Жертва

     Что, страшно? Ничего скоро ты перестанешь бояться. И не смотри на меня так! Мне уже давно назад дороги нет, да и тебе – тоже… Все почти готово. Пентаграмма начерчена, ингредиенты разложены, можно приступать, пожалуй.
     Эй, вы! Берите этого, и заносите в пентаграмму! Да на линии не наступите, а то ноги по самые, гм, пояс, отсохнут… Отлично, а теперь ноги и руки к колышкам привяжите!
     Молодцы служивые. Хоть и зеленые оба (не в смысле новобранцы, а цветом лица), но дело свое знают. Так. Привязали? Отлично, а теперь вон отсюда! Ну вот, приятель, теперь мы с тобой остались наедине. Знаю, ты бы предпочел, пышнотелую красотку, а не угрюмого, небритого мужика в черном плаще, но что поделаешь… Жизнь – полна разочарований. Хе-хе. Не обращай внимания, это специфический некромантский юмор.
     Куда это ты так с надеждой уставился? Брось, дружище, королевские рыцари тебя не спасут. Вон как у них морды-то побелели, едва нас с тобой на холме увидели. Страшно им… Страшна мысль, что на твоем месте могли оказаться и они. Вон как коней пришпорили…
     Знаю, ты бы сейчас все отдал, чтобы оказаться там впереди, где трещат и ломаются копья, гремят по щитам мечи, там, где дерутся и умирают люди… Да, там тебя также могут убить, причем не менее мучительно, но… Там у тебя есть шанс выжить, здесь – его нет. Ты – жертва, на которую идет любой умный полководец, одна из многих жертв. Ты глядишь в след, скачущим рыцарям? Посмотри, они скачут в бой, как будто их там ожидает благородный бал, или где они там любят развлекаться. Ни один не обернулся, не бросил на нас с тобой взгляд, даже через плечо. Им страшно и стыдно за то, что ты сегодня оплатишь своей жизнью их победу.
     Как они любят играть в благородство, все эти короли да рыцари. До тех пор, пока не придет настоящая война. Война, в которой нужно растоптать врага, иначе он растопчет тебя. Война, в которой хороши все средства. Вот тогда-то они вспоминают о таких как я. О черных магах, что ничтоже сумнящеся, заберут жизнь у беспомощного пленника. Вспоминают, о том самом, сакраментальном, «меньшем зле». Так вот ты, мой друг, тоже попадаешь под категорию «меньшего зла»…
     Ладно, что-то мы заболтались. Пора начинать, а то пока я тут с тобой предаюсь размышлениям, наши доблестные войска перебьют. Кто мне тогда за работу заплатит?
     Вид, сверкающего ритуального кинжала, заставил связанного солдата, завыть и попытаться упасть в обморок. Не выйдет, приятель, ты мне нужен в полном сознании, из бесчувственного тела, много Силы не вытянешь. И не дергайся ты так, это все равно ничего не даст. Начали!
     Взметнулся вверх клинок, заалел отблесками лагерных костров. Дикий, надрывный крик пленника, тараном ударил в уши. Фонтаном брызнула кровь из рассеченного горла. Я вскинул вверх залитые кровью ладони и начал литанию. Лились слова мертвого языка, тихим эхом отражаясь от равнодушных небес. Моя жертва тихо хрипела и кровь из перерезанного горла уже почти не текла. Э, нет, приятель, от меня ты в небытие не убежишь… И я отгонял от него смерть, а он стонал и трясся, словно в лихорадке. Как же это тяжело, наверное, застыть на самом краю, хотеть умереть и не мочь. Звать смерть и не видеть ее…
     Тем временем заклинание работало. Тускнели краски дня, умирали звуки. Смерть вступала в свои права над полем битвы. Я опустил руки. Вот и все. Дальше смотреть не имело смысла, я и так знал, что открытые мной Врата выплеснут из себя таких тварей, с которыми не справиться даже хваленым боевым магам противника. Правда они будут действовать только пока не иссякнет Сила, вырванная мной из умирающих тела и души, несчастного солдата. Мельком взглянул на труп… нет, даже не труп, а растерзанный кусок мертвого мяса. Чудовищные конвульсии вкупе с откатом от произнесенного мной заклинания, вбили тело в сырую землю. Получилось нечто вроде могилы.
     Вот и все, приятель. Теперь ты – еще одна циферка в графе «неизбежные потери». Циферка которой не оставили права даже на посмертие… Несправедливо? Жизнь вообще – несправедливая штука. И только смерть расставит все по своим местам. И до тех пор, пока ведутся войны, будут нужны, такие как ты и я. Те, что умрут в страшных мучениях, и те, что будут жить, заклейменными.
     Я наклонился, взял горсть земли, и бросил в «могилу». А потом, спустился с холма и растворился в обыденной суете походного лагеря.



27.03.09


Рецензии
Отличный рассказ, Макс! Получаются у тебя некроманты, ничего не скажешь! Юморок такой цинично-могильный - типа: что поделаешь, работа такая - ничего личного)

Ольга Сараева   17.08.2010 14:09     Заявить о нарушении
Аха)) Мои любимые маги везде и всюду. В компьютерных играх играл ими везде, где только можно)) И очень обижался, если не давали поиграть за "плохого некромансера"))

Максим Нольтмеер   17.08.2010 15:52   Заявить о нарушении
А вот это чувствуется!)))

Ольга Сараева   17.08.2010 18:43   Заявить о нарушении
Да-да, я злой и страшный серый волк! У-у-у-у-у!))

Максим Нольтмеер   18.08.2010 12:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.