Дура

          Недавно в интернете, на одном из сайтов, ввязалась в спор с бывшим военным, полковником, или что-то в этом роде... Начали, как это часто бывает, с какой-то ерунды, а закончили тем, что он обозвал меня «бестолковой девицей», в делах военных ничего не смыслящей. Очень авторитетно, с пеной у рта, он доказывал мне, что исполнение приказа в армии является абсолютным и беспрекословным. Я же, не ссылаясь на то, что пережила когда-то, пыталась докричаться, что называется, что приказ приказу рознь, и что долг военного, порой, не тупо подчиниться приказу, а проявить мужество, так сказать, взять вышедшую из под контроля ситуацию под свой контроль.
          С того случая я не вступаю больше ни в какие интернет-полемики. - Это никому не нужно; это оскорбительно и контр-продуктивно. Как водится, красивая теория — это одно, а горький опыт — совсем другое. Но это я не об интернете...
 
          1993 год. 4 октября. Белый дом. Мне не было тогда и двадцати пяти. Мы с подругой не спали всю ночь, боялись штурма. Собственно, я не ушла тогда, днём раньше, только из-за неё. Она была убеждена, что поступает правильно, и что надо держаться до последнего, а я не смогла её бросить в той дикой ситуации, в которой, наверное, каждый показал своё истинное лицо.
          Все вокруг были на взводе. Мужчины сновали туда-сюда; почти все с автоматами; крепко матерились. В глазах многих читался страх. Повсюду горели, невесть откуда взявшиеся свечи — электричества не было. Не было и воды. Все телефоны также были нам отключены, что лично для меня было страшнее всего: для меня, в тот момент, это означало, что с нами не станут договариваться, а сразу пойдут на штурм.
           До того дня я не предавала этому греческому слову никакого значения, но здесь, у затворившихся в белом доме мужчин, оно то и дело выпрыгивало из уст: «Альфа». «Что ещё за «Альфа»? - думала я. Но мне быстро объяснили, что это за «головорезы»; и что, дескать, они ещё в 1991 на сторону Ельцина встали... но кто же мог подумать, что Ельцин зайдёт так далеко... Вот тут-то я впервые по-настоящему уже испугалась. А рядом какой-то депутат-идиот заметил, с дурацкой ухмылкой, что «по нам не будут даже стрелять, а просто вырежут "ножечками", что пикнуть не успеем". «Господи, это как же так?! - думала я тогда, - нас просто вот так вот придут и убьют? Да вы что же все с ума посходили?! ...»
          Моя подруга, Верка, совсем сникла. Она «сломалась», как «сломались» тогда и многие мужчины... Мало кто из них ожидал, вначале, что по зданию парламента будут стрелять из танков (!), пусть и не боевыми снарядами, а алюминиевыми болванками, но и это обстоятельство утешало не всех — позиция была обозначена. Да, все мы искали повод, искали хоть какую-то возможность выжить, прекратить наше заточение, пусть и потеряв, отчасти, лицо.
               - Верка! - сказала я ей тогда, - мы должны попытаться выйти отсюда самостоятельно! Слышишь меня? До того, как за нами придут, понимаешь? …
          Она только кивала, явно ничего не соображая.
               - Мы с тобой спустимся вниз, - продолжала я, - мы сделаем белый флаг и выйдем отсюда.. , иначе нас здесь убьют... Ты ведь слышала, что такое «Альфа»... А так, нам может быть ничего и не будет, к тому же мы — женщины...
          Я-таки убедила её сделать этот отчаянный шаг. Мы с трудом, но всё же достигли первого этажа, где тоже было совершено темно. Скорее по памяти мы прокрадывались вдоль стен, пока не увидели, наконец, за углом одного из проходов свет от главного входа. Мы боялись, что выйдя из здания по нам начнут стрелять, как в американском боевике.. , но вышло несколько иначе.
          Едва освящённые, едва различимые для нас в тот момент, опустившись на одно колено, вдоль стен, нашему взору внезапно предстали «инопланетяне». - Почему-то это была первая мысль, мелькнувшая у меня в голове. - Но нет, всё же это были люди, человек шесть, в шлемах, бронежилетах, с автоматами, и впрямь чем-то напоминавшие инопланетян, наверно из-за шлемов. Стало очень страшно и, если бы сердце не ушло в пятки ещё вчера, то наверняка ушло бы сейчас.
               - Вы - «Альфа»? … - тихо спросила я, будто боясь обрушить карточный домик.
               - Да, мы - «Альфа». - ответил один из них уверенно и устало.
               - Вы нас выпустите, да? Пожалуйста...
               - Выходите!
               - Вы нас правда не убьёте.. ? - переспрашивала я от страха.
               - Вот дура, а.. ! - крикнул он мне в ответ, как на осточертевшую тёщу, а затем ещё и добавил что-то не совсем цензурное, точно не помню, что именно, но в тот момент я поняла, что если бы у них была задача нас убить, то мы уже давным-давно были бы на том свете. Что ж, аргумент казался убедительным и слегка подбодрил нас. Медленно и почти неслышно мы проскользнули к выходу мимо этих загадочных и, по-своему, очень добрых «инопланетян», которых нас учили бояться, как огня.
          У выхода из Белого дома стояли и другие, в таких же шлемах, вооружённые до зубов каким-то страшным оружием. Я боялась, что нас могут покалечить или ещё чего пострашнее, но этого почему-то не произошло — никто не дотронулся до нас и пальцем. Со временем я обзавелась значительно большей информацией, и поняла, что эти, пугающие своим видом ребята из «альфы», - последние в очереди тех, кто в нашей несчастной стране мог причинить нам зло.
          На улице мы сразу оказались в живом коридоре одетых в камуфляж людей, ведущем к автобусам, очевидно специально подготовленным для пленения засевших в здании сторонников Руцкого. Нам, деликатно, кивком головы предложили сесть в автобус с занавесками, в котором нас, всё-таки, избили, правда не очень сильно; после чего бесцеремонно обыскали и усадили, приказав не издавать ни звука. Конечно, это была уже не «Альфа», а обычные, уголовного типа, жирные и омерзительные «омоновцы».
          Вот и всё. Что было потом, в принципе, всем известно: кое кого, сперва, посадили, но потом всё-таки выпустили по амнистии. Я не берусь давать какую-либо оценку событиям тех дней — я слишком мало понимаю в политике. Но мне кажется вполне очевидным то, что если бы офицеры группы «А» выполнили приказ Ельцина о взятии Белого дома штурмом, то мы, наверняка, не остались бы живы, так как уверена, что планировали ликвидировать нас всех. Однако в отличие от тех же танкистов, выполнивших приказ и стрелявших по зданию парламента, вслепую, из танков, «Альфа» отказалась нас вырезать — НЕ выполнила приказ! Так как же быть, товарищ полковник?
          Никогда не забуду тех ребят в коридоре... Иногда улыбаюсь, временами плачу — дура-дурой была — спасибо им за всё...
 
               
               


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.