Запах смерти

          В тот тихий предрождественский вечер мы с Кристофом, врачом-реаниматологом, завершали дежурство на нашей «неотложке». Вполне рутинный выходной, ничего особо примечательного — за долгие годы работы в должности ассистента-спасателя привыкла уже ко всему. Никаких женских поблажек, как почти всегда в Германии — только работа с полной отдачей. Автобан, почти пустой, "разнообразился", временами, светящимися рождественскими декорациями частных особняков. В воздухе, как всегда, будто бы висела радость и совершено особое, несравнимое ни с чем настроение. Кристоф уже заполнял служебный доклад, когда нас снова привёл в рабочий ритм резкий вызов по рации: «машина 2512, пожалуйста, федеральная трасса B22, между бензоколонкой "Ran" и въездом на автобан А3... лобовое столкновение мотоцикла с трактором... есть тяжело пострадавший...»
          Мы включаем сирену и мигалки. Автомобили вокруг притормаживают. Медленно, но уверенно "разворачиваемя" и мчимся в указанном направлении. Думаю, минуты через три будем на месте. Кристоф, как всегда, невозмутим, а я опять опускаю голову и сжимаю кулаки, вспоминая о многочисленных автокатастрофах с участием мотоциклистов. Начинаю повторять про себя какую-то молитву, но сбиваюсь. Кристоф смотрит на меня и осторожно берёт за руку... Он не говорит ни слова — мы понимаем друг друга уже без слов. Когда-то давно, года полтора назад, я призналась ему, что очень тяжело переживаю, если не удаётся спасти молодых ещё людей; понимала, что не смогу привыкнуть к этому никогда, в отличие от многих коллег, в отличие от того же доктора Кристофа Штайна, который уверял меня тогда, что я «обрасту шкуркой».
          Место аварии обозначали мигалки полицейского автомобиля. Небольшой трактор, вернее то, что от него осталось, стоял как-то наискосок, на обочине. Однако водитель серьёзно не пострадал и, пока, в состоянии сильнейшего шока был усажен в патрульную машину. Части мотоцикла лежали в кювете, частично были разбросаны по проезжей части на очень большом удалении друг от друга. Кристоф выскочил из машины; в этот момент я уловила только взгляд полицейского, покачавшего головой. Парень, лет двадцати, в специальном мотоциклетном костюме и без левой ноги, лежавший на асфальте поодаль, потерял уже много крови...
               - Дорис! - крикнул врач, занимаясь парнем, - пожалуйста.. поищи ногу...

          Я держу его за руку. До госпиталя - минут десять. Он приходит в себя. Я улыбаюсь ему. Пытаюсь с ним заговорить:
               - Привет, как тебя зовут?
               - Андреас... - сжимает мне руку и улыбается в ответ — а тебя как?
               - Дорис... - Я чувствую, что пальцы руки его холодеют; я буквально вижу, как его покидает жизнь... У меня наворачиваются слёзы на глазах:
               - Андреас, прошу тебя, поговори со мной... Андреас... - Запах.. , страшный, не поддающийся описанию, но очень мне знакомый, - запах умирающего человека... Я больше уже не сдерживаю себя и начинаю рыдать:
               - Мы теряем его, Кристоф! ...
               - Я знаю... - тихо ответил врач.
               - Не плачь, Дорис... - едва слышно проговорил парень, - это не так страшно, как ты думаешь... Радостного Рождества...


Рецензии
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.