Сказка 35. Три поросёнка. Десять дней спустя

Текст с музыкальным сопровождением на сайте автора:
http://andrei-nazarov.ucoz.ru/load/1-1-0-47


Наступил святой для кабанов всего мира день – 7 ноября. Поросята развесили по дому розовые надувные шарики, поставили ёлку с серебристой гирляндой и прикололи на стену большой плакат «Миру – да! Салу – нет!». Затем побрились, надели красные пилотки, повязали галстуки и сели за праздничный стол. Пища, разумеется, была только вегетарианская: пиво ячменное, водка пшеничная, наливка вишневая и самогон свекольный.

Встал Дзержинский со своего места, поднял кувшин с водкой и сконструировал рыло посерьезней.

– Первый тост полагается произносить за ушедших, – с чувством изрек он. – За наших товарищей, которые сложили свои головы, окорока и рульки на плахе живодёрни, за наших сородичей, которые полегли в неравной борьбе с мясоедами! Пусть память о них вечно живет в наших сердцах!
– За съеденных братьев и сестер! – поддержали тост Менжинский и Кржижановский и чокнулись с Дзержинским кувшинами.

Опрокинули поросята кувшины, пивом запили и налили по новой.

– А теперь выпьем за здравствующих кабанов и свиней всего мира! – сказал Менжинский.
– За здоровичков! – воскликнули Дзержинский и Кржижановский.

Опрокинули поросята кувшины, пивом запили и налили по новой.

– А я предлагаю выпить за наше потомство. За будущих борцов с мясоедским режимом, за будущих жителей светлого кабанизма, – предложил Кржижановский.
– За потомство горькую не пьют, – заметил Менжинский. – За потомство пьют сладкое. Чтобы жизнь у потомства была не горькой, а сладкой.

Выпили братья водку – не выливать же обратно в бочку – и заполнили кувшины наливкой.

– Ну, за детей! За наших детей! – выкрикнули поросята.

Через три часа все запасы вегетарианской пищи были скушаны.

– Что-то на меня алкоголь перестал действовать, – лежа под столом, сказал Менжинский Кржижановскому.
– Ага, и на меня тоже, – пытаясь выбраться из-под Менжинского, произнес Кржижановский.
– Может, вмажемся, – предложил Менжинский, – а то так праздник впустую и пройдет.
– Само собой, вмажемся, – одобрил Кржижановский.

Выползли братья из-под стола, разбудили Дзержинского и раскрутили его на две дозы. Сам-то он перестал наркоту употреблять – мол, идейным кабанам совесть не позволяет предаваться буржуйским излишествам, – а для гостей всегда заначку держал, типа гостеприимство и всё такое. Он и алкоголь-то теперь употреблял только в крайнем случае и только чисто символически: не больше двух бочек в день.

Ширнулись Менжинский с Кржижановским и песню запели:

Взвейтесь кострами, кайфа приходы!
Мы поросята – дети природы.
Близится век безопасных шприцов.
Клич наркомана: "Всегда будь готов!"…

Не успели братья песню допеть, как оказались в иллюзорном кабанизме. И привиделось им, что купаются они в море пива…

Плывут они неспешным брассом, пивко потягивают и яблоки, что вокруг них дрейфуют, кушают. Затем выходят на берег, снимают ласты и к кормушкам встают. А кормушки вдоль всего берега тянутся, и еда в них самая разнообразная. И желуди жареные, и грибы маринованные, и сыры копченые, и орехи грецкие, и шоколад молочный, и прочее, прочее, прочее… Накушались поросята всласть, икнули синхронно и о сексе подумали. И не успела у них эрекция появиться, как из леса две сексапильных свинюшки выруливают и к ним чешут… Славненько поросята покувыркались. Все позы из камасутры перепробовали, и даже три новых придумали… Слезли братья с подружек, закурили по косячку и на горячем песке повалялись. Потом отослали девушек в киоск за мороженым, а сами в море пошли. А море из пивного уже в коньячное превратилось. Искупались поросята, хлебнули коньячка и снова к кормушкам встали. Кушают они, хрюкают от удовольствия, и тут вдруг их кто-то по окороку хлопает. Оглянулись братья и увидели волка с красной повязкой на передней лапе. «Предъявите ваши билеты, товарищи свиньи», – заявил он. «Ты чо, чувак! Какие билеты?» – не поняли его поросята. «Билеты в кабанизм», – пояснил волк. «А разве нужны билеты? – спросили поросята. – Ведь при кабанизме всё должно быть бесплатно». – «Раскатали вы губищу, товарищи свиньи. Жрёте на халяву, трахаетесь по первому желанию, и всё бесплатно? Придётся расплатиться». – «А чем?» – «Натурой!» – прорычал волк и раскрыл пасть…

Пробудились Менжинский и Кржижановский и вздохнули с облегчением.

– Фу, блин, – вытирая пот с рыла, промолвил Менжинский, – я уж думал, копец нам.
– И я слегонца стреманулся, – признался Кржижановский. – Но как в кабанизме оказался волчара?
– Фиг его знает. Наверное, через канализацию просочился.
– Весь кайф обломал, сучара, – недовольно пробурчал Кржижановский.
– Валить его надо, пока в действительности в кабанизм не пробрался, – предложил Менжинский.
– Точно, чувак. Пойдём в лес и завалим гада!

Поднялись поросята с пола и подошли к Дзержинскому, который книжку про Кабаньяна в сотый раз перечитывал.

– Чувак, двустволку дашь? – сказал Менжинский.
– На волка пойдете? – отложив книжку в сторону, спросил Дзержинский.
– Пойдем.
– Нет, братишки, двустволку я вам не дам. У вас нет прав на ношение огнестрельного оружия, да и стрелять вы всё равно не умеете. Вот если бы я с вами пошёл, тогда другое дело.
– Так в чём же дело, чувак… Пошли! – предложил Менжинский.
– Пошли, чувачок, – добавил Кржижановский.

Подумал Дзержинский, подумал, окорок копытом почесал и согласился.

– Пойдем, – сказал он. – Я двустволку возьму, но и вы чем-нибудь вооружитесь.
– Я нунчаки возьму, – не раздумывая, выпалил Менжинский. – Так хрястну волка по харе, что развалится на три части.
– А я… а я… – Кржижановский посмотрел по сторонам, – а я возьму мухобойку.

Вышли поросята из дому и направили свои копыта в лес. Шли они, шли, плутали по лесу, плутали, и только через час до мозга Дзержинского достучалась очевидная мысль.

– А куда мы, собственно, идем? – спросил он.
– Как куда… – не поняли братья. – Волка мочить. Ты, что, забыл?
– Нет, это я помню. Но где волк живет?

Переглянулись Менжинский и Кржижановский и пожали плечами.

– Может, в гнезде, – предположил Менжинский.
– В гнёздах живут только кукушки, – ответил Дзержинский со знанием дела. На днях он прочитал обложку романа Кена Кизи.
– Тогда, наверное, в дупле, – неуверенно сказал Кржижановский.
– Братишки, не может волк жить ни в гнезде, ни в дупле, ведь он ни летать, ни лазить по деревьям не умеет.
– Знаю-знаю! – воскликнул Менжинский. – Если волк не умеет летать и лазить по деревьям, значит, он живет в норе.
– Или в берлоге, – добавил Кржижановский.
– Логично, – согласился Дзержинский. Кто живет в норах и в берлогах, он не знал, так как на обложке книги Кена Кизи об этом ничего не написано.

Перекусили поросята и дальше пошли. Посмотрел Дзержинский на притомившихся братьев и решил поднять их боевой дух. Поднял он переднюю правую ногу и выкрикнул:

– Кто шагает дружно в ряд?
– Поросячий наш отряд! – бодро ответили Менжинский и Кржижановский.
– Кабанскую ***плётскую – запе-вай!

И поросята хором запели:

Волки коварные ходят кругами,
Острые когти от злости грызут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас ещё судьбы безвестные ждут.

Но мы подымем гордо и смело
Знамя борьбы за свинячее дело,
Знамя борьбы храбрых вепрей и хряков.
Мы победим мясоедов-маньяков!

На бой кровавый,
Лютый и правый
Марш, марш вперед,
Кабан-***плёт!..

А волк в это время к поросятам в гости пожаловал. За те дни, что прошли после покушения на его задницу, он залечил свои раны и прошел курс молодого бойца. Купил у бобра-барыги «Калашников» и три противопоросячьи гранаты. Увидел волк, что входная дверь нараспашку, передернул затвор «Калашникова» и с криком «Ахтунг! Ханде хох!» вбежал в дом поросят. А в доме-то никого. Подумал волк, подумал, почесал впалый живот и решил в доме остаться. Пусть без ужина, зато с крышей над головой.

Проверили поросята несколько нор, но нашли в них только барсуков, мышей и одну пьяную лисицу. Наконец набрели они на берлогу.

– Используем элемент неожиданности, – сказал Дзержинский. – Врываемся и, не давая волку опомниться, валим его.

Скорчили поросята рыла пострашнее и с диким визгом ворвались внутрь… И застыли, как глиняные свиньи-копилки. Перед самыми их пятаками сидел носорог и играл на баяне. Не успел носорог повести своим носорогом, а поросят уже и след простыл. Правда, запах остался: здорово обделались поросята, зато было легче бежать.

– Фу, блин, нарвались на монстра, – пробежав три километра и завалившись в траву, с трудом произнес Менжинский.
– Ну и рог у этого рогоносца! – воскликнул Кржижановский. – Как Пузанская башня с картинки.
– Это не рогоносец, а носорогец, – поправил брата Дзержинский. – Я его фото в криминальной хронике видел. Видать, опять кого-то в городе замочил и на время в берлогу залёг.
– Вот, чёрт, я нунчаки в берлоге оставил, – с сожалением промолвил Менжинский.
– А я мухобойку посеял, – промямлил Кржижановский.
– А я двустволку… – с неохотой признался Дзержинский. – Случайно обронил… – добавил он, – из потных ног выскользнула.

Побрели братья домой, грустные и усталые. А в их доме-то волк прописался. Повезло ещё поросятам, что они его издали срисовали: вышел гад на крыльцо и мочится.

– Вот свинья в переносном значении этого слова! – грубо выругался Дзержинский.
– И где мы теперь будем жить? – чуть ли не со слезами на глазах промолвили Менжинский и Кржижановский.
– Не знаю, – махнув с досады передней ногой, тихо сказал Дзержинский.

Сели поросята на пенёк и закручинились не по-детски.

И тут на поляне появился человек. Да не просто человек – Человечище! Большой, красивый, молодой, а над головой нимб сияет. А с Человечищем – женщина. Да не просто женщина – Женщище! Большая, красивая, молодая, а в ушах золото сияет. Подошли они к пню, и спросил Человечище поросят:

– О чём горюете, братья животные? Уж не угнетает ли вас какой эксплуататор?
– Волк проклятый наш дом захватил, – пожаловался Дзержинский и указал пятаком на свой дом. – И съесть нас собрался.
– Вот паразит на теле животного класса! – возмутился Человечище и с праведным гневом погрозил в сторону дома пальцем.
– Теперь сидим на пне и не знаем, куда идти.
– Братья животные, идти нужно только вперед. К Светлому Будущему! Только там вы заживёте беззаботно и счастливо. Все будут вам рады и все будут вас любить! – с блеском в честных глазах громко произнес Человечище.
– А вы знаете, где это? – воскликнули поросята хором.
– Знаю! И сейчас мы направляемся именно туда.
– Возьмите нас с собой, пожалуйста! – вскочив с пня, вскричали поросята.
– Наденька, возьмем с собой этих трех сознательных поросят? – спросил Человечище Женщищу.
– Конечно, возьмем, Володенька, – ласково улыбаясь, ответила Женщище. – Именно для таких продвинутых поросят и предназначено Светлое Будущее.

Запрыгали поросята от радости и захлопали копытами.

– Ура! Ура! Ура! Мы попадем в Светлое Будущее! – закричали они.

Взялись Человечище с Женщищей за руки, Дзержинский с Менжинским и Кржижановским – за ноги, и все вместе пошли по тропинке. Вперед! В Светлое Будущее!

 И вновь продолжается вой,
 И сердцу тревожно в груди,
 И вождь наш такой молодой,
 И вечный ноябрь впереди.



ЭПИЛОГ

Из меню ресторана «Светлое Будущее»:

33. Свинина «По-пионерски»
Сочная молодая свинина, маринованная в винно-горчичном маринаде с пряностями и запечённая с Пошехонским сыром до золотистой корочки.

34. Свиная рулька «По-комсомольски»
Варёная свиная рулька в пиве со свежими помидорами и репчатым луком.

35. Свиная корейка «По-коммунистически»
«Кармашек» из свиной корейки, фаршированный беконом, сердцами и шампиньонами. Подается под пряным соусом с картофелем фри.



Видеоиллюстрация:
http://youtube.com/watch?v=7jloP18bzCc


2007
Год Свиньи


Рецензии
Здравствуйте! Начало истории было таким многообещающим, я имею ввиду застолье и подстолье и за детей выпили, а чо у Джерзика, Менджика и Крижика (это я сократил, не хочу попусту тратить ваше внимание, на прочтение длинных кличек), родителей не было, безродные они, кто их родил на тот (в смысле сказочный свет), но все, однако закончилось благополучно, пришел Иван Сусанин с женой единоутробной (вы их несколько иначе называли) и повел их куда и следовало вести живность, на бойню.
Мне понравилось, нештяк. Да и песни из мультиков в вашей обработке, подобраны к месту.
Спасибо. С уважением, Сами.
P.S.Чуть не забыл, а почему не указано, когда ресторан открывается и до какого часа, а лучше бы и телефончик, чтобы место заказать. Сами.

Друг Сами   13.11.2009 23:16     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Друг Сами!
Спасибо за (как всегда) насыщенный отзыв. Родители у трех главных персонажей, конечно, были. Но, как и в реальной жизни, порою точно на все 100 сказать нельзя кто именно.
Время работы и телефон ресторана не указаны намеренно, дабы читатели и издатели не посчитали сказки завуалированной рекламой.

С уважением,

Андрей Назаров   15.11.2009 12:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.