Вернувшийся

     Вдох. Жгучей волной в легкие ворвался поток воздуха. Обратно он вышел вместе с истошным стоном. Я широко распахнул глаза, но конечно ничего не увидел, зрение еще не вернулось. Некоторое время лежал, заново привыкая дышать и жить. В ушах что-то громко бухало. Вроде бы… это кровь стучит. Если только я ничего не путаю. Темнота перед глазами постепенно начала рассеиваться. Вскоре я увидел над собой ослепительно-голубое небо, по которому медленно тянулись величественные громады облаков. Судя по золотистому отсвету на их пушистых боках, близился закат.
     Очень медленно, заново обретая власть, над собственным телом я поднялся, сначала на четвереньки, а потом выпрямился совсем. Передо мной расстилалась живописная равнина. По правую руку мерно журчал небольшой… как его? Ручеек. Точно, ручеек. Невдалеке виднелись какие-то… холмы, над которыми вились ниточки дыма. Где это я? И как я здесь оказался? Нет… Кажется есть вопрос поважнее… Кто я?
     От этой мысли я невольно вздрогнул. Я вдруг понял, что не помню ни своего имени, ни своего прошлого. Я вообще нихрена не помню! Стоп. Я помню как называются все эти… вещи. Ну ручей – это ручей, на небе – это облака… Еще я умею ругаться… Значит вряд ли я благородных кровей. Почему-то мне кажется что люди знатные – не умеют ругаться.
     В растерянности я осмотрел себя, надеясь найти подсказку в одежде или каком-нибудь украшении. Я оказался облачен в порядком побитые доспехи из толстой кожи с нашитыми на нее воронеными стальными пластинами. Поверх доспеха болтались какие-то лохмотья, некогда, вероятно, бывшие плащом. На поясе висели ножны с длинным мечом. Оч-чень информативно… О! Я знаю такие умные слова? Значит… значит я весьма эрудированный человек. Ученый? Да нет… тогда бы я не носил доспехов и меча. Левая рука под перчаткой нестерпимо зудела. Я стянул докучливый элемент доспеха и принялся остервенело чесаться. Оказывается, комар укусил. И как эта сволочь пролезла под доспех? Надо же… какая бледная у меня кожа… Видно нечасто я бывал под открытым небом. А это что? На безымянном пальце тускло серебрилось, простое кольцо безо всяких гравировок, все покрытое какими-то оспинами, словно очень ржавое железо. Любопытно. Я что был с кем-то помолвлен?
     Почесав руку и с неудовольствием отметив расползшееся по ней красное пятно, я решил подойти к ручейку. Жутко хотелось чего-то… но я никак не мог сообразить чего. В горле пересохло, мысли путались… Стоп. Кажется, понял. Воды! Я хочу пить…
     Стянул перчатки и, опустившись рядом с ручьем на колени, долго и жадно пил воду. Жажда прошла и вновь вернулась способность соображать. Я наклонился над поверхностью воды решив, что может быть мое собственное лицо поможет мне вернуть память. Из воды на меня глядел мужчина средних лет, крепкого телосложения и весьма надо сказать благородного вида. Впечатление портили только длинные, почти до середины спины, седые волосы и тени под глубоко запавшими колючими серыми глазами. Имени на лбу, к сожалению написано не было. А может и был помолвлен. Как-никак, не урод…
     Насмотревшись на свое отражение, я поднялся и вновь осмотрелся. Какие любопытные холмики… А ведь дым над ними вьется неспроста… Я принюхался. Ветер доносил какие-то запахи, от которых у меня явственно забурчало в желудке. Там готовится еда, решил я. А где еда там и люди. Рассудив так я, поначалу шатающимся, а после все более уверенным шагом, направился в сторону холмов.
     Каково же было мое удивление, когда холмы оказались, не просто холмами, а… опрятными домиками. Каждый холм был обнесен аккуратным заборчиком, а в склоне была круглая дверь с ручкой посередине. Но главное все это было очень маленьким! Что за карлики тут живут? Стоп. Что-то в этом есть… что-то знакомое…
     Может быть, моя многострадальная голова и родила бы на свет разгадку, но тут дверь одного из смешных домов открылась, и в поле зрения возник гораздо более удобный источник сведений. Маленький толстячок в потешных зеленых в клетку штанах выскочил на улицу и тут же спрятался за дверью. Причина маневра подхолмного жителя выяснилась довольно быстро. Из распахнутой двери со свистом вылетела скалка и больно стукнула меня в живот. Я весьма громко охнул, а уже хотевший совершить ретираду через забор коротышка, замер и удивленно уставился на меня. Может он и хотел что-то сказать, но не успел. На улицу выскочила женщина средних лет, в чепце и светло-бежевом платье, такая же низенькая, как и толстячок у забора. В руке… очевидно жены… была увесистая сковородка. Настроена дамочка была более чем решительно, но увидев меня – остановилась и в недоумении захлопала ресницами. Заметивший изменения настроения жены и перехода оной в небоевой режим, коротышка выпрямился и, придав лицу, должное хозяину выражение, спросил:
     – Вы что тут делаете?
     Тут я невольно растерялся. Сказать правду? Еще посчитают… – как это называется? –  сумасшедшим. Солгать и сказать что заблудился? А как мне это поможет? А, ладно…
     – Не знаю, – ох до чего ж у меня неприятный голос! Хриплый с присвистом, шипящий. Вряд ли, то кольцо – обручальное… Да любая девица от такого сбежит! Вон как эта со сковородкой скривилась…
     – Не знаете? – ворчливо переспросил толстяк. – А то, что Громадинам, людям то бишь, указом государя Элессара запрещено пересекать границы Шира, вы тоже не знаете?
     Какого государя? Имя незнакомое, но почему-то мне неприятно. А вот Шир… это уже теплее… Что-то связывало меня с этим названием, с этим местом…
     – Послушайте… – выдавил я. – Вы кто?
     Оба коротышки в изумлении воззрились на меня.
     – Здрасьте-приехали! – воскликнул толстячок. – Вы с какого дуба упали, уважаемый? Хоббиты мы!
     Хоббиты? Да… Хоббиты, они жили в Шире. И я тут когда-то бывал, только вот не помню зачем.
     – Послушайте, уважаемый, – обратилась ко мне женщина. – Вы откуда? Как вас зовут?
     – Да не помню я!
     – Не помните???
     – Нет!
     Они зашушукались, видимо решая как поступить со странным пришельцем. Наконец женщина повернулась ко мне и, распахнув калитку, сделала приглашающий жест.
     – Проходите. Время позднее, так что будьте пока нашим гостем, а там видно будет.
     Желудок бурчал все настойчивей, так что я с радостью принял приглашение радушных хозяев. За ужином и познакомились. Хоббит и хоббитянка и правда оказались супружеской четой и звали их Вили и Марта Клилинс. Место куда меня занесло, оказалось небольшим поселком Лещи. Как авторитетно заявил Вили, название было абсолютно справедливым, так как лещи тут водились огромные, их разводили в специальных прудах. Поселок находился совсем рядом с границей возрожденного государем Арагорном королевства Арнор, и поэтому жители Лещей иногда сталкивались с чужаками, которые по незнанию (а бывало, что и по злому умыслу) попадали на территорию Шира. Оказывается согласно указу короля, всех кто переступал границу земель невысокликов, следовало немедленно уничтожать, чем и занималась арнорская пограничная стража. Эта новость меня неприятно удивила, но Марта усмехнулась и заметила, что если я буду вести себя хорошо, то утром они проводят меня до границы и подскажут направление к ближайшему населенному пункту.
     – Так ты что, вообще ничего не помнишь? – спросил меня Вили. За разговором мы незаметно перешли на «ты».
     Я лишь сокрушенно покачал головой.
     – Но как-то же мы должны тебя кликать? – пробормотал невысоклик окидывая меня изучающим взглядом. Взгляд скользнул по моей бледной коже и остановился на длинных белых волосах. – О, придумал! Белый! Как тебе имечко?
     Я равнодушно пожал плечами. Имя как имя. Вернее кличка. Но мне в принципе все равно.
     После сытного ужина меня начало клонить в сон. Заботливая Марта уже расстелила на полу прихожей несколько одеял, но поспать мне так и не удалось. Ночную тишину разорвали топот и чьи-то истошные крики. Марта побледнела, Вили тоже, но все же схватил стоящий у камина топорик и выскочил на улицу. Я – рванулся следом.
     Свежий ночной воздух ворвался в легкие, пьянящей волной разлился по крови. Что-то знакомое, привычное и родное было в этой темноте, в этих ночных шорохах… К тому же я внезапно понял что прекрасно вижу все что творится вокруг, в то время как Вили близоруко щурится в ночь. А творилось что-то неладное.
     Из домов выбегали хоббиты, что-то испуганно вопя. А с восточной окраины с криками и улюлюканьем бежали несколько похожих на меня субъектов в каких-то обносках, но зато с оружием в руках. Видимо это одни из тех разбойников, о которых мне рассказывали Вили с Мартой.
     Я зловеще усмехнулся и, не колеблясь, шагнул навстречу бандитам. В груди разливалось странное тепло, незнакомое доселе, но такое привычное… Я скорее догадался, чем вспомнил его название: жажда битвы.
     Меч легко выпорхнул из ножен и, описав плавный полукруг, нацелился в грудь первого разбойника. Заросший бородой до самых глаз мужик, размахнулся топором, даже не боевым, а обычным инструментом лесоруба. Я легко ушел с линии атаки и вонзил меч в левый бок разбойника. Вырвал клинок из раны и не оборачиваясь пошел дальше. Почему-то я знал, что рана, нанесенная мной, была смертельна.
     Второй с диким воплем налетел на меня с мечом. Столкнувшись с его оружием, мой клинок мягко отвел его в сторону и в следующий миг мощный горизонтальный удар с разворота отделил голову бандита от плеч.
     Копье третьего я просто перехватил за древко и, рванувшись вперед, воткнул меч ему прямо в сердце. Четвертый – поскользнулся на покрытой росой и кровью траве и упал. Точный удар меча, перерубивший горло, не дал ему подняться. Пятым оказался лучник. Он даже сумел прицелиться и выстрелить. И даже попал. Вернее попал бы, если бы я инстинктивно не вскинул левую руку и стрела не отлетела в сторону, беспорядочно кружась. Стрелок изумленно застыл, увидев как странный беловолосый незнакомец, неведомым образом отбил его стрелу. Он замешкался всего на миг, но этого мига мне хватило, чтобы оказаться рядом с ним. Не знаю, как я это сделал. Нас разделяло футов пятнадцать, но я в мгновение ока очутился возле него и нанес точный и безжалостный удар мечом.
     Больше никого не было. Только я и испуганно сжавшиеся за моей спиной хоббиты, уже успевшие зажечь несколько факелов. Впрочем, я не обращал на них внимания. Я смотрел на свои руки и видел на них кровь. Отсветы факелов за спиной делали ее, то ярко-алой, то почти черной в ночной темноте. Все это было до боли знакомо… Кровь на руках, блики огня, играющие на вороненой стали доспехов, ночь, расцветшая необычными красками. Кольцо на левой руке внезапно сдавило палец, словно побуждая что-то сделать… Сам не зная зачем я поднес окровавленную ладонь к лицу и лизнул ее.
     Горько-солоноватый привкус на губах. Я вспоминал… Крики. Стоны умирающих. Яростные блики пожаров. Звон клинков. Зловещий хохот. Мой хохот. Страх. Боль. И смерть. Это я – Смерть. Это я – Страх. Это я – Боль. Я вспоминал… Вспоминал… И вспомнил.
     Не удержавшись, я рассмеялся. Глухим, торжествующим смехом, заставившим всех без исключения втянуть голову в плечи и в страхе попятиться.
     – Бел-лый? – срывающимся голосом окликнул меня Вили Клилинс.
     Я резко развернулся к замершей толпе невысокликов, мерзко усмехнулся.
     – Белый? – вновь засмеялся я. – Не-ет… ты ошибся Вили! Не так меня зовут, совсем не так!
     – Как же? – пролепетал невысоклик.
     Я прекратил смеяться. Запрокинул голову вверх, словно хотел объявить о себе не хоббитам а ночному небу.
     – Имя мне Хэлкар, Король-Колдун, Первый из Девяти!


31.07.09


Рецензии
Я до последнего момента сидел гадал кто же это такой вернулся) Начало интригуюшее, и развязка мрачная такая, вообщем атмосферно, мне понравилось!

Косоруков Даниил   02.10.2009 04:19     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.