Миллионер

Нет, отгулы- дело хорошее, но только не в том случае, когда у вас дома гостит тёща. Тем более такая, как у меня- злобная, уродливая карга.  И при этом- с огромным знанием жизни.
  Главное для неё- донести накопленную правду о мировом порядке до всех окружающих, и мне- особое внимание.
  В инквизиции бы она пригодилась. Выжигала бы ересь с утра до ночи
  Гингема.

  На работе тоже доставалово, но там, хотя бы, у тебя есть право голоса. И я им пользуюсь, тут без вариантов. За тот  год, что  там торчу, я здорово продвинулся- в плане расширения жизненного пространства.  Даже эти придурки- фанаты спартаковские- гундят теперь в уголке, норов не показывают. Правильно мой старик говорит- они, сынок, только толпой и сильны. По одному- слабаки, смотреть не на что.

  Конечно, без субьективизма старик в этом вопросе не обошёлся.

 Я, когда первый раз в майке ЦСКА на работу пришёл, вроде начались нервные движения. Ну. Я перерыва дождался и без лишних базаров навалял одному люлей в туалете. А вечером другому.
Я не атлет, но с азами знаком неплохо, тюрьма помогла.  Максимум агрессии в первые же секунды.  Без сантиментов.
 Лучше при этом что- нибудь орать.

 Никогда это правило не подводит, сколько не пробовал. Правда, эта мудрость общеизвестна, и можно нарваться на такого же опытного чела. Тогда всё решает скорость оценки ситуации.
  В большинстве случаев  лучшим выходом является бегство. Переживать муки совести лучше с целой физиономией.
  А тут эта старая корова. Воспитывает меня. Ясно- больше ж некому. И давит по слабым местам- мало денег и много прошлых грехов.
 
Не так уж их и много, если разобраться. Хотя один момент бесспорно в пользу злобного чучела. Это –позапрошлый год, когда я пару месяцев проторчал в изоляторе за попытку грабежа. Блин, именно что за попытку! Ничего мы тогда не забрали, а проблем огребли- лопатами.

  Спасибо старику.  Вытащил меня оттуда, вызволил, так сказать, из узилища. Я всё время думаю- сколько бы я прожил в тюрьме- с моим то характером? По самым оптимистичным прикидкам получается не больше года.
  Далеко нашей исправительной системе до европейских стандартов, и наблюдать её сближение с этими самыми стандартами я не намерен.
 Категорически не желаю наблюдать.

  Хотя сделать что-то плохое, даже ужасное, меня иногда просто подмывает.  Я хочу отрезать старой макаке голову , сделать из неё холодец и съесть. Или растворить её в серной кислоте- всю, без остатка.  Или сбросить в пропасть- посреди ночи, когда ветер, дождь и воют собаки. Не хватает духу, к сожалению.
  Добряк, что поделаешь.

 Что вот я сейчас делаю? Тащусь в банк, и это в отгул!- оплачивать квитанции за телефон, который старуха нагружает ежедневно. В общении она вся. Плохо только то, что  её абоненты находятся в далёких южных городах.   За звонки прайс недетский.

- Связь, Игорёк,- это основное! Никогда нельзя оставаться без связи, вариться в собственном соку. А сейчас- особенно! Что вот будет, если до меня не смогут дозвониться? Люди же все пожилые!  И нервы у всех..

  Да уж. У всех нервы. Только у меня- канаты стальные. Терплю.. всё терплю. Отсиживаюсь в защите, отодвигаю мяч от ворот. С таким судейством в любую минуту возможен пенальти. Придётся выгребать мячик из сетки. Так что, вместо заслуженного отдыха после изнурительных трудовых будней, тащусь  сквозь снег и холод в банк, зажав в руке квитанцию. И погода, кстати, такая же мерзкая, как и моё настроение. Мрачняк.
 Первые недели зимы.

  Идти, к счастью, недалеко. По дороге попадается пара знакомых.  Мы с ними вместе ходили в школу, в те старые добрые деньки.
Они-заслуженные безработные Российской Федерации, вид- самый блаженный. Глядя на две эти хитрые рожи, вывод о том, что ребята- при деньгах, напрашивается сам собой. Мысль о пиве материализуется мгновенно, и вот мы уже сидим в забегаловке под названием «Сова». Интерьер убогий, но, когда кружка  жёлтого пойла стоит 30 рублей, от претензий можно воздержаться. Не воняет, и то хлеб. Разговор заходит о наших перспективах в еврокубках, и оптимизм почти зашкаливает,  ведь ясно же, что за  бабки, которые выкладывают на содержание команд наши нефтяные боссы, мы просто обязаны быть в топе.

  Кстати, о бабках.   Хоть мой старик и втолковывал, что нужно, мол, учиться, а иначе так и будешь всю жизнь глазеть на осины под окном, с этим у меня пока не сложилось. Конечно же, здесь «пока»- ключевое слово, гарантирую.  Опуская детали, экономике я учился, можно сказать, самостоятельно. И вот какой есть вывод: бабки бывают криминальные  и бабки бывают для лохов.  К сожалению, после неприятного инцидента с изолятором,  меня питает второй источник.
 Крайне скудный, надо заметить. Ну что поделать, лохи у нас не в чести, сказываются нюансы менталитета.  Об этой непростой финансовой ситуации я думаю так: главное не терять свою гордость! Её у меня хрен отнимешь. Платите мне мои гроши, но не лезьте мне в душу.
Хуже будет, сто пудов, или даже двести.


  А вот у моих приятелей всё по другому.  Их явно обидел бы тот, кто скажет, что они заработали хоть сотню честным трудом.  Судя по неясным намёкам этой пары хмырей, их сейчас кормит нелегальная продажа щебня. Тянет она лет на пять, если не больше,хотя перспектива  ограничения свободы парней сегодня не волнует.
 Их волнуют другие вещи. Вот, например, эта их всегдашняя игра в американских полисменов- типа у них диалог плохого с хорошим. Весело, конечно.

- Слушай, Игорь, ты вяло выглядишь.
-Игорь измотан работай на дядю.
- А дядя- то не из щедрых, надо полагать..
- Да, бывает непросто..
-Как-то развеиваться надо, Игорь, старичок!
- Общение с друзьями должно ему помочь!
-Ну, отвлечь от грустных мыслей...
- Подтолкнуть к созидательным моментам!
- Да, Господи, просто расслабиться!

 Это хронические болтуны. Рабочий парень- такой, как я, должен держаться от таких типов подальше. Так что нам- не по пути.  Отрываю задницу от стула и вперёд, к банку, последний бросок.
  Ладно, народу  там немного. Передо мной- какой-то  лысый бодрячок и тётенька.  Ориентировочное время ожидания- пять минут, но тётя рушит все планы, потому что ей именно сегодня приспичило обнулить здесь свой счёт.
  Всё приходит в движение, в такие минуты и становится ясно, что  в  сфере обслуживания у нас- полная беда. 

Некомпетентность рулит. Если бы кто-то захотел отыскать хоть проблеск мысли в глазах этих вымытых, намазанных дешёвой косметикой девочек, ему бы потребовалась вечность. Cоставили бы компанию Каю.  Я, кстати, знаю бандита по кличке Кай. Тип мерзкий.
 Девицы напряжённо вглядываются в  монитор , осторожно тыкают по клавиатуре, словно опасаясь случайного взрыва. Вот, наконец, слышен победный стрёкот принтера, тётенька семьсот раз подписывает бумажки и отплывает в кассу.  Передо мной- молодой, растущий специалист банка, на бэйджике- «Екатерина».
 Вконец измотана. Без лишних слов протягиваю ей квитанцию, она суёт её в считывалку, но что-то, как назло,  заедает. Она уходит, наверное, за валидолом, потом вновь появляется, и повторяет попытку. На меня, естественно, ноль внимания. Ура! Телефонные разговоры Лилии Васильевны оплачены.

  Лилия. Цветочек из горшка.  Где были мои глаза все эти годы?  Если её дочь унаследовала хоть пять процентов генов этого чудовища, меня ждёт кошмарная старость. Это ясно, как день.
 Ладно,домой! Тепло домашнего очага плюс обзор вчерашних матчей гарантированно меня взбодрят. Я стою на переходе, жду зелёного.  Тут кто-то хватает меня за локоть, правда несильно.
- Молодой человек! Помогите! Мне нехорошо-оо..
  Оглядываюсь. Это та тётенька из банка. И чо ей там нехорошо? Ладно, я добрый. Хватаю её за лапу, ползём через улицу. Всего десять метров, но тётька весит пару тонн, мы с ней- как пара черепах. До меня доносится хрип:
- Сердце.. нитроглицерин..
  Она машет сумкой, и это её последнее осмысленное действие, потому что сумка  падает на землю. Вместо нитроглицерина оттуда выпадает пачка купюр. Купюры приятно розового цвета.

 Нормальный ход! Я привожу всё в порядок. Сейчас  мне нужна сосредоточенность, не время поддаваться панике! Совсем рядом маячит «Сова». Так: плюсы- уже смеркается. Минусы- скоро в «Сову» нагрянут все окрестные колдыри и им сочувствующие. Жизнь ведь тяжела! Тащу тётеньку внутрь. Так  и есть- мои приятели никуда не делись, смотрят по телевизору  «ЧП».  Хотят, наверное, себя там увидеть.

- Игорь! Где же супружеская верность ,а ? - первый
- Твоя подруга далеко впереди..- второй.

  А чего ждать от этих придурков? Друзья детства.. Усаживаю тётю на стул рядом с собой. Как назло, официантка  появляется через секунду. Заказываю два пива и орешки. Вот орешки то нафига?
- Она синеет,- делится впечатлениями мой приятель.
- Передоз,- задумчиво бормочет второй.
  Я тем временем извлекаю из сумки таблетки Да, нитроглицерин. Но как бы не было поздно. Впихиваю тёте в рот горсть таблов,  мгновенного эффекта нет. Пусть запивает пивом, особого вреда не предвидится. Пиво льётся изо рта.

  Дело дрянь.
  Cколько же эти негодяи  уже выпили? И что им нужно, чтоб включиться- атомная бомба?

-  Вам что, атомная бомба здесь нужна?- сдавленно шеплю я.- Чтобы включить мозг?
  Возникает пауза. Пара упырей переглядывается, им, похоже , становится всё веселее
 Гады.


  Потом я вспоминаю слово «щебень». Щебень мне должен помочь.
- Смотри, Игорь, у тебя ж проблемы!- первый.
- Криминал не отпускает тебя..- второй.
- Труп посреди города…
-Сидит рядом с тобой в кабаке!
- В такой момент друзья просто необходимы, да.
- Особенно друзья опытные. Которые просто помогут. Не станут надоедать вопросами..
- И почти что даром, дружище!
- Да. Хотя времени – в обрез.
- Время стремительно утекает!
- Труп здесь совершенно неуместен.
- Отвратительное зрелище! Где ты вообще им обзавёлся?

  Я залпом выпиваю кружку. Чёрт, неплохо- за тридцать то рублей! Так, Игорь, не торопимся, берём нужный тон. Концентрация и внимание. Голы мы не забиваем, но и к своим воротам никого просто так не пустим.

-У неё миллионов пять в сумке. Можем разделить пополам.- говорю. И наблюдаю мыслительный процесс на этих двух физиономиях. В этот момент звонит телефон.
  Конечно же, на проводе- Лилия. Я абсолютно убеждён, что ей наплевать- где я и что я, но старуха не может упустить шанс сделать мне нервы.
- Что тебя так задержало, Игорёша? Ты хоть заплатил за телефон?
- Да.
-Ну так приходи быстрее! Я котлетки приготовила..


  К слову сказать, готовит она так, что в средние века её сразу объявили бы ведьмой. И сожгли на костре. Я с трудом  удерживаюсь от того, чтобы сказать ей, куда нужно засунуть свои котлетки. Это настоящий триумф воли. Тем временем мои приятели тоже пользуются сотовой связью. Звонят человеку, которого они называют Пуп. Разговору мешает стремительно мертвеющая женщина, которая всё время падает и ударяется лбом об стол.

- Обними её, Игорь!- это первый.
- Пуп сказал, что приедет через пару минут!- второй.
- Пуп так сказал?- удивляется первый.- Здорово! Он- человек слова. Редкость в наше время.
- Ты всё же обними её, Игорь. Даже в этой дыре нужно соблюдать какие-то приличия!
- Слушай, ему же неприятно! Она явно похолодела.
- А деньги?
- Да, конечно.

   И дальше в таком же духе. Ничего святого нету у людей. Зато находятся солнцезащитные очки, я надеваю их  на тётю.
- У неё- светобоязнь,- говорю я официантке, которая прибыла с очередной порцией пива.
- Угу,- откликается она и уходит.  Похоже, что , если бы я обнимался здесь  с Фредди Крюгером или Веркой Сердючкой, реакция была бы такой же.

  Это плюс. Держим мяч, Игорь, старичок. Держим мяч.

  Но нервы- ни к чёрту. Просто как угольки. Заливаю их пивом, и, вроде, помогает. Появляется Пуп.  Он маленького роста и с усами. Похож на крота, которому по ошибке приделали человеческие ноги. Мой старик всегда говорил, что растительность на морде- признак душевного разложения, и я в очередной раз убеждаюсь в том, что он абсолютно прав. Усы ему идут так же, как  Алле Пугачёвой- отбойный молоток.

- Пуп!!- орут двое балбесов одновременно. -Сколько лет, сколько зим!!
- Я вас видел сегодня утром, придурки,- кисло отзывается Пуп.- Причём вы тогда были потрезвей.
- Так с тех пор столько всего произошло!
-И продолжает происходить!
- Да, познакомься с Игорем!
- Он нервничает, но парень отличный!
- Да,  он у нас молодец. С женщинами ему  только не везёт.
- И сейчас мы наблюдаем наиболее характерный пример.

- Ну вижу, -оглядев всю мизансцену, бормочет Пуп.- А я здесь причём?
  Они выходят, чтобы объяснить кроту- мутанту, причём здесь он. А я сижу, обнимая мёртвую женщину, и мне нестерпимо хочется закурить.  Мои сигареты кончились, так что проверяю на предмет их наличия сумку своей дамы. Обнаруживаю ментоловый «Вог». И ещё приятный сюрприз- у неё не пять миллионов, а шесть,миллион она засунула в другое отделение сумки. Женское сердце. Эта его тайна останется , увы, неразгаданной.

 Двенадцать пачек аккуратных розовых банкнот. Места они занимают совсем чуть- чуть. Чтобы отпраздновать, выпиваю ещё пива, идёт оно всё лучше.

  Ну, план эвакуации был выбран такой. Эти два дебила затевают драку с посетителями, чтобы никто ничего не заметил, а  тем временем мы с Пупом сопровождаем даму  в тёмную ночь.

Всё прошло неплохо,  особенно удалась драка,только с погрузкой вышла небольшая заморочка. Дело в том, что машина у Пупа называется «ЗИЛ», кузов чертовски высоко. На диеты покойница внимания не обращала, так что с нас сошло по семь потов, а потом Пуп, тарахтя выхлопной трубой, наконец, отчалил на щебёночный карьер.

- Там примерно миллион кубов  этого щебня,- сказал Пуп.- А может, два миллиона. Это- очень до хрена. В ближайшие сто лет никого там не найдут.

- Угу,- топаю обратно в «Сову». Там уже конфликт улажен, началось братание.
 Все мы- россияне, клетки большой загадочной души. Загружаемся в такси и едем в «Глобус». Это заведение классом выше и работает круглосуточно, играет какой-то незнакомый тип на саксофоне.

- Пивом сердце не обманешь!- торжественно изрекает один из моих собутыльников.
- И деньгами- тоже!- добавляет второй.
- Но нужно пробовать!
- Да.

  Они смотрят на меня, как парочка котов на сметану. Ну я- парень с совестью, произвожу расчёт, потом мы заказываем виски. Выпиваю пару нехилых порций, саксофонист играет «Лили была здесь», и тут опять звонит телефон. Это- моя домашняя Лили, голос напоминает вой бормашины.
- Ну как тебя можно из дома выпускать? Ты хоть знаешь, который теперь час?
  Уу, гадюка.

- Пошёл я, парни,- говорю.
- Молодец!- отзывается один- Чувство ответственности очень важно!
- А если оно подкреплено привычкой к регулярному созидательному труду, то становится важней вдвойне!- говорит другой.
-Труд- необходим.
- Он превратил обезьяну в Энгельса.
-Ты старайся подольше не завязывать с этим, Игорь!- тепло советует один на прощание.
-Хотя зачем теперь ему это?- задумчиво вопрошает второй.
- Всего один вопрос, Игорь!
- Ну, какой?
- Ты знаешь, во что превращается молчание?

  Всё, хватит, выхожу на улицу. Уже ночь, и там безлюдно. C  неба миролюбиво спускаются снежинки. Скоро наступит Новый Год.  Десять минут – и я дома, отгулы у меня продолжаются и можно отоспаться.

  Иду  и думаю о своём старике.  Что бы он-то сделал в таких сложных, экстремальных обстоятельствах?
  Знаю, что он не стал бы делать. Не стал бы читать мораль.
 Дом, милый дом. В окнах свет.. Старая карга приготовила  приветственную речь, за ней не заржавеет.

 Нет, что-то надо с этим делать, понты гонит, как на своём поле.
 


Рецензии
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.