Притча

На грани окончания какого-то по счёту учебного года, неожиданно пропал у пацанов нашего двора интерес к игрушечным машинкам, перестали гонять "чижа" по двору и играть на деньги в "чику". Мячи и велосипеды покрывались исторической пылью. Мы влюбились. Мы достигли призывного возраста в царство Эроса. Девчонки, вчерашние плаксы и ябеды, сегодня стали безудержно привлекательными. Стрелы Купидона одна за другой метко поражали юные цели. Пронзённое сердце не болело, а щемило блаженно. Весна, как терпкое, сладкое вино, кружила буйну голову. Мы страдали, писали стихи, тяжело вздыхали. Мы мечтали спасти ЕЁ от врага, вынести из пожара, совершить подвиг ради любви. Мы слушали песни про любовь, и каждый понимал - это обо мне и моей неразделённой любви так душещипательно поёт певец: "Я ду-у-у-мал э-э-то всё пройдет, пусть через месяц, через год...", и припев без слов, но так
понятно, уж совсем разрывая в клочья и без того "больное" сердце: "Бом-бом-бом-бом, бом . . .".

Вместе со мной страдала свежевыкрашенная в яркий зелёный цвет уличная скамейка. Используя волшебный фокус оптического стекла и тепло весеннего солнца, я старательно увековечивал на рейке скамьи СВЯЩЕННОЕ ИМЯ. Подчиняясь воле человека, свет далёкого солнца, сфокусированный в яркую точку, жёг краску. Синенькая струйка дыма делала видимым солнечный луч. Краска пузырилась, вскипала, сгорала, оставляя на теле скамейки чёрную татуировку.

И когда, заканчивая задуманную композицию, (стрела тонкой чёрточкой уже пронзала насквозь сердце типа масти червей), на скамью присел Апостол в образе поддатого дядьки плотного телосложения с красным, мясистым, в синих прожилках носом. Да, Апостол, потому что он не стал ругать меня за порчу городского (тогда ещё не было муни. . . муни. . . муниципального) имущества. Не говорил, что не для того он Родину защищал, чтобы вот такие, если можно так выразиться, комсомольцы как я, использовали солнечную энергию в хулиганских целях. И ещё потому, что он рассказал мне притчу, а притчи рассказывают апостолы. Вот её-то я и хочу рассказать всем уже влюблённым и всем, кто пока ущербно свободен.

       Встретил как-то на своём жизненном пути юноша девушку. И она его встретила. Завязалась между ними дружба, да такая сильная, что и не дружба
это оказалась, а самая что ни есть любовь. И так он её неудержимо любил, что
не только на праздник женский, а даже в простые для всех дни дарил ей цветы.
Добровольно учил стихотворения разных поэтов про любовь, а потом ей их с
выражениями рассказывал. И она его любила так ответно, что всё время нюхала
эти цветы и внимательно слушала рифмы про любовь.

 Однажды вечером шли они по улице, нежно и счастливо, ладонь в ладонь. Прошедший дождь наделал лужу на тротуаре. Большая лужа, не перейти ей, не замочив пальчики стройных ножек. Влюбленный юноша и говорит любимой: "Постой-ка, милая, лужа впереди. Давай я тебя перенесу". Подхватил влюблёнными руками и перенёс её на другой берег. Она его ещё сильнее полюбила. И вот, когда уже и их организмы неудержимо потянулись друг к другу, подали они заявление в ЗАГС и через месяц стали мужем и женой.

Прошли года. Как-то, когда их дети уже читали стихи про любовь и нюхали цветы, шли они, как много лет назад, по той же улице. За руки, правда, не держались: сумки у неё в руках-то были с кормом для мужа. И случись опять лужа перед ними. Он ей и говорит: "Ну куда ты прёшь, не видишь, лужа впереди"! "Смотри, парень, - сказал мне Апостол, - чтобы не закрасили года сердце-то твоё,как дворники весной скамейку, помни - любовь, братец ты мой, беречь требуется. Каждый день. Из года в год".


Рецензии
Замечательно сказал этот "апостол" с красным носом. Любовь, если настоящая, это на всю жизнь! Отличная миниатюра, Фёдор! С уважением,

Юрий Ткачев   10.10.2011 17:26     Заявить о нарушении
Спасибо, Юра.

Федор Сван   10.10.2011 19:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.