркиз часто, заперевшись в библиотеке, перебирал драгоценности умершей жены. Часы напролет он мог их рассматривать, вспоминая о прошедшем счастье. Как правило, он при этом здорово напивался. Однажды Дениза видела, как отец, потерявший осторожность от выпитого вина, прятал обратно в тайник в столовой материнские украшения. Тайник находился в камине. Если в правильной последовательности нажать элементы герба-слепка у камина, то верхняя крышка его раздвигалась посередине, открывая тайник.

Тихонько Дениза прошла в столовую. Огляделась. В комнате никого не было. Тайник раскрылся с первой попытки. Он был пуст. Планы рухнули. Никем не замеченная, маркиза де Бари покинула отчий дом.
Ступая медленно, Дениза пыталась успокоиться. Боже, как она ненавидела отца! Ни золота, ни старинных драгоценностей! Золотом отец мог расплатиться с долгами (оные у него всегда имелись) или пустить на очередное сумасбродное предприятие. Но украшения матери! Дениза была уверена, что отец не расстанется с ними до смерти. Значит, маркиз действительно под старость лет выжил из ума. Дениза де Бари осталась ни с чем. Отказаться от мести? Нет и нет! Просто придётся ждать дольше дня расплаты. И только.

Дениза задумавшись, не заметила, как подошла к монастырю. Ноги сами принесли её к месту, где была захоронена дочь. Чувство вины завладело сердцем женщины. Не уберегла от убийц малютку! Она потеряла единственное любимое существо на свете! Первым порывом Денизы было броситься к воротам монастыря, попроситься обратно. Чем плохо провести остатки жизни в молитвах у дочуркиной могилки?! Рука, поднявшаяся, чтобы постучать, застыла в воздухе. Бывшая монахиня отпрянула. Маркиза де Бари не найдёт больше умиротворения в молитвах. Её память не даст покоя до тех пор, пока за смерть убиенного безвинного дитя не заплачено. О да! Дениза заставит французов заплатить их кровью!

В таверну Дениза вернулась к ночи. Последние посетители расходились. Среди них Дениза заметила новую компанию мужчин. По их манерам и выговору маркиза поняла, что они дворяне.

Уставшая и расстроенная неудачей, Дениза поднялась к себе в комнатушку на чердаке. Она не могла не думать. Команду на корабль не собрать, нет средств, да и корабля тоже. Хоть и поговаривают о мире с Великобританией*, корабль ей не вернуть. Она должна найти какой-то выход! Она обязательно что-то придумает!

* 1802 год - Мирный договор между Францией и Великобританией

Утром как обычно Дениза принялась за работу. За суетой дня незаметно подступил вечер. В таверне опять собралась группа мужчин, резко отличающаяся от остальных клиентов. Пили умеренно, не шумели, одежда простая, но уж больно хорошего покроя для простолюдинов. Дениза решила прислушаться к их разговорам, но каждый раз, когда она подносила заказ или собирала со стола, мужчины намеренно меняли тему разговора. Дениза догадывалась, что дворяне могли относиться к монархистам, но не была точно уверена. Чтобы рассеять свои сомнения, договорилась с другими девушками, что только она будет обслуживать их столик. Трезвые мужчины скупились на чаевые, поэтому остальные работницы были только рады предложению Денизы. Компания собиралась не каждый день, а 2 - 3 раза в неделю; дни менялись. Проходили месяцы, а Денизе так и не удалось войти в доверие. Наоборот. Мужчинам не понравилось, что их обслуживает одна и та же официантка, они стали ещё более осторожнее в поведении. Дениза не решалась обратиться к ним напрямую. Если они монархисты, то действовать напролом бесполезно и опасно. Помог случай.

Маркиза брала уроки фехтования в Париже. На учителя-виртуоза у неё не хватало денег, поэтому приходилось мириться с посредственностью своего. Он был не так уж и плох, но почти за два года Дениза в своём умении настолько переросла учителя, что тот не вытерпев, устроил ей встречу с мастером. Учитель заверил Денизу, что если виртуоз фехтования увидит в ней талант, то возьмется тренировать ее пару раз в неделю бесплатно.
Июльским вечером маркиза де Бари, переодевшись в мужское платье и накинув лёгкий плащ, отправилась на поединок с мастером фехтования. Войдя в палисадник дома на окраине города, Дениза не поверила своим глазам. Мирно ее, поджидая, прислонившись к фруктовому дереву, стоял «клиент из таверны».

—Пьер расхвалил Вас до небес. Но, по правде говоря, я ему не верю. Любой безрукий побьет его в драке. Не будем занимать моё время. Думаю, Вам лучше пойти домой, к мужу и к детишкам.
Дворянин не видел под капюшоном плаща лица Денизы. Лицо женщины пылало от гнева: монархист задел её гордость.
—Я вдова, моя дочь погибла в день её рождения, наш дом сгорел дотла. Так что спешить мне некуда.
—О! Простите великодушно! Я не хотел... и всё же...
Дениза сбросила плащ.
—Ты!!! Я так и знал, что ты шпионка! Мало тебе подслушивать в таверне, ты по домам пошла?!
—Подбирайте выражения, мсье! Когда говорите с Миледи! Мы не в таверне!
—Что? Миледи???
-Да. Я - Дениза, маркиза де Бари. С кем имею честь драться на дуэли?
—Маркиза де Бари? Драться на дуэли?
-Дуэль! Вы оскорбили меня, назвав шпионкой!
—Маркиза не маркиза, но с характером. Приступим! Да, моё имя Атос де Мосси. До первой крови?
—До первой крови!

Поединок длился около часа. Дениза ни в чём не уступала виртуозу, но усталость рабочего дня взяла своё - маркиза сделала незначительную ошибку. В результате - царапина на плече. Первая кровь пролилась, дуэль закончена.

—Не дурно, не дурно! Признаться, удивлён твоим умением фехтовать. Вот только пыхтишь ты при этом как чайник на плите.
—Что? Да как Вы смеете! Смеётесь? Оскорблять женщину Вам доставляет удовольствие?
—Ага. Превеликое удовольствие.
—Вы нахал! - Дениза засобиралась, её кровь кипела от злости. Если этот мужлан и нужный ей человек, то его позиция к ней всё меняет. С женоненавистником у неё дело не пойдёт. Ведь ей нужны люди для подчинения, а этот тип так и пытается её унизить.
—А ты лгунья. Я знал семью и самого маркиза де Бари. Предполагаю, ты решила выдать себя за маркизу, чтобы войти ко мне в доверие. Не вышло! Ты мне омерзительна. Убирайся из моего дома, шпионка!

Ничего, не сказав в ответ, Дениза вышла на улицу. Атос де Мосси прав. Кто, знавший её в молодости, узнает в ней, теперешней маркизу де Бари? Никто. Для всех она служанка из таверны. Она дошла до восточных ворот. Возвращаться в свою каморку ей не хотелось. И тут она поняла. Если дворянин так сильно боится шпионов, значит, он и его друзья что-то замышляют. Ей нужно знать, что именно. Есть только один способ попасть в группу заговорщиков - она докажет своё происхождение.

Взяв тайком лошадь из своей таверны, Дениза помчалась к сгоревшему дворцу де Бари. Уже около дворца она свернула в лес. Выход из туннеля в темноте пришлось искать долго. Дениза помнила место, где спрятала документы, но без факела найти на ощупь задача не из лёгких. Отмеряя шаги, она шарила в потёмках. Выбившаяся из сил прислонилась к холодной каменной стене. Послышался звук раздвигающихся плит. Что-то объёмистое выдвинулось прямо у её ног. Затаив дыхание, Дениза ощупала предмет. Ящик! Взяв его за ручки, потащила к выходу. Открыть замок без инструментов было невозможно. Дениза решила всё-таки ещё раз попытаться отыскать документы, прежде чем возвратиться с ящиком в город. Не спеша, метр за метром она гладила руками стену туннеля. Её старания не были напрасны, тайник нашёлся. В Париж Дениза вернётся с документами и с удивительной находкой!
В Париж Дениза добралась с рассветом. На конюшне вскрыла ящик. Нужно было торопиться в свою комнату, пока хозяин не встал. Спрятав свои сокровища, Дениза, переодевшись, спустилась вниз. Каково же было удивление Денизы, когда она у стойки бара увидела поджидавшего её появления Атоса де Мосси. Из-за стойки на неё угрюмо уставился хозяин.

—Нам надо объясниться, пока таверна не набилась народом. Что ты делала в лесу у замка де Бари?
—Вы за мной следили!
—Не мог же я отпустить шпионку, не проследив, куда она носит свои донесения! Отвечай! Нет времени для амуров.
—Не смейте разговаривать со мной в таком тоне! Я Вам уже сказала, что я Дениза, маркиза де Бари. Я ездила забрать принадлежащие мне вещи. И я не шпионка. - Дениза покосилась на хозяина таверны. Бедолага закашлялся до хрипоты.
—Как Вы докажите, что это правда?
—Доказать мне не составит труда. Вот только с какой стати я должна довериться Вам, подвергнуть себя тем самым опасности?
—У Вас на то нет выбора. Без доказательств вы в смертельной опасности. Наше собрание уже вынесло Вам ... приговор. Берите свои пожитки и следуйте за мной. И не вздумайте бежать! Не удастся, вокруг наши люди.

Дениза посмотрела на владельца таверной. Тот отвернулся, значит и он заодно. Поднялась на чердак, завернула в плащ ящик и документы. Выбора действительно не было, всё поставлено на карту жизни. Уже в карете Дениза спросила у своего тюремщика:

—Вы не завяжете мне глаза?
—А Вы надеетесь остаться в живых?
—Я не надеюсь, я уверена.
—Ваша самоуверенность граничит с глупостью.
—Поживём - увидим!

Оставшийся путь они ехали молча. Подъехали к старому дому в окрестностях города. Во дворе отыскался потайной люк, спустились в подземелье. Ещё долго шли через множество проходов по воде. Наконец вошли в зал, освещенный факелами. Их ждали.

—Вот, привёл. Дадим сначала ей высказаться. Привести приговор в исполнение успеем.
Дениза знала, что её дальнейшая судьба зависит от этих мужчин. Отступать некуда, всё решится сейчас - ошибка смерти подобна.
— Я Дениза, маркиза де Бари. У меня с собой бумаги, подтверждающие моё происхождение. Постойте! Не перебивайте! У меня есть право договорить, право последнего слова перед смертью. Так слушайте! Вы сами назначили себя в слушатели, я вас не просила. Как не просила в своей жизни ни у кого и ни о чём. И Господь Бог вознаградил меня за скромность сполна. Он ниспослал мне ад. Смотрите мне в глаза! Что вы видите? Страх? Да смерть мне будет лишь избавлением от воспоминаний ужаса ада! Но умирать без отмщения я не собираюсь. Смотрите на меня! Кого вы видите? Блондинку из таверны? Опять не правы! Мне 28 лет и мои волосы седы как лунь! В 16 лет - отец выдал меня за старика-извращенца замуж, спасаясь от банкротства. В 18 лет супруг изнасиловал и избил меня до полусмерти. Отец же выбросил беременную дочь на улицу, как вшивую собаку. В 19 лет, пока я в беспамятстве лежала на родовом ложе, истекая кровью, санкюлоты утопили новорожденную девочку, как щенка в котле и подожгли замок. Я спаслась чудом. Странствующие монахи подобрали меня, умирающую и потерявшую разум с мёртвой дочерью на руках в лесу. Семь лет в женском монастыре! Семь долгих лет без памяти! И теперь вы пугаете меня смертью?! Глупцы! Что мне смерть? Жить и помнить - вот сущий ад! Для чего мне жизнь? О!!! Я знаю для чего мне жить! Для мести. В таверне я искала людей пригодных для моего плана мщения. Я набираю команду на свой корабль. Корабль возмездия.
—У Вас есть корабль?
—А почему Вас так это заинтересовало?
—Это может пригодиться и для наших планов.
—Меня не интересуют ваши планы. И боевой корабль с 28 пушками на борту послужит моим, и, слышите, только моим планам!
—Может Вы просветите нас, где крейсер? Что Вы задумали?
—Очевидно, вы держите меня за полную идиотку! Сейчас я вам выложу всё, как на тарелочке, а вы, выслушав внимательно, приведете свой смертельный приговор в исполнение. Баба с воза - кобыле легче. Ну, уж нет! Пока я не скажу, где корабль - вы меня пальцем не тронете! Или собираетесь пытать?
—Да за кого Вы нас принимаете!
—Именно за тех, за кого вы сами себя выдаете. За моих палачей! Послушайте, я не вымолвлю больше ни слова, пока вы не убедитесь сами, что сделали ошибку, приняв, меня за шпионку. В женском монастыре св. Патрика захоронена моя дочь. Узнайте у монахинь историю десятилетней давности о сестре Марии. Я буду ждать здесь, под конвоем, разумеется. Хотя бежать мне нет смысла, так как вы мне нужны.
—Вы уверены, что мы уже у вас на службе?
— Я только что доказала: моя самоуверенность не глупость. И больше не слова! Я жду.

Сколько прошло времени с минуты её похищения, Дениза не могла определить. Она нервничала. Нет, не из-за известий. Маркиза уже победительница: жива и палачи исполняют приказы жертвы. Она беспокоилась из-за промокших сапог. Она так близка к цели! Нет времени лежать с приступом лихорадки! Дениза была здорова, но пережитое ею в молодости иногда давало себя знать. Мокрые ноги, тяжёлый влажный воздух и угроза жизни могут вызвать болезнь.

Наконец-то послышались многочисленные шаги. Группа дворян возвращалась.

—По вашим лицам, господа, я вижу, что в моей персоне вы больше не сомневаетесь. Здесь документы, подтверждающие моё право на титул и на корабль. Не возражайте! Я настаиваю. Между нами не должно остаться ни капли недоверия.
С этими словами Дениза протянула бумаги. Мужчины углубились в изучение.
—Думаю, настало время и вам представиться.
—Со мной Вы уже знакомы. Мои соратники и друзья: Андреас дю Прен, Филиппе Жакьюти, Бенжамин Галланди, Доминик Гионо, Симон Ди-голь, Жан Генет. Мы входим в тайное сообщество активных монархистов.
—Так я и предполагала. Достаточно. Повторюсь: ваш заговор меня не интересуют. Свои же намерения я ещё не готова раскрыть полностью. Господа, если кто-то из вас хочет мстить республиканцам не на словах, а на деле - присоединяйтесь ко мне. Я капитан корабля-мстителя и мне нужна команда. Более подробнее я изложу позже, а сейчас я хотела бы вернуться в таверну.
—В таверну? Но для чего?
—У меня нет другого места. Мне нужен приют на какое-то время.
—Я Вам найду дом, где Вы можете жить до поры до времени. В таверну возвращаться рискованно. Хозяин наш друг, но трусоват и он знает Ваше имя. Он ни за что не возьмёт теперь маркизу обратно. Да и лучше, если для него Вы будете приговорены и мертвы. Нам тоже собираться в его таверне больше не стоит.
Атос посмотрел на Денизу, её знобило.
—Слишком много переживаний выпало на Вашу голову, маркиза. Но не могли бы Вы ещё немного подождать здесь. Думаю, мне двух часов хватит уладить проблему с домом.
—Да, конечно. Благодарю за беспокойство.
—С Вами останется Жан. Андреас со мной, остальные по домам. Собираемся на следующей недели в таверне «У мамаши Кло».

Монархисты разошлись. Дениза дрожала. Она знала, что заболевает. Жан накрыл её своим плащом. Молодой дворянин заметно стеснялся. Хотел что-то спросить, но потом сконфуженно замолчал. Два часа прошло, Атос де Мосси с Андреасом дю Преном не возвратились. Дениза почувствовала себя дурно. Она держалась из последних сил. Измучившись в конец, она задремала. Сильные руки подняли её на ноги. Через дремоту она узнала Атоса.

—Возьмите кто-нибудь свёрток. В моём плаще наше будущее.
—Вы сможете идти?
—Попытаюсь.

С высоко поднятой головой Дениза шла за мужчинами. Её немного шатало, но, стиснув крепче зубы, она продолжала путь. На улице занимался рассвет. В подземелье Дениза провела целые сутки! Обессиленная, она поднялась в карету Атоса. Ехали вдвоём.
—Вам плохо? Я купил в Ваш дом немного еды. Подкрепитесь, отдохнёте: Вам станет лучше.
—Не молите чепуху! У меня жар. В ближайшие три дня я пролежу в лихорадке. Ни в коем случае не посылайте за доктором! Всё что мне нужно - кувшин с водой у постели.
—Но почему Вы раньше не сказали, что больны?
—До моего ареста я была здорова. Приходите через три дня, у меня есть к Вам дело.

Они подъехали к обычному парижскому дому у реки. Атос подал руку Денизе, помогая спуститься. Дениза отвела руку помощи. Твёрдой походкой вошла в дом. Она держала заветный ящик. Прятать его не было сил. Найдя спальню, больная женщина задвинула ящик глубже под кровать. Сходила за водой. Не раздеваясь, легла.
«Ничего, ей нужно продержаться всего три дня, после станет намного легче. Она выздоровеет, опять будет сильной и готовой к мести»: уговаривая себя Дениза, провалилась в беспамятство.

***

Солнечный луч разбудил Денизу. Слабость кружила голову, но мыслила она ясно. Приступ позади. Ещё день на поправку и она полностью здорова. Дениза вспомнила, что к ней должен заехать Атос де Мосси. Который теперь день она не знала, нужно было вставать. Приподнявшись в постели, женщина поняла, что она раздета донага. Огляделась. У головы на тумбочке стоял тазик со свежей водой и полотенцем. Вода ароматно пахла. Дениза, намочив полотенце, обтерлась с головы до ног. На стуле висел её чистый мужской костюм, рядом стояли до блеска начищенные и высушенные сапоги. Кто-то все эти дни в новом доме усердно заботился о ней. На этот вопрос мог ответить Атос де Мосси.
Дениза прошла на кухню. Есть не хотелось, но это необходимо для поправки. Найдя хлеб и сыр, она присела на табурет. Задумавшись, Дениза не заметила, как Атос появился в дверном проёме.

—Откуда у Вас крест на лбу и почему Вас так пугают кошки?
Сердце Денизы подпрыгнуло. Значит это он! Атос был все дни рядом! Он ухаживал за ней, но почему? Женоненавистник в роли сиделки? Невероятно.
—Крест - это последний дар от моего зарезанного как свинья супруга. Кошек я не боюсь, Вы ошибаетесь.
—В бреду, Вы выкрикивали только одно: «Кэт, Кэт!».
— Катрин, Кати, Кэт. Я так звала свою погибшую дочь.
—Простите. Я не думал смеяться над Вашим горем.
—Благодарю Вас за заботу. Не ожидала такого великодушия.
—Вы знаете, как только впервые я увидел Вас у таверны (Вы возвращались из города), я понял. Я понял, что не смогу больше спокойно спать по ночам, пока Вас снова не увижу. Это я настоял собираться в «Вашей» таверне. Месяца проходили за месяцами, но Вас интересовали лишь наши разговоры, нас же самих Вы не замечали. Собратья решили, что Вы шпионите для активистов народного движения. Ваши тайные отлучки в мужском костюме в Париж и всё Ваше поведение говорило против Вас. Я просил отложить день Вашей казни на некоторое время, чтобы удостовериться наверняка. Каково же моё было удивление увидеть Вас в своём палисаднике со шпагой! Переодевания в мужскую одежду стали для меня понятны, но Вы назвались маркизой де Бари. Тогда я не мог в это поверить. Я следил за Вами с надеждой, что откроется правда: Вы не шпионка. Смогу ли я когда-нибудь получить прощение? Поверьте, я бы не дал казнить женщину, которую люблю так долго и безнадёжно. Я знаю, что на взаимность рассчитывать глупо. Прошу Вас верить мне. Довертись. За Вас я готов отдать свою жизнь!
—Предпочту видеть Вас в живых. Возможно, всё это спектакль, чтобы войти ко мне в доверие. Я сказала - возможно. Я не исключаю, что Вы говорите правду. Время покажет, и у меня нет выбора: приходится верить. Одна я не смогу осуществить задуманное. Я нуждаюсь в верных людях. Иду на риск. Не могли бы Вы принести сюда ящик из-под моей кровати?
—Конечно.

Атос вернулся с ящиком, он поставил его на кухонный стол.

—Вы знаете, что в нём?
—Нет. Я видел его под кроватью, когда менял постельное бельё, но открывать не стал. Вы мне верите?
—Здесь золотые монеты от продажи родового поместья и дворцов де Бари. Старинные драгоценности моей покойной матушки. Всего хватает, чтобы построить боевой корабль в Америке.
-Но у Вас есть уже один фрегат! Вам нужна целая флотилия?
- Не совсем так. Факт в том, что мой «Внезапный» находится на службе в Британском морском флоте. Я отыскала его слишком поздно. Хоть Франция и подписала мирный договор с Великобританией, шансов заполучить корабль обратно равны нулю. Британское адмиралтейство
ни за что не расстанется со своим добром. Да и время потеряно: я не заявляла о своих правах десять лет! Поэтому. Кому-то нужно отправляться в Северную Америку. Там и только там под секретом мы сможем построить новый крейсер. Я же отправляюсь в Англию, инкогнито.
—Зачем? И почему Вы так хотите боевой корабль?
—Я сейчас всё объясню. Это и есть мой план мести. Я собираюсь мстить Республике и республиканцам под их же флагом! Мир с Великобританией не долог, это ясно любому здравомыслящему. Первый консул, Бонапарт слишком заносчив. Строим корабль и предлагаем свои услуги Франции. Я еду в Англию и встаю на службу секретного агента. Шпионить для британцев, как Вам? Если Вам претит как дворянину одна только мысль о шпионаже - ещё не поздно отказаться.
—Я заодно!!!
— Вы понимаете, что мы предаём своё Отечество?
—Абсолютно. И я заодно не только потому, что хочу служить Вам. Я отказался от Родины с первыми звуками Марсельезы.
—А что другие? Друзья разделяют Ваши взгляды?
—Не все. Симон и Бенжамин собираются отойти от монархистов. Они верят в сильную руку Наполеона Бонапарта. Теперь им придётся уйти. За остальных я ручаюсь головой!
- Станут ли они подчиняться приказам женщины? Если я взойду на корабль, то только его капитаном!
—Да они уже выполняют Ваши поручения! В подземелье Вы всех в бараний рог скрутили. Жан боялся на Вас даже взглянуть.
—Последнее на сегодня. О Ваших чувствах. Я не прошу Вас скрывать от других, что Вы не равнодушны ко мне, но если Вы дадите повод другим думать, что я отвечаю Вам взаимностью... я вздёрну Вас на рее! И поверьте, я это сделаю!
—Я верю. Даю Вам слово чести, что Вам не придётся этого делать. А как Вы в Англии собираетесь выйти на адмиралтейство?
—У меня есть надёжный друг, он состоит на службе английского пэра. Я останусь в Англии до тех пор, пока корабль не будет в порту Франции. Я ни черта не смыслю в навигации, должна признаться! У бриттов и собираюсь тому научиться. Как Вы считаете, не слишком ли я самоуверенна в своих способностях?
— Надеюсь, что в искусстве морской боевой тактики Вы преуспеете, как и в фехтовании. В фехтовании Вы мастер!
—Да? А как же чайник?
—Маленькая ложь для успокоения задетой мужской гордости. Против меня до Вас никто не выстаивал и четверти часа!
—Время собирать Ваших друзей? Обговорим детали. Так чтобы Симон и Бенжамин ничего не заподозрили. Они вам ещё пригодятся. Пока американцы строят корабль, вам нужно будет доказать свою верность Первому консулу. Симону и Бенжамину после моего отъезда можете сказать, что я бежала за границу.


1804 год. Первый консул провозглашён императором французов Наполеоном I. Мир между Великобританией и Францией оказался недолговечным.
Наполеон вынашивал план военного разгрома Великобритании и захват её колоний.


1804 год. Дениза маркиза де Бари взошла на борт "Ахерона" капитаном.
Под флагом Франции она служила Великобританскому морскому флоту.
Что может быть коварнее мести разъяренной женщины?!

Часть третья

ВОЛЕЮ СУДЬБЫ

Глава 1

Англия, 1807г.

Джек Обри встретившись глазами с маркизой, опешил. Перед ним стояла разъярённая женщина. Неужели это из-за того, что он не подошёл к ней на встречу? Конечно, невежественно с его стороны, но как тут сдвинуться с места? Не каждый же день небесное видение является народу! Кузина Даниэля выглядит поразительно в прямом смысле слова! Богатая красавица-маркиза. У него нет ни малейшего шанса породниться с другом, зря тот размечтался. Ух! Принцесса разозлилась, очевидно, жуть как капризна.

—Дениза! Боже, как ты изменилась! Тебя не узнать!
—Годы идут, мой дорогой кузен, люди меняются. Вот и ты заимел себе животик. А глаза всё те же: мальчишки-сорванца. Никак не остепенишься? Когда ты, наконец, повзрослеешь? Ну-ну... Я приехала не для того, чтобы тебе мораль читать. Скорее даже наоборот. Собираюсь повеселиться, и ты мне в этом поможешь.
—Как долго Вы собираетесь пробыть в Англии? - Джеку Обри вернулся таки дар речи.
—Не успела я сойти с корабля, как Вы уже хотите знать, когда я уберусь восвояси? Чем я Вам так не понравилась, капитан Обри? Если не ошибаюсь, Вы и есть Джек Обри - обожаемый друг моего кузена?
—Нет ... то есть ... да. Джек Обри. Но я вовсе не горю желанием, чтобы Вы убирались, то есть ... покинули нас скоро.
—Не думаю осчастливить Вас своим обществом. Ваши манеры, а точнее их отсутствие настораживает. Лучше, если Вы будите держаться от меня подальше.
Джек закипал. Высокомерная стерва! Она смеялась над ним прямо в лицо! Джек посмотрел на Даниеля, тот стоял смутившись. Всем своим видом Джек показал, как он «благодарен» другу за знакомство с его кузиной, «простой и отзывчивой».
—Дениза! Это моя вина. Я не представил!
—А теперь мы уже достаточно знакомы, чтобы распрощаться.
—Тут я с Вами, маркиза, полностью согласен. Пора проститься. Прощайте, миледи. Увидимся после, Даниель.

Дорогой к дому Джек думал о Денизе де Бари. Она совершенно не соответствовала образу, который ему описал Даниель. Ни внешностью, ни характером. Даниель говорил, что кузина несколько неприглядна, но сердце у неё золотое. На деле же оказалось всё наоборот: шокирует красотой и холодностью. Как может за божественной внешностью скрываться столько призрения к низшим по происхождению. О да, он уверен. Всё дело в его положении в обществе! Кто он? Отставной капитан, дни доблестных побед которого позади. В маркизе же течёт кровь старинного, прославленного веками рода. Джек никогда не был любимцем высшего общества, он и не старался. Дениза - королева Света по рождению. Что он ждал, собственно говоря? Маркиза поставила его на место. По крайней мере, честно. Могла поиграть вначале, а после высмеять. Так что? За своё унижение он должен быть ей ещё благодарен? Абсурд! Но и злиться на неё Джек не мог - Дениза очаровательна даже в гневе. Если она улыбнётся ему? Простит и забудет обиду, он влюблён. Чёрт! Счастливчик Джек не позволит потопить себя ледяной принцессе.

***

Капитан решил, что пришло время проявить себя на берегу. Команда «Внезапного» его обожала, за ним шли на смерть. Пора фортуне вернуться к своему хозяину! Холостяцкая жизнь хороша, но любящая жена и детишки в доме - это счастье. Он должен быть счастливым! Он заслужил. Дело за малым: чаще появляться в Свете. Невеста отыщется.

Единственное, что Джек упустил из вида - маркизу де Бари. Точнее, наоборот. Встречаясь на балах, он не упускал её из вида. Оба, напустив маску равнодушия (нечаянно оказавшись поблизости), расходились как два корабля в море. Джек подозревал, что Дениза его презирает. Она не показывает чувств, искусно владеет собой. Сам же Джек удирал от неё, так как сдерживать свои чувства он не мог. Упрямство бритта не давало ему признать за собой поражение. Он усердно ухаживал за женщинами, пустив в ход всё своё обаяние. Женщины отвечали взаимностью и интересом в глазах. По истечению некоторого времени он увлёкся покорением сердец и отдал таки своё предпочтение одной - Изабелле. Джек испросил позволения ухаживать за ней и получил утверждающий ответ. Теперь их часто видели в обществе вместе. Вскоре Джек опять заскучал. Изабелла была очень мила и приятна, но разговоры с ней сводились о погоде или к светским сплетням. Умом прелестница была явно обделена. Джек уговаривал себя, что жена и должна быть чуть умнее курицы, но тщетно. Изабелла стала для него надоедливой пустышкой. Причиной, по которой Обри всё ещё не порывал ухаживания, была проста. Изабелла не закрывала рот, восхищаясь маркизой де Бари. Джек слушал сплетни о Денизе, не пропуская ни слова. Однажды Изабелла удивлялась вслух, почему «львица Света», маркиза де Бари покидает балы всегда довольно таки рано одна или только в сопровождении кузена? Джек предположил, что у маркизы возможно в Америке есть жених. «Ах, бедные наши мужчины! Она сводит их с ума, но ни у кого нет надежды на взаимность!» - прощебетала Изабелла. Джек, посмотрев на свою даму, понял, что если он не освободится от неё в ближайшее время, то сам потеряет и надежду и разум.
На очередном банкете у лорда Кенинбенга, Джек, заметив как Даниэль засобирался уходить, подошёл к нему.

—Удираешь?
—Да, наскучило до тошноты.
—Может, продолжим вместе где-нибудь в ночном клубе? Вечер ещё молод.
—Благодарю за приглашение, Джек, с удовольствием, но в следующий раз. Я обещал Денизе.
—Ты можешь проводить свою драгоценную кузину и приехать в клуб, я буду ждать на месте.
—Почему вы так ненавидите друг друга? Вы заблуждаетесь! Вы мои лучшие друзья и ваши отношения меня огорчают.
—Между нами нет никаких отношений.
—Вот именно! Это то и странно! Вы так похожи характерами.
—Что? Да во мне нет и капли высокомерия!
—И в ней тоже нет. Говорю тебе, что вы оба ошибаетесь. Я вас не понимаю, ну да ладно. Я не могу поехать с тобой Джек, потому что я еду с Денизой.
—Куда?
—Я не могу тебе сказать, она мне задницу надерёт, если я проболтаюсь. Поверь, она это сделает.
—Всё такая же дикая, как и в детстве?
—Вот видишь! Ты опять иронизируешь!
—Тогда объясни, если, по-твоему, я несправедлив к Денизе. Или я безнадёжный тупица? Так и она считает.
—Она так не считает. Дениза говорит, что ты очень умён, талантлив в навигации и боевой тактике.
—Что?! Вы разговариваете с ней о морских стратегиях?
—Иногда. Честно говоря, я не успеваю за течением её мыслей. Как впрочем, и в детстве. Дениза всегда превосходила меня во всём. Мальчишкой я очень злился за это на неё, но теперь... теперь я могу лишь ею восхищаться. Извини друг, но я опаздываю. Дениза ещё должна заехать домой переодеться.
—Переодеться? Куда вы едете?
—Я ретируюсь, пока не выболтал ещё чего-нибудь. Прости, друг!
Даниэль уехал с кузиной. Джек не хотел оставаться тоже. Распростившись с опечаленной Изабеллой, он поехал домой.

Мысли одолевали Джека: «Значит, Дениза считает его умным. Более того. Она изучала его боевое прошлое. Если это так, то Даниель прав, и он ошибается. Маркиза вовсе не презирает его. Тогда почему она смеётся над ним? Время объясниться. Надо попросить Даниеля свести нас для разговора, наверняка тот обрадуется возможности их помирить. А мы в ссоре? Похоже на то».

Долгое время Джек не мог обратиться с просьбой к Даниэлю. Изабелла, почувствовав охлаждение в их отношениях, его полное равнодушие, не давала ему прохода. Однажды, увидев как Даниэль с Денизой уезжают с бала, Джек решил последовать за ними. Взяв кеб, Джек назвал адрес маркизы де Бари.

У дома Джеку не пришлось ждать. На улицу вышли двое мужчин. В одном из них Обри признал Даниэля. Но второй? В костюме американца с дикого запада, шляпа скрывала лицо. Джек был прав! У Денизы есть жених, какой-то повернутый! Как тот может отпускать красавицу-невесту на балы одну? Конечно же, её всегда сопровождает кузен, но всё-таки... Почему Дениза прячет своего жениха? Хотелось бы на того посмотреть поближе. Джек решил последовать за мужчинами. Подъехали к респектабельному клубу, где игра шла с крупными ставками. Маркиза де Бари - покорительница Света, а женишок - азартный игрок. Хороша парочка!

Джек Обри тоже был членом клуба, вошёл за мужчинами без помех. Он остановился незамеченным за их спинами. Мужчины тихо переговаривались. И тут то Обри разобрала злость и ревность. Даниэль его друг! Почему он скрывает правду? И чем лучше Джека этот янки, проигрывающий состояние невесты. Джек решил, что американец всегда в проигрыше и непременно играет на деньги Денизы. Ревность не давала понять необоснованность предположений. Он был взбешён и пошёл напролом, как разъярённый бык.

—Вас что там, в Америке, не учили снимать головной убор в помещении?
Мужчины обернулись на голос Обри. Даниэль был испуган. Лицо незнакомца всё ещё скрывала ковбойская шляпа.
—Джек! Прошу тебя! Не надо!
—Защищаешь родственника? Я настаиваю!
—Ты знаешь?! Но почему ты не можешь оставить всё как есть?
—Дело чести!

Американец выпрямился. Гордая осанка изменила фигуру. Грудь явно была женской. Рука медленно потянулась к шляпе. В этот миг Джек всё понял, но было слишком поздно! Шляпа сдёрнута и брошена к его ногам. Перед ним стояла Дениза маркиза де Бари. Что он натворил! Теперь Дениза никогда и ни за что его не простит. Мысли проносились вихрем. Может быть, ещё не всё потеряно? Джек объяснит. Нет. Она не поверит. Как эта женщина ненавидит его сейчас! И как Джек любит её сейчас и навек! Джек Обри потерял её из-за своей глупой ревности. Навсегда. Последнее, что он должен сделать: посмотреть любимой в лицо, прощаясь. Она должна увидеть, как он раскаивается и сожалеет.

Взгляд Денизы испепелял. На лбу открытом от волос выделялся шрам, крест. Обри не мог отвести глаз от креста. Откуда у неё эта отметина? Какой изверг мог так надругаться над лицом маркизы? Её боль из прошлого кольнула сердце Джека. Очевидно, печаль сопереживания её горю отразилась на его лице.

—Да! Не все так удачливы, как Счастливчик Джек! Но не Вам меня жалеть! Вы слышите? Я Вам приказываю перестать меня жалеть! Вы мне омерзительны как ничтожный червь. Прочь с моей дороги!

Три дня Джек пил, пил, не останавливаясь и безмерно. Он любит женщину, которая терпеть его не может всем существом. Он не в силах повернуть время. А как бы хотелось! Зачем он стал следить, зачем не послушал друга и не оставил всё как есть? Джек потерял любовь и дружбу в один миг. Даниэль тоже не простит ему. Всё кончено. Надо лишь собрать силу воли и продолжать жить. Он будет жить, помня о своей попытке стать счастливым. К чёрту женщин! Всех разом! Чем плохо быть холостяком?!

Всё-таки Даниэль пришёл к нему. Пришёл проститься: он уезжает с кузиной в Северную Америку.

—«Возрождённый» выходит в море завтра. Я знаю тебя Джек довольно хорошо, и я не могу поверить, что ты хотел посмеяться над Денизой в отместку. Может, ты объяснишь мне, почему ты так скверно поступил?
—Даниэль, мой друг. Ты должен поверить в то, что я тебе скажу. Я люблю Денизу. Эта чистая, правда. Я готов умереть за неё. Всё что произошло - ряд стечений обстоятельств. И моя ревность вышла из-под контроля. Я не собирался следить за вами изначально, а лишь хотел объясниться с Денизой. Я не знал, что с тобой Дениза до тех пор, пока её шляпа не упала к моим ногам. Я принял Денизу за её же тайного любовника. Ревность завладела моим разумом, я не соображал, что делал. Ты веришь?
—Ну и ну! Я то верю. Но Дениза ... она никогда не простит тебе унижения. Видел бы ты её сейчас! Пьёт, ругается как сапожник и грозится вздёрнуть тебя на рее. Больше всего она злится за то, как ты посмотрел на её шрам. Для неё жалость хуже оскорбления.
—Откуда у неё этот крест?
—Честно? Не знаю. Я ничего не знаю о её жизни со дня её свадьбы до переезда в Америку. Однажды я спросил Денизу. Надо было видеть тебе её лицо и слышать, как она говорила: «Милый Даниэль, поверь мне на слово, ты не хочешь этого знать». Я больше не решался спрашивать. Знаю только, что она кричит во снах. Жуть! Что-то о кошках.
—В каком году она поселилась в Америке?
—Не помню точно, кажется летом 1805 года. Где она была 15 лет, что произошло? Кто знает...
—Спасибо, что пришёл проститься. Друзья?
—Друзья!

Весь день Джек метался по дому. Дениза завтра возвращается в Америку! Он никогда её больше не увидит! Она уезжает, не зная правды. Джек не может дать ей уехать, уверенной в его низости. Только не это!
Умывшись и переодевшись, Джек вышел на улицу. Решил идти пешком, чтобы выветрить винные пары трёхдневного запоя. Голова должна быть ясной. Он ещё не знал, что сказать и как. Возможно, Дениза не примет его.
Вечерело. Джек Обри стоял напротив дома маркизы де Бари. Решительность улетучилась вместе с хмелем. Он знал, что не отступит, но хотел дать себе ещё немного времени. Из дома вышел мужчина в капитанской форме. Не замечая Джека, он прошёл мимо, взял кеб. Кеб скрылся за поворотом.

Обри стоял как прикованный. Только что он видел призрак. Дениса де Мосси! Капитана несуществующего «Ахерон»! И тот вышел от Денизы. В этот раз Джек заставил себя вначале подумать хорошенько, прежде чем предпринимать что-либо.
—Джек! Что ты тут делаешь?
—Я хотел бы объясниться с Денизой.
—Кузина пошла спать. Корабль выходит рано утром. Да всё равно она бы тебя не приняла. Дениза всё ещё произносит твоё имя с бранью. Я ничего ей не рассказывал о нашей последней беседе.
—А почему она вспоминает моё имя?
—Я слышал, как она сказала Жану: «Этот удачливый засранец - Джек получит её теперь только через мой труп!» Когда я подошёл к ним - они переменили тему разговора.
—Кто этот Жан?
—Да он только что вышел из дому, буквально передо мной. Ты должен был его заметить.
—Я не только заметил, но и отлично его разглядел. Кто он?
—Капитан Кеу1уа1, Жан Генет. Дениза - владелица.
—Даниель, у тебя свежая голова, рассудишь: прав я или не прав? Пройдёмся.
—Слушай. Во-первых, этот самый Жан Генет вручил мне шпагу капитана Ахерона в мае 1805 года. Значит, он и есть Денис де Мосси. Правильно?
—Похоже на то, если ты не обознался.
—Нет. Это он. Во-вторых...
—Постой! Если это Денис де Мосси, то Дениза в опасности! Мы должны что-то делать!
—Не спеши. Дай договорить. Я почти уверен, что ей ничто не угрожает.
—Но ... Хорошо. Объясняй.
—Во-вторых, теперь я знаю почему «Возрождённый» мне напоминает что-то очень знакомое. Янки хорошо потрудились, но я видел «Ахерон». Это один и тот же корабль! Поверь мне, уж я то знаю в кораблях толк!
—Верно.
—Значит, твоя кузина купила «Ахерон» после перестройки вместе с капитаном Денисом де Мосси в Северной Америке или она была на фрегате изначально.
—Дениза? Что ты мелешь! — Том Пуллигс рассказывал мне, что в бунте на корабле помогала женщина-блондинка, сестра милосердия. Что скажешь?
—Дениза разбирается в медицине, но это ещё не доказательство.
—Дениза ведь писала тебе, что в Америку она приехала из кругосветного путешествия?
—Ну да.
—И что разбогатела просто чудом? Конечно! Награбленное с торговых судов. Я говорил тебе, что «Ахерон» - пиратский корабль. Слишком много совпадений, не находишь?
—Ты прав. И всё-таки. Дениза на пиратском крейсере! Трудно поверить.
—А то, что она понимает навигацию и морскую боевую тактику?
—Всё сходится. Джек! Обещай мне, что ты не погубишь её репутацию!
—Обещаю. Я люблю её. Какие у неё отношения с Денисом де Мосси?
—Опять твоя ревность! Забудь даже думать! Жан ... , то есть Денис её слушается как малый ребёнок маму. Между ними ничего нет такого... ну ты меня понимаешь. И здесь - я знаток!
—Я спросил потому, что хотел знать: могу ли я прирезать его как свинью или нет. Если бы он был возлюбленным Денизы, то ради неё я бы и пальцем его не тронул.
—Что ты надумал?
—Ты можешь быть моим секундантом?
—Понял! Конечно же! Если ты убьёшь капитана, кто поведёт корабль домой?
—Дениза быстро найдёт замену. Но если ей так важно отплыть сегодня утром, то придётся просить меня.
—И не надейся! Когда Дениза услышит о гибели своего товарища, она только ещё больше возненавидит тебя. Ты уверен, что хочешь драться на дуэли с её другом?
—Денис де Мосси - друг Денизы, но мой заклятый враг. Честь офицера не позволяет оставить начатое два года назад. Но если капитан «Ахерона» принесёт свои извинения и шпагу, я готов забыть, ради Денизы конечно. Дуэль на корабле, на рассвете, на шпагах. Встречаемся в порту. Не могу бросить ему вызов по правилам, как полагается. Этот трус не имеет никакого понятия о чести! Боюсь, он просто сбежит и опять на том же самом корабле. Извини, Даниэль, что я так о французе. Ты ведь знаешь, что к тебе это не относится. Ты человек слова и я рад, что ты мой друг.
—До встречи.
—На рассвете в порту.

***

Друзья встретились у «Возрождённого» - «Ахерона» с восходом солнца. Трапа не было. Хорошо, значит, никто не помешает дуэли. Мужчины взобрались на борт судна. Даниэль тяжело дышал, Джек – напротив, его энергия так и выплёскивалась наружу. Наконец-то он встретится лицом к лицу с капитаном корабля-призрака. Время настало востребовать долг.

—Господа! Что ... Даниэль! Мсье, почему Вы не крикнули, я бы приказал спустить трап. Дениза с вами?
—Нет. Кузина прибудет, как и было оговорено раньше. Мы здесь по личному делу, касающегося и Вас. Не будите команду. Вам нужен секундант, Денис де Мосси!
—Вы ошибаетесь, Даниэль и Вы тоже - капитан Джек Обри. О, конечно же, я Вас узнал у дома маркизы. Но я выполнял приказ не ввязываться с Вами в драку, поэтому прошёл просто мимо.
—Чей приказ?
—Капитана.
—Де Мосси в Англии? — Постой, Даниэль. Я думаю, что, однажды струсив и выдав брата за себя, он пытается повторить тот же трюк. Он просто морочит нам голову.
—Вы ошибаетесь, сэр, во всём.
—Что бы Вы там не говорили, я пришёл за долгом. Если Вы принесёте свои извинения и шпагу, я готов удовлетвориться только этим. Иначе дуэль!
—Что ж, дуэль так дуэль. Думаю, секунданта хватит и одного. Даниэль Ваш друг, капитан и кузен моего. Можно положиться на объективность Даниэля. Дерёмся на шпагах?
—Согласен. Только на этот раз возьмите свою.
—Непременно только свою. До первой крови или как?
—Или как.
—Послушайте, Жан! То есть мсье де Мосси. Джек идёт на компромисс. Почему бы Вам не извиниться и отдать шпагу?
—За ложь двухлетней давности я ещё могу принести свои извинения, хотя я выполнял приказ капитана, но ...
—Хорошо! Где капитан «Ахерона»?
—Этого я не могу сказать: за мной клятва верности и молчания.
—Лжец! Ты и есть капитан!
—Третий раз повторяю - Вы заблуждаетесь. Может быть, начнём? Что переливать из пустого в порожнее? Уже светает. Да, последнее. Если Вам, Счастливчик Джек, и в этот раз повезёт выиграть бой, то мою шпагу после можете выбросить за борт. Теперь к бою!
—Где же эта чёртова шпага «капитана-призрака»?!
—У меня!
Трое мужчин обернулись на голос. На палубе стояла Дениза маркиза де Бари.
—Дениза! Что ты тут делаешь так рано?
—Даниэль! Прекрати! Я всё слышала.
—Прошу, не вмешивайся. Дай мужчинам решить спор.
—Как я поняла, спор идёт о шпаге капитана пиратского фрегата «Ахерон»? Так вот. Она у меня.
—Маркиза, дайте мне ...
—Нет, Жан. Вы служили мне многие годы верой и правдой. Я не хочу Вам сейчас приказывать, прошу как друга: дайте мне самой завершить дело прошлого.
-Я более не возражаю.
-Благодарю. Капитан Обри, Вам придётся обождать. Вскоре я смогу удовлетворить Вашу просьбу.

Джек молча кивнул. Он жадно следил за каждым шагом Денизы. Она спустилась в капитанскую каюту. Джек ни черта не понимал, что происходит. Почему шпага у неё? Почему Жан оказался Жаном? И где этот ублюдок Денис де Мосси?

Женщина вернулась быстро. На ней была морская униформа капитана, в руках шпага.

-Это та самая. Её Вы должны были получить, разгромив «Ахерон». Но мне так не хотелось расставаться с ней! Тем более что бой был проигран не мной, а Атосом де Мосси. Шпагу Атоса Вы честно заработали. Эту – Вы получите только через мой труп! Дуэль!
-Я не дерусь с женщинами.
-Джек Обри, Вы – осёл!
-Так или иначе, но с Вами драться я не буду!
-Будите! Ещё как будите! Атос де Мосси нарушил мой приказ: не ввязываться в бой и идти к острову Короля Карла. Я бредила в лихорадке, когда Де Мосси решил атаковать. Его ошибка – Ваша победа, но не моё поражение! Вам до сих пор не ясно? Я – капитан корабля-призрака! Не падай в обморок, Даниэль! Капитану Обри нужен секундант. Я вызвала Вас на дуэль, Джек Обри и Вы примите вызов. Решим наш затянувшийся спор. Или Вы боитесь, что я надеру Вам задницу, как уже проделала это дважды? У Бразилии, помните?

Полная неожиданность! Такого поворота Джек не мог предположить. Если бы он знал, кто на самом деле Дениза, он бы промолчал и забыл. Как он может драться на дуэли с любимой, даже если та - капитан пиратского фрегата? Боже! Что теперь делать? Он не видел другого выхода, как броситься за борт и плыть что есть мочи прочь. И пусть она презирает его после этого. Дениза и так уже его презирает, значит нечего терять. Нет, он не трус! Он скажет правду.

—Я не могу с Вами драться на дуэли не только потому, что я вижу перед собой женщину. Я смотрю на любимую женщину. Я люблю Вас Дениза. Если Вам угодно, чтобы я умер, так убейте. Лучше принять смерть от Вашей руки, чем жить в бесчестье.
—Как романтично! Почти поверила. Защищайтесь!
—Это правда.
—Дерьмо! Ни за что не поверю после того, что случилось в клубе!
—Поверь Джеку, дай ему объяснить.
—Даниэль, довольно разговоров. Он хотел получить шпагу? Так пусть отнимет!
—Маркиза, я как Ваш секундант, хочу заметить, что дуэль не может считаться честной с Вашей стороны.
—Жан?
—Правая рука капитана Обри изувечена. Вы - мастер фехтования. Эта дуэль - убийство.
—Я буду драться левой и до первой крови. Идёт? Капитан Обри?
—Ну, это уж слишком! Я принимаю вызов, если Вы дерётесь до первой крови и правой.
—К бою!

С первых же минут поединка Джек понял, что перед ним виртуоз. Дениза не дралась, она творила шпагой чудеса. Вопрос встал: как спасти шкуру? Дениза его прирежет! До увечья он мог бы дать достойный отпор, но теперь...
Джек, защищаясь, под напором отступал. Дениза ловко перебросила шпагу в левую руку. Ещё минута и Джек был слегка ранен. Первая кровь пролита. Чертовка оставила его в живых! Дуэль не длилась и четверти часа.
Капитан Обри наконец-то уразумел факт: маркиза - капитан «Ахерона». За её небесной красотой скрывается дьявольская душа. Кого он полюбил?! Её образ пленил, её сущность отталкивала.

—Думаю, наш спор решён, Счастливчик Джек?
—Благодарю, Вы сохранили мне жизнь. Могу ли я знать, почему?
—Я отвечу. Прошлое должно оставаться в прошлом. Мною сделано много ошибок. Сожалею ли я? Нет и нет! Но на прошлом учатся. Я не хочу повторять те же ошибки. Я приехала в Англию только для того, чтобы встретиться с Вами лицом к лицу. Не для мести! Я хотела посмотреть в глаза победителю, но не врагу. Вам не понять. Я докажу. Держите! Шпага побежденного должна принадлежать победителю, я признаю победу за Вами. Прошу лишь об одном. Забудьте же, наконец, о «Призраке»!!!
—Слово чести.
—Хорошо. Утро. Пора расходиться. Даниэль, мой друг! Когда-нибудь ты поймёшь и простишь свою сумасшедшую кузину. Сейчас тебе лучше остаться в Англии. Я не вынесу твоего постоянно укоряющего взгляда. Прощай, дорогой!
—Прощай, Дениза. Ты будешь писать?
—Если только тебе это будет приятно.
—Пиши, пожалуйста! Буду ждать с нетерпением известий.

Глава 2

Наступил 1808 год. Жизнь Джека пошла по старой колее. Карты, вино - маленькие радости холостяка. Даниэль больше ему не составлял компанию, он обзавёлся таки семьёй, однако старого друга не забывал. Джек знал, что Дениза пишет кузену, но он не спрашивал о чём, Даниэль же не рассказывал. По безмолвной договоренности они не говорили о Денизе.

Воспоминания о маркизе не покидали Джека ни на день, ни на минуту. Он не мог забыть её, не мог перестать любить. Его любовь была как мечта о счастье, он бредил ею. Любовь как тоска - ноющая и не проходящая. Иногда он злился и начинал винить во всём себя за свою глупость, иногда он ругал в своих мыслях Денизу: зачем та объявилась в Англии? Их судьбы пересекались дважды. Каждый раз они расставались, ненавидя друг друга. Он ненавидел Денизу и в тоже время сходил по ней с ума. Джек понимал, за что злился: три года назад эта женщина перевернула вверх дном всю его жизнь. Но за что любит? Этого Джек не мог объяснить. Её образ манил, притягивал.

***

Джек взял за привычку приходить на пристань. Суета порта, приходящие суда и выходящие в море - вносили в жизнь бывшего капитана некое подобие радости бытия. На берегу, Джек скучал, водные просторы звали. Он серьёзно подумывал наняться на торговый корабль капитаном.

Однажды, июньским утром, в порт шёл корабль. Уже издалека Джек узнал «Возрождённый». Сердце учащённо забилось. Под парусами возвращалась надежда на чудо.
Джек ждал, перейдя в тень. Судно пришвартовалось. Вскоре на борту осталась только одна команда. Обри продолжал следить за происходящим на корабле, он всё ещё надеялся. К вечеру груз был разгружен, команда сходила на берег. Прошёл час, Джек не отступал. Стемнело. По пристани к «Возрождённому» подкатила карета. С трапа навстречу сбежал Жан Генет, в руках он держал пакет. Несколько слов сидящему в кэбе. Визитёр уехал. Жан вернулся без почты. Джек, взяв кэб, кинулся вдогонку за незнакомцем.

***

Джек Обри узнал, кто приезжал в порт за пакетом. Юрист, поверенный по личным делам лорда Кенинбенга. Француз – Шарль дю При.

Этот француз получил, конечно, почту от Денизы. Ничего странного, они могли быть знакомы во Франции. Но! Маркиза де Бари и её пиратское прошлое! Лорд Кенинбенг, английский пэр, занимал высокий пост в Британском адмиралтействе. Неужели Дениза сменила профессию пирата на шпиона?

Почему пакет был передан с такой поспешностью и в темноте? Джеку было над, чем задуматься. Да о чём тут думать! Всё и так ясно. Что делать – вот вопрос. Вначале нужно навестить Даниэля, узнать: что там ему пишет неугомонная кузина?

—Джек! Какой сюрприз! Давно ты не заглядывал.
—Не хотел будоражить семейный покой.
—Да ну, брось. Ты всегда желанный гость в нашем доме.
—Можем мы поговорить без помех? Я по делу пришёл.
—Конечно. Пройдём в кабинет. Ты случайно не по поводу «Возрождённого»?
—Как долго корабль будет стоять в порту?
—Две или три недели. Денизы нет.
—Я знаю. Осела на мель в Америке?
—И, да и нет. Думаю, она не будет сердиться, если я тебе скажу, где её пристань. Она не просила это держать в секрете. Кузина в монастыре на одном из Виргинских островов...
—Что?! Маркиза постриглась в монахини?!
—Ох, не смеши! Дениза - невеста Божья! Ты не дал договорить. Она купила остров со старым монастырём на нём. На его развалинах Дениза отстроила новый. С виду монастырь, но внутри - дворец, полный комфорт по последней моде. Сестрёнке не откажешь в чувстве юмора и в практичности. Она пишет, что стены монастыря отпугивают непрошенных гостей.
—А как же балы и светское общество? Перед кем она теперь сверкает? Перед горными козлами?
—Ну, зачем ты так! Удивительно конечно, что она полюбила уединение, но у неё на то есть причины.
—О которых я догадываюсь.
—Объяснись!
—Пока не могу, нет доказательств. Последний вопрос. Тебе знаком Шарль дю При?
—Лично мы не знакомы, но во Франции он служил у старого маркиза де Бари, отца Денизы. Он переехал в Англию после смерти последнего, слышал, что преуспевает. Зачем тебе юрист понадобился?
—Объясню позже.
—Останешься на обед?
—Спрашиваешь! Стряпня вашей кухарки - лучшая во всей Великобритании!
—Ну, ты загнул.

***

Дома Джек не мог успокоиться. Всё сходилось. Когда же эта женщина остепениться?! Бес в неё вселился! И он хорош! Думал, что Дениза раскаивается. Опять попался на тот же крючок: получи заветную шпагу и отпусти. Отпусти продолжать заниматься тёмными делишками. Что движет ею? Она знатна, богата, красива. Что ей не достаёт? Почему маркиза так верно служит Франции? Шантаж? Денизу кто-то шантажирует, другого быть не может. Что-то из прошлого. Даже Даниэль не знает, что его кузина делала на протяжении пятнадцати лет. Кричит во снах о кошках! И ужасный крест-шрам на лбу. Надо плыть в её монастырь и оторвать ей голову! Но сначала Шарль дю При. Виселица тому обеспечена. Стоп! Если дю При обвинить в шпионаже, то тот потянет за собой и Денизу. Джек разберется с ним сам.

Зарядив пистолеты, Джек Обри следующим поздним вечером отправился к Шарлю дю При. Француз не хотел его принимать, но, назвавшись повторно капитаном «Внезапного», был тут же проведен в кабинет юриста. Дю При не вышел из-за стола, не предложил Джеку сесть. Он зло рассматривал капитана.

—Вы дали слово чести забыть о призраках.
—И об этом Вы осведомлены. Обстоятельства изменились - безопасность Великобритании подвергнута риску. Долг офицера освобождает меня от глупой клятвы.
—Да что Вы говорите! Позвольте узнать, какая опасность угрожает стране?
—Вам лучше знать! И я собираюсь Вас остановить.
С этими словами Джек вынул пистолеты.
—Вы с ума сошли!
—Отвечайте на мои вопросы! Вы получили почту с «Возрождённого»?
—Дипломатическую почту?
—Для Вас персонально ничего?
—Я получил письмо от маркизы де Бари. На французском, разумеется.
—Где оно?
—В ящике стола.
—Дайте его мне. И без шуток! Вынимайте медленно, и чтобы я видел содержание ящика.
—Вот, читайте. Могли бы просто вежливо попросить. Зачем пистолеты? И причём тут безопасность Англии? Ничего не понимаю! У Вас, дружочек, с головой не всё в порядке.

Джек промолчал. Спокойствие и насмешливый взгляд старика поставили его в тупик. Этого он не ожидал от шпиона на гране провала. Джек, не выпуская из виду Шарля, стал читать.
Письмо Денизы
Дорогой друг!

Я была счастлива узнать, что Ваши дела идут превосходно. Лишь хочу напомнить: когда Вы устанете от своих служебных забот и уйдёте на пенсию, я буду ждать Вас в гости. Лучшего места от суеты сует Вам не найти.
Немного о себе.
Строительство на острове завершено полностью. Настало время тишины и покоя. Но меня это совсем не радует. Теперь воспоминания одолевают вновь. Тишина и покой, но не в душе.

Что такое мирная душа? Уметь прощать. Я всем простила, но не себе. Не могу простить за то, что не признаю себя просто женщиной. Сбежала от Света, от мужчин. Ещё не поздно вернуться. Есть надежда? Верить в то, что не всё потеряно? Прошлое не даёт забыться.

Что такое счастье? Любовь к жизни. Только бежав от всех и вся, у меня есть шанс вернуться к жизни. Бежав, я спасаюсь от себя. Теперь Вы знаете ответ на свой вопрос — я не вернусь. Вам единственному могу признаться честно.
Прошу простить, Шарль, если навеяла на Вас тоску.
С любовью, Дениза
Р.S. Я смеюсь над собой.

Чувство раскаяния овладело всем сердцем Джека. В горле першило. Он понял, что ошибся.

—Капитан Обри, Вам нужно объясниться! Ваша выходка не вписывается ни в какие рамки!
—Однажды Дениза назвала меня ослом. В данный момент я и чувствую себя ослом. Смею ли я надеяться, что Вы забудете мой бред об угрожающей опасности стране? И простить за то, что я прибег к насилию?
—Забыть этот спектакль - навряд ли, но из винить - пожалуй, если Вы чистосердечно откроетесь старику. В чём дело?
—Вы можете рассказать мне о прожитых годах Денизой во Франции?
—Нет. Я дал слово, что сохраню всё в тайне. Зачем Вам?
—Я хочу понять женщину, которую люблю.
—Как?! Она Вас ненавидит.
—Я знаю, что у меня нет ни малейшего шанса на взаимность, но это ничего не меняет. Я не могу перестать любить, потому что не могу не любить.
—Каламбур какой-то! Вы уверены, голубчик, что не больны?
— Я смешен? Я люблю - это правда.
—Вы хотите что-то предпринять? Дениза выстроила себе тюрьму и не намерена бежать.
—Возможно, первый раз в своей жизни оставлю всё как есть.
—Да ... Вы не правы, Вам нужно действовать!
—Невозможно заставить полюбить.
—Насильно - нет. Лаской - да. Терпение и время. Дениза мне как дочь, я знаю её. У неё сердце золотое, к нему лишь трудно подобрать ключик. Она видела слишком много горя. Денизу не понять, не прочитав книгу её жизни, в этом Вы правы. Знаете, я могу ответить на Ваши вопросы.
—То есть?
—Я желаю счастья Денизе. Спрашивайте.
—Откуда у неё крест-шрам?
—Муж Денизы изнасиловал и избил её до полусмерти, в завершении издевательств вывел ножницами этот крест.
—Садист понёс наказание?
—Теми же самыми ножницами его зарезал любовник.
—Л-ю-б-о-в-н-и-к ?
—Да.
—Её спас отец?
—Нет. Маркиз выбросил дочь на улицу на четвёртом месяце беременности.
—Боже! Где же ребёнок?
—Санкюлоты утопили новорожденную девочку в котле.
—Что они сделали с Денизой?
—Оставили умирать от потери крови. Дениза рожала одна, роды были трудными. Для верности революционеры подожгли дворец.
—Как же она спаслась?
—Чудом, помогли монахи.
—Что дальше произошло?
—Семь лет в монастыре.
—Так долго?
—Ровно столько к ней не возвращалась память. Она даже забыла своё имя. О том, что Дениза делала после монастыря - я не могу сказать, это уже государственная тайна.
—Как я могу Вас отблагодарить?
—Не для Вас, для неё пошёл на сделку с совестью.

***

Одно оставалось для Джека неясным. Если Дениза была несчастна во Франции, почему же она так рьяно служила этой стране? Эту загадку и должен Джек разрешить. Конечно, можно припереть к стенке Жана Генета, боевого соратника и друга маркизы, но совесть не позволяла так поступить. Нужно было решаться: отступить или попытаться добиться Денизы?
В голове кружился вопрос. Почему «Внезапный» должен был искать корабль-призрак до Бразилии и только до Бразилии? Джек думал до головной боли, но так и не нашёл ответа.
На следующий день Джек Обри заперся в кабинете, приказав отказывать посетителям. Он дал себе слово, что не увидит свет дневной, пока не поймёт тайну «Ахерона».
Джек рисовал схемы: прошлое Денизы, знакомые, друзья, события, факты - всё складывалось в логическую цепь, кроме одного. Дениза потеряла во Франции всё, но служила ей. Для Франции маркиза стала героем, но она не вернулась на Родину, а уединилась на острове. Здесь не было смысла.
Капитан ходил из угла в угол. Решение не шло. Джек потерял меру времени. Он чувствовал, что ответ где-то рядом, нужно лишь поднапрячь воображение.
Джек налил виски, отпил. Взглянул на схемы в сотый раз. Нет, из этого не будет толка. Всё отбросить и начать заново, с чистого листа. Что если по-новому подойти к задаче: вопрос-ответ, вопрос-ответ...? Начать с того, в чём он уверен, где он сам был участником событий.
Вопрос:
—Из адмиралтейства приказ: «...искать «Ахерон» до Бразилии...». Почему?
Ответ:
—В этом то и состоялась его задача: не найти.
Вопрос:
—Его нашла маркиза, зачем? Стоп! Стоп! Стоп!
Как она его нашла? Дениза знала точные координаты его рейдов. Откуда? Нет, не от лазутчиков. Из британского адмиралтейства! Вот она тайна! Теперь всё складывается. Маркиза де Бари служила Великобритании под Французским флагом! Но почему она обстреляла «Внезапный», а не ушла под прикрытием тумана? Этого ему самому никогда не понять. Шарль дю При! Джек был уверен, что тот поможет.
Выскочив из дому и взяв кэб, Джек направился к юристу. Шарль сразу же вышел в переднюю на вызов.

—Извините! Простите! Но это важно! Какое отношение имеет Дениза к «Внезапному»?
—Она владелица корабля. В своё наследство самодура-отца Дениза так и не вступила. Потеряла права по истечению времени.
—Благодарю!!!

Джек выбежал на улицу, оставив Шарля недоумевать в одиночку.


***

Слова Даниэля о том, что они с Денизой схожи характерами, стали понятны для Джека. Да, он бы сам ни за что не упустил случая поднасолить обидчикам! Джек веселился, сердце радостно стучало. Он любит такую женщину! Кто может сравниться с ней? Никто! Вот только загвоздочка: Дениза его не любит. Удивительно, но Джек больше по этому поводу не унывал. Он будет бороться за её любовь! Джек докажет, что он достоин её. Что там старый юрист говорил? Лаской? У Джека хватит терпения, он сможет ждать.
Джек отправился к Даниэлю, он нуждался в помощи.

—Второй раз на этой недели! Ты приятно удивляешь. Проходи.
—Я прямо к делу, не в обиде?
—Нет. Пожалуйста.
—Помоги мне сесть на «Возрождённый». Жан Генет без твоей поддержки не согласится взять меня пассажиром.
—Понимаю. Ты уверен, что именно этого хочешь?
—Мне терять нечего. Зато выигрыш - Джек-пот. Опять каламбур.
—Почему опять?
—Последнее время я каламбурю часто. Схожу с ума из-за твоей кузины. И в моём помешательстве есть твоя доля вины тоже. Ты же хотел породниться!
—Ладно. Что-нибудь придумаем. Зайди завтра, после полудня. Идёт?
—Идёт. Спасибо, друг.
—Пока ещё не за что.

Джек не стал расспрашивать Даниэля, как тому удалось уговорить Жана Генета. Тот так хитро улыбался, что Джек просто махнул рукой и поблагодарил.
Капитан Обри через неделю отправлялся на Виргинские острова. Пора собираться в дорогу.
Камердинер доложил, что хозяина спрашивает какой-то француз, имя которого ему ни за что не запомнить. Джек озадаченный вышел в переднюю. Его ждал Жан Генет собственной персоной. Обри нахмурился. Француз передумал и пришёл лично принести свои извинения. Чёрт! Всё так удачно складывалось!

—Мсье, у меня к Вам дело. Могли бы Вы уделить мне минуту?
—Пройдёмте в кабинет.
—Мсье, без предисловий спрошу прямо: согласитесь ли Вы занять должность капитана?
—Что?! Но как же Вы? И как на это посмотрит маркиза?
—Могу представить, как она отреагирует, увидев Вас на борту «Возрождённого»! Сначала решит, что Вы взяли фрегат боем, а потом, узнав правду - пообещает достать меня из-под земли и открутить мою глупую голову.
—И, тем не менее, Вы просите меня?
—Да. Дело в том, что, отправляясь в этот раз в рейс, я просил Денизу об отставке. Мои родители живы, они во Франции. Мой сыновний долг вернуться и позаботиться о стариках. Дениза согласилась, но просила сначала найти замену в Англии. Маркиза обещала мне, что если я вернусь без нового капитана, то она сама поведёт корабль во Францию. Подходящего капитана для «Возрождённого» я не нашёл. Когда Даниэль пришёл ко мне с Вашей просьбой... Капитан Обри! Нет более достойнее Вас! И я знаю, что Дениза не хочет возвращаться во Францию, даже в порт заходить! Соглашайтесь!
—Приму за честь! Вот только боюсь, что в скором времени, по прибытии на Виргинские острова я буду висеть не рее!
Мужчины засмеялись.
—Дениза изменилась за последний год. Успокоилась? Не могу подобрать верного слова. Нрав конечно у неё такой же бешеный, но что-то в ней появилось другое. Нет. Не объяснить. Вы сами увидите, когда она вначале выпустит пар. Не завидую Вам, капитан. Но ведь Вы любите Денизу и не зря же Вас зовут Счастливчиком. Когда Вас ждать на корабле для передачи дел?
—Когда Вам угодно?
—Завтра на рассвете уходит одно торговое судно во Францию...
—Не продолжайте. Не будем терять времени, пойдёмте.

Глава 3

Джек Обри - капитан «Ахерон-Возрождённый»! Джек вторгнулся на территорию маркизы де Бари без её на то позволения. Ещё один повод для гнева Денизы. К тому же Джек собирался нарушить её уединение на острове. Имеет ли он на то право? Не переоценил ли он себя? Волнение нарастало с каждой милей, с приближением к Виргинским островам.
Жан Генет говорил, что маркиза изменилась. Сбежав от суетливого мира, она обрела покой. Джек почувствовал укор совести. Всё его упрямство брита! Поворачивать поздно, осталось ждать и надеяться, что не всё так худо.
Корабль встал на рейд у острова маркизы де Бари. Джек Обри с несколькими матросами на шлюпке подплывал к берегу. Их встречала сама Дениза. В её глазах стояли слёзы. Джек, не дождавшись, когда шлюпка войдёт в песок, спрыгнул и подбежал к Денизе.

—Дениза! Что произошло? Почему Вы плачете?
—Вы ошибаетесь, я не плачу. Что с Жаном? Он жив?
—Ах, вот почему Вы так расстроены! Жан здоров, он во Франции. - Джек покосился на Денизу. Та уже полностью владела собой.
—Хорошо. Очень хорошо. Пойдёмте.
Джек опешил. Такой встречи он не ожидал. Дорогой маркиза молчала. Джек тоже решил молчать. Они вошли в «монастырь».
—Вам письмо от Жана. В нём он всё объясняет.
—Благодарю. Обед в шесть часов. Мишель проводит в Вашу комнату. Располагайтесь.
—Благодарю.

Вежливость Денизы настораживала Джека. Почему она ведёт себя как приветливая хозяйка? Стоит ли здесь принимать пищу? Может она просто отравит его и закопает на этом чёртовом острове?

Мишель провела капитана в довольно уютную «келью». Джек захотел принять ванну и немного вздремнуть перед обедом.
Стук в дверь разбудил его. Мишель пришла звать к столу.
Джек спустился в столовую. Стол был сервирован только на один прибор. Он оглянулся на Мишель.

—Госпожа не выйдет к обеду, ей нездоровится. Она просила Вас не беспокоиться и быть как дома.

«Как же! Не беспокоиться! Что она задумала? После трапезы надо съездить на корабль, если конечно судно ещё у острова. Эта чертовка могла уйти в море, пока он спал. Вот потеха! Сам заточил себя в монастырь!» - Джек решил не паниковать понапрасну, а наслаждаться изысканной едой.

После обеда Джек вышел на берег. «Возрождённый» стоял на рейде. Собрав матросов, капитан поплыл к кораблю. Может, Дениза сменила тактику? Вместо гнева холодным равнодушием заставить его убраться куда подальше? Джек заночевал на фрегате. Утром он приказал помощнику идти в порт Шарлотты-Амелии на разгрузку. Две недели отпуска для команды, после вернуться обратно. Взяв с собою двух матросов, чьи семьи были на монастырском острове, вернулся. Маркизы нигде не было видно. Зато Мишель тут как тут.

—Могу я видеть твою госпожу?
—Маркиза всё ещё больна. Она опять просила Вас не волноваться и радоваться минутами покоя.

Джек кивнул. Дениза явно что-то замышляет! Радоваться покоем! Намёк на то, что скоро покой ему будет только сниться? Ещё один день и после: хочет она того или нет, а принять Джека ей придётся. Терпение - тут же было им забыто.
Обедал Джек в одиночестве, не привыкать. Но рядом где-то покои Денизы. Быть так близко и не иметь возможности общаться. Лады! Он принимает игру! Он будет ждать.

На следующий день Джек пошёл исследовать остров. Он вернулся к вечеру. Всё было по прежнему: Дениза за трапезой отсутствовала. Обри не стал спрашивать Мишель. Зачем? Он не собирается выслушивать очередную ложь. Он только попросил принести служанку свечи в библиотеку.
Когда девушка ставила подсвечник на письменный стол, её лицо осветилось. Джек заметил под глазами черноту. Мишель явно не досыпала. Может, Дениза действительно больна?

—Что с госпожой?
—Мигрень…

Девушка отвела глаза, она лгала.

Джек понял, но промолчал. Сегодня он не станет ложиться. Надо посмотреть, что здесь происходит. За чтением время пролетело незаметно, часы пробили полночь. Послышались голоса. Капитан вышел в коридор, он крался к говорившим. Полушёпотом разговаривали две женщины. В одной их них Джек узнал Мишель. Он затаился.

—Мишель, иди спать. Ты всё равно заснёшь подле неё. Ты двое ночей не сомкнула глаз ни на минутку. Не беспокойся, я присмотрю за госпожой.
—Маркиза, бедняжка. Сегодня, если она будет кричать и бредить, значит, лихорадка подходит к концу. Скорей бы. Она так измучилась.
—И ты тоже. Иди, говорю тебе, иди.
—Разбуди меня до рассвета.
—Обещаю. Ну же!

Мишель удалилась, Джек вошёл в комнату Денизы. Служанка, присевшая на кресло около кровати, обернулась.

—Мистер, Вам сюда не положено. Госпожа будет сердиться.
—Ну, это мне не в новинку, если госпожа разгневается на меня. Как долго её лихорадит?
—Заболела она ещё до прихода корабля, но без сознания - последние двое суток.
—Ты можешь идти. Я посижу здесь до рассвета. После Мишель меня сменит.
—Мистер, а Вы умеете обращаться с тяжелобольными?
—Не возражайте. Идите.
—Слушаюсь.

Джек рассматривал в полумраке лицо Денизы. Исхудало. На щеках лихорадочный румянец. Ему стало стыдно. Боже! Что он только не думал о ней за эти два дня! И отравить она его хотела, и захоронить на острове, и заключить в монастырь. Даже на секунду не мог предположить, что Дениза серьёзно больна. На берегу Дениза, встречая корабль, уже была нездорова. Она была спокойна потому, что держалась из последних сил, чтобы не упасть в обморок. На тумбочке лежало нераспечатанное письмо Жана Генета. Дениза была так слаба, что не смогла прочесть его.

Всю жизнь Дениза жила без защиты, и она научилась защищаться, она была вынуждена. Она отвергает помощь, так как боится быть зависимой, боится быть просто женщиной. Джек сострадал любимой. У Джека есть время подумать, что делать. Дениза будет гнать его от себя, но Джек не покинет её. Если капитан не привлекает как мужчина, то он будет служить ей верой и правдой.

Дениза заметалась в постели, она бредила. Её крик разрезал тишину ночи: «Кэт! Кэт!». Джек растерялся. Почему-то эта сильная женщина до ужаса не любит кошек. Он прилёг около Денизы, крепко обняв её. Он не знал, как поступить по-другому. Скоро Дениза успокоилась, мирно спала в его объятьях. Джек задремал. На рассвете дверь комнаты приоткрылась, голова Мишель показалась в проёме. Она удивлённо посмотрела на спящих, немного помедлив, закрыла за собой дверь.

Луч солнца, пробивающийся через щель между шторами, упал на лица. Джек и Дениза проснулись одновременно. Джек всё ещё прижимал Денизу к груди. Его сердце бешено заколотилось, он боялся пошевельнуться. Что теперь она подумает! Конечно, решит, что он хотел воспользоваться её беззащитностью. Дениза молчала, но она не убрала голову с плеча Джека и не отодвинулась. Минуты казались Джеку часами. Наконец он услышал её смех.

—Счастливчик Джек! Уму непостижимо! Сначала без спроса забрался на мой корабль, а теперь и в мою постель!
Джек рассмеялся. Гроза вроде как позади.
—Поверьте. Только стечение обстоятельств и не более того.
—Не более? Хотите сказать, что больше не любите меня?
—Я люблю Вас.
—Ну, раз уж мы тут в постели вдвоём, может, Вы возьмёте то, что так желаете и уберетесь к Дьяволу?! - Дениза не кричала, но от её тона мурашки побежали по коже Джека. Он осторожно высвободил руку. Встал, поправил жилет.
—Жду с нетерпением, маркиза, Вашего выздоровления. Надеюсь, Вы поправитесь полностью, чтобы драться на дуэли.
Брови Денизы взлетели от изумления вверх. Джек же напротив был подчёркнуто равнодушен.
—Дуэль с кем?
—Со мной. Я не насильник. Вы оскорбили моё мужское достоинство. И так как Вы привыкли решать споры на шпагах - дуэль!
— Как Вам будет угодно. Но стоило ли проделать столь долгий путь только для того, чтобы Вас порубили на куски?
—Незавидная конечно перспектива, но нет выбора. Я уверен, что Вы ни за что на Свете не собираетесь извиняться. Или я не прав?
—Простите меня. Я несколько преувеличила Ваше желание.
—Удовлетворён Вашими извинениями. Поправляйтесь, я скучаю по Вашему обществу.
Вежливо поклонившись, Джек вышел из покоев. Мишель поджидала у двери.
—Госпожа очнулась?
—Да. И уже грубит.
—Значит выздоравливает. - Девушка улыбнувшись, проскользнула в комнату Денизы.

Второй раз Дениза не воспользовалась случаем прикончить Джека. Почему? Из гуманных соображений. Она не хладнокровная убийца. Джек радовался своей маленькой победой над гордячкой. Надо же! Извинилась шутя.

Впервые Дениза вышла к обеду. Она выглядела слабой, но, тем не менее, обворожительной. Джек залюбовался. С ней хотелось быть нежным и ласковым. До тех пор, пока она не открывала рот. Год капитанства на пиратском крейсере не прошёл бесследно. Джека это не шокировало, а веселило. В конце трапезы Джек решился спросить.
—Жан Генет вернётся не скоро. Как Вы поступите со мной?
—Буду с Вами откровенна, капитан Обри. Сложившаяся ситуация меня совершенно не радует. Я не могу быть эгоистичной, пришло время отпустить Жана, моего верного друга, как мне не жаль. Я осталась одна, но это не повод заводить новую дружбу с кем попало.
—Вы намекаете на меня?
—Если Вы не передумали, то должность капитана на моём судне сохраняется за Вами.
—Не понимаю. Вы только что сказали, что не хотите знаться со мной.
—Не совсем так. «Возрождённый» - торговый корабль. И я собираюсь заняться бизнесом всерьёз.
—Теперь понимаю. С глаз долой...
—Совершенно верно. Капитан Обри! Ваша самонадеянность раздражает, Ваше упрямство поражает. Пока Вы не придумали, как мозолить мне глаза каждый день, я цепляюсь за возможность посылать Вас надолго и подальше.
—У Вас удивительная способность меня опережать.
—Признаётесь в том, что я умнее?
—И красивее.
Дениза рассмеялась. Джек первый раз слышал её смех от души. Так смеются счастливые люди. Внутри потеплело.
—Думаю сегодня на этом, и расстанемся, пока я в хорошем настроении. Спокойной ночи, капитан Обри.
—Спокойной ночи, капитан де Бари.
Улыбка мгновенно слетела с уст Денизы. Она посмотрела на Джека с сожалением.
—А у Вас удивительная способность всё испортить.
Джек ругал себя. Какого черта он напомнил Денизе о капитанстве! Любому дураку понятно, что она хочет забыть об «Ахерон». Не зря же она переименовала корабль в Возрождение! Да... Дениза права, у него дар Божий напортачить.
Следующим вечером после немой трапезы Дениза неожиданно предложила.
—Хотите, капитан Обри, выпить со мной доброго виски, выкурить хорошую сигару и переброситься в картишки?
—Я прощён?
—Честно говоря, я скучаю по морю, по капитанскому мостику. И по вечерам за картами с друзьями.
—Рад услужить хоть чем-то.
После выпитого виски Дениза заметно повеселела. Джек приободрился. У него всего неделя быть с любимой, затем он уходит в море. Если так и дальше пойдёт, они расстанутся друзьями. А дальше... Кто знает? Однажды Дениза выйдет встречать корабль ради капитана Обри. От мечты о счастливом будущем его отвлёк вопрос Денизы.
—На что будем ставить?
—То есть?
—На деньги или на желание?
—А Вы как предпочитаете?
—На желание.
—Тогда дайте время подумать.
Вот так раз! Он опять попался! Дениза без сомнений поставит на то, чтобы он убирался на край Света! Дурак! Она, видишь ли, скучает по вечерам за картами! Но он ещё не проиграл. На что же ему поставить?
—Хорошо. Я готов. Ваше желание?
—Если я выиграю, то хочу, чтобы Вы убрались! И никогда, слышите, никогда не появляйтесь на моём горизонте!
—Если выиграю я, то Вы станете моей женой.
—По рукам.
—По рукам.
Дениза и в гневе так прекрасна! А что если она играет, так же как и фехтует? Поздно. Они «ударили по рукам».
За игрой Джек успокоился. Дениза была превосходным игроком, но удача явно была на стороне Джека: карты ему так и шли. Джек ликовал, теперь она от него никуда не сбежит. Партия закончилась. Джек выиграл.
—Счастливчик Джек и только! Вам повезло в картах, но не повезло в любви.
—Стерпится - слюбится. Я буду Вас ждать столько, сколько Вам на то нужно.
—Что Вы имеете ввиду?
—Бракосочетание состоится. Но я не дотронусь до Вас и пальцем, пока Вы сами не захотите меня.
Дениза пристально посмотрела на Джека. Джек не лгал, он сдержит своё слово.
—Полагаю, Вы ждёте от меня слов благодарности? Так вот. Не дождётесь! Ни того, ни этого.
Угрызения совести не мучила Джека. Дениза сама поставила всё на карту, он лишь принял игру. Ему повезло: любимая женщина станет его женой.
Обвенчали Джека Обри и Денизу де Бари через две недели спустя в церкви на соседнем острове Шарлотты-Амелии. Дениза вела себя подчёркнуто вежливо. Джек «прыгал» от счастья, обращался с женой нежно и ласково.

Глава 4

Джек не скучал на острове. Рядом с любимой весь мир казался в розовом цвете. Дениза была интересным собеседником, отличным компаньоном. Уже хорошо то, что Дениза не сердится, но её равнодушие... Что значит её равнодушие? Она покорилась и замкнулась в себе. С каждым днём невидимая стена между ними росла. Джек не мог пробиться к её сердцу. Нет, он не отчаивался, он не знал, что делать. Он счастлив, но она? Неужели ей не хочется хоть капли любви? Почему Дениза так упрямо отворачивается от него?

Джеку не спалось. Мысли о Денизе не давали покоя. Она так желанна! Так хотелось близости с ней! Но он дал слово и сдержит его. Джек встал, немного виски помогут заснуть. Он пошел в столовую. Дениза и Джек столкнулись в холле. Жена вернулась ночью с прогулки, что это значит?

—Где ты была?
—Зачем тебе знать? Просто ударь! Накажи!
Джек взял её за руки. Дениза откинула голову, лицо бледное как луна.
—О! Теперь есть повод забыть о слове!
—Дениза! Господи! Да пойми же, наконец! Я люблю тебя! Я никогда не причиню тебе боли. Когда ты поверишь мне? Сколько тебе ещё времени нужно, чтобы довериться мне?
—Жизни не хватит.
—Я буду любить тебя до конца моей жизни рядом с тобой или вдали от тебя.
—Объясни: «... или вдали от тебя».
—Я люблю тебя. Люблю так, что готов отказаться от тебя, если это сделает тебя счастливой. Могу я попросить тебя об одном?
—Проси.
—Подари мне этот последний час до рассвета. Утром я уеду, вернусь в Англию.
—Я согласна.
Джек осторожно обнял Денизу за талию, поднял на руки, прижал к груди. Она обняла его за шею. Жена впервые доверялась мужу.
Джек нёс свою желанную женщину на ложе любви. Он отдал ей душу и сердце, она подарит ему тело до рассвета.
Как сладки губы любимой, так ласков любящий мужчина. Нежные прикосновения, пылкое дыхание и напор упругого члена любовника. Ответное желание и покорность тела отдавшейся.
Светало. Джек медленно одевался, он молчал. Зачем говорить? Уже всё сказано. Дениза лежала с закрытыми глазами. Джек посмотрел на неё в последний раз. Она была так реальна и близка, и в тоже время так далеко от него! Женщина-призрак.

Джек вышел из комнаты.
Он уходил из жизни Денизы.

Эпилог

Англия, 1809 год

«Возрождённый» вошёл в порт. Джек стоял на причале, он встречал жену. После четырёх месяцев разлуки он вновь увидит Денизу. Известие о прибытии в Англию поразило Джека. Он не ждал, не надеялся на встречу. Дениза не сообщала о цели приезда, Джек не хотел предполагать, скоро он узнает причину от неё самой.
Дениза спускалась по трапу. Всё также восхитительна, но что-то во внешности изменилось. Джек не мог понять что именно.

—С приездом, любимая. Где собираешься остановиться?
—У мужа. Если он не против?
—Он удивлён, но не против.
—Отлично. Поедем?
—Поедем. Тебе нездоровится?
—Да, немного.
—Приступ лихорадки?
—Я объясню всё тебе дома. Обещаю.

Дома Дениза удалилась в свои покои, она хотела отдохнуть с дороги. Джек забеспокоился. Это так не похоже на энергичную Денизу! Обычно она следовала девизу: «С корабля - на бал!».

Служанка пришла доложить Джеку, что госпожа спустится после обеда.
Довольно! Джек не станет больше ждать и минуты! Жена должна всё рассказать и немедленно. Джек взлетел по лестнице вверх, он просто нёсся к покоям Денизы. У двери он перевёл дыхание, постучал.

—Входи, Джек. Я знаю, что это ты.
Дениза сидела у трюмо в нижнем белье. Она расчёсывала свои длинные, густые волосы. Дениза явно нервничала, щётка запуталась в волосах.
—Позволь, я помогу.
Джек не торопясь, высвободил расчёску.
—Дениза, прошу тебя, не мучь. Почему...
—Ты сейчас сам всё поймёшь.

С этими словами Дениза поднялась. Она повернулась к Джеку в профиль... Выпрямилась. Её высокая грудь учащённо вздымалась. Дениза волновалась.
Глаза Джека скользнули от груди жены вниз по фигуре, дыхание перехватило. Джек замер, уставившись на живот. Дениза беременная! Она ждёт ребёнка!
От бледности Денизы не осталось и следа.

—Если ты сейчас спросишь, кто отец - я тебя убью!
Джек смутился. Признаться, это он и собирался спросить в первую очередь. Он просто не успел ляпнуть. Дениза всё поняла по его стыдливому взору.
—Как ты можешь!
— Прости, я ошарашен. Нормальная реакция для тупого англичанина. Боже! Я стану отцом!
—Рано радоваться.
—Но...
—Джек! Мне 35 лет! Если я и выношу дитя, то при родах... всё может случиться. Поэтому я вернулась в Англию. Я нуждаюсь в хорошем уходе и враче.
—Я знаком с самым лучшем.
—Стивен?
—Как ты догадалась?
—Ну, я же не... англичанин.
—Прости меня, ладно?
—Ты всё ещё любишь меня?
—Я люблю тебя и нашего малыша.
—О! Ты уже решил, что это мальчик.
-Достаточно в семье одной необузданной француженки.
—Будет мальчик. В этот раз я ношу совершенно по-другому
—Ты никогда не рассказывала о своём первом ребёнке.
—Ты не спрашивал.
—Я догадываюсь, что тебе тяжелы воспоминания. Я не хотел бередить твою рану.
—И за это я тебе благодарна. Катрин захоронена в монастыре святого Патрика в Париже. Моя Кэт...
—Кет! Это её имя ты кричишь в лихорадочном бреду, а я думал...
—Что я боюсь кошек.
—Теперь я знаю, что моя жена не боится ничего на Свете.
—Ошибаешься. Я боюсь потерять своё дитя вновь.
—Я не дам этому произойти. Я клянусь тебе, что будет всё хорошо.
—Спасибо, Джек. Ты найдёшь Стивена?
—Начну поиски завтра с утра. Из-под земли достану.

Наудачу Стивен оказался в Лондоне. Не дослушав просьбу Джека, он согласился стать личным врачом Денизы. Стивен обещал, что останется в Англии до тех пор, пока Дениза не оправится после родов.
Конечно же, старый друг стал частым гостем в доме Джека. С появлением доктора Дениза заметно приободрилась и не только. Такой Джек её ещё никогда не видел. Дениза радовалась жизни. Странным было в её поведении то, что она часто вспоминала прошлое, без горечи и печали. Дениза легко и просто поведала истории своей жизни, забавные казусы. Стивен не стесняясь, расспрашивал, и она отвечала. Однажды вечером зашёл разговор об «Ахерон».

— Вам надо было видеть, Дениза, выражение лица Джека, когда я ему сказал, что доктор Де Вигни умер много месяцев до сражения.
Дениза покатывалась со смеху.
—Надо признаться, что времени продумать уловку с подменой не было. Большой риск был назваться Жану врачом Де Вигни. Что если Джек знал о смерти нашего лекаря? Приманка шпага капитана. Джек заглотил крючок.
Дениза явно веселилась. Джек насупился.
—Смотрите, Стивен. Джеку не нравятся напоминания, как его оставили в дураках. Но ты забываешь, Джек, что вначале я попалась на крючок.
—Не ты, а Атос де Мосси.
— Может, и я бы поступила также. Знаешь, Джек, что я думаю? Я думаю, что тебе очень хочется надрать мне за всё задницу.
—Уже нет. Теперь, как ты сама говоришь, задница принадлежит мне. Забыла, жёнушка?
—Как тут запамятовать, если ты то и дело напоминаешь, чья я жена. Если бы я не знала как дорога тебе дружба со Стивеном, то предположила, что ты ревнуешь меня к своему другу.
Джек действительно ревновал. Ведь именно с появлением доктора Дениза переменилась. Её апатию как рукой сняло. Дениза много шутила, часто смеялась, по всему её виду было видно, что она влюблена. Вслух же Джек проворчал:
—Хорошо, что ты так не думаешь. Я не ревную. Мне нравится называть тебя женой. Оно ведь так и есть.
—Вот! Опять! - Дениза рассмеялась.

Стивен и Дениза стали подолгу уединяться в её покоях. Джек сходил с ума. Для обычных осмотров столько времени не требуется! Его лучший друг и жена полюбили друг друга! Как тут сомневаться? Сомнений не было, но как тут поступить? Джек не будет мешаться под ногами. Если его судьба преподнесла ещё одно испытание, то он выдержит, чтобы ему это не стоило. Джек осунулся и похудел, боль предательства двух ему дорогих людей была невыносимой.

В очередной раз Стивен задержался в покоях Денизы. Джек терпеливо ждал его в кабинете для разговора.

—Как она?
—Беременность хоть и не из лёгких, но Дениза - сильная женщина. Думаю, всё идёт нормально. Главное и трудное впереди - роды. Я обещал Денизе, что она сама тебе всё объяснит.
—Да, пора объясниться.
—По твоему тону могу предположить, что ты сам обо всём догадываешься.
—Как тут не догадаться! Не полный же я кретин!
—Крепись, друг. Ещё не всё потеряно.
С этими словами Стивен вышел из комнаты. Джек остался стоять, как только что окаченный ледяной водой. Стивен! Как он мог! Неужели в эти времена мужская дружба ни во что не ставиться?! Джек пошёл к Денизе.
—Джек, мне надо тебе кое-что разъяснить.
—Я весь во внимании.
—Что с тобой? У тебя неприятности? Может, сначала ты расскажешь?
—Нет. Сначала уж ты.
—Ну, хорошо, если ты настаиваешь.
—Да, я настаиваю.
—Право! Мне уже не хочется сегодня ни о чём говорить. Лучше завтра, когда ты будешь в более приветливом настроении.
—Навряд ли. Давай, выкладывай! Что там у тебя?
—Джек! Прекрати! Или...
—Или что? Ты уйдёшь от меня? Умно, ничего не скажешь! Я ещё и виноватым остаюсь.
—Джек? Почему ты решил, что я собираюсь тебя оставить? Опять твоя ревность!
—Посмотри мне в глаза и скажи, что я тебе безразличен.
Дениза подошла ближе к Джеку так, чтобы он видел её лицо.
—Я не могу этого сказать. Я люблю тебя.
—Но... я думал... Стивен...
—Я люблю тебя, Джек. Я поняла, что нет радости в жизни без тебя, когда ты уехал с острова. Мне так хотелось броситься за тобой в вдогонку! Но я решила вначале разобраться в своих чувствах, потом моя больная гордость не дала плыть за тобой. Как я была счастлива узнать, что жду твоего ребёнка! И как я боялась, приехав в Англию, что ты меня не примешь. Ты столько ждал! Любой другой давно возненавидел бы меня за причинённые страдания. Но не ты. Ты мой герой, ты мой победитель. Что будет теперь, когда ты знаешь, что завоевал?

Дениза любит его! Джек всё-таки дождался своего! Именно тогда, когда потерял надежду. Сердце Джека было готово выпрыгнуть из груди от счастья. Вот оно, счастье - любить и быть любимым. Два года терпения увенчались победой. За два года его лёгкое увлечение выросло в настоящее чувство - любовь. Ненависть Денизы отступила перед нею. От ненависти к любви? Чудо? Нет. Награда. И тем дороже это чувство.

—Теперь ещё больше люблю!
—Значит, тебе будет жаль меня потерять?
—Жаль? Почему?
—Значит, не жаль.
—Дениза! Не придирайся к словам. В чём дело?
—Мы должны решить вместе один вопрос. Роды приближаются. Мои первые были трудными: я осталась в живых потому, что молодой организм справился. Мне 35 лет. Плод намного крупнее. В этот раз мои шансы выжить сводятся к нулю. Стивен и я долго думали над выходом из проблематичной ситуации, в то время как ты воображал чёрт знает что!
—Прости.
—Надеюсь, ты не успел нахамить другу?
—По чистой случайности - нет.
—Лучше, чтобы он не знал о твоих «догадках». У Стивена нежная натура, не то, что у меня.
—За это я и люблю тебя больше Стивена. Так что вы надумали?
—Операция. Подробности я тебе не стану обрисовывать, но суть заключается в том, что плод Стивен вынет из чрева. У него такого в практике ещё не было. Так больше шансов спасти меня и ребёнка. Конечно, есть риск, но если я буду рожать, то тебе, Джек, придётся выбирать между мной и сыном. Что скажешь?
—Я не хочу выбирать.
—Значит операция.
—Значит так. Не боишься?
—Конечно, боюсь! Но я верю в Стивена.
—В жизни до тебя пальцем не дотронусь!
—Что?!
—Никогда не хотел подвергать тебя опасности.
—Джек, после операции у нас больше не будет детей.
—Хорошо.
—Джек!
—Двоих мне хватит.
—Двоих?
—Ты сама как малый ребёнок: за тобой глаз да глаз. То пиратский корабль, то монастырь на острове. Тебя бросает из стороны в сторону как при шторме. Надеюсь, материнство тебе пойдёт на пользу, угомонишься, наконец.
—Этого я тебе обещать не могу.
—Я знаю.
—Последнее. Я тебе не рассказывала, теперь самое время. Только давай приляжем, я устала. Обними меня, вот так, замечательно. Это о моём детстве. Моя мать так и не оправилась после родов. Год за годом она слабела. Когда мне было восемь лет, она умерла. Перед её смертью мой отец дал ей слово, что будет любить и заботиться обо мне. Отец очень любил мою мать, любил до саморазрушения. Он не сдержал клятвы. Я очень похожа на мать. Он просто не мог смотреть на меня без боли от потери любимой. В конце концов, отец возненавидел меня. Я же его любила и прощала ему всё. Ты понимаешь, о чём я хочу тебя попросить?
—Догадываюсь.
—Если при операции что-то произойдёт непредвиденное, и я умру, ты будешь любить нашего сына. Малыш не виноват в том, что был зачат в любви.
—Я обещаю.
—Я знаю, что так и будет, как ты обещал. Я должна в это верить.
—Дениза, милая, мы будем вместе любить и воспитывать нашего сына. Я уверен. Нам выпало в жизни достаточно горя, настало время быть счастливыми. Мы достойны этого.
—Только теперь я начинаю жить. Спасибо тебе, дорогой.
—Спасибо не греет.
—Джек?
—Я ни за что не буду спать один.
—Я тоже. Вот только не могу решить: Стивен или Джек?
—Не можешь простить?
—Простить могу, но смеяться буду ещё долго.
—Надеюсь на то.

Полгода спустя.

—Джек, как ты считаешь, Стивен уже достаточно подрос для морского путешествия?
—А ты куда-то собралась, любимая?
—На Галапагосские острова.
—Дениза?
—Джек, я обещала большому Стивену, что когда малый подрастёт, мы все отправимся на «Возрожденном» за гигантскими черепахами.
—За черепахами значит.
—Да. Доктор Стивен считает, что птица, которую ты ему обещал, состарилась и умерла, так и не став знаменитой.



 


Рецензии
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.