Отважный капитан

               
          Так уж случилось, что отважный капитан своей назойливой справедливостью до смерти надоел и даже стал опасен многим большим начальникам, и от капитана решили избавиться.
          Предъявили ложное обвинение - и на "воронке" в тюрьму. Там капитану приказали раздеться до гола, заглянули в рот, потом - в задницу.
          Вёл капитана с одного этажа на другой, через лязгающие тяжёлые двери, весёлый старшина с рыжими усами.
          Тощая надзирательница, с крысиным выражением на сморщенном лице, гремя ключами, открыла дверь в камеру, и капитан туда ступил, ещё слыша за спиною насмешливый голос старшины и хриплый женский хохоток.
          Дверь с грохотом захлопнулась, и мир тот оборвался...


          Тускло лампа горела. В сером сигаретном дыму мрачно виднелись грязно-жёлтые стены и четыре двухъярусные железные шконки. Под потолком проём окна был наглухо замурован  кирпичами.  По средине камеры, меж двух скамеек, стоял узкий стол, "общак". Со стены торчала облупленная раковина с краном.  Около двери, за шторкой в углу, находился "толчок" для испражнения и  мочи. В камере обитали "суки". 
         Нет в уголовном мире, пожалуй, более отпетых негодяев, чем ссучившиеся. Их в камере четверо, зверовато скалясь, на вошедшего глядели чёрными, прожжёнными лицами. В камере был ещё один обитатель, парень лет двадцати с опухшим, разбитым в кровь лицом и удавкой на шее. Он, как затравленная собачонка, забился в угол на нижней шконке и в страхе оттуда глядел. Его отдали сюда на растерзание, потому что следствие зашло в тупик - парень от преступления отказывался. И теперь у блюстителей порядка была последняя надежда на этих - пускай отрабатывают свой "чёрный хлеб": водку, наркотики...
        Верзила, с железными зубами, подбежал к двери и пнул по ней.
        -В натуре, бля, попутали, чертоганы.
        А другой уголовник, весь какой-то дёрганный, с обезьянними ужимками, перед капитаном выбросил руку в нацистком приветствии и провизжал:
        -Хайль Гитлер!
        Со шконки за удавку выволокли парня, говоря:
        -Щас, гадёныш, на параше закукарекаешь.
        Парень, задыхаясь, хрипел...
        Ах, ублюдки,ублюдки! Капитан с багровым лицом, страшно выкатив глаза,  гаркнул:
        -А ну, прекратить безобразие!
        -Закрой пасть, падла.
        -Под нары загнать суку.
        -Я, русский офицер! - Не помня себя от ярости, капитан бросился с кулаками в атаку.
        Тяжёлый удар верзилы сбил его с ног. Озверелые, суки пинали капитана долго. Это было для них как наркотик, как кайф. У капитана остановилось сердце, и он посинел лицом, а его всё пинали, пинали... Потом увидели что перестарались, а за труп по головке не погладят.
        Они сидели на шконках, курили, угрюмо переглядываясь. На душе было погано.
        Парень, сбросив с себя удавку, опять забился в угол, сидел с опущенной головой и на капитана старался не глядеть. Он с облегчением думал, что на сегодня, слава Богу, издевательства закончились. А на завтра, может быть, "мусора" сучью хату разгонят.
        Так погиб отважный капитан...


Рецензии
Иван, ужас то какой, беспредел полный!

Елена Воскресенская   21.06.2012 23:43     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.