Марио. Невероятное приключение

Шум. Толчея. Крытые прилавки, лотки торговцев овощами и фруктами под палящим солнцем Италии. Вид сверху и жуткий запах гниения и тухлятины... «Ты можешь делать здесь всё, что хочешь. На твою реальность это не повлияет, ты полностью свободна».

И вот я уже среди них... На мне — потёртая кожаная куртка неопределённого цвета, грязные джинсы, дырявые кроссовки и плотный кожаный передник, забрызганный кровью. На руках я ощущаю липкую субстанцию — жир и кровь, приманивающую наглых зелёных мух. Выбившиеся из тугого узла непослушные пряди волос падают на глаза, но поправить причёску не получится, и я просто терплю.

- Лови! - кричит немолодой бородатый мужчина и бросает кусок отрезанного с туши мяса.

Ловлю и кидаю на весы, затем сгружаю в авоську ожидающего покупателя. Мужик протягивает грязной рукой смятые деньги. Другой покупатель похотливо рассматривает меня и надменно улыбается. Растерянно отвожу взгляд и тут же встречаюсь глазами с всё тем же бородачом. Он, усмехнувшись, кричит:

- Ну что встала, как вкопанная?! Живо обслужи клиента! Сейчас придёт Марио. Он тебе покажет, как глазки строить, вместо того, чтоб работать!

- Что Вам? - я натужно улыбаюсь... и постепенно начинаю осознавать...

Я нахожусь в Италии, где-то на задворках Венеции, на «стихийном рынке». Я — сирота. Меня вырастила родственница пожилого торговца, что сейчас так мной понукает. У него есть сын Марио, с которым мы неделю назад поженились «в знак нашей любви», - как любит повторять муж, - и в благодарность за снисхождение ко мне семьи. Я младше Марио на пять лет, а мне — двадцать семь. Моя свекровь умерла несколько лет назад. И живём мы в доме свёкра.

Рядом крутится ещё один пожилой мужчина — наш сосед и компаньон. Мы живём на доход с перепродажи мяса, что он ворует на консервном заводе, где подрабатывает сторожем.

- Мама-миа! – произношу тихо, понимая, в каком дерьме вдруг оказалась.

От осознания охватывает ужас: «А что, если я никогда не вернусь в свою реальность? Туда, где я была обычным дизайнером, и жила в одном из городов Украины?»

- Ну что такое? - выводит меня из шокового состояния крик свёкра. - Что с тобой сегодня? Шевелись, давай! - и водружает на мою хрупкую спину мешок с остатками мяса. - Вот так! - и одобрительно посмеивается, указывая, куда я должна отнести товар.

Вдруг неподалёку в толпе слышится свист. К прилавку подбегает высокий крепкого телосложения брюнет с криком:

- Облава! Полиция! - и ловко перепрыгивает через прилавок, оказавшись прямо передо мной.
В блестящих по-звериному глазах странный дикий восторг. С ужасом я понимаю, что это и есть мой муж Марио.

За ним подбегает молодой парнишка, помощник. Марио нежно обнимает меня и ласково целует в щёку.

- Что, устала, птичка моя? – он улыбается — Давай скорее! Надо бежать!

И вот уже мы вместе с толпой с мешками на спинах бежим, путая следы в закрученных переулках, где почему-то практически отсутствует уличное движение. Видимо, цивилизация не дошла в этот райончик Италии. И лишь в проёмах между домами мигают светлячки полицейских машин, и доносится рёв сирен.

В суматохе можно затеряться, чтоб сбежать от этой семейки, от Марио, что крепко держит меня за руку. Я могу легко выскользнуть, бросив мешок под ноги толпе... Но куда потом? Меня никто нигде не ждёт. Меня никто нигде не знает, кроме этих людей. И я им почему-то нужна.

И вот уже мы за покосившимся заборчиком во дворе около деревянной халупы, которая, кажется, в любой момент может рухнуть. Мы сгружаем товар на заднем дворе, где в хлипком сарайчике размещена морозильная камера. Мужчины отстраняют меня и сами всё быстро прячут в камеру, закрыв ветхие деревянные двери сарая.

После душа, переодевшись в чистый домашний джинсовый костюм, я осматриваю дом. Внутри на удивление чисто и уютно. Внимание привлекает широкоэкранный телевизор с плазменным экраном, висящий на стене в гостиной, над несколькими полками с дисками и дивиди-плейером. Тут я понимаю, что семейный доход у нас довольно высокий, поскольку такая техника стоит в моей родной Украине столько, что на ее покупку мне нужно работать около года на фирме средней престижности. Ковры на стенах — признак мещанства - меня немного раздражают.

- Эй! Соседка, иди сюда! - окликает меня с веранды сосед-компаньон.

Я выхожу и усаживаюсь около Пояццы в плетеное кресло. Мимо проходят Марио с отцом, приятно улыбаясь.

- Мы уже скоро будем обедать — говорит муж. — Только надо переодеться и разогреть плов.

Я порываюсь встать и идти на кухню. Но Марио усмехается и останавливает меня.

- Что с тобой сегодня? Расслабься. Мы всё сейчас сделаем. А ты послушай пока байки дядюшки Пояццы.

Облегчённо вздыхаю и с удовольствием остаюсь в кресле. «А может, не всё так плохо? - мелькает мысль — Если мне не нужно будет стоять у плиты. Мало ли что? А вдруг У НЕГО там что-то сломалось, и мне навсегда придётся остаться здесь с этими людьми... Но Марио... Как же с ним жить? У меня же не возникает ни малейшего желания прикоснуться к этому мужчине... Хотя, я уже была с ним. …И это было не так, как хотелось бы... Не желаю этого снова».

Я очень странно себя чувствую из-за этих воспоминаний, выдающихся порционно. Понимаю, что до Марио у меня никого не было, поэтому не с чем сравнить. А иные воспоминания, те, которые НЕ ОТСЮДА, - здесь дезактивированы на уровне чувств.

Может, дело в неопытности - пытаюсь успокоить себя. А ещё может быть, всё потому что Марио внешне похож на актёра из фильма «Такси»? И я просто не люблю таких крупных мужчин? Или дело в простоте приёмов? Нет, проблема совсем в другом... Но надо смириться, хотя бы временно; пока что с мыслью об этом свыкнуться.

Но всё же теплится хрупкая надежда, что всё закончится раньше, чем придётся…

- Мария — окликает Пояццы.

Оборачиваюсь. Хотя, разве я Мария? ...Да. Здесь я — Мария.

- Что?

- Эх, Мария, Мария... Вот смотрю я на тебя и всё удивляюсь: и как же это ты решилась выйти за Марио? От него ж все девки сбегали! А ты вот...

- А что такое?

- А то ты не знаешь?! - он хитро прищурился - И Ческа, и Кончита, и Карла... Или ты и про их существование не в курсе?

- Знаю я. А что тут такого? Это — его прошлое...

- Прошлое... - вздохнув, повторяет Пояццы — Любая из них могла бы быть сейчас на твоём месте, если б... - он прищурился и кивнул в сторону летней кухни, где возился у плиты мой свекр — А всё он! Старый хрен... Мастер он по женской части. Не то, что сынок его. Да ты про Марио и сама знаешь. Он в мать-покойницу пошёл. Бугай здоровый, а мужской силы да умения нет. Не дано! Да и интеллектом пацан не изуродован – мужчина покачал головой - Добрый балбес! Вот мясо таскать, рубить, на кухне покрутиться, это он может. Женщину пальцем не тронет — уважает, - не то что я! – рассмеялся сосед — Ну и в том смысле тоже... Да... а поговорить с ним не о чем. ...Женщине ведь что надо? Сказка красивая, верно? ...Так вот по части сказок — это отец его! Таких спагетти на уши понавешает — ни какой вилкой не снимешь! - он расхохотался, откинувшись в кресле - ...Да и места все на женском теле изучил. Знает, где и как погладить, где пощекотать да что поцелуем обжечь. Неужто к тебе ни разу не подкатывал? - компаньон окинул меня оценивающим взглядом — Ты ж сладенькая такая! Я б и сам....

- Идите к чёрту, Пояццы! – произношу тихо.

Он продолжает довольно хихикать. И я, понимая, что с его стороны мне ничего не грозит, тоже начинаю смеяться.

- Да ты, Мария, не тушуйся! Мы ж все свои. В жизни-то всякое бывает, и всё бывает. Вот, если надумаешь чего с ним замутить, не бойся — на моё молчание рассчитывать можешь.

Я не успеваю ответить и слышу крик Марио:

- Обед готов! Идите к столу.

На ходу бросаю Пояццы полу злую, полушутливую фразу:

- У! Змей-искуситель.

На что тот самодовольно усмехается.


***

За длинным деревянным столом с одной стороны на лавке сидит мальчик-помощник, Марио и мой свёкр Франко. Пояццы и я садимся напротив. С аппетитом уминая вкуснейший плов с кучей зелени, наблюдаю за внешним перевоплощением мужчин. Аккуратно причесанный, гладко выбритый Марио в рубашке, белизной сверкающей на солнце, оттеняющей смуглую кожу, уже не кажется таким... Я смотрю на чистые руки с аккуратным маникюром и понимаю, что таки могу быть близка с этим мужчиной. Его белоснежная улыбка и нежный любящий взгляд ещё больше убеждают в том, что не всё так плохо, как показалось сначала... И, возможно, всё дело именно в пресловутой неопытности. Жгучий брюнет с огромными карими глазами и красивой спортивной фигурой, здоровый молодой итальянский самец — что может быть лучше? Наши взгляды встречаются, и я понимаю, что он меня хочет... и взял бы прямо сейчас вот на этом столе...

Отвожу взгляд, привлечённая голосом Франко. Свёкр рассказывает что-то очень интересное. Не сильно вникаю в суть, потому что меня вдруг просто «сшибает» его внешний вид. И я начинаю понимать, о чём говорил Пояццы.

Передо мной мужчина, на вид лет сорока пяти, хотя на самом деле ему далеко за пятьдесят. Невысокого роста, худощавый, но крепкий, с усами и бородой, черноволосый с хвостиком Франко напоминает мне одного знакомого, НЕ ОТСЮДА. Тот человек того же возраста. У Франко его глаза: такие же серые и добрые. Но когда Франко улыбается, напоминает уже совсем другого мужчину, с которым мне очень хочется быть сейчас в близких отношениях, но... Да и я теперь ЗДЕСЬ, а он где-то ТАМ... Как же я за ним сейчас скучаю, в этой дурацкой Италии!

...Я заслушиваюсь рассказом Франко.


***

Не успели мужчины убрать со стола посуду, как вдруг прибежал мальчик лет 10-ти в грязной одежде и закричал:

- Марио! Срочно беги в управление! Там налоговики взбунтовались!

- Я скоро буду, Мария! - говорит муж и, обращаясь уже к помощнику, кричит — Пошли! - И они убегают вместе с мальчишкой...

***
Я помогаю свёкру убрать со стола, в то время как Пояццы уже снова сидит в плетеном кресле и тихо напевает что-то убаюкивающее под нос.
В какой-то момент, оказавшись совсем близко с Франко, я чувствую непреодолимое сексуальное влечение. Резковатый запах туалетной воды дурманит - дышу чаще. Франко это слышит и оборачивается ко мне. По глазам друг друга понимаем, что от близости уже никуда не деться — обоюдное желание сильнее разума и страха перед логически выстроенными пагубными исходами. В миллиметре от поцелуя слышится голос Пояццы:

- Да не тушуйтесь вы! Сейчас сиеста. Марио ещё как минимум час пробудет там. А я прикрою! - он смеётся — Все ж свои. Все всё понимают... и будут молчать. Я задержу Марио на столько, на сколько потребуется.

Франко словно ждал этих слов. Резко схватив за руку, он быстро увлекает меня за собой в дом.

Гостиная. Сложенный диван слишком узок, да и времени на что-то большее нет. Франко страстно прижимается ко мне, шепча что-то непристойное… Жадные поцелуи, как борьба двух хищников... Мы оба знаем, как недопустима эта связь, но именно от этого страсть разгорается ещё сильнее…

Руки быстро находят, хватают, сжимают до боли... сладкой боли... Вся одежда остаётся на нас. То, что мешает снизу, убирается лишь до необходимых пределов. Злюсь от того, что на мне эти чёртовы джинсы — лучше бы юбка! Франко помогает справиться с замком; его рука ласкает, сжимает, дразнит меня там... Кусаю губы, чувствуя выделение влаги... Не могу больше стоять, и мы опускаемся на пол. Содрав джинсы всё-таки с одной ноги вместе с плавками, валю Франко на спину. Мужчина помогает себе сам, высвобождаясь из брюк. Я чувствую мелкую дрожь во всём теле и дивную жадную пустоту внизу живота, жаждущую немедленного заполнения. Сердце готово выпрыгнуть. Мы жадно всасываем воздух расширившимися от дикого возбуждения ноздрями. Нетерпение достигает апогея, когда я вижу увеличивающийся... И с пронзительным вскриком наваливаюсь на Франко, наконец, впуская его в себя...

Движения быстры, крики недопустимо громки... Удовольствие продолжительное...

Как кошка, катаюсь по полу в диком посторгазмическом состоянии. Франко смеётся. С его лба стекают капельки пота. Приблизившись к нему, медленно целую горячие губы...

С облегчением и благодарностью смотрю на Франко. Мужчина довольно улыбается в ответ. Понимаю, что мне ещё никогда ни с кем не было так хорошо. И вижу, что он тоже это знает.... Я понимаю, что захочу снова и снова... с ним. ...Но есть Марио. И надо успеть... пока его нет. ...Да и кто я здесь?

Поспешно одеваясь, вспоминаю слова: «Ты можешь делать здесь всё, что хочешь. На твою реальность это не повлияет». Но от этого не становится спокойнее. Гарантии ведь ни на что нет.

«И кто бы мог подумать, что именно это здесь случится со мной, с нами?! До меня начинает доходить суть произошедшего. Понимаю, что, возможно, я подставила сейчас человека. Одного ли? Марию, чьё место я сейчас занимаю? Франко, хотя он и негодяй, каких свет не видывал? Марио, который любит Марию... вернее, меня? Нет! Меня он совсем не знает... Его Мария не такая, как я. Она бы ни за что... Это я пытаюсь получить удовольствие в любой ситуации, в какой ни оказываюсь. А у Марии есть моральные принципы... да и она наверняка любит Марио. И в Франко она видит лишь свёкра, а не призраков моих желанных мужчин и любовников. Да и сама я ведь с ним была только потому, что...

Он же, по сути, мне совсем не нужен! Просто ради сиюминутного удовольствия! Об этом можно было бы просто забыть, умолчать, стереть... а лучше было вообще не делать. Вот сейчас, как в компьютерной программе, нажать на стрелочку «отменить предыдущее действие»... Хочется кричать «караул!» В жизни нигде нет такой стрелочки! …Хотя, разве я жалею о чём-то? Именно я? …И что меня ждёт сегодня ночью, если… Должное с Марио. Вот это уже будет настоящая измена самой себе. А секс с Франко сейчас – компенсация за будущее!

…Как же легко оправдать свои действия! Понимаю, что должна чувствовать себя виноватой перед Марио… может быть ещё перед кем-то, но не могу. Наверно я очень плохой человек. Больше всего меня сейчас беспокоит исключительно моё нынешнее положение. Франко, Марио – кто они для меня? Совершенно чужие люди. Мне плевать на них. Я – не Мария… Большинство мужчин поступает так же, как я сейчас, день через день, и совесть их не мучает. Да и, можно подумать, что у Марио кроме Марии больше никого нет! Мне сейчас было хорошо. А это важнее всего.

Боже мой, я ведь могла от него забеременеть сейчас... Могла??? А что, если это произошло? Где, в чьей реальности мне предстоит родить? Здесь якобы от Марио, если Пояццы не выдаст. Но можно ли верить этому сплетнику?! Даже если он будет действительно молчать, я, Франко всё равно будем об этом помнить... даже если я не залетела... Только помнить? Нет! Мы будем хотеть снова! Мы не сможем удержаться, я знаю. Единственный путь здесь: избавиться от кого-то из них... От Марио? Не получится. Да и остаться с Франко, с этим похотливым бабником и развратником, стареющим, становящимся с каждым годом немощнее — не дело. С Марио хоть можно надеяться на более-менее устроенную жизнь... Жизнь?! Какая это, к чёрту, жизнь! Торговать мясом на рынке, где каждая шваль считает своим долгом как минимум раздеть тебя взглядом, а при случае ущипнуть за задницу! И попробуй, возмутись — обидишь клиента! ...Обновки покупать по крайней необходимости, чтоб красоваться в них перед Марио. ...И не ждать от жизни больше ничего, считая свой удел жены мясника высшей божьей милостью...

Но вокруг — Италия, красивейшая страна. Вот бы её посмотреть... Съездить на Сицилию... Да и вообще — отправиться в кругосветку, как я мечтала раньше. Казалось, что для этого необходимо просто вырваться из Украины. Ведь «там» любая жена мясника живёт лучше, чем я.»

***

Вдруг с веранды послышались голоса — вернулся Марио. Поправив наспех одетые джинсы, выхожу в коридорчик, а Франко остаётся в гостиной. Муж явно не в настроении. Он грозно смотрит на меня и кричит:

- Ну что, стерва, успела дать ему, пока меня не было?!

Я смотрю на мужа удивлённым нарочито-честным взглядом, краем глаза замечая знаки, что мне подает Франко, призывая к молчанию, складывая руки в молитвенном прошении. Марио подходит ко мне вплотную, а из веранды доносится подлое хихиканье Пояццы. И я понимаю, что муж уже не поверит мне... ощущая себя последней сучкой...

- Я убью его! - орёт Марио и бежит в гостиную.

Оттуда доносится испуганно жалостливый голос Франко:

- Не надо! я же твой отец!

***
...В веранде по-прежнему хохотал Пояццы, а мне вдруг стало противно, страшно и больно... Я вышла во двор. Через раскрытые окна доносилась ругань Марио, проклятия в адрес отца. Муж считал, что я совсем ни в чём не виновата... что я по наивности своей...

А мне хотелось провалиться сквозь землю... или... нет! Оказаться снова в самом начале, чтобы ни за что не идти на поводу у своих желаний! Не соглашаться на этот нелепый эксперимент, который по всем подсчётам уже должен был бы закончится... Валерий же уверял: что бы тут со мной ни произошло, это совершенно ничего не будет значить. Я просто получу интересный опыт. Узнаю, как могло бы всё быть, если бы было не так, как оно есть в моей реальности, в моей жизни, которая меня много чем не устраивала. Он обещал свободу действий здесь, избавление от того, что, как мне всегда казалось, сильнее всего мешает по жизни.

Валерий сдержал слово: здесь я — абсолютно здоровый человек. Мне не мешает хромота. Я могу носить туфли на высоченном каблуке и даже танцевать в балете. Но почему-то здесь это мне не надо! ...Отсюда мне доступен весь мир... Я могу завести богатого любовника и получать всё, что хочу, ездить, куда угодно.

Но здесь нет любимых улочек, парка и таких разных, но родных соседей; неповторимой атмосферы нашего квартала… Рядом со мной здесь никогда не будет тех людей, которых я по-настоящему люблю. И тех, кто любит меня. Тех, ради которых реально хочется жить. Потому что Марио без меня обойдётся, а кто-то там, в Житомире не сможет. И мне будет очень горько осознавать, что отсутствием в их жизни я причиняю им боль. Мария не заменит им меня, как и я, никому не смогу заменить Марию!

В отчаянии я закричала:

- Я хочу быть собой! Я хочу домой! Украина — лучшая страна в мире, а Житомир — лучший город во вселенной! И я — самая лучшая! Такая, какая есть!

В тот же миг я услышала голос Валерия Сараулы, ведущего телепередачи «Параллельный мир»:

- Эксперимент окончен! Обмен телами произведён.

Всё вокруг потемнело и умолкло. Потом я вновь услышала его голос:

- Елена, Вы дома. Можете ни за что не переживать. Последствия Ваших действий в параллельном мире нейтрализованы. Память об эксперименте останется только у Вас и у Марии. Наша программа и я лично благодарим Вас за сотрудничество.

***
- Лена... - пробивался сквозь ...сон голос мамы — Лена, просыпайся. Десять часов, а ты до сих пор спишь!

Я наконец-то открыла глаза... и поняла, что на самом деле всё абсолютно, о чём я здесь поведала, мне просто приснилось!

...В это утро наверно впервые в жизни я по-настоящему почувствовала, какое это счастье — быть тем, кем ты есть, жить там, где живёшь, делать то, что делаешь и любить того, кого любишь. И помнить, что ты в ответе за тех, кто любит тебя.

2009 г.


Рецензии
Какая классная идея - записывать сны!!!!!! Я сначала подумал, что всё это было в реале, такие подробные яркие детали! Спасибо Лена!!!!!! Возьму на вооружение Вашу идею и запишу, пока не забыл последние жуткие мои 3 сна!:)))))))

Сергей Чибисов   08.01.2019 00:33     Заявить о нарушении
Рада, что не напрасно Вы посетили мою страничку :)
Конечно попробуйте записывать сны))) Особенно, если они яркие и запоминаются подробно ;) Хотя, детали можно и допридумать (тогда рассказ будет просто на основе сна).

Елена Глущенко   08.01.2019 19:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.