Дважды два...

Женька.

Часть 1

Глава 1

Самолёт шёл на посадку. У Женьки летал во рту мятный леденец. Было плохо только от одной мысли: "Как добраться из аэропорта до Керчи"?

Самолёт приземлился в Симферополе. Жене надо было найти междугородную автобусную станцию, и уже оттуда на автобусе до Керчи.

Их мамы договорились: этим летом Женя к Насте, на следующее – Настя к ним в Питер. Ага! Это Женька – чёрт! Настенька… девочка! Она побоится, одна такой путь проделать, даже ради настоящей дружбы. Они дружили с детского сада – не разлей вода. Всегда только вдвоём! Но в пятом классе их разъединила детская долюшка.

Их отцы - офицеры закончили служить Родине на Камчатке, и вышли в отставку полковниками. Какой дурак останется жить в богом забытой дыре? гробить здоровье? Семья Женьки уехала ко всем родственникам в Питер, семья Настьки в Керчь. Деньги у отставников накопились немалые, сразу же купили кооперативные квартиры и зажили цивилизовано. Всё складывалось у взрослых благополучно, как и заслужили. Но вот у детей всё пошло кувырком. За два года они не прижились ни в одной школе, сменили их две, ни в одном классе. Проблемы возникли не только с одноклассниками, но и с учителями, с учёбой. Седьмой класс еле-еле закончили, а ведь были на Камчатке гордостью школы! Активные, спортивные, учились на одни пятёрки! Родители поняли, что детям необходимо встретиться, что дети жить друг без друга не могут! Женю отпустили в 14 лет полететь без сопровождения через всю Россию, повидать подругу в Керчь и…

"Вот эта улица, вот этот дом!"

Женькино сердце чуть не выпрыгнуло от радости - Настюшка поджидала во дворе, на детской площадке. Они кинулись друг друга обнимать, целовать. Им казалось, что весь мир завидует их счастью!

Две недели пролетели незаметно. Они купались в Чёрном море, загорали на пляже Азовского, болтали и болтались без устали.

Неожиданно заявился ещё один гость, без приглашения, но тоже из Питера. Всё-таки Крым! Где ещё отпуск гулять? Отец Настюши был рад. Ещё бы! Боевой друг объявился, вот так сюрприз! Друга звали Гришей. Именно так он попросил детей себя называть, ему было за сорок и жена дома… беременная на восьмом месяце…

Дети! Настя была очень хрупкой и стройной, но шикарной в её 14 лет блондинкой. На улице ей в след смотрел и стар, и млад. Женя? Выделить можно было не только глаза, но о них пойдёт речь. Огромные фиалки! Да! Да! фиалковые! Чудо природы, которая награждает не только блондинками белый свет. В эти глаза хотелось смотреть, уставиться и смотреть, не моргая и боясь, чтобы эти глаза не захлопнулись перед самым носом c длинными чёрными загнутыми ресницами. Кто раз заглянул в глубину этих глаз, тот становился их рабом. А Настенька не могла оторвать взора от Гришеньки. Высокий, с широкими плечами и подтянутым животом. Он был галантным кавалером за столом, он ухаживал даже на пляже!

Родители Насти были заняты, оба подрабатывали в санатории. Гриша, Женя и Настя весь день проводили на море. Просто плавать им надоело, и они стали придумывать игры в воде. Гриша подбрасывал подростков, садил на плечи и опрокидывал, то есть баловались они с плеском и визгом детей. Гриша никого не выделял, относился к Жене и Насте ровно. До поры, до времени…

Настя обгорела и сильно: поднялась температура. За ней ухаживали день, но на второй Гриша позвал Женю быстренько сбегать искупаться. Настя обиделась, а Женя на неё. Вот, блин, принцесса на горошине! Жарко ведь! А море в окнах! притягивает своей освежающей и бодрящей водой. Ушли. Обещали,- Только на полчасика!

Гриша и Женя вошли в воду. Отошли на глубину около метра. Гриша взял Женю за талию и посадил себе на пояс. Лицо мужчины было серьёзным:

-Женька! Наконец-то мы одни! Я так ждал! Я так надеялся!
-Надеялся на что? Что Настька обгорит?!
-Ну, зачем ты так… не надо… посмотри мне в глаза!

Гриша только этого и ждал! Утонуть в фиалках.

Одной рукой он отодвинул трусики в паху Женьки.
Другой насадил её на себя.
Она от боли укусила его за плечо.
Он больше не двигался.

Женя откинула голову. В её глазах стояли слёзы.

-Прости, прости… ты…
-Девственница! Была ею, ... ты… ты меня испортил! Скотина! Ублюдок! Я…
-Женька, я не знал…
-Мне 14-ть! Что, значит, ты не знал?! А спросить?! Спросить ты мог?!



Гриша уехал на второй день, отпуск заканчивался. Перед отъездом он купил Жене в подарок и на прощанье - платьишко с фиалками. Ещё через день уехала и сама Женя. Настя не пошла, провожать, она обо всем догадалась, она не могла простить подруге предательства. Гриша должен был стать её первым мужчиной! Её! Она так этого хотела!

Глава 2

В пятнадцать лет Евгения опять отправилась через всю Россию – на поезде в трудовой лагерь для школьников под Новороссийском. Тогда ещё без справки из трудового лагеря в 9-ый класс не переводили. Тётушка со связями организовала путёвку в престижный лагерь на Юге, на Азовском море. Вся семья надеялась, что Женя приедет не только загорелой, но и весёлой. Они не знали, что море лишь напоминание… она сжала зубы, опять промолчала и стала собирать рюкзак…

Женя вбежала в свой плацкартный вагон в последнюю минуту, нашла место: полка оказалась нижней, и тут поезд тронулся, а с верхней полки свесилась кучерявая белая головка:

-Клубнику хочешь?

У Жени открылся от неожиданности рот. Девочка тут же впихнула в него огромную ягоду.

Женя жевала, сдерживаясь рассмеяться полным ртом. Смех прорвался слезами на глазах…

-Ух-тыы, … какие у тебя глазищщии! давай дружить? Меня зовут Олеся, я еду в лагерь…
-Под Новороссийском? трудовой?
-Аха, … мне тётушка путёвку по блату достала, … я двоечница…
-Добрые у нас тётушки,… а я троечница, ничё?
-Зато я на верхней полке, ничё?

Девчонки вдвоём смеялись долго… до утра…

… как-то утром уже в лагерной комнате Олеся спросила:

-Женька, у тебя гандоны есть?
-Нет. Не называй, пожалуйста, меня Женькой.
-Блин! Сегодня идём к археологам, а ни у кого нет!
-Сегодня пятница. Нас после работы везут в кинотеатр. Успеете перед сеансом заскочить в аптеку.
-Так у меня на лице написано – пятнадцать! Кто мне даст?
-Археолог. Он тебе личико подушечкой прикроет.
-Не смешно.
-Я куплю, сколько?
-???
-У меня на груди написано – совершеннолетняя. Так сколько нужно?
-Ааа…, бери всю упаковку!

Неделю, каждую ночь девчонки предпочитали спальные мешки в палатках археологов кроватям с роскошными матрасами в коттедже со всеми удобствами. Через забор, картофельное поле за археологической находкой по доброй воле. Утром в это же самое поле на раскопку картофеля по принуждению.



-Женя, а ты, что? Не идёшь?
-Нет. Меня не приглашали.
-Спрашивали! Кто, мол, там у вас «Беломорканал» курит?
-А марку табака они определили, конечно, по останкам под забором, откапали?
-Не смешно. Тогда, зачем ты гандоны покупала?
-Чтоб вы дуры Первого Сентября в школу пошли, а не на аборт.
-Ну-ну…, как хочешь…
-Вот именно, что не хочу!
-Странная ты…



Кто-то настучал директору лагеря. Все девчонки подумали на Женю, но это была не она. Вызвали родителей активисток-октябряшек. Две девчонки были круглыми двоечницами, и поэтому их партийная карьера закончилась присвоением значка октябрёнка, и поэтому всё свалили на них. Дочь руководительницы группы из Питера оказалась в группе фанок археологии, и поэтому дело замяли, и поэтому двоечниц взяли в 9-ый класс. Ну, а спецы по следам пропали бесследно на другое утро…

Глава 3

Школу Евгения заканчивала в другом районе, где её никто не знал. После трудового лагеря, она прямо с железнодорожного вокзала с чемоданом направилась к бабушке. Подала заявление о переводе в 9-ый класс в школе напротив дома, где решила жить. Никто не возражал. Бабушка старенькая и одинокая была только рада. Родители Жени зациклились на старшем сыне – отличником Военной Академии, поступок ненормальной дочери вызвал у них лишь вздох облегчения.



В 11-ом классе, староста подсчитала, Женя пропустила 93%; то есть, из девяти месяцев учебного года присутствовала на уроках меньше месяца. Она посещала регулярно только уроки истории. Только однажды классная руководительница заметила:

-Евгения, я давно не видела твою маму на родительских собраниях, уже и забыла её на лицо.
-Елена Алексеевна, я могу принести и подарить Вам мамину фотографию.

Класснуха-пофигистка больше не настаивала на разговоре с родителями.

Женькины пропуски начались с уроков по астрономии…

Она откровенно зевала на задней парте. Зачем? Зачем ей знать названия созвездий? По ночам она смотрела на звёздное небо и мечтала улететь туда… в другой мир, без названия… и хоть на метле! Учитель, увлечённый астрономией серьёзно, был оскорблён явным презрением Евгенией его предмета. Учебный год только начался, а он уже строго приказал ученице остаться после урока. Они стояли у доски. Учитель был выше и поэтому без труда заглянул в разрез школьного платьица, у которого первые две пуговицы всегда были расстегнуты. Нет, Женя не была кокеткой, у неё была большая грудь, второй размер, а школьную форму шили для плоскогрудых девчонок-подростков: пуговицы просто-напросто не застёгивались. Пунцовый от смущения или… астролог проворчал:

-Евгения, почему ты зеваешь? Это не вежливо…
-Я прикрываю рот ладонью, всё по правилам этикета.
-У тебя проблемы дома? Ты не высыпаешься?
-Благодарю, у меня дружная семья и я сплю с девяти вечера до семи утра.
-Тогда тебе просто неинтересно?
-Мне интересно. Я люблю звёзды.
-Скажи тогда сама! Почему ты зеваешь на моих уроках?
-Я уже знаю весь материал. Мне скучно повторение.

Мужчина прищурил глаз, он не верил ни одному её слову:

-Отлично! Ты будешь у меня первой ученицей, которая сдала мой предмет экстерном!
-Когда Вам будет угодно?
-Два дня. За два дня я подготовлю комиссию по принятию экзамена.
-Время?
-Я сам завтра тебя найду и скажу точное время.
-До завтра, Артём Дмитриевич!

Два дня! Да, Жене всего-то нужно было полчаса, чтобы прочесть тоненький учебник и помнить его слово в слово, буква в букву, точка в точку! Таким образом, она сдала все экзамены, кроме химии и истории.

Учительница по химии – старая еврейка. Она поняла, что у Евгении нет знаний, но зато есть уникальная память. Она сама отловила чертовку на переменке и предложила тройку без экзаменов. Женя согласилась. Химичка посмеивалась, как Евгения сдаёт экзамены другим, но молчала, она была одной еврейкой в учительской.

Историчка – директор школы и татарка. Женька у неё была любимицей, но Нина Измаиловна чуть не обиделась. Как так? Всем сдаёт, а её предмет обходит стороной! Женя, не дожидаясь критического момента в их отношениях, сама подошла к любимой учительнице и объяснилась в любви к её предмету. Эта была чистая правда! Жене история заменяла хобби. Исторические энциклопедии, учебники она читала и перечитывала запоем, как её сверстницы сентиментальные романы. Директриса улыбнулась девочке ласково и с улыбкой сказала:

- Repetitio est mater studiorum!*

Евгении перевод был не нужен, она и сама могла выдать на латыни:

-Ab incunabulis!**

Потому, как Женя в школе посещала только уроки истории, времени оставалось уйма, которое она проводила опять же за историей, но уже в библиотеке.

Как-то, в читальном зале Жене попалась, случайно, на глаза красочная книга. Название ещё больше заинтриговало - «Камасутра». Открыв, Женя уже не смогла оторваться. Она запоминала всё в деталях…

Пару недель она ходила возбуждённой. Опробовать на практике или ещё рано. Ей 16 лет, у неё есть паспорт, но вот мальчика не было. В этом то и стоял вопрос. Был сосед, который ходил за ней по пятам, он был на год младше. Он не вызывал у Женьки ни интереса, ни отвращения. Еще пару недель и Женя решилась, так хотелось проверить! одну позу, которая гарантировала самое большое обоюдное наслаждение. К тому же на 5 мая, на её день рождения сосед просто позвонил в дверь и молча через порог протянул розовую розу. У Жени по правой щеке скатилась слеза.

В свои семнадцать Женька решилась! Сначала она купила презервативы, потом прямо, без предисловий выложила Кольке свой план: на 9 Мая будет побеждена её робость и застенчивость.

Женя не стала рассказывать Коле о страхе, о первом изнасиловании и первом аборте на 1 сентября почти три года назад. Зачем? Пацан и так чуть в штаны не наложил от неожиданности, он и не надеялся ни на что такое…

Решили, что будут это делать у Кольки. У него родители пахали на работе и по праздникам, и по выходным. Старший сын сидел и был наркоманом, туда, на зону и шли заработанные тяжелым трудом на Кировском заводе деньги. Женькина же бабушка не выходила из дома. Только в очень тёплую погоду без ветра старушка садилась на табуретке под своим же окошком у подъезда.

Утром Женя сказала бабуле, что идёт на парад Победы, а сама в соседний подъезд. Коля был уже умытым и одетым в самое лучшее. У неё защемило сердце. Мальчишка влюблён, а она эксперименты ставит! Но уйти было бы ещё хуже. Родительская постель была разобрана, осталась только белая свежая простынь. Коля крепился, как мог, но румянец на щеках явно был не здоровым. Он перенервничал и не спал всю ночь, он напрочь забыл, что большая кровать им и не нужна.

Евгения, как могла, ласково уговаривала, нежно поглаживая по Колькиной детской щеке, не знавшей бритья. Она несла всякую чушь про то, что если у них ничего не получится с первого раза, то это не конец половой жизни. Она даже пыталась шутить, но Колька на шутки реагировал неадекватно, его спина напрягалась, как в предвкушении порки. Женя больше не знала, что и говорить, но тут ей на выручку он сам попросил:

-Женечка, ты мне просто руку положи, ну на…

Женя растянула ему ширинку… дальше всё пошло, как по маслу, и всё бы получилось, если б не брат…

Они не слышали, как он вошёл. Он только-только освободился, он был голоден. Он взял за шкирку, как щенка Кольку и затолкнул брыкающегося в старомодный шкаф с одеждой, закрыв на замок. Колька дёрнул раз дверь и затих. Женя не верила своим глазам, происходящее напоминало кошмарный сон. Бывший зэк двинул ей между глаз, свет померк, а умом Женька отказывалась констатировать факт – её зверски насилуют. Насытившись девичьим телом, брательник пошёл на кухню шарить в холодильнике.

Женя в полуобморочном состоянии всё-таки смогла встать и открыть замок шкафа.

-Шлюха! Ты зачем? Ты зачем ему далааа…

Колька скулил. Женька оделась и ушла.

Бабуля вышла на встречу в коридор:

-Господи, помилуй! Кто ж тебя так разукрасил?!
-Да, кто ж их знает? Хулиганов-то…
-Вот выродки! С утра зенки залили и… фашисты! Господи, если б дед был жив…
-Бабуль! Жива, здорова, не покалеченная значит! Господь им судья!



* повторение – мать учения
** с самого начала

Глава 4

Боль не даёт людям заснуть по ночам. Женька, наоборот, не успела донести голову до подушки, провалилась в сон. Ей не снился кошмар, она спала, после изнасилования, как убитая.

Утром она встала, как обычно. Умылась, как требуют элементарные правила гигиены. Посмотрела в зеркало напоследок, как бы проверяя результат, и застыла. В руке хрустнула пластмассовая ручка массажной расчёски. На фоне чёрных волос крыла ворона спереди блестела серебром прядь.

Страх сцепил голову обручем, слова песни закрутились в голове по кругу: "Куда уходит детство? И как найти нам средство, чтоб вновь попасть туда?" Евгения зажала уши руками, чтобы не слышать, сжала зубы, чтобы слова не вырвались наружу. Есть средство,… должно быть! Она обрежет волосы, … чёлкой прикроет синяк на лбу, … потом закрасит… чёлку, … есть краска для волос…



… да, … пора взрослеть, а через месяц и школа заканчивается. Евгения взяла себя в руки.

Бабушка уже ждала на кухне. Завтрак с чаем был готов. Женя не знала, что врать самому любимому человеку на свете. Бабушка старенькая, её нельзя расстраивать, да и верующая она. Если узнает об изнасиловании, проклянёт! и выродка, и его небесного Отца. Бабушка в Женечке души не чаяла, за неё не простит, разуверится, а только одной верой пока и жива.

-Женечка! Это теперь так модно? Так вот почему, ты в ванной так долго…
-Не, бабуль! теперь милирование на всю голову модно, а у меня только чёлка, …
-Тебе хорошо! Тебе всё к лицу, такая красавица выросла!
-Вся в тебя, бабуленька!



Женя не училась, но диплом о законченном среднем образовании получила с пятёрками и с одной тройкой по химии.

Глава 5

Школьный бал. Женя не спешила. Времени ещё полчаса, а школа через дорогу. Да и не хотелось как-то… Что ей будет вспомнить о школьных годах, если ей уже сейчас вспоминать не хочется!

Женьку заинтересовал вопрос. А, правда, что? Она сидела минут пять, уставившись на жёлтые цветочки клеёнки на кухонном столе. Мимоза! Да! Как же она могла забыть?!

В первом классе к 8-ому Марта все девчонки получили в подарок одинаковый набор пластилина. И были рады, ой! как рады! На Камчатке, в те годы, всё было дефицитом. Девчонки с благодарностью смотрели на Генку Дубинина. Это его мама устроила, директор Детского Мира. Как ей это подходило! Добрая, ласковая, заботливая. Генка смутился. Он смотрел теперь только на Женю, она улыбалась. Весь учебный год она просто игнорировала соседа по парте. Ух-ты! какой Гена оказывается!

Всем не терпелось домой, и учительнице, и детям. Надо было готовиться, все праздники любят! В 11.15 закончился последний урок, дети в спешке толкались локтями в дверях. Женя, как обычно, не спешила. Она сначала собрала аккуратно портфель, проверила напоследок бардачок парты. Рука сама вытащила какой-то кустик… веточку… пижмы?

-Ой! Лидия Ивановна! Что это?
-Женечка, это мимоза. Цветок.
-Кто мог забыть у меня в парте цветы?!
-Правильно, никто.

Лидия Ивановна выразительно перевела взгляд на Гену Дубинина. Тот стоял перед Женей просто багровый! В дверях стояла Женькина лучшая и единственная подруга Настя, она тоже была красной.

-Настя, не злись! Видишь! ... … Гена, ты зачем мне цветы в парту положил? Лидия Ивановна, это Вам!
-Евгения!

Все молчали. Женя ничего не понимала! Гена не выдержал первым, и бросился наутёк из класса.

-Эх, ты! дурёха! Гена мне с самого утра цветы подарил, они в учительской, для всех: ведь мимозы и те! у нас днём с огнём не сыщешь…

Женя, после праздников извинилась перед Геной, но… было поздно: прошла у него первая любовь… перегорела… от обиды.

Настя, несколько лет спустя, призналась подруге, что она покраснела не от злости, а от зависти, и что она с самого начала знала о Генкиной любви. Их мамы дружили и на кухне делились всем. Его папа лётчик истребителя разбился, его воспитывала одна мать. Вот такие мимозы…

Женя очнулась, всё в прошлом и пора кончать с детством!

Глава 6

Евгения подала заявление в ЛГУ на исторический факультет и…
… не поступила! Ей даже не хватило баллов на заочное отделение.

Экзамен по литературе представлял собой письменный ответ на вопрос по русской литературе. На написание ответа на предложенный вопрос отводился четыре часа. Женя написала за два и пошла домой. Её письменная работа не соответствовала удовлетворительной оценке из-за орфографических и пунктуационных ошибок, то есть работа не соответствовала нормам и оценилась общей оценкой "два".

Женька была в шоке. Её цель, или как она сама считала – призвание, потерпело полный крах из-за самоуверенности. У неё в запасе было два часа, но она даже не прочитала бегло написанного, а ушла! Куда спешила, спрашивается? Чай пить с бабушкой – экстренный случай!

Сестра мамы Жени обещала протекцию в Горный институт, где сама преподавала. Женька злилась, - Вот, докатилась! теперь ей, как последней дуре предлагают поступление в высшее учебное заведение по блату! Через пару дней она остыла и поехала подавать документы на горного инженера-экономиста, по пути ей даже стало смешно, но не надолго. В коридоре толпились девки с говорком и опухшими рожами, но у всех до одной, бриллиантами на пальчиках сосисечках. Дочечки горняков приехали в северную столицу получать образование. Женя пунцовая от негодования выскочила на улицу. Нет, так дело не пойдёт! Она потеряет год, но сидеть в одной аудитории с этими … не будет!

Никто больше с Женькой в семье не спорил, все знали её упрямство хуже ослиного. Но и деньгами родители пригрозили не помогать! Одна любимая бабушка пришла домой с прогулки с хорошей новостью – она договорилась.

Сколько раз! Женя стояла на автобусной и троллейбусной остановке, но ни разу не видела за спиной маленького магазинчика. В доме был проходной подъезд. Новые русские быстро сообразили, перегородили его стеной и открыли магазин на одном из самых людных мест Кировского района. Женя была рада там работать, это не в киоске – будке без отопления или у метро с лотка по питерской погоде торговать! В подъезде всегда тепло, сухо и уютно. Хотя ассортимент товара ей был не понятен. Люди дерутся в очередях из-за костей, а она сникерсами и кока колой торгует. Но покупали! ещё как покупали!

Весной появились новые хозяева с фруктами и проблемами. Женьке предлагалось приторговывать собой, если хочет оставаться на работе. Конечно же, она ушла…



Жене не везло, из-за хаоса в стране все подрабатывали в двух-трёх местах, ей просто было не найти в многомиллионном городе места. Бабушка и Женя жили на одну нищенскую пенсию. Они помощи не просили, а им никто не предлагал. Обычно их рацион состоял из чая с сухарями. И так два месяца, пока Женькина худоба не стала бросать в глаза. Её родители стали наезжать каждые выходные с продуктовыми сумками.

Глава 7

Евгения училась в ЛГУ на историческом факультете. В России перекраивалась история государства – москали объявили о независимости... от кого? Царь Борис Беспалый позаботился о зрелищах для народа, но о хлебе… забыл?

Питерская осень. Ноябрь. Снег с дождём. Женя заболела. Сапоги прохудились, а пенсии бабушки хватало только-только на еду. Сокурсница Женьки пожалела её и поделилась своим секретом. Она летом заработала на одежду и обувку на сборе клубники в Финляндии. А теперь ездит туристкой продавать алкоголь и сигареты. Виза и билет окупается, если провозить больше положенной нормы. В самом первом заграничном городке Хамина, продавать не выгодно, так как там все русские…., а надо ехать до столицы, в Хельсинки, там не такая конкуренция и не так "светишься". Лиза согласилась взять Женю с собой и ввести в курс дела на месте.

Женя дома подсчитала, сколько будет стоить заграничный паспорт, виза, билет, товар… Где такие деньги взять?! Занимать у родителей ей гордость не позволяла. Зато на водостойкий клей денег хватало. Его Женя и купила, заклеила сапоги и… Нет, быть контрабандисткой – это не по её характеру! Если таможенник спросит, есть ли лишнее, то ответ прочтёт по её красному от стыда лицу.

Сокурсница не сдавалась, так легко. Лиза решила помочь новой подруге и отступать не собиралась! Она принесла в университет огромные деньги, и как не побоялась?! Ведь в общественном транспорте чуть ли не каждый второй вор-карманник… ну, не каждый второй, но… Сунула Женьке в руки конверт, приказала делать паспорт, а в визовый отдел Финляндского консульства они потом вместе пойдут. Деньги Женя ей отдаст потихонечку, без процентов, с навара. Скоро же Новый Год! Кто не рискует – тот не пьёт шампанского! Женьке просто было неудобно отказать доброму человеку.

Глава 8

Первая поездка в Финляндию Евгении очень понравилась. Она с помощью Лизы быстро сбыла товар на стоянке у супермаркета. И у них ещё осталось время до автобуса прогулять по светлу в центре старого города Хельсинки.

Вторую поездку Лиза запланировала на Новый Год с ночёвкой в дешёвой гостинице для русских торговок. Лиза долго уговаривала Женю, и последняя всё-таки согласилась, потому, как ей просто было не удобно отказать, да и с долгом хотелось расплатиться скорее.

Опять девушки справились с втюхиванием контрабанды законопослушным финнам запросто: литр водки в «Алко» финнам стоил 100 – 150 финских марок, а русские красавицы за 80; сигарет блок в супермаркете - 40, а у них – 20; ну и пиво тоже - дешевле. Полиции и не было видно, там тоже нормальные мужики работают, тоже по праздникам любят выпить.

Налегке они отправились в гостиницу. Гостиница называлась «Красный Дом», была построена в прошлом столетии из красного кирпича. Внутри интерьер тоже был красный и напоминал… интерьер борделей из прошлого… из фильмов,… и хозяином сего заведения был армянин. Женька обо всём догадалась и спросила Лизу в номере на двоих напрямую:

-Это притон?
-Гостиница…
-Для проституток?
-Тебя никто не заставляет, но…
-Никаких «но»! Я не хочу! Слышишь? Я не хочу, и не буду!
-Да, не кричи ты так! Хозяин нас вышвырнет,… не любит он шума лишнего…
-Полицию привлечем?
-В Финляндии проституция не запрещена. Уголовно наказуемо сутенёрство. Да, и с улицы никто не услышит… стены-то в метр толщиной!
-Тогда, что шума-то боится?
-Клиентов спугнём. За репутацию дома беспокоится,… понимаешь,… этот дом престижный… от 500 до 1000 финских марок за ночь с клиента… дура! ты бы радовалась, что по моей протекции сюда попала… сюда очередь!
-Нет, я не радуюсь. Почему ты раньше не сказала? Я бы не поехала.
-Знала, что испугаешься. А что тут пугаться? Что? С русскими лохами за стакан водки и кусок селёдки лучше?!
-Не в этом дело…
-Вот именно в этом! Ты с бабушкой старенькой в однокомнатной квартире живёшь. На историческом учишься, а не на инязе. Кто тебя замуж возьмёт? Работяга с Кировского! Для него себя бережёшь? Для светлого будущего в коммуналке?!

Спор, перешедший на шёпот-шипение, прервал громкий стук в дверь. Лизка вся в мгновение ока преобразилась. С голливудской улыбкой и выпяченной грудью открыла дверь:

-Терве, терве! Олькя хювя!

На пороге стояли двое финских работяг. Пришли, очевидно, прямо после работы, не переодевшись, в рабочей одежде и сапогах похожих на кирзачи. Один спросил через порог:

-Пальйонко?

Лиза показала на пальцах пять и два нуля. Скромняга зарделся румянцем, смельчак заржал:

-Ей, ей, ей…

Всё тот же финн подошёл к Лизе, сунул ей часы к носу и ногтем, с чернотой под ним, показал время по циферблату – полчаса, и на пальцах - сто.

Лиза посмотрела на Женю:

-Предлагают сотню за полчаса…
-А не мало?

Женя смеялась глазами, но Лиза всё перевела всерьёз:

-Двести! или пусть катятся…

Лиза опять жестикулировала. Финн опять показывал на часы. Лиза кивнула:

-Двести за час.

Женя рассмеялась в голос.

-Не смейся! Они этого не любят!

Цыкнула на неё Лизка, хотя результат сделки до неё самой дошёл, и она сама была в обиде.

-Любят, не любят, мне всё равно… я ухожу. Успеваю на последний автобус.

Женька молча надела осеннюю куртку, закинула школьный рюкзак на плечо и вышла из комнаты, не обернувшись. Лиза не препятствовала, не кричала ей вслед - берегла репутацию престижного заведения.



Евгения приехала домой под самое утро. Бабушка спала. Женя тихонечко разделась и пошла, ставить чай. Она смогла зажечь газовую плиту с энной попытки – спички ломались. Конечно же, она будет возить контрабанду, но только до тех пор, пока долг не будет погашен! Она злилась на себя и за это,- Как встретишь Новый Год – так и проводишь!

Глава 9

После праздников Елизавета первая подошла к Евгении:

-Ты думаешь меня лучше? выше? За одну ночь отдала бы долг!
-Я отдам, как и договаривались: с продажи товара, с навара… или ты теперь настаиваешь на процентах?
-Нет, но крутись теперь сама, как знаешь! В феврале мне нужна вся сумма, я еду в Турцию отдыхать…

Лиза не договорила, но Женя и сама поняла, что та собирается и в Турции совместить приятное с полезным:

-1 февраля я отдам всё до копейки…
-Сента! Отдавай в марках…
-Как скажешь…

Женьке пришлось пропускать раз в неделю институт, она каждый четвёртый день ездила в Финляндию. Она ездила чаще, чтобы провозить только норму. В конце января состоялась её последняя ходка…

Женька очень нервничала, так не хотелось нарваться на полицию и штраф, когда деньги почти собранны. Осталось продать литр водки, и… она свободна! от страха, стыда… от Лизки! Она решила взять себя в руки, перекурить… спички опять ломались одна за другой, ей было не прикурить…

У левого уха послышался щелчок зажигалки. Женя сначала прикурила беломорину, и уже после скосила глаза налево вверх посмотреть, кто такой внимательный, … может быть и водку купит заодно?

Лицо мужчины показалось знакомым, но Женя не была уверена, пока финн не покраснел от ёё пристального взгляда уже в упор. Финн из Красного Дома! Тот, который застенчивый!

Они оба стояли молча. Женя не говорила по-фински и курила, а финн не курил, но и не уходил. Женя выпустила дымок со словами:

-Водка?
-Вотка…

Финн вытащил из кармана спортивной куртки деньги и быстро сунул их в карман куртки Жени и потянул её за рукав за собой. Она не упиралась, но шла за ним не хотя, спотыкаясь об его же ноги.

Женя не знала, куда он её тащит, пока они не подошли к его машине на этой же стоянке у супермаркета. Теперь она покраснела от догадки:

-Нет, нет секс! Водка!
-Вотка, вотка…

Финн открыл багажник, огляделся по сторонам и жестом показал Жене, чтоб она положила туда. Женя только успела отнять руку, как он захлопнул дверцу. Он потащил её за рукав дальше, в супермаркет. Финн молча набирал продукты, молча расплачивался,… Женька ходила за ним, как хвостик.

Женя даже и не подумала помочь нести шесть полиэтиленовых пакета, набитых съестным. Финн рядом шёл с грузом запросто прямо. Она только теперь заметила в нём мужчину. Он погрузил пакеты в багажник и открыл перед ней переднюю дверь пассажира.

-Я не могу. Автобус. Мне домой надо.

Финн вытащил из внутреннего кармана куртки паспорт, открыл и показал Жене страницу с визой в Россию. Показал ей на машину и в сторону границы. Женя поняла и не поняла. Если он едет в Россию, то зачем он водку купил? и продукты? Она стояла с широко открытыми глазами и ртом. Финн засмеялся. Пришла очередь и Женьки смутится, но она не покраснела, а насупилась и села в машину, - Ну, и ладно! Ну, и пусть!

От Хельсинки с официальной процедурой на финско-русской таможнях до Питера заняло 6 часов. Всю дорогу они молчали. Только на въезде в Питер шофёр спросил по-английски:

-Куда теперь? У тебя права есть? Может быть, ты поведёшь машину?

У Женьки отвисла челюсть во второй раз. Он же больше не смеялся, сдержался и припарковал машину. Он терпеливо ждал ответа.



-Нет, у меня нет водительских прав, и я не умею водить машину.
-Тогда помогай, говори куда сворачивать. Я плохо знаю Питер.

-Ты же хотела домой,… где твой дом?



Лысый нянь.

Часть 2

Глава 1

Последний день в школе. Учитель истории прощался с коллегами, он выходил на пенсию по инвалидности. Все сочувствовали несправедливости судьбы историка, но в их глазах стояла зависть: ученик нечаянно простелил почку и на отдых, и нет 30-ти!

Ворота и высокий забор школы остались позади. Пробежали мурашки по телу. Быстрей за угол. Теперь можно свободно вздохнуть. Руди Юкк не боялся остаться без любимых занятий и почки, он проживёт,… но после инцидента … просто не стоит поворачиваться к опасности спиной.

Через месяц, заплатив по всем счетам, Руди понял, что нужно переезжать в латинский район – там дешёвое жильё, там же бывшие ученики…

Он неплатёжеспособен, но выход должен быть. Руди собрал все газеты за последний месяц и погрузился в изучение объявлений. Репетиторы всегда требуются. Потратив уйму времени, он понял, что зря, он ошибался. Голова не соображала, он устал.

Утром, выпив кофе и окончательно проснувшись, Руди полез в Интернет посмотреть прогноз погоды на неделю. Он смотрел на сводку и ругался – что ж он сразу-то работу не искал по Интернету: быстро и обновляется каждый день! Вскоре радость сменило отчаяние: учитель на дом не требовался. Руди не сдавался, он прошёлся по школам, детским садам, перешёл на персональных помощников, нянь … Одна заявка привлекла внимание сроком давности – полгода и требовалась няня для шестилетнего, но здорового мальчика! Почему тогда няня?



Руди из любопытства, да и терять было нечего, позвонил секретарю работодателя мисс Надя Люме. Его записали на собеседование в субботу в 14.00. Только, когда учитель положил трубку, его прошиб пот. Надя Люме! Знаменитый педагог-психолог, она работала только с детьми-вундеркиндами!

Глава 2

Миниатюрная блондинка сидела в огромном кожаном кресле за письменным столом, размером с бильярдный. Лысый мужчина в потёртом в локтях пиджаке стоял скромно в дверях. Вместо приветствия женщина жестом руки пригласила сесть напротив. Молчание шло по часовой стрелке. Работодатель и пенсионер смотрели друг на друга, но каждый думал о своём.

Надя не ожидала увидеть мужчину. Секретарь не поставил её в известность, но она, конечно же, его не уволит. За полгода, которая по счёту эта няня? Она не помнила ни числа, ни лиц. А эта к тому ещё и лысая! Ей стало стыдно: зачем она так о человеке, учителе, инвалиде…

Руди не был спокоен. Он позвонил из-за любопытства, а пришёл из-за работы,…ему нужна работа! Что теперь будет? Надо себя как-то зарекомендовать, наверное, она этого ждёт. Руди не мог себя расхваливать, глядя в такое утончённое красивое лицо молодой женщины, он стеснялся, перевёл взгляд на окно…

-О, мой Бог! Какая красивая!

Надя вздрогнула от неожиданности. Мужчина смотрел на радугу в небе и совсем по-детски хлопал глазами от восторга. Она смотрела на него с недоумением: почему он так не отреагировал на неё? Хотя, если он к ней равнодушен, как к женщине, то… это меняет дело!

-Какая Ваша сексуальная ориентация?
-Что?!
-Мне нужна для моего сына няня. Вы мужчина, который видит себя в роли няни. Я должна знать, кому я доверяю своего ребёнка.

Надя уже знала, что он не педофил, она знала, что он будет хорошей няней.

-Я люблю женщин.

Руди покраснел всей лысиной. Он понимал, что она имеет полное право знать, но до неё никто не подозревал его в … в … она же психолог по образованию! По нему что? не видно?!

-У Вас, мистер Юкк, сейчас от злости щёки лопнут! Вот надулся!



Надя смеялась задорно. У Руди отлегло на сердце: радуга – хорошая примета.

Глава 3

-Мышонок, познакомься! Мистер Юкк - твой ... воспитатель.
-Доброе утро, мистер Юкк! Мне очень приятно с Вами познакомиться. Меня зовут Микки.

Мальчик смотрел на учителя из-под лобья. Он ждал, когда тот рассмеётся…

-Твоя мама очень тебя любит Микки, поэтому я здесь. Я буду вместо няни.

Мужчина следил за выражением лица своего подопечного. Он ждал, когда тот рассмеётся …

-Я ухожу. Мистер Юкк, мышонок Вам всё покажет и объяснит, он уже большой мальчик и самостоятельный.

Микки и Руди разразились смехом.
 


Для Руди первая неделя в роли няни пролетела незаметно. Новое знакомство, интересное и занимательное. Он был доволен своим подопечным. Мальчик ловил каждое его слово и даже пытался ему подражать: прихрамывал на правую ногу. Заметив, странную походку ребёнка, Руди посмеялся про себя, сам же постарался не хромать на левую. Мальчик тут же поправился.

Микки больше не обращал внимания на отсутствие мамы за ужином и потихоньку приглядывался к мужчине в их доме. Учитель был огромным и наголо выбритым, но его внешность не пугала мышонка, наоборот! Мальчуган смотрел на него заворожено. В его школе все учителя были хлипкими заносчивыми очкариками.

На выходные нью-йоркский особняк опустел. Все разъехались, разошлись по своим делам.

Надя срочно вылетела в Вашингтон к скрипачке, сломавшей мизинец правой кисти, к тому же девочка была левшой. Малышка поставила на своей карьере крест и отказалась принимать пищу. Психолог знала, что родителям пятилетнего ребёнка всего-навсего надо было спокойно переждать пару дней и голод не тётка! Но… в истерике они чуть не дозвонились до самого Президента. Вот, что значит иметь связи вместо материнской интуиции и отцовского слова. Капризная скрипачка талантливо играла на родительских чувствах. Надя с ходу расставила всех на свои места. Девочка покричала на неё, потопала ножкой, поплакала и пятнадцать минут спустя уже уплетала шоколадное мороженое.

Микки провёл два дня с отцом. По договору два выходных один раз в месяц, но на практике знаменитый дирижер из-за напряжённого графика выездов и поездок мог брать к себе сына раз в полгода. Микки не скучал по отцу, а скучал с отцом. Музыкант не знал, как его занять, развлечь. Музыкой же мальчик не интересовался.

Руди провел выходные в пансионате за городом в гостях у матери с деменцией.



Утром в понедельник психолог, няня и мышонок были рады встретиться на кухне. За завтраком им уже было смешно вспоминать свои выходные. Надя не могла нарадоваться на новую няню, так она называла Руди Юкка, но только не вслух! за неделю: сын перестал ждать её с работы допоздна, зато стал улыбаться во сне. Всё шло хорошо.

Глава 4

Руди зашёл в кабинет. Он хотел решить некоторые организационные вопросы с хозяйкой. Надя стояла у окна. Она обернулась. Её лицо было болезненно бледным. Его глаза явно спрашивали.

-Сердечко болит,… ноет…

Руди не ответил. Надя психолог. Он учитель. Она не спрашивает.

-Давно не было солнца. Без него я увядаю, вот такая моя природа… поздней осенью. Солнце греет и ласкает. Как человек может прожить без тепла и ласки? Как? Это,… как у ребёнка отнять детство! Я тоже плохая мать! Когда мои сокурсники получали диплом и радовались, я сгорала от стыда: на моих руках был мышонок. Рост, вес – всё в норме, но сын не плакал, а пипикал, как мышонок. Все смеялись. Я злилась. Не на него, на всех, только не на него. Моя мать внука не видела ни разу. Ей не было и сорока, а я уже сделала её бабушкой! Что люди?! Я называю её стервой. Стерва стеснялась появляться со мной в обществе и до скандала. Гостям представляла меня всегда, как младшую сестру. А после, вообще уехала в Европу на отдых. Работяга! За всю жизнь палец об палец не стукнула! Со дня рождения мышонка прошло два года, а он ещё не говорил. Я в его возрасте болтала без передышки на двух языках: английском и французском. В том году отец развёлся со стервой. Дочь ближе к матери, ……………. но только не в нашей… семье. Мать до сих пор в Европе, она так и не вернулась… в семью? Микки. Я всё ещё надеялась, что он будет в три играть на фортепиано, если пошёл в меня… или своего отца……… Я закончила колледж со всеми, а после и консерваторию, но удивила и отца. После консерватории мне предлагали любой на выбор симфонический оркестр в США или в Европе, но я поступила в университет на факультет психологии. Я не поставила крест на музыке, я отказалась от карьеры пианистки. Почему? Спросите у стервы! Хотя она не ответит. Отец Микки был её любовником и моим учителем… музыки! Я полностью посвятила себя детской психологии. У меня наблюдаются очень одарённые дети и поэтому с очень ранимой психикой. Для них я открыта, к ним я со всей душой… Мышонку уже шесть лет. Он определённо не вундеркинд. Нормальный, здоровый мальчик. Ему… не хватает лишь моего присутствия. Я решила, что днём меня заменит няня. Добрая, заботливая… женщина!

-Я не оправдал Ваши надежды?
-Нет. Дело не в этом. Вы мужчина, всё дело только в этом! Микки смотрит на Вас с обожанием, как должен был бы смотреть на своего отца, и я смотрю.

Руди онемел. Он не замечал! Её взгляда с обожанием, он… это он не смотрит на неё, как на женщину. Она ждёт. Надо было что-то делать. Она ведь просит тепла и ласки? По голове её погладить? обнять? Нет,… как он может обнимать свою хозяйку?!

-Микки нет дома,… никто не узнает…



Глаза женщины блестели, она хотела секса,… она спрашивала о сексе. Руди надо было на что-то решиться… Надя твёрдой походкой подошла к нему. Она была трезва. Он не соображал от такого поворота… дел.

Глава 5

Руди отступил на шаг. Он пропускал Надю вперёд. Он уже был готов на что угодно: пойди за ней в спальню, пойти на близость с нею. Надя сделала шаг к нему. Она была ростом ему по плечо. Она обхватила его не за шею, а за талию, всего на несколько секунд. Надя раздевала его, как опытная сиделка - ловко, без лишней суеты. Руди вспомнил больницу.

-Мисс… Надя, я инвалид.
-Я знаю, мой дорогой… или ты не можешь?
-Могу,… не знаю,… после больницы у меня не было,… не было желания…
-А теперь? Теперь ты хочешь?
-Да.
-Доверься мне. Я сама всё сделаю.

Руди стоял голым.
Надя не снимала свою одежду.
Он был возбуждён.
Она присела, обхватив руками его за бедра.
Он застонал, почувствовав жар в её рту.
Она отклонила голову.
Он опустился на колени.
Её глаза искрились.
Его тело пылало огнём.

Надя ладонью легонько пихнула Руди в грудь. Он всё понял и подчинился, лёг. Задрав юбку, миниатюрная блондинка вскочила на мужчину. Руди доверился темпу Нади. Она была довольна его неподвижности, раскачивалась.

Женщина в азарте скачки потеряла контроль, остервенела. Мужчина застонал от боли. Ему удалили левую почку не так давно. Жесткий пол. Она ничего не замечала…



В конце у неё вырвался крик, у него катились слёзы.

Глава 6

На следующий день мышонок позвонил сам воспитателю, после пяти минут опоздания:

-Руди? ты, почему дома?
-Я болен Микки. Я не смог подняться с кровати…
-Ты умираешь?! Только не умирай, пожалуйста!!!
-Микки, успокойся. Я отлежусь пару дней и буду здоровым. Ты умеешь ждать…
-Да, Руди, я буду ждать тебя, но только поправляйся скорей, пожалуйста!

На третий день Нади Люме сама приехала домой к домашнему воспитателю её сына. Руди немного оправился и смог открыть ей дверь. Вместо приветствия, Надя разревелась в голос:

-Руди прости, простите!

Мужчина не мог кричать на женщину. Он вообще никогда не повышал тона ни на кого, и меньше всего его в данный момент заботила истерика психолога: впереди выходные, его ждёт в пансионате мать… старая, больная, выжившая из ума мать, но она помнила из прошлого своего сына, и день свиданий с ним, и она не умела ждать.

-Мисс Люме. Вы сами видите теперь, что я инвалид. Я не могу сказать конкретно, когда я смогу приступить к работе. Это не просто недомогание, как я думал в начале…
-Вам нужно в больницу! Вы выглядите ужасно!

Руди стоял потупившись. Он ещё не расплатился до конца за операцию. Медицинская страховка пуста. Его не примут. Ему нечем платить за койку и уход.

-Я лечусь стационарно. У меня есть медикаменты…
-Я могу съездить в аптеку, у Вас есть все препараты?
-Благодарю, у меня всё необходимое есть. Мисс Люме, я предполагаю, что приступы будут случаться всё чаще и чаще…
-Нет! Руди! Я обещаю, больше этого не повториться! Всё будет хорошо!



Это произошло во второй раз перед рождественскими каникулами. Руди боялся возвращаться в дом Стервы Младшей. На второй день Надя приехала с утра с санитарами из частной больницы. Она решила, что ему нужна донорская почка, и что он её получит к Рождеству в подарок.

Глава 7

Руди вернулся в особняк только к началу весны. Надя никого не искала на его место. Микки терпеливо ждал и дождался. Они ещё больше сдружились во время посещений в больнице.

События развивались стремительно, Руди бесконтрольно отдал себя в руки женщине, свою жизнь. Его пугало будущее, но в то же время ему нравились роковые стечения обстоятельств. В мае состоялась свадьба.

В новобрачную ночь Надя обещала измениться: она так не хотела быть похожа на её мать! И действительно, она была ласковой и внимательной женой. Полгода. После неудовлетворённая женщина стала проявлять свой характер.

Ко дню рождению Микки заботливая, но богатая мать купила жеребёнка от рысистых лошадей-призёров. Микки здоровый, спортивный мальчик, с миниатюрной, как у матери комплекцией тела: из него получится знаменитый наездник. Она опять не спрашивала, она так справедливо решила.

Микки радовался подарку. Руди возил его за город в конюшню каждый день. Они вместе чисти стойло рысака, кормили его, водили на пробежку. Смотрели, как из малыша вырастает бегун.

Жеребёнок вырос в огромного жеребца, а у мальчика пропал интерес: он панически боялся высоты, он наотрез отказался учиться верховой езде. Наездником пацан становиться вовсе не собирался: ему просто нравилось возиться с крепышом и всё!

Дома начались скандалы и в спальне, и на кухне за завтраком при ребёнке. Надя, знаменитый психолог настаивала Руди показать на личном примере: инвалид на рысаке! Микки перестанет бояться и его будущее определенно. Руди соглашался в спальне, но на кухне, он видел весь абсурд ситуации: ни он, ни Микки не хотели, просто не было желания уступать.

Надя сама решила взобраться на жеребца. Она покажет пример.



Надя одна побывала на конюшне. Она больше не настаивала.

Глава 8

Надя была озабоченна постоянно. Она кричала от перевозбуждения и неудовлетворения своей прорвы постоянно. Только жёсткий секс: она верхом на нём на полу, его слёзы успокаивали её на долгое время. Вся проблема заключалась в размере его члена – нормальный европейский стандарт: 13,5 см.

Руди не раз видел во сне, как мягкие губы жены нежно обнимали головку,… и просыпался от толчка в бок и требования:

-Я хочу, чтобы ты меня разорвал!

Надя не просила разорвать на ней пижаму, она спала всегда голой, всегда с раздвинутыми ногами. В ход шла мужская рука в вазелине. Руди чувствовал, как растягивались стены влагалища до предела, но Надя лишь в ритм толчков подстановала и стремилась всем телом навстречу. Он всё время тупо глядел на колыхание её груди, на миг он терял контроль и со злостью бил кулаком в самую глубь до самой матки. Надя в этот миг испытывала оргазм.

Но вдруг толчки в бок резко прекратились. Всё прекратилось. Два года воздержания…

Как-то раз в полночь он поехал один в конюшню, он и сам не знал зачем, ему не спалось. Надя опять задерживалась с работы. Он вошёл в стойло рысака приёмного сына, там же оказалась и его жена. Это было потрясающее. Огромный член жеребца был в проходе между ног маленькой женщины. Она стояла на подставке сзади жеребца, развернувшись спиной и нагнувшись. Состояние Руди было ужасно. Он застал свою жену с жеребцом. Руди не дал себе опомниться. Схватив ее за волосы, он удержал её в том же положении. Ее рот оказался на уровне его ширинки. Он вынул член и ткнул им в губы. Она не сопротивлялась, всё поняла и открыла рот. Руди впихнул в него член, он полностью заполнил его, он проскользнул вдоль по шершавому языку к горлу, стенки которого плотно облегали его. Руди почувствовал яростное напряжение и члена, и горла. В этот момент он захотел, чтобы Надя задохнулась, он насаживал её рот на себя всё глубже и глубже, мошонка уже касалась её подбородка, и вдруг он передумал:

-Соси, стерва!



Её глаза наполнились слезами. Руди почувствовал удовлетворение.

Глава 9

Руди стоял с кухонным ножом в руках.

-Я спасла тебе жизнь! Убери нож!
-Я спасу себя сам… от тебя! раз и навсегда!

Руди пытался развернуться к своей спине.
Он не мог достать себя сзади, почку, как бы не старался.
Надя стояла с открытым ртом.
Она разразилась истеричным смехом.

Филейный нож полетел в раковину…

Микки мирно спал на втором этаже.
Он не слышал скандала на кухне.
Он не понял с утра, почему Руди отсутствует за столом.

-Мама, где папа? Он здоров?

Надя сдержалась от рыданий.
Её сын впервые назвал Руди отцом, когда…



-Здоров. Он ушёл, но вернётся. Ты умеешь ждать.



История.

Часть 3

Глава 1

Евгения не могла заснуть. Весть день она ходила под жарким июньским афинским солнцем по Акрополю и надеялась, что сегодня от усталости она сразу же заснёт, но вопросы без устали буравили её мозг: "Зачем? Почему, она так поступила?" Её родственники нашли ответ быстро, они решили, что Женька нашла финна богаче и уехала с ним развеяться на море. Родственники мужа решили, что она заскучала по своему призванию историка, по руинам, а он молчал, как всегда. Она же не могла понять своего поступка, она просто собрала чемодан в одно утро и ушла.

Оставаться наедине со своими мыслями Женя больше не могла, так и сойти с ума можно. Она натянула на себя джинсы и футболку, и спустилась в бар гостиницы. Бар был уже пуст. Только один пьяный американец за стойкой рассказывал бармену историю своей жизни. Женя сморщила нос, слушать не хотелось: наверняка его жена настоящая стерва, а он бедный и трудолюбивый, ну, как Золушка! Её муж точно никому плакаться не станет. Женька опять сморщила нос: бывший муж! и если он такой хороший, то почему она от него ушла? Нет! Она лучше будет подслушивать откровения лысого, но в номер не вернётся, пока не напьётся до отключки.

Женя села за стойку. Грек тут же подошёл к ней. Она заказала дабл джин тоник. Чистую водку пить она так и не научилась, как её муж… она залпом выпила и рукой показала бармену повторить. Женька медленно напивалась, американец всё громче повествовал. Как Женька и предполагала, рассказ шёл о жене-стерве-садистке-извращенки… ужас и только, а ей то на что жаловаться? В этом всё и дело, что не на что! Да… да, её супруг просто золото! он даже ни разу на неё не повысил голоса, не то,… что там … изнасилование! Этот америкашка не понимает, что его купили и использовали, как,… а как здорово начали, с минета! до сих пор мужик вспоминает, во, даёт! ааа! ккк чёрту! Дабл джин…



Евгения проснулась у себя в номере. Голова не болела и была ясной. Она помнила всё до последнего своего слова,- Да, сделаю я тебе минет! Только замолчи!

Глава 2

Руди проснулся в номере у русской проститутки из бара. Голова раскаловалсь на куски. Всё, что он помнил, это то, что она обещала отсосать. Но вот было это или нет…

Глава 3

Женька, поняла, что сосед слева проснулся по толчку в бок. Американец ночью завалил на неё ногу, а теперь его другая конечность явно приобрела упругость и упиралась ей в бок. Он затаил дыхание. Не двигался. Молчал. Она вспомнила своё последнее утро с мужем: он тоже молчал, как всегда, как всегда заваливался ей на спину и при оргазме тоже молчал. Женьке вдруг захотелось, чтобы американец кончил так же громко, как вчера в баре свой рассказ. Она медленно отползла. Глаза оказались напротив возбуждённо пениса…

Она открыла рот от удивления. Американский размер был в два раза меньше финского зарегистрированного с ней в браке. Такую игрушку хотелось ласкать, ласкать язычком нежно, нежно обнимать губами, взять в рот, не касаясь зубами, легко посасывать, с трепетом… американца затрясло всем телом, он крикнул. Мужчина сел, взял её лицо в руки и наклонился, чтобы поцеловать, но вдруг отшатнулся. На него смотрели две огромные от счастья фиалки. Он открыл рот от неожиданности.

Женька ничуть не обиделась, она уже привыкла к первому шоку первых встречных на цвет её глаз. Она и не расстраивалась, что изменила мужу с этим встречным. Всё произошло просто, и во второй раз: он взял её в позиции «семейной». Теперь уже с её уст слетел крик наслаждения. Он же извинился и спросил разрешения сходить в душ.

Она не возражала. Потом ей нравилось смотреть, как американец обтирает мокрое тело в комнате. Он не стеснялся. Повернулся к ней задам за своей одеждой на полу. Она увидела шрамы от операций на почку. Значит, он не врал! Вся его история от начала до конца была правдой. В её сердце шевельнулось сострадание. Он спросил:

-Хау мач?

Женька откинулась, как от удара. Сердце защемило от боли. Она вспомнила Красный Дом, вопрос: "Сколько?" и мужа. Домой! Ей нестерпимо захотелось вернуться домой, к мужу. Американец в это время рылся по карманам, деньги все были пропиты вчера в баре. Он буркнул ей, что сейчас вернётся, и выскочил из номера.



Женька не ответила.

Глава 4

Руди вошёл в свой номер в тот момент, когда зазвонил телефон. На линии был Микки. Мальчик плакал молча. Руди понял, что тот плачет по хлюпанью носом. Руди лишь коротко сказал,- Скоро буду! - и стал собирать чемодан. Он напрочь забыл о русской проститутке…



Эпилог.

Руди поднимался по зигзагообразной, мощённой плитами дорожке вверх в Акрополь, опустив голову от нахлынувших воспоминаний. Он просто хотел побывать здесь ещё раз и в это время… Он поднял голову. Ему навстречу шла женщина с годовалой дочерью на руках…

Солнце светило им в широко распахнутые от счастья глаза. Таких фиалковых глаз в мире -



дважды два…


Рецензии
Ревека, трудно оценивать то, чего сама не знаешь и чего сам не приемлешь.
когда жизнь тебя не стращала, а, просто, насиловала во все дырки, а ты вертелся, как уж на сковородке и продолжал жить, считая себя полным ничтожеством. Трудно что-либо сказать. Многим это не понять, а они и не пытаются. Ни одна женщина, даже самая последняя бл...дь, не хочет, чтобы её трахали без любви, и в душе она такая же чистая, хотя грязь и боль не покидают её. ЭТО -как дважды два...
ПОКА.

Нина Павлюк   10.09.2019 17:47     Заявить о нарушении
... привет, Нина)
... да... так писала... проживала за НИХ жизнь...
... и сказала... в названии... и ты поняла...
... за что ОГРОМНОЕ СПАСИБО!..

... ты, знаешь, мне с читателями, просто не везло...
... не по продажам, а по отзывам...
... не здесь... не на Прозе.ру...
... у меня хотелка атрофировалась... писать повести...
... таким образом, я оказалась на Прозе...
... чтобы видеть своих читателей в лицо...
... и если что... смогла б дать в морду... :)))

... я рада тебе... с Уважением,-

Ревека Клевер   10.09.2019 18:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.