5 Встреча в лесу

Анрис осмотрелся. У ворот и по углам высокой изгороди стояли врытые в землю высокие толстые столбы. Их верхушки венчали деревянные головы. Из-под нависших бровей деревянных истуканов на мир смотрели внимательные глаза, сделанные из янтаря.

«В дремучий мир ты попал, принц Анрис Арт, - пояснил внутренний голос, - вон и деревянные идолы тебя встречают. Ты что-нибудь знаешь об этом времени?»
Резко очерченные лица дышали отвагой. Пристальный взор заставлял ёжиться от безотчётного страха, но чуть заметная улыбка словно говорила: «Не бойся! Не трусь, не поддавайся страху, борись с ним!» И всё это были четырех-ликие истуканы. Анрису стало немного тревожно и жутковато. Нигде нельзя было укрыться от серьёзного взгляда деревянного идола. Уж очень цепко держал в своей власти его янтарный взгляд.

Все взоры обратились к Анрису. Только тут он понял, что одет совсем не так, как жители этой затерянной в густом лесу «крепости». К Анрису подошел высокий седеющий мужчина и внимательно его осмотрел.
- Идем, отрок в дом, - сказал старец. - После долгой дороги подкрепиться надо и отдохнуть.

Не говоря ни слова, Анрис последовал за старцем. Волнение за Дора, Слава и их отца давали о себе знать. В желудке кошки скреблись от голода, и мысли никак не могли сосредоточиться и выдать все знания об этом мире. Противный внутренний голос опять молчал.

Старец Анрису понравился. Было в нём что-то очень умное, доброе и проницательное. Казалось, только посмотрел, и у Анриса сразу полегчало на сердце.
В большой комнате горели свечи. Они со всей ответст-венностью и долгом разгоняли темноту. Огоньки чуть дро-жали, изгибались, нежно лизали фитили и делись своим светом. Таинственные тени притаились в углах, даже свечи не могли изгнать их оттуда.

- Садись, отрок, рыбки поесть, - предложил старец, - ставя на стол медную сковородку. Пахло от неё потрясающе вкусно.
«Смотри, от такой вкуснятины язык не проглоти», - засмеялся внутренний голос.
У Анриса с утра и крошки во рту не было. Это была не уха и в то же время и не жареная рыба, что-то среднее между тем и другим. Рыба в собственном соку, догадался он.

Рыба оказалась изумительной, с перцем, луком и разными травами. Есть хотелось зверски, а рыба была очень вкусна. Анрис забыл все страхи и неприятности и уплетал её так, что Даниэль бы позавидовал. Старец ел не торопясь, заедая каждую ложку хлебом и луком. Насытившись, Анрис поблагодарил хозяина дома за великолепно приготовленную рыбу, которая так и таяла во рту.

- Завтра Заряне скажешь спасибо, это она рыбу готовила. Спины братьям лечит внучка моя, - пояснил старец.
Анрис догадался: девчушка в сарафане и есть внучка старца. После вкусной еды и долгой езды на лошади его потянуло ко сну. Снаружи дома лаяли собаки, в кронах деревьев заблудился ветер и шелестел листвой, а тут было тепло, сухо, спокойно. Старец указал мальчику на лавку. Анрис снял сапожки, растянулся на мягких шкурах и тут же уснул.

Проснулся он от разговора громким полушепотом, который затеяли между собой старец и отец Дорадо. Спать на мягких шкурах было жарко. Анрис стал ворочаться и невольно прислушиваться к разговору.
- Никто не знал о золотой жиле, - твердил отец Дорадо. - Жоран фон Дорбах послал нас в горы узнать, где обитает снежный барс. Я обещал королеве доставить во дворец маленького котёнка этого красивого животного. Мы выследили, где логово зверя. забрали одного котёнка, и на обратном пути наткнулись на золотую жилу.

- Успокойся, Равиус. Я велел позвать Кантори. Дорадо его подозревает, а Слав уверяет, что его друг не мог так поступить, и этот мальчик откуда-то взялся…
- Кантори не мог слышать всего разговора, но у него изворотливый ум, и он мог догадаться. Трудно парню одному без отца, и Арекий за дочь запросил большую сумму. Где парню такие деньги достать. На любую хитрость пойдёшь.
«Вот это прямой намёк, - подумал Анрис. - Равиус, как и Дорадо не доверяет Кантори».

- На предательстве счастья не построишь. Если это его рук дело, Лана никогда за него не пойдёт, а шила в мешке не утаишь.
Разговор стих. Усталость взяла в оборот, и Анрис заснул, в этот раз до утра.
Снова ему снятся дороги. Мир делится на две половины: светлую, солнечную, полную воздушной, серебристой паутины, душистых земляничных полян, лёгкого ветра, неслышных белых облаков; и тёмную, где в глубине пропасти притаился Страх. Там ежечасно совершается сотня смертей и рождений.

Проложенные и ещё не проложенные дороги напоминают: чтобы стать мужчиной, мальчик должен путешествовать, всегда, всю жизнь, познавать мир и бороться со страхом.

Он присмотрелся. Вот эта дорога змеёй скользит к ледяной планете, где всегда властвует зима, поглотив в себя золотые летние дни. Всё тело Анриса - сплошной кусок льда, и сознание уплывает под ледяную корку. Сбросим её и в путь.
А эта дорога лёгкой песчаной тропинкой  бежит к хрустальным горам, к берегам летнего моря, к солнечным пляжам и дельфинам.
Другая дорога спешит к неоткрытым звёздным мирам сквозь мириады планет и звёзд. А вон та - к могучим деревьям с пушистыми кронами, где так хорошо прятаться среди ветвей и листвы, и расти вместе с ними, качаться на качели, купаясь в золотистых солнечных лучах.

А вон та разноцветной лентой - к пышным садам, где зреют персики, где наливается соком виноград, и краснеют яблоки. А вон та - в поля к полосатым жёлтым дыням похожим на маленьких котят, играющих в прятки. Дорогам нет числа, и все они открыты мальчику в его одиннадцать лет. Они манят Анриса и зовут за собой, а он в раздумье, которую дорогу выбрать.

Проснулся он с первыми лучами солнца. И первое, что увидел, - аккуратно сложенную одежду. Всё выстиранное и зашитое. «Когда это я успел раздеться?», - подумал Анрис. Он быстро оделся и вышел наружу. Дор сидел на бревне под деревом, рядом стояла Заряна. Сейчас Анрис мог рассмотреть девочку. Носик у неё был прямой, тоненький с мелкими яркими веснушками: они её совсем не портили. Она была ничего - солнечный одуванчик на цветочной поляне. Даже очень ничего, симпатичная. Заряна держала в руках цветок и отрывала у него лепестки. Все девчонки одинаковые. «Вот даже на ромашке она гадает, как Лесия или Альвента», - подумал Анрис.

Не известно, на каком слове Заряна оторвала последний лепесток, но, бросив жёлтую головку цветка, она посмотрела на подошедшего Анриса, улыбнулась и попросила его рассказать, где он познакомился с Дорадо.
Анрис вспомнил ночной разговор и нахмурился. Неужели Дор и Заряна его в чём-то подозревают? Анрис рассказал то, что уже знал Дор.
- Всё же кто ты такой? - поинтересовалась Заряна. - На скомороха ты не похож, для путешественника у тебя нет ни заплечного мешка, ни посоха. Не верю я, чтобы ты был пажом графа, с его мальчиками мы знакомы - напыщенные индюки. Может ты ученик колдуна?

Анрис ухватился за эту идеею.
- Я только хочу стать учеником.
- Для того чтобы стать учеником, нужно быть сиротой.
Анрис подумал, - что в этом мире он и так сирота, и его слова не будут ложью.
- Я и есть сирота.

- Дор мог бы проводить тебя к колдуну. Он не один раз ходил к нему с поручением моего деда. - Заряна, склонив голову набок, рисовала пальцем ноги на утрамбованной земле странные фигуры.
- И поведу, если Мериен попросит.
Он точно попросит, вспомнил Анрис ночной разговор.

- Идёмте в избу, Дор и ученик колдуна, пора в путь собираться.
Они вошли в дом. На столе стояли кувшин с молоком, глиняные кружки и миска с мёдом. На глиняной тарелке лежал большой кусок горячего пирога. И кода только Заряна успела его испечь? Мальчики с аппетитом принялись за еду. Заряна сидела рядом и смотрела на них.

Анрис поблагодарил девочку за чистую одежду, и она вся зарделась от удовольствия.
- Я твою одежду в щелоке выстирала.
«Щёлок, если ты не знаешь, - это зола, - уточнил всезнающий внутренний голос. - В этом дремучем мире не знают других стиральных и моющих средств».
- Кто тебе такую одежду справил? Мать или сестра? Ни одного шва нет. Что за станок должен быть, чтобы так ткать? Нитки очень тонкие.
Разговор на ткацкую тему был прерван Мериеном.

- Дор, - обратился старец к мальчику, - отправишься к колдуну. Пусть он назначит мне встречу. Не мешает обсудить с ним кое-какие дела, и праздник на носу. Анриса отведёшь, сам он дороги не найдёт.

Мальчишка кивнул головой. Анрис заметил, что он весь сжался. Боязно одному идти к колдуну, но он ни за что не признается. Старец пожелал им лёгкого пути и ушёл. Заряна собрала кое-что в дорогу. Путь не близкий.
В комнату вошёл Слав.
- Заряна, почему Дор такой мрачный? Поссорились, или спина болит?
- Дедушка его к колдуну посылает.
- Вот оно что. Я сам в урочище пойду. Дело у меня к колдуну есть, и Мериена я уже предупредил.

Дор поднял на брата глаза. В них Анрис увидел столько любви и понимания, что тут же почувствовал всплеск энергии и впитал её в себя. Старший брат избавил Дора от необходимости скрывать свои истинные чувства. Анрис почувствовал, что мальчишка побаивается колдуна и не находит в себе смелости признаться в этом.
- Анрис, ты как раз вовремя появился в наших местах. Колдуну сейчас нужен ученик. Он недалеко от нас живёт, - говорил Слав, упаковывая вещи. - К концу третьего дня будем во владениях Шан-Таары. Две ночи в лесу проведём. Дорога не опасная. Мало кто по своей воле наведывается к колдуну.

Сборы недолги, и вот едут они уже лесною тропою. Солнце высоко поднялось, птицы поют. Ещё вечером прикоснулся Анрис к мыслям юноши, и неспокойно ему стало. Сомневается Слав в своём друге. Ни отец, ни Дор не могли открыть тайну золотой жилы. Один Кантори слышал их разговор. После этого смог он посвататься к Лане. Только девушка не дала своего согласия. Не виноват Слав, что Лана не любит Кантори и никогда не любила. Спросит Слав совета у колдуна. Покажет ли он ему изменника и предателя? Всё село теперь живёт в ожидании налёта воинов и слуг графа Мотопра, а ведь скоро уборка урожая, в городе ярмарка, дел полно...

Лес становился всё мрачнее. Солнце цеплялось за верхушки деревьев и стреляло лучами сквозь ветви. Капли янтарной смолы сверкали, как глаза сказочной птицы. Суровые скалы нависали над головой. Мухоморы строем теснились вдоль еле заметной тропинки, словно слуги короля в праздничных одеждах. Яркий тетерев молча провожал всадников, лишь где-то в чащобе ухала потревоженная сова.

Большая птица слетела с гнезда и подняла крик, предупреждая об опасности, а потом улетела. В лесу наступила тревожная пронзительная тишина. Всё это не укрылось от внимания Анриса.
- Хищник вышел на охоту, - пояснил Слав и поправил лёгкий арбалет.
Анрису показалось, что кто-то крадётся за ними в этой непроходимой чаще. Ему было стыдно перед юношей за свою тревогу. Он не мог понять, почему не слышит мыслей обитателей этого мира. Анрис стал анализировать.

На Завирионе Лесия и Альвента с восьми лет постоянно носили маленький кулончик из сибрилина. Он экранировал, и Анрис не всегда мог заглянуть в мысли своих друзей, чего не скажешь о мальчиках. Здесь, на Самроти, почти все носили амулеты из янтаря, лунного камня и неизвестного Анрису зелёного кристалла. Эти амулеты и не давали ему проникнуть в мысли обитателей этого мира.
Анрис сосредоточился и попытался слиться с окружающей природой. За ними точно кто-то крался. И этот кто-то не хотел, чтобы его обнаружили. Нужно на первом же привале проверить, кто идёт за ними вслед по этому мрачному лесу.

- Слав, когда мы будем у колдуна?
- Только к концу третьего дня мы въедем в скалы Шан-Таары, - ответил юноша. Он словно ничего не замечал вокруг.
«Всего только сутки назад юноша перенёс удары плетью и вот уже в состоянии ехать в седле», - мелькнула у Анриса мысль. Смог бы он выжить в этом мире без техники, своего пилуэнтэра, браслета связи? Кстати где он? Анрис посмотрел на запястье, браслета не было.

«Не ищи, - успокоил его внутренний голос, - твой браслет материализуется у тебя, когда ты вернёшься назад к Арифену и крейсеру.
Заряна лечила братьям спины. Люди этого мира хорошо разбираются в травах, сильны и выносливы. «Пусть они невысокого роста, - подумал Анрис, - но Дор вполне может потягаться со мной силой, и ещё не известно, кто победит». Из разговора Дора и Заряны Анрис выяснил, что мальчишке тринадцать лет. Он считает себя достаточно взрослым, чтобы самостоятельно принимать решения. Его идея отправиться следом за отцом и братом спасла им жизнь.

- Коням надо дать отдых, - сказал Слав, останавливаясь на полянке, окружённой столетними дубами, недалеко от чистого и прозрачного родника.
Анрис видел, каких трудов стоила Славу скачка на лошади. В желудке Анриса голод выдавал барабанную дробь, и он был рад остановке. В кустах на краю поляны раздался шорох. Слав одним быстрым движением вскинул арбалет. На поляну выехал Кантори. «Так вот кто крался за нами по тёмному лесу», - подумал Анрис. Теперь он мог хорошо его рассмотреть. Высокий, крепкий, но какой-то безликий. Светлые волосы, маленькие светлые глазки. Сразу даже не скажешь, какого они цвета.

Кантори подъехал к Славу, соскочил с коня и протянул ему свиток пергамента. Юноша с удивлением взял его в руки.
- Мериен забыл тебе передать.
Анрис увидел печать, но колокольчик внутренней тревоги не переставал напоминать о себе.
- Почему он не послал Дора с этим поручением.
- Ты что, не знаешь своего братца? Он словно сквозь землю провалился, нигде не смогли его найти. Он даже Заряне не сказал, куда направился.

Анрис вспомнил, что собирался сделать Дор. Если он проследил за отцом, то, что ему стоит проследить и за старшим братом. Утром Анрис уловил мысль Дора, когда Заряна на несколько минут сняла его амулет, чтобы нанести на раны целебную мазь. Младший брат тревожится за доверчивого и доброго Слава. Пусть он даже взял с собой в спутники Анриса и легкий арбалет. Дор незаметно проводит их до владений колдуна. Всё это Анрис вспомнил в одну минуту. Мальчишка где-то в кустах и наблюдает за ними. Теперь главное, чтобы его не заметил Кантори. Что-то подсказывало Анрису, что тот не один отправился в путь.

Слав достал кусок пирога и разрезал его на три части. На вышитом полотенце появились хлеб, соль, лук, сало. Анрис набрал родниковой воды. Кантори смотрел на полотенце, и лицо его хмурилось. Слав заметил и улыбнулся. Улыбка у него была открытая, добрая, словно солнышко брызнуло из-за ветвей и осветило всю поляну.

- Кантори, что насупился и посмурнел? Этот узор Заряна придумала и вышила. Полотенце она Дору подарила. Внучка старца собирала нас в дорогу.
- Лана обещала мне полотенце подарить, - хмуро сказал Кантори. - Год как жду.
- Анрис, - обратился Слав к мальчику, - насобирай грибов нам на ужин. Только самых отборных. Вечером не до них будет.

Анрис понял, что юношам надо поговорить, и лишний свидетель ни к чему. Он не стал далеко углубляться в лес, ему совсем не хотелось лицом к лицу встретиться с Дором. Хочет мальчишка их охранять это его дело. «Теперь никогда не отправлюсь в путь без оружия, - заявил он. - После случая с солдатами Мотопра нужно быть начеку».

Что-то задерживаемся мы на этой поляне, - мелькнула у Анриса мысль. Хотели передохнуть с полчаса, а уже второй пошёл. Он вернулся на поляну. Кантори исподлобья посмотрел на него. Слав собирал нехитрые пожитки и всё старался отвести взгляд. «Что же здесь произошло?» - подумал Анрис.
- Пода двигаться в путь, - заторопил Слав.
Он закинул сумку за плечи, подхватил арбалет и направился к коням. Анрис вскочил на вороного, придерживая поводья второго коня.
- С нами пойдёшь или вернёшься?
- У тебя уже есть попутчик, - недобро усмехнулся Кантори, повернулся и, не оглядываясь, ускакал прочь.

- Едем, - торопил Слав Анриса, - задержались мы тут. Боюсь, не успеем к ночи доскакать до реки.
И снова они отправились в путь по непроходимому лесу. Как Слав отыскивал тропу, только одному ему было известно. Иногда они спешивались, и ведя коней под уздцы, пробирались сквозь заросли. Не слишком приятное занятие. Среди белоствольных берёз всё чаще стали попадаться старые, с узловатой бугристой корой, дубы. Грибов виднелось ещё больше. Их тут никто не собирал.

Неожиданно Слав остановился, подал знак молчать и не двигаться. Лицо у него побледнело, глаза смотрели вверх и вперёд. Он потрепал коня по гриве. Конь почувствовал руку хозяина и не заржал. Вороной конь под Анрисом издал короткое ржание и отпрянул в сторону.

На толстом суку столетнего дуба, почти сливаясь с ним, подобрав под себя лапы, лежал пушистый зверь. Это была рысь. Анрис узнал её по характерным кисточкам на ушах. На Завирионе рысь была под охраной государства.
Зубы лесного хищника были оскалены, короткий хвост нервно подёргивался. Рысь хотела прыгнуть на путников, но не решалась. Путников было двое, и они заметили её, внезапного нападения не получится.

Анрис вошёл в контакт с пушистым кошачьим хищником. Посоветовал не связываться с ними, и отправляться дальше по своим делам.
Рысь неожиданно прыгнула, но не на путников - на толстый сук дуба. Она уходила прыжками с одного дерева на другое, а потом по земле. Слав взял Анриса за руку. Анрис не очень-то верил, что рысь может напасть на человека, но юноша рассказал, что такие случаи всё же бывают. Поздней осенью и зимой нужно быть очень осторожным. Голодные звери не брезгуют человеком, а если ты к тому же не охотник, то и в лес нечего соваться.

Продолжение следует.
http://proza.ru/2010/05/26/762


Рецензии
Анрис просто молодчина, читается с большим интересом.

Галина Анастасиади   20.08.2018 19:22     Заявить о нарушении
Я старалась...

Галина Польняк   23.08.2018 13:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.