История не одного Города

Мой биограф Чехов как-то раз горько пожалился на окружение грубоватое: «Все новое и полезное народ ненавидит и презирает: он ненавидел и убивал врачей во время холеры, и он любит водку». Уж не знаю, отсюда ли Пешков выбрал свой горький псевдоним, а Михаил  Евграфович взялся за очерки со словами: «Давно уже имел я намерение написать историю какого-нибудь города (или края) в данный период времени, но разные обстоятельства мешали этому предприятию. Преимущественно же препятствовал недостаток в материале, сколько-нибудь достоверном и правдоподобном».
 

Хочется пожалеть Евграфовича задним числом. В России порой не надо мудрствовать лукаво, как это сделал мой биограф, достаточно посмотреть в окно, за которым петух стоял на навозной куче и поднимал то одну ногу, то другую. Ему хотелось поднять обе ноги разом. А поскольку материала жизненного и достоверного у меня предостаточно, то о правдоподобии горевать не приходится. Жанр ужасов, описанный Достоевским с натуры в "Бесах", запрещенных коммунистами в СССР, оповестил пророчески о стомиллионных жертвах в России, но услышан не был. То ли из-за длинного описания, то ли витиеватого изложения. Лозунги Ленина и Троцкого были более душисты. Как сыр в той мышеловке нового рабовладения еще со времён революции Эсфири и Мордехая из дохристианского периода, распорядившихся несправедливостью, как дышлом, куда повернул, туда и вышло. Распятие Христа вполне себе туда укладывается. Много позже человечество поверило мультяшным страшилкам Хичкока и Гофмана, наблюдая с дивана за вселенским мочиловом гражданской войны в Великой Российской империи. Ныне наблюдается новый революционный ренессанс. И те же вопли толпы "Распни его!"

Людоедский манифест Нечаева "Катехизис революционера", послуживший темой для изучения Достоевскому, в мире предпочли не заметить. В России получила широкое распространение версия героизации революции с надуманными героями, аналогами крысиных королей, нисколько не углубляясь в переживания жертв этой самой революции. В которой безвозвратно гибнет не только "Николай кровавый" со чадами и домочадцами, надумавший отречением спасти свою семью, но и почти вся многовековая культура с её носителями. Революционные технологии скрываются не в глубине веков, а тысячелетий. Тогда прославленный Мардохей с племянницей Эсфирью осуществили первую революцию в Персии 2500 лет назад. Не сделав выводы, Россия получила однотипный дубль на своей Окраине уже в следующем веке. Там всё те же "революционеры" на улицах Киева с прежними лозунгами: "Мы дали вам Бога, дадим и Царя". Изначально это борьба за справедливость. Но в конце кровавого спектакля на сцене лишь бенефициары в лице циничных христопродавцев с их "эскадронами смерти" для закрепления достигнутого. Ни Штаты, ни Великобритания на своих территориях не культивируют целебные революционные процессы. США потенциально революционный контингент высылали целыми пароходами, навстречу "философским пароходам" Ленина. А "героя гражданской войны" в России Бронштейна-Троцкого, отправленного в тыл воюющей империи, назад с триумфом в США не пустили, как и Саакашвили в XXI веке. Отправили на погибель в Мексику. Закрыт был и въезд еврейским беженцам от Гитлера. Создание Израиля тормозилось Лондоном десятилетиями, чтобы не гневить всего лишь гневить кошерные арабские монархии Средневековья.

Публика партера лузгает семечки на премьере. Латышских стрелков сменил який-то "правый сектор", раньше был левый. Кто лучше справится с поставленной задачей неизвестного заказчика? Американский банкир Яшка Шифф в своё время грозил Николаю Второму революцией, очевидно, зная технологию и последствия. Как тут предположить повторение один в один того удачного во всех смыслах "либерального" сценария тотальной свободы, когда жандармов отстреливали как зайцев десятками тысяч? А говорили, что снаряд в одну и ту же воронку не попадает. Нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Еще как можно и очень даже  многократно попадает! Не одна империя рухнула и даже пропагандируется лозунг, мол, все империи обречены на разрушение. Кроме Британской и СШАнской.

Камертон морали радикально изогнут под виолончель и на нём пилят все кому не лень. Весь мир упражняется во Лжи и прикидывает какую пользу можно извлечь из кривотолков. А если язык не поворачивается соврать, то используют умолчание, как разновидность лжи. Уже нельзя козырнуть "честь имею" ни внутри страны, ни за бугром, смешно-с. А "приют убогого чухонца"  в современном виде стал недосягаемой мечтой для жителей метрополии и через сто лет. Наглядный пример на фото в заголовке. Эталонный образ станицы Скуришенской незаметно скончавшегося, как будто его никогда не было - Всевеликаго Войска Донского, но уже из XXI века. На фоне сияющих минаретов бывшей казачьей крепости Грозная. И того же казачьего Верного, также незаметно ни для кого ставшего Алма-Атой (Алматой) в 1921 году после уничтожения Семиреченского казачества. Результат первых "успехов" на почве руления национальным вопросом Сталиным, утвержденным на эту должность "вождем всех народов". Именно вождём, потому, что племени людоедов.

Столица рожденного большевиками Казахстана уже пережила Новый Ренессанс, переместившись в Астану, другой русский город. Ведь безымянные кочевники прошлого века в Семиречье не имели оседлых зданий, а только юрты для сезонных перемещений вместе со скотом по степи, в горы и обратно. При нападении на казачьи поселения новых земледельцев киргизы нападали вооружившись, в лучшем случае, ножами и палками с пикой на конце. Немногочисленные казаки отбивались от толп кочевников даже деревянными пушками, согласно телепередаче на RT в 2019 году. В то время, когда мужское население Семиреченского казачества было отправлено на фронт Первой мировой, а туземное население империи неудачно пыталось использовать на вспомогательных работах вблизи фронта. Историю восстания кочевников 1916 года намеренно не изучают и сообщили по телевидению лишь через сто лет, до этого прикрываясь агитками про "героя гражданской", нерусского Чапаева, по матери эрзя, приказывавшего с комиссаром Фурманом уничтожать остатки Семиреченского казачества поголовно.
И кого кормим изо всех сил, подарив кочевникам нефтяной шельф с космодром, железную дорогу и промышленные города с русскими рабами? Ведь все земли подаренные Сталиным, будь то Польша или Палестина обратной благодарности не принесли. Генералиссимусу там не поставили ни единого монумента, хотя бы как отзыв на строительство в Варшаве известной сталинской высотки. Это страна Зазеркалье, антипод США, где индейцам не суждено было получить ничего подобного. Ни нефти Техаса, ни космодрома, ни Хьюстона, а только резервации.
 
На переднем плане фото в заголовке нынешняя хата, покрытая соломой, наполовину придавленная шифером, чтобы ветер эту солому не снес. Если убрать столбы электроснабжения, на которых не видно "лампочек Ильича" даже через сто лет, то перед нами натуральный хутор близ Одичаньки в центральной России, черноземном поясе. Судя по ширине "проспекта", это главная улица станицы, которая двести лет назад построила себе храм тридцатиметровой высоты с трехметровыми дверями, в европах такой поискать. Станичников по переписи в ту пору было 850 дворов вместе с прилегающими хуторами. Каков же был жизненный уровень на "самостийном" Дону тогда и сейчас? И за что наказали население, у которого де-факто уже был коммунизЬм с Землей, Волей и выборным Самоуправлением задолго до революционного погрома 1917 года? Не потому ли долгие советские десятилетия цифры достижений красной экономики постоянно сравнивали с довоенным 1913 годом? Многие цифры, той же зарплаты в казачьей местности, не достигнуты и поныне. 

Фото не из Средневековья, а 2018 года из Царицынской-Сталинградской-Волгоградской области, съевшей земли казачества и залившего Цымлой Средний Дон-кормилец. Названия меняются, нищета прежняя, уже ставки участкового врача, по нормам сегодняшнего дня, в станице нет. Как не было местных врачей в Средней Азии в царский период. Полуразрушенный храм на заднем плане, без стекол, ждет своей очереди, чтобы стать казачьим Колизеем, отстояв сто лет в окружении уже обессилевших и равнодушных к нему людей. Это и есть неподдельный ужас. Жители станицы ушли на фронт еще в 1914, сложили головы, и память о них исчезла. Никто не помнит когда началась Великая война, принесшая неисчислимые беды империи, и когда она закончилась. Историю побед и поражений казачества банально украли, вымарав из энциклопедий и учебников. Когда-то зажиточное и свободное казачество могло себе позволить храмы с трехметровыми входными дверями столичного проекта. Через двести лет содержать готовое сооружение никто не в состоянии, разве что единичные энтузиасты. В сельсовете есть и необходимая техника, и щебень, и даже деньги на благоустройство, но лужа экзотичнее смотрится. Публицисты скромно топчутся в предположениях сколько триллионов долларов вывезено за бугор из России в процессе очередного тотального грабежа. Соревнуются лишь две столицы империи, кто кого одолеет в высоте небоскребов? Как будто чиновникам и дельцам тесно в подвалах.   

Словом, история города Глупова на Михаиле Евграфовиче не заканчивается, а  скорее служит прологом. Здесь замечательна её медицинская составляющая, о которой сожалел Антон Павлович, не полным образом в "Истории одного Города" отображённая. И приходится сто лет спустя принимать дрожащей рукой  безусому Ваньке сильно запылённую эстафетную палочку у знаменитого бородача Щедрина, помолясь на литературные образа. Тем более, что манера неспешного написания знаменитого соотечественника, не знавшего, прости Господи, праймтайма, волатильности и, что еще страшнее - когнитивного диссонанса - нуждается в коррекции динамики стиля изложения.

Но сначала надо определить что такое история. Ральф Уолдо Эмерсон утверждал, что истории нет, есть только биографии. Другие говорят, что историю невозможно отобразить объективно, поскольку заказчик истории почти всегда пропагандирует патриотизм, а его подчас не наблюдается. Кончились патриоты, осталась лишь хлебоясть - дармоеды, в переводе с давно забытого старославянского. Никто с выпученными глазами, как Илиодор во главе толпы, не поднимает хоругви и не тычет освещенным квачом в морду очкастым революционным интеллигентам, которые зачастую работают преподавателями вузов. Да и получится ли обвинить в продажной непатриотичности женщин, которые стремятся, в массе своей, прибиться к надежному плечу и сытной жизни, пусть и с иноверцами, успешно преодолев этот самый диссонанс? А ведь это половина человечества и где тут место "пролетариям"? Стоит ли осуждать вторую половину, которая шарит в поисках того же, молясь на сытый Запад, подальше от постреволюционной разрухи, и поднимает новые хоругви, на которых "ПОРА ВАЛИТЬ!"

Беглые иудеи начала прошлого века, бежавшие в благословенную Америку от погромов в империи, унесли и законсервировали в своем сознании образ дикой и нищей России. Приватизировав средства массовой информации в США и Европе, они культивируют сей образ через прессу и поныне. Хорошая жизнь на просторах России, по их мнению, не может быть, потому, что не может быть никогда! Строго по Чехову. А поскольку идиотизм и пессимизм болезни заразные, то это мнение утвердилась и в русских нуворишах, спешащих за бугор с наполненным мешком трудовых тугриков.

И тут в дело идут мифы, легенды, агитки, а то просто Ложь. Басни Крылова, переведенные с древней латыни, отодвигаются в сторону, как устаревшие и не актуальные. Ватикан из семи смертных грехов убрал половину, радуйтесь люди! И, глядя по сторонам, отчетливо видно, что под популярные песни о свободе и демократии, народ больше жмется ближе к Корыту и твердой Руке. Тут впору вспомнить цитату Короленко:«Мне сообщили, что в Совете можно говорить все, что угодно. Не советовали только упоминать слово «родина». Большевики уже так нашколили эту темную массу на «интернациональный» лад, что слово «родина» действует на нее, как красное сукно на быков». Можно сравнить как "нашколили" то же казачество, известное самобытными фольклором и песнями. Знаменитый на весь мир хор донских казаков Жарова, у которого тираж пластинок больше хора Александрова, им фактически не известен, конкурент. За шестьдесят лет существования феноменальный хор в Россию так и не пригласили, репертуар не тот. Пели старинное и "Боже, царя храни", гибли и изгонялись за Веру, Царя и Отечество. Как такое возможно было в СССР? Зря что ли бились красные за светлое будущее, перебив  и сгноив в лагерях тьму народа во имя скончавшегося скоропостижно коммунизьма, не заметив готового коммунизьма на казачьих землях?

Зрительный комфорт категория малоизвестная, но понятная  даже раскрашенной птичке, хотя здесь кроется небольшой подвох. Ведь пользуется им не красотка-хозяйка, не владелец помпезного замка, а сторонний наблюдатель. Зато самомнение владельца, обладающего этой ценностью, делает его в собственных глазах и ощущениях безмерно богатым и счастливым. Это касается давно отстроенной и благополучной Европы, почивающей на лаврах своего весьма далёкого от современности строительного бума, собирающей обильную жатву туристов, глазеющих на фундаментальный недострой того же знаменитого испанца Гауди, завещавшего строить свой Храм вечно, иначе будет конец света. Тут мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией, когда зрительный комфорт окружающей архитектуры формирует...стойкий патриотизм. И наоборот, отсутствие родной архитектуры делает субъекта апатридом, без привязки к местности, озабоченного более всего тем, чтобы покинуть скорее свой ободранный дом "без архитектурных излишеств" и отвезти отпускные до последней копейки за бугор. Где ухоженные газоны, манеры, дворцы, и авто с "излишествами" и "удобствами". А чтобы в родной России не было раздражающих завидущий глаз дворцов и роскошных авто, их обложили запретительными налогами, чтоб накладно было. Хотя признаки сытой жизни России имеют представительские функции для всего мира и тех же гастарбайтеров. Ведь наши сограждане с удовольствием гуляют среди иноземной архитектуры, с табунами роллсов и ламборгини, добровольно выворачивая свои карманы на десятки миллиардов долларов ежегодно. Не так давно рекордный урожай иноземцы заскирдовали в пятьдесят четыре миллиарда долларов от наших туристов ротозеев. На следующий год более тридцати. Больше годового суммарного экспорта вооружений и зерновых из России. При этом негодуя на соседский гелик или подержаного мерина, желая по привычке многолетней, чтобы соседская корова сдохла.

С тех далеких времен, когда глуповцы упросили царя отречься,  в  миру начались разительные перемены к лучшему. Работать уже никто  не заставлял, все бросились  «грабить награбленное», иногда даже взрывали по указу революционного вождя, а улицы начали обильно  зарастать травой, включая столицы. Такая вольница началась, что оторопь взяла уже самих вождей. Все "пролетарии" вдруг стали дворянами и черной работой пренебрегали. Но вождь изловчился, объявил субботник, и сам стал под толстенное бревно, которое уже несли четверо. Так и повелось с тех пор на Руси, что уборкой улиц, дворов и дорог стали заниматься исключительно перед проездом вождей. А меж ежегодным инспекционным проездом начальства позволительно было расти чертополоху до плеч повсеместно. Знамо дело, страна большая, всю не пригладишь. Да и зачем что-то делать, если можно ничего не делать?

Кто-то в патриотизме ищет высокую материю, кто-то крышу. И даже определение конкретного автора о патриотизме, как "последнем убежище негодяев", можно подавать с противоположным смыслом, если зачитывать всю фразу целиком или жонглировать куском, вырванным из контекста, того же Самуэля Джонса.

Порой правда настолько сурова и не лицеприятна, что её задвигают подальше или начинают пудрить и ретушировать, как Рябого Вождя, при взгляде на которого тоже требуется зрительный комфорт. Но чаще всего правду не желают знать вовсе. Потому, что она навевает мысль об ответственности, создавая дискомфорт умственный. Правду с бараньим упрямством не договаривают, как в случае гибели первого космонавта Гагарина от высокопоставленного аэролихача, прошмыгнувшего в десяти метрах от спарки Гагарина-Серёгина, свалившего их в смертельный штопор. История, описанная со слов космонавта Леонова многие десятилетия спустя.

И кому нужна правда про Карла Маркса, "похороненного как человека без гражданства на участке для атеистов Хайгетского кладбища Лондона, известного своими преданиями о вампирах и оккультными ритуалами, которые до сих пор проводят здесь сатанисты"? "Автор "Капитала" в период романтической юности пописывал стишки, как Сталин, которые могут многое рассказать о его личности. Будучи уверенным в своей гениальности, он мнил себя будущим великим поэтом. В его строках - бунт против Творца, и некоторые исследователи окрестили поэтические опусы философа "Сатанинскими стихами". В 20 лет он, подобно Люциферу, заявил:"Я чувствую себя равным Богу!" Вот пара характерных строф из малоизвестного Маркса:

  Адские испарения поднимаются
  и наполняют мой мозг,
  пока не сойду с ума
  и мое сердце в корне не переменится.
  Видишь этот меч?
  Князь тьмы продал его мне.

  Мир должен быть разрушен с проклятиями.
  Я сдавлю руками его упрямое бытие.
  И, обнимая меня, он должен безмолвно угаснуть.
  И затем вниз погрузиться в ничто,
  совершенно исчезнуть,
  не быть, - вот это была бы жизнь..."

  (Олег Смирнов "Демоны Карла Маркса",
  "Огонек" №16, 7 мая 2018 г.)
 


Вознамерились как-то глуповцы очередные изменения в своей жизни учинить, дабы жисть «стала лучше и жить стало веселее». Старые постулаты и доброжелательность импортного христианства показались им недостаточно прибыльными. Решили встать на сторону распявших Христа и реабилитировавших убийцу Варавву, у которых денег и власти с тех пор не убывало. Перевели с французского революционные куплеты: "Мы всё взорвём, мы всё разрушим... мы солнце старое потушим, мы солнце новое зажгём!" Научные подходы и самоё науку решили в госстроительстве игнорировать, в том числе и вредную социологию, показывающую расклад общества, сколько в нем процентов мозгляков, недоумков, воров и гешефтмахеров на одного порядочного и работячего. Так что кого бы ни выбрали на должность глуповцы, даже хорошего гармониста с длинными речами, состоящими из многоточий, часто это оказывался проходимец и вор, как у Салтыкова-Щедрина. Светоч новой демократии Свердлов держал у себя в коммунистическом сейфе золотые монеты с профилем царя на черный день, по старой привычке. И даже, со слов оракула Хазина, конструировал дворцовый переворот, чтобы свергнуть Ленина и занять царский трон. Не потому ли Ленин на похороны соратника не явился, если верить молве?
 
Для почину и установления нового стандарта революционной справедливости отрекшегося царя и его семью показательно лишили жизни, приняв за основу проверенный неоднократно стандарт уголовный, со всеми нюансами, описанными в криминалистике. Тут было и добивание подростка и женщин штыками через треск корсетов с зашитыми бриллиантами, и сжигание трупов в лесу, и растворение останков кислотой из аптек. Целых полтора центнера кислоты вылили. И, как оказалось, зря. Схрон в полотне дороги, чтоб окончательно замести следы и тоже напрасно.

Занялись уничтожением всех монументов царей предыдущих, оставили лишь уродливый памятник Александру III, написав на постаменте золотыми буквами:"Твой гнусный отец убит нами, сын тоже; а тебя мы оставили служить пугалом для ворон". Но спустя некоторое время, те же рукой водящие глуповцы, по недоразумению ставшие богатыми, начали, ничуть не смутившись, с возрастающим усердием прижиматься к другому самодержцу, на этот раз аглицкому. Причём, в массовом порядке, около трети миллиона глупых, вороватых голов в одном только Лондоне. Большинство глуповских мозгляков было уверено в том, что столетие непрерывных войн лишь укрепляет дух страны и идёт на пользу обществу, модернизируя промышленность. Другая часть глуповского общества, побывав в Империи Добра, быстро впечатлилась чужими успехами мирной жизни, что готова была снова присягнуть иным богам тут же, без долгих раздумий. "Я облетел статую Свободы и стал свободным!" - заявил громогласно царствующий чалдон и помочился на колесо своего служебного эроплана от избытка чувств. Знамо дело, за период гостевания пришлось выпить столько эликсира свободы, что он всосался намертво и два пальца в рот уже не помогло.

Промеж глуповцев были и те, кто склонялся к религии, основанной на отрицании цифрового мышления, базой которого являлось ростовщичество. Но их пример не показался другим наукой, всякая идеология содержит в себе несовершенство, ибо взгляд на неё может исходить из разных позиций.

Великий Толстой позволял себе длинные строки на французском.  С его позволения можно привести цитаты из могучего первоисточника про «Историю одного города», где "жители, благодаря вывезенному из Парижа духу вольномыслия впали в заблуждение вплоть до озорства…  Последствия этих заблуждений сказались очень скоро. Уже в 1815 году в Глупове  был чувствительный  недород, а в следующем году не родилось совсем ничего, потому, что обыватели, развращенные постоянной гульбой,  до того понадеялись на свое счастие, что, не вспахав земли, зря разбросали зерно по целине. Но надежды не сбылись и когда поля весной освободились от снега, то глуповцы не без изумления увидели, что они стоят совсем голые. По обыкновению, явление это приписывали действию враждебных сил и завинили богов за то, что они не оказали жителям достаточной защиты.
- И так шельма родит! – говорили они в чаду гордыни.
…В самое короткое время физиономия города до того изменилась, что он сделался почти неузнаваем. Вместо прежнего буйства и пляски наступила могильная тишина, прерываемая лишь звоном колоколов, которые звонили на все манеры…  Капища опустели; идолов утопили в реке, а манеж, в котором  давала представление девица Гондон, сожгли."

Но двести лет спустя, отнюдь не «Двадцать лет спустя», в Глупове произошли разительные перемены высшего порядка. Из манежа сделали министерство, а вороватую девицу Гондон,  с дипломом врача, сделали министром сельского хозяйства, пока она безбоязненно не скрылась в медицинских джунглях Швейцарии. Фермерам повесили кредиты под 100% годовых, с тем, чтобы узнать кто из них выживет? На тех,  кто выжил  после трехлетней засухи, повесили годовое эмбарго на экспорт зерна. Потом еще одно такое же, для укрепления эффекта. А вот после этого случилось настоящее чудо рукотворное. Из земли, брошенной на произвол судьбы, поперло так, что зерно хранить было негде, а экспорт впервые превысил военную индустрию!  Но цены упали вдвое и тут  был достигнут тот самый желанный  «мультикативный» эффект. Мелочь фермерская обанкротилась массово, а олигархи, мышкующие на экспорте зерновых, за валюту разумеется, расширили свои наделы, скупил за полцены зерно с колес комбайна у фермеров. Которым ничего не оставалось как пойти с сумой в банк-грабитель. Но это  обычные издержки производства. А потому глуповские власти ввели поборы для прочих нищих и сотни тысяч сдали свои регистрационные папиры всего лишь за квартал. Экономический рост ВВП упал и не отжался. Да что нам рост экономики, вскричали глуповские чинуши? Давайте по сценарию сказки про Чипполино обложим данью дачные участки нищих, которые выживали с огородов, иначе концов не свести. В итоге глуповцы побросали не только свои ларьки, но и дачные участки под присмотр бурьяна в самой большой стране мира, которая прозорливо ограничивала землевладения строго шестью сотками.
 
Сии победы надо было как-то облечь в идеологические вирши. Нашли поэта-басенника, написавшего сказку о страшном рыжем таракане из подворотни. Поручили ему написать сразу два гимна для страны с противоположными свойствами. На всякий случай, как будто это Материя и Антиматерия, орёл и решка, аверс и реверс, для будущих ротаций. А сынку его, режиссёру, в свободное время гонявшего на экране бесов, заткнули рот тряпкой уже в более позднее время, чтоб не бесогонил.

Ну а самого Рыжего Таракана I, поэтического семинариста, «страшного и ужасного», побитого оспой, волочащего ногу и придерживающего руку, возвели на царство, как субъекта с максимально высокой проходимостью, способного пройти через кровь и грязь не замочившись. Убрав на всякий случай корону с бриллиантами в чулан, потому как перед этим много чего спёрли без извинений и пояснений. Легендарный Христос, ходивший по воде, тут просто "отдыхает".

Таракана I "в гроб сходя благословил" другой Вождь, которого, в свою очередь, нашёл в швейцарском болоте зело искушённый "вор-новотор" Парвус-Гельфанд, черканувший Инструкцию к употреблению народа глуповского прямиком из самого Щедрина, нимало не смутившись плагиатом. "Драть их, ваше княжеское высочество, завсегда очень свободно". Любой глуповец, пересекший границу империи и узнавший чужие языки, мог с изумлением обнаружить в аглицком языке и гишпанском почти идентичное написание слов раб и славянин, устоявшееся в орфографии и мозгах на века.

Но "драть" гораздо уютнее и веселее под знаменами, иначе это банально грабёж, которого и так было повсеместно, и ежедневно предостаточно. Под знаменами нет нужды прятаться. В этом и состояло великое изобретение повального революционного грабежа во имя высшей справедливости. Как во времена Византии или Римской империи, а по факту "отбрасывание в каменный век". Некий прогресс в науке крестовых войн. Когда на карте мира ставится крестик на стране. Теперь крестик можно поставить на всей планете, есть такие новые возможности.

Стали "драть" так, что со счёту сбились на десятках миллионов, всё снесли, "чтобы затем..." довести обрушение цивилизации до победоносного развала. Использовали слишком тесное и короткое прокрустово ложе, сочинённое по своему карликовому росту и местечковому мировоззрению. Даже всю единую бескрайнюю империю нарезали на манер колбасы, по национальному признаку, для съедобности, понимания масштабов и продажи на экспорт отдельных кусков.

Выдающийся "друг степей калмык", обласканный иудеями и потеревшийся в цивилизованной Европе, внезапно обеспокоился заветами Чингизхана взять на абордаж всю Европу. И высадил революционный десант не где-нибудь, а в самой Германии, на родине Маркса, вернув должок немецкому генштабу и реабилитировав себя с их иудиными сребрениками.

Десант был снабжён приветственным ленинским письмом Первому Съезду Советов Германии, как стишком под новогоднюю ёлку, с инструкцией по организации гражданской войны. "Весёлый праздник Пурим", описанный в интернете, получил международное продолжение. Монументы бессмертному вождю и учителю были расставлены по всей разрушенной стране. Позднее в Сорбоне набрался ума и Пол Пот, хотя не то, чтобы монумент, но даже про памятную доску вождю красных кхмеров в Сорбоне пока не слышно. Как и про памятник Сталину, основателю Казахстана. И в Грузии отчего-то не жалуют вождя поныне. А на Украине те же глуповцы валят массово памятники тому, кто впервые открыл им путь на Запад, отдав ни за понюшку Германии Украину. Крым и Донбасс немцы сами добавили в подарочную кошелку. Едва ли веря в такое счастье, что на них свалилось. В XXI веке Европейский Союз тоже не верит во внезапное счастье обладанием полуфашистским бандеровским государством с центром в Киеве, которое так легко и без боя свалилось к ним на голову. Как отрыжка объевшегося чалдона.

Гулять так гулять! В революционно-бандитском запале глуповцы перебили всех несогласных в Большой Степи и Сибири, сотни тысяч, а освободившиеся земли,  отдали безымянным кочевникам вместе с приданым, в виде русских подданных. Ведь туземцы на ту пору не имели даже врачей. Путёвка из юрты в космос, с верблюда на мерседес, как если бы лихие ковбои, усовестившись, отдали нефтеносный Техас Мексике, даже не выпив виски.

Для идеологического прикрытия пошли в ход агитки-фэнтези, типа откровений комиссара Фурмана, которого так именовал юдофоб Чапаев, называя своего смотрящего-комиссара с намеренным искажением фамилии. Сам комиссар никогда особо не скрывал своего откровенного презрения к чапаевцам: «Бандиты, которыми командовал усатый фельдфебель» – это из личных записей самого Фурманова. Посмертно по мотивам геноцида был снят пропагандистский фильм "Чапаев", с изрядной долей фантастики, поднимавший дух "воинов-интернационалистов". Чапаевцы истребляли «казару» безжалостно, порой подчистую вырезая целые станицы.

Как писал тот же Фурманов: «Чапаев пленных брать не приказывал ни казачишка. Всех, – говорит, – кончать подлецов!» В том же Лбищенске были ограблены все дома, у жителей отнят урожай, все молодые женщины были изнасилованы, расстреляны и зарублены все, у кого были офицеры-родственники…

Под сей исторически-истерический радикализм подвели диковинную идеологию, которую в первой части можно принять за неожиданный комплимент, но вторая часть воспринималась как оглушительный приговор: «Казаки — единственная часть русской нации, способная к самоорганизации. По этой причине они должны быть уничтожены поголовно». (Бронштейн-Троцкий)

Уничтожались массово не только казаки, но и "герои гражданской войны", им противостоящие. Позже сам Троцкий пополнит список "репрессированных" уже своим талантливым и неразборчивым в методах учеником Сталиным.

"Зачистка «батек».
По сути, Фурманов был в дивизии Чапаева надзирающим оком Льва Троцкого. Не то чтобы вождь Красной Армии не терпел персонально Чапаева (хотя не без этого) – он просто ненавидел и боялся «батек» как таковых, выборных (и бывших выборных) командиров. 1919-й год как раз и примечателен массовым «падежом» наиболее популярных выборных красных командиров, развернулась организованная Троцким чистка «народных начдивов». От «случайной» пули в спину во время рекогносцировки погибает начдив Василий Киквидзе. По указанию Троцкого «за невыполнение приказов» и «дискредитацию политработников» расстрелян командующий так называемым южным Ярославским фронтом Юрий Гузарский. Расстрелян – снова по приказу Троцкого – популярный украинский комбриг Антон Шарый-Богунский. «Случайно» убит Тимофей Черняк, тоже популярный среди бойцов командир Новгород-Северской бригады. Ликвидирован «батька» Василий Боженко – командир Таращанской бригады, соратник Богунского, Черняка и Щорса.

30 августа 1919 года пришёл черед и самого Щорса, получившего пулю в затылок – тоже «случайную», тоже от своих. Как и Чапаев: да-да, он тоже получил пулю в затылок – по крайней мере, члены Реввоенсовета 4-й армии в этом не сомневались. Сохранилась запись разговора по прямому проводу члена Реввоенсовета 4-й армии Сундукова с только что назначенным комиссаром 25-й дивизии Сысойкиным. Сундуков инструктирует Сысойкина: «Тов. Чапаев, видимо, был сначала легко ранен в руку и при общем отступлении на бухарскую сторону пытался тоже переплыть Урал, но не успел войти в воду, как случайной пулей был убит в затылок и упал у самой воды, где и остался. Таким образом, мы теперь имеем также данные о безвременной гибели вождя 25 дивизии…»
("Совершенно секретно" No.9/386, сентябрь 2016, "И утонул на дно")

Примечатально, что среди подчиненного ему красного воинства Троцкий практиковал децимацию, расстрел каждого десятого... Расстрелом заложников большевики тоже не брезговали. Покушение возмущенного еврея Канегиссера на чекиста-еврея Урицкого за бессудное убийство орденоносного еврея-служаку отметили расстрелом... заложников дворян. Каплан стреляла в Ленина, но этот междусобойчик послужил причиной начала в стране "красного террора". То ли слепая на оба глаза Фанни стреляла, то ли кто другой, никто особо разбираться не стал. Каплан застрелили и спалили в бочке прямо в Кремле, а революционный поэт Демьян Бедный помогал помешивать дрова на костре инквизиции, свалившись в обморок от усердия.

В нынешней Украине боевые бандеровцы тоже скачут по старым граблям. Гитлер определил их вождя в концлагерь за ненадобностью. Штаты это воинство поддержали после Победы, но нынешняя победа над Януковичем делает мавров лишними опять. Зачистки были тотальные и по всей стране. Вплоть до популярных поэтов. (см."Тайна дела №89: как на самом деле был убит Сергей Есенин")

"Лечили" не только писателя Короленко и прочих недовольных красной властью, но и всех конкурентов внутри самой новой власти. Благо доктор Майрановский по заказу красной верхушки систематизировал все известные яды и испытывал на заключенных в специально построенных казематах. Конкурента из Германии, по кличке "Доктор смерть" гоняли по всему миру, пока Менгеле не прикончили. Зато Майрановский, красный орденоносец, слегка посидел после смерти Сталина, но из-за излишних познаний был отпущен на волю.
 
В этом плане кочевые и неграмотные казахи-киргизы, не склонные к "самоорганизации", были гораздо предпочтительнее грамотных казаков, стоящих на рубежах излишне пространной империи и строившие церкви с прилегающими церковно-приходскими школами. Так что премию за дикость казахи нежданно получили сполна, даже с рук до сих пор валится.

Им в придачу выдали отстроенные города с заводами, шахтами и русским населением, обслуживающим новую цивилизацию. И не только казахам, узбекам и киргизам. Другим тоже достались АЭС, порты, авиазаводы и оружия столько, что даже сил не хватало на утилизацию и растаскивание. Разумеется и русские рабы, как всегда, с древнейших времён Хазарского каганата, Орды, Крымского хамства вплоть до наших дней. Здесь древние традиции рабовладения не нарушались. Забавно, что хуторяне Прибалтики выставляют многомиллиардные счета нынешней России, как будто это они построили царю порты, АЭС, заводы и дороги. 

В русле исследований освоенных территорий избыточная активность казачества, очертившего исторические границы империи, побывавшего от Парижа до Калифорнии и организация царём несостоявшегося "блицкрига" на Индию двадцатитысячным казачьим экспедиционным корпусом, была, как минимум, раздражительна.
Ввиду данного обстоятельства новые вожди, посовещавшись, переименовали казачий Верный в 1921 году в Алма-Ату, сделав ее столицей Казахской ССР в 1929. Безымянных кочевников из окружающей полупустыни назвали казахами и одарили их нефтяным шельфом, космодромом и заводами с русскими рабами.

Провозгласившие высокие идеи ленинцы-троцкисты должны были бы увидеть в свободном и вольнолюбивом казачестве, уже обеспеченном Землей и Волей с выборным самоуправлением, своего верного союзника. Но потенциальный союзник был строптивый и решительный в защите собственных прав настолько, что решено было истребить его поголовно, на манер американских индейцев. Может быть иные задачи ставила перед собой новая власть? И кто должен был определять критерии цивилизованности "зоологической среды", как именовал казачество Бронштейн-Троцкий? Калмык по отцу Ульянов или поэтический горец Джугашвили? Так или иначе, но людоедский приказ № 100 был без оглядки на последствия написан большевиками и подписан Свердловым, внезапно после этого умерший "от испанки". По другим версиям от побоев тульского "пролетариата" на местном вокзале, но как-то неохотно об этом пишут знатоки и ученые.
 
Зато с нейтрализацией казачества, как "самоорганизующейся структуры", с немцами можно было беспрепятственно продолжить долговременный и многоплановый гешефт. Начинали с выплаты контрибуции немцам, вместо её получения, как это сделали прочие члены Антанты. Отдали окраинные земли с десятками миллионов рабов, согласно Брестскому сговору, как результат немецкого Drang nach Osten. По результатам этой операции, послужившей прологом, глуповцы повторили "дранг" с передачей Окраины уже через четверть века. А затем в третий раз!

Воинов рейхсвера, придавленных послевоенной Антантой, большевистская Россия тренировала в своих лагерях. Ума набирались танкисты и будущие асы Геринга. До прихода к власти Гитлера гешефт был умилительный. Но тупые тевтоны не могли догадаться, что технологическое завоевание Российской империи успешнее, чем танковые клинья. Не менее "острые" глуповцы увековечили подвиг вождя-предателя неисчислимыми памятниками, поставленными в каждом населённом пункте от моря до моря. Памятники стояли не вечно. Новое самостийное поколение глуповцев стало массово валить монументы вождя, открывшего им путь в желанное немецкое рабство.
 
Очередные четверть века запомнились более всего новым царем-чалдоном, при котором  Окраину уговаривать уже не пришлось, она сама стала инициатором Беловежского Сговора, сбежав на Запад самостоятельно, прихватив отрезанные от  России ещё немцами сверх Брест-Литовского договора Крым и Донбасс. Ведь глуповцы считали себя, как ни странно, самыми хитрыми. Истина о том, "что жир это глупость тела, а хитрость глупость ума" ими игнорировалась. Они хором и стоя проголосовали в Верховном Совете Российской Федерации за суверенитет от своих собственных территорий и миллионов людей, ставших «негражданами». Отрывать от беглецов на Запад Крым и Донбасс пришлось уже с кровью.

Ныне сияют в ночи минареты бывшей казачьей крепости Грозная, на родине Масхадова. Звёзды в большой луже, напротив полуразрушенного собора в казачьей станицы Скуришенской Волгоградской области  светятся менее ярко. Величественная церковь, явно столичного проекта, построена местными казаками посредством строительства собственного кирпичного завода. Недалеко пролегает магистральная газовая труба, в которой можно было бы пройти лишь слегка согнувшись, если бы не чудовищное давление. Через трубу вылетает несметное богатство. Но его не достаточно для восстановления храма. За транзит глуповцы платят исключительно иноземцам.

Соседи Российской империи издавна занимались селекцией человеческого стада посредством отрубания рук и голов уголовникам, массовыми расстрелами на стадионах. Но после прихода Вождя к власти, стало ясно, что "мы пойдём другим путём". Поэтому "партизанские отряды занимали города" новой экономики и в XXI веке. На фронтах приватизации у них было явное преимущество. Борьба с этим "явлением" велась по правилу "сомневаясь бормочите" о "неотвратимости наказания" под зорким взглядом Всевышнего. Обладатели разума империи в очередной раз потянулись в эмиграцию.   
 
Но убрать с пути лишние сословия это полдела. Необходимо было стереть в памяти само воспоминание, притом, что о лёгкости компьютерной стирки тогда ещё слыхом не слыхал освобождённый от оков "химеры совести" народ. Пришлось залезть с длинными ножницами и спичками во все библиотеки, изымая даже русские народные сказки. Издательство "Советско-глуповская энциклопедия" прошлась по просторам знаний составом в шестьдесят человек и написала с четвёртого издания полторы тысячи корректированных страниц Истины. А вот для определения значения слова "пролетарий" всех стран, который должен объединиться, слов не нашлось в могучем Словаре. Приходится догадываться кто и где с тех пор объединился, разве что в новообразованном Израиле.

С прополкой вредных сословий исчез заказчик роскоши и, соответственно, качества. Никто не мог понять что это и зачем это? Богатая жизнь глуповцами не предполагалась ни в текущей жизни, ни при КоммунизЬме. Поэтому все качественные вещи пришлось ввозить из-за границы.
 
Другой вождь-братан, обнесённый  званием генералиссимуса за полное истребление русской армии и памяти о ней, взятия всех столиц империи круче Наполеона и Гитлера, установил несколько знаменательных дат, которые празднуют глуповцы и по сей день. Этот "вождь краснокожих" открыто прибывший в Россию с иностранными подъемными тугриками, был великим экспериментатором в селекции человеческого стада, которому его вождь-близнец великодушно разрешил: "Грабь награбленное!"
Грабить стали так, что счёт вели в штуках эшелонов и километрах тележных обозов.  Никакой шинкарь или одесский бандит о таких масштабах прибыли отродясь не мечтали. И по сию пору те славные времена вспоминать никто публично не желает, чтобы не испортить впечатляющую картину "перманентной революции". Разве что изумлённый Куприн, написавший в изгнании "Гибель Николаевска-на Амуре".
 
По мотивам рассказов чекиста Бабеля даже отснят слезливый телесериал о "самодержце" Одессы Мишке Японце. Подробности вальяжного кутежа самого писателя-чекиста в трофейных царских покоях столицы империи, с примеркой царских шелковых кальсон, особой гласности не предали. Более того, Сталин, на всякий случай, шлепнул писателя, а его "произведения" запретил читать.

Желающих пограбить оказалось неожиданно такое великое множество, что империя превратилась в Единое Гуляй поле. Были произведены кардинальные перемены самосознания в духе, "кто был ничем, тот станет всем", жандармов и офицеров отстреливали как зайцев. Статую Иуды воздрузили для почина в Козлове,  а потом и по всей стране. Это был Великий Почин, поначалу неудачный, поскольку простояли первые статуи недолго, да и город выбран был немелодичный, Козлов. Зато последующая волна строительства монументов была куда более масштабной и на редкость удачной. Статуи, от карликовых до гигантских, стоят по всей стране до сих пор в колоссальном числе ко всеобщему удовольствию глуповцев, как египетские пирамиды. Сам Шалаш Иуды был перенесён с Разлива под Питером на Красную площадь и облицован гранитом.
 
Самому зачинателю радикальных мозговых перемен повезло меньше. Его бюст с ледорубом в голове, вместо тернового венца, так и не возник, ко всеобщей скорби немалого числа желающих лицезреть экс-вождя именно в таком виде. Более того, сей стандарт изображения мученика мог бы быть применён и для многих других большевистских братанов, один из которых заявил не стесняясь: «Мы задерем подол России-матушке!». С этими словами вожди Каганович и Сосо взорвали Храм Христа Спасителя, построенного на народные деньги в честь победы над Наполеоном. После этого оба прожили долгую и плодотворную жизнь с почестями. 
 
Если бы один из учеников Бронштейна не переусердствовал на ниве использования "циклона Б", великодушно подсунутого немцам американцами, то сейчас народ радостно вкушал вместе с коньяком "Наполеон" сладенький ликёр "Адик Шекельгрубер". Истина стара, побеждённых судят.

Глуповцы не подозревали, что с импортом богов им в придачу достанутся импортные черти, как реверс к аверсу. А потому к Христу автоматически был приложен мавзолейный Антихрист, аналог двухполюсного устройства земли-матушки. Пришлось воленс-ноленс два дня праздновать, не только Великую Октябрьскую революцию, аккурат в день рождения Троцкого, хотя переворот был 25 октября, но и её домарксистский аналог весёлый праздник Пурим, описанный оппозиционным дьяконом Кураевым как подробную инструкцию к любой революции
В далёкой Кампучии, именовавшейся когда-то Камбоджей, десятилетия спустя, также не удосужились увековечить память камбоджийского интеллигента в очках и с мотыгой в затылке, отправленного пролетарской рукой под гевею, как самое лучшее удобрение. Злые языки утверждали в те далёкие времена, что столь свирепая камбоджийская селекция была необходима как пролог для переселения десяти миллионов китайцев на камбоджийскую территорию в виде "интернациональной помощи". Но пробиться с боем китайцам через вьетнамскую территорию в Камбоджу, для исполнения "интернационально долга", не удалось. Наловчившийся воевать Вьетнам неожиданно быстро привёл китайских последователей Пурима на исходные рубежи, устроив показательную мясорубку.
 
Сосланные в деревню на "перевоспитание" в массовом количестве китайские интеллигенты, в период правления преКрасного Мао, тоже могут засвидетельствовать могучую поступь глуповской идеологии, приобретшей глобальное распространение. Оттуда же и пошло китайское учение о "мировом городе и мировой деревне", выражаясь языком позднего марксизма-ленинизма-маоизма. К последней вскоре и стали относить постреволюционную Россию, лишившуюся "обладателей разума", выражаясь языком арабских сказок.
Впору повторить трюизмы: мозги даны для заблуждений; рыба с головы умнеет, но чаще с головы гниёт. Словом, "хотели как лучше, а получилось как всегда".

Да будет к слову справедливости сказано, чтобы вывести любое племя на передовые рубежи, Вождь племени, как правило, должен кого-нибудь загрызть или совершить масштабное преступление, об этом свидетельствует многовековая История. А если с его клыков не стекает кровь, как у того же Горбачёва, толпа начинает грызть его самого. Нынешний американский президент, лауреат нобелевской премии Мира, как и во все прежние времена и при любой погоде, просто обязан вести одну-две, а то и три войны. Просто так, для порядка. В этом глуповцы не одиноки, разве что иноземцы предпочитают на фарш преимущественно внешних врагов.


Согласно нынешней международной традиции, правители мира регулярно "забивают стрелки", чтобы "сверить часы". "История одного Города", как Евангелие от Евграфыча, давненько написанная, на роль часов как ничто другое годится. Особливо для изучения в качестве зело наглядного пособия по предмету История Государства Российского. После адаптации на современный русский язык с добавлением фени-новояза в виде: блин, аффтар, волатильность и прочую креативность. В "бизнесе" и политике примерно тоже самое. Приоритет получает человек от "зоны" и спорта, освоив кидалово через бедро с рейдерским захватом, умеющий фехтовать феней и пяткой. Один из популярных глуповских премьеров успешно пользовался языком косноязычия, обильно уснащая свою речь перлами... многоточия. А его шеф-президент, сумевший подсунуть под себя трон, получил посмертно знаковый монумент талантливого армянского скульптора, издалека напоминающий большую промежность, трагически треснувшую сразу после открытия.

Своё старое название граждан глуповцы решили сменить на более инертное, благозвучное и безотносительное, чтобы не было противоречий между гущеедами и прочими нациями. Так и стало население прозываться советским. По месту принятия решения об этом, в Совете Народных Гущеедов, для которых были организованы склады с особыми харчами. Однако новое, декретное, название приживалось с трудом, как и новое время с закатом солнца вручную. Когда захотели, отменив старое летоисчисление, вместе с дореволюционной историей государства, стрелки часов переводить взад-вперёд, вместе с солнцем.
Был даже запуск космического раскрывающегося зонта, накинуть шапку на солнце хотели, к сожалению, неудачно. Не раскрылась автоматически фольга площадью со стадион для образования спасительной тени днём или луча света в ночи. Двойная польза имелась в виду от космического запуска.

Свежий красный Вождь, прошедший тюремную академию и с детства знавший что такое кровная месть, первым делом перебил своих талантливых учителей, чтоб "над головой не маячили", как в знаменитом фильме «Кин-дза-дза». 
Вождь построил себе  на вырост мавзолей, заселив туда для обкатки "друга и учителя".

Началось новое летоисчисление, чтобы всё было новенькое, не как у других. Были и другие рукотворные чудеса, описанные в Истории Партии. Прочие ориентиры, далеко видные и примелькавшиеся на местности, с позолотой, решили сровнять с землёй. Сначала пыжились ковырять, чтоб кирпичи добыть для курятников, но потом взорвали. Кирпичный раствор оказался твёрдым, а кирпич слишком мягким, древним. Драгоценности церковные, как водится, быстро растащили и пропили. Благо добра царского и хлеба в стране было так много, что хватило на строительство множества заводов для изготовления несметного количества вооружений для освобождения мирового пролетариата.

Пролетариат непременно надо было освободить. Но второпях забыли конкретизировать кто такой этот самый пролетариат. То ли тот, что всё время пролетает мимо Корыта, то ли "мировой пролетариат", что стремился образовать после галута, рассеяния, своё государство, в Палестине, Польше или России, где получится. «Пролетарии всех стран» соединились-таки в Палестине. А вот "рассеянин" стал периодически разлетаться в эмиграцию кто куда из самой России, новой родины галута.

Чётких инструкций по определению пролетариата так и не придумали, потому получалась казуистика. Стоило урождённому пролетарию закончить вуз, как он выпадал из обоймы, становясь не нужным власти и уже не мог пройти через угольные уши в правящую компартию и, соответственно, во власть. Потому варилась правящая камарилья глуповцев в собственном соку, образовав новую касту неприкасаемых староверов. А перевод древнеримского трактата о пользе дорог и тротуаров ими так и не был закончен, переводчик спился.

Стали смотреть по сторонам света глуповцы, есть ли ещё чего в мире святого и куда бы ещё занести семена революции, поскольку в европах удивительным образом продолжали любить монархов и всяческих бутафорских князей-дармоедов.
 
Узнали про священных коров в Индии, которые бродят где им хочется, неприкасаемые, и очень долго смеялись по этому зряшному поводу, что говядина правит едоками. А, отсмеявшись, увидели у себя тоже сразу две категории священных «коров» отвязных, которым по старой, но уже отменённой Указом, привычке кланялся глуповский народ, то ли от уважения, то ли от страха. Это были попы и врачи. Обе категории граждан нахально считали себя уполномоченными Господа Бога, тоже отмененного, тем же Указом. Некоторые староверы глуповцы, особенно в деревнях, тайком подбрасывали к дверям популярных врачей увесистые свёртки со свежими продуктами!

Смешно было наблюдать, как эти самозванцы отстаивали свой приоритет в выписывании путёвки на небеса обетованные, один в устной, другой в письменной форме, в виде рецептов. Хотя каждый глуповец уже достоверно знал из  Постановлений Партии, что Бога нет, один опиум для народа остался, в виде афганского героина.

Конкурентов попов, знамо дело, быстренько порешили. Оставшиеся, по недогляду, от разрухи храмы переоборудовали в хранилища залежалого. Поднимать дух, отпевать, крестить и венчать стало негде, а архитектурный надзор, в виде наглядного стандарта повсеместного, исчез на сто лет, сгинули "архитектурные излишества". В черте Города было позволено выбрасывать мусор из окон и разводить чертополох в человеческий рост, тротуары отменили как пережиток прошлого. Красить здания чаще чем раз в полвека считали расточительным, бессмысленным и не достойным занятием. Попытки ввести в квартплату отдельной строкой расходы на капремонт вызвали народные волнения.
 
Теперь каждый глуповец, получивши дачный участок для прокорма, величиной с лапоть, мог построить на нём своё жильё для мотыг и лопат, размером с сортир. Но позже, спохватившись, стали навязывать бесплатно целый гектар…но в тайге.

Хуже было с эскулапским отродьем, этими «врачами-отравителями», которых царствующий Вождь не без оснований опасался, поскольку знал уже все способы отравления на основании исследований придворного доктора Майрановского, который испытывал яды на заключенных. Хотя сам ставил доктору задачу систематизации  и испытания всех доступных в мире ядов, в интересах борьбы за освобождение мирового пролетариата. Уж больно врезались "пролетариям" в память тюремные отсидки при прежнем, условно кровавом, царе Николае. Попутно яды успешно испытали на "оппозиционерах"- писателях, военных и политиках. Границы государства не были преградами.

И решили глуповцы совместно с Президиумом проводить селекцию над людьми, в плане изготовления строителя новой, светлой жизни, в числе которых эскулапам отводилось почётное местов в авангарде масштабного эксперимента, с которым, согласно давнему эпосу, безуспешно мучился изобретательный цыган, стремясь экономить на кормёжке своей лошади. Пока она не сдохла от бескормицы.

Для начала врачам утвердили униформу, белый халат и лапти. А так как церковь отделена от государства, то и врачей, по аналогии, отлучили от государевой кормушки. «Народ прокормит», решили в Президиуме. Ну а качество врачевания решили заменить количеством, преимущественно женским. Наштамповали столько безвредно-бесполезных  эскулапов, что пришлось глуповцам поневоле гордиться тем, что каждый четвёртый врач мира - советский. Как будто Город был самый никудышний в плане хвороб, вроде холерного барака, хотя в действительности свирепствовала лишь одна широко известная в народе "болесть, на кого б залезть".
 
Для контроля деятельности эскулапов-отравителей было положено каждое движение их рук  протоколировать пуще убивцев, освобождённых условно-досрочно, вспомнив того же хрестоматийного Варавву, выпущенного на свободу в обмен на странствующего философа Христа. Нет пророков в своём отечестве. При аналогичном подходе, каждого пешехода надо было обязать носить с собой график перехода улицы, под роспись, с обозначением времени преступного перехода, во избежание жертв автопроисшествий, счёт которым шёл уже на три десятка тысяч ежегодно. Но потом решили, что это излишество для гегемона, которым числился пролетариат, пусть себе естественный отбор регулирует популяцию.

В этом принуждении к писательству была заложена высокая идея, отмеченная песней-агиткой, с которой начиналось каждое утро глуповцев: "Здравствуй страна Героев, страна Писателей, страна Учёных!". Была создана Контора Хронических Банкетов имени генералиссимуса Онищенко принуждавшая глуповцев к творчеству. Поэтому даже парализованные старухи лежали под одеялом из разрешительных документов. На что чуткие к учёности глуповцы тут же ответили частушкой, гораздо более употребимой, которая исполнялась вприсядку и под самогон: "Страна родная ждёт Героев, манда рожает дураков".

Высокая мысль глуповских учёных сочеталась с реальностью в разных ипостасях. И в этих потугах добивалась впечатляющих результатов. Поскольку враг был повсюду, решили дорог не строить, чтобы враг не прошёл, а в придачу к Царь Пушке сделать Царь Бомбу, чтобы сместить земную ось и сбросить шапку ледовитого океана на враждебную Атлантику, сделав её Атлантидой. Приказано, сделано. Но испытать всё-таки побоялись, решили бороться за мир через радикальное разоружение, до лаптей. Словом, "Ни мира, ни войны, а армию распустить", как завещал известный Вождь с ледорубом в голове.

Стали митинговать на проспекте имени того сладенького учёного-бомбиста и его беглой жены Боннэр, которая в порыве гнева иной раз била его туфлёй по гениальной голове. Этого показалось им мало, начали строить баррикады в "столице земли русской" по указаниям неруси. К тому времени у глуповцев уже сложилась традиция дёргать из Страны Непобедимой Глупости (СНГ) при каждом удобном случае, как в отпуск, так и на пенсию. Поскольку не хотелось строить дороги, красить дома и мостить тротуары, так что глаз было некуда положить. Один бурьян, лужи кругом, заборы и железные двери.

Дуракам, традиционно, поручили создание ситуаций, при которых необходимы героизм и Герои собственной персоной, для эпосов и сериалов. Героями затыкались дыры некомпетентности. Но средняя продолжительность жизни так и не дотягивала до пенсионной, как ни странно. Но в этом был дальний прицел. Работяга должен сыграть в ящик сразу после выхода на пенсию или накануне, но и в этом случае пенсионный фонд мычал о дефиците.

История всё же знает примеры замечательные, когда в русле обильной отчётности выплывали в свет хотя и не Стеньки Разина челны, но гении вроде Антон Павловича Чехова. Эта высокая мысль и была заложена в идеологию соединившую труд бухгалтера-архивариуса в тряпочных нарукавниках и врача с клистиром в резиновых перчатках.

Тем временем знахарей, народных лекарей и прочих шаманов-ворожей, как специалистов малограмотных, пролетарского вероисповедания, от этой письменной обязаловки-отчётности освободили тем же Указом.

Одному такому, проповеднику лечения мочёй, некоему Малахову, глуповцы даже предоставили свой основной телеканал, в лучшее смотрибельное время, как награду за труды создания учебника мочепития тридцатитысячного тиража. Видно, славно насмешил он народ в письменом виде и решили Героя отрекламировать, пока он не дописал учебник по говноедству.

Для равновесия выставили в то же телеокно смешную вальсирующую мадамку в очках и бальном кринолине, с дипломом врача, которой периодически помогал обрюзгщий гущеед Яшка с фингалом, еле умещающийся в телеэкране. Так что румяный и бодрый Малахов пользовался куда большей популярностью, наглядно демонстрируя своим аппетитным лицом пользу лечебного мочепития. Доходы от рекламы телеканалу зашкаливали, перепало и самому говноведу зарплаты больше президентской. Денег собралось как у дурака махорки, стал Малахов лихо конструировать свой круглосуточный спутниковый знахарский канал.

Главному смотрителю богоугодного телеканала Ёпрсту Премьер потом выписал грамоту именную, за непомерное усердие, в связи с пятидесятилетием. Было и иное мнение от вице-премьера, который считал, что через телевидение происходит "дебилизация" страны. Но это всё брызги...мочи против ветра. Позже авторитетный доктор с бантиком на конкурирующем канале признал правоту говноедства специальных американских капсул, которые успешно излечивают дисбактериоз кишечника. Впору было совмещать мочепитие с говноедством, как наиболее результативное лечение хвороб.

Далее в медицине ввели лицензирование, а саму медицину разделили, как колбасу в нарезку на доли, чтобы оплачивать каждое направление отдельно при покупке лицензии, для прибыльности от деятельности преступных эскулапов, коль без них никак, так хоть прибыли больше.
 
На должность главного врача, как правило,  назначались эскулапы мужского рода. Ведь сугубо женский коллектив, без мужского пригляда, быстро становился кипящим гадюшником. Но под строгим петушиным контролем этот бумажный курятник заработал исправно.
 
Но чиновное творчество, как всякое прочее поступательное движение, согласно законам физики, имеет инерцию. Решили обложить врачей другими ограничениями, чтоб совсем не дёргались, не разрешалось есть на рабочем месте, чесаться и требовать входного лабораторного контроля для всяких странствующих  дервишей с пролетарскими струпьями.
 
В благодарность за нищенскую отвагу выделялись в СССР, была такая организация, гробовые, при профессиональном заражении  СПИДом. Но СССР скончался раньше первых выплат, а до декларативных компенсаций по другим опасностям дело не дошло. Словом, осталось только древнее, латинское «излечи себя сам».

Подумав ещё разок, заставили врачей кровью халат испачкать, дескать, клятва Гиппократу. Вроде жил когда-то такой "лепила" в древности. Отчего прочих чинуш не ограничили клятвами было не понятно, хотя аналогии напрашиваются, когда коррупция зашкаливает.

Ввели регулярное козлодрание в виде принесения в жертву одного эскулапа в год. В среднем получился пятилетний цикл жертвоприношений. Небольшое послабление, после сталинских "репрессий", когда процесс жертвоприношения был непрерывный.

Во главе ордена эскулапства поставили профессора Ч, у которого святая мамаша, русский аналог Матери Терезы, завещала строго сыну-студенту денег с народа не брать, эскулапать исключительно натощак, для пользы дела, без вреда телу.
 
В итоге, лучезарный эскулап, снявший в конце работы свой сияющий крахмалом халат, мог смело, выйдя на крыльцо и созерцая свои лапти, прикидывать, где бы ему, молодому специалисту после вуза, переночевать и как побираться через своих знакомых. И стали эскулапы массово валить за рубеж, чему способствовали обязательные курсы иностранного языка и периодические предупреждения населения о деятельности «врачей-отравителей».
 
Были и такие случаи, когда надо было успеть увернуться от удара рукой или ногой в лицо и успеть выдернуть палец, чтобы не отхватили всю руку. Народ изобретателен. Повреждались автомашины врачей недовольными пациентами, подростки походя бросали в окна снежки-леденцы, строчились доносы, устраивались аферы с выплатами, судилища. Остро ставился даже вопрос о вооружении бригад "скорой помощи" чем-нибудь, вроде скалки или электрошокера, чтобы отбиваться от агрессивных пациентов даже в столице.

К одному эскулапу Города пришёл любвеобильный кавказец с просьбой избавиться от обременительного довеска с любовного фронта, тогда как уже никто из других спецов не брался за прерывание беременности на высоком сроке нежелательного ношения, а беременных невест-иноверцев у джигита в семью пускать было не принято.
 
И здесь, как пишется в коммерческих объявлениях, торг был не уместен. Но, как ни странно, горячий джигит торг организовал, и, осерчамши, подсунул меченые в УВД дензнаки, преступному гинекологу, после успешного аборта. Усадил-таки на нары, как убийцу, на восемь лет. Тоже низкая квалификация, перчатки не одел, руки замарал диагностической, но уже ментовской  краской. После отсидки доктор  вышел на свободу и вскоре умер, так и не освоив рыночных законов, из которых выпадает врач и где его роковая фраза: "Не хочешь платить за криминальный аборт, плати восемнадцать лет алименты",- стоит восемь лет тюрьмы. Так и не вписался этот опытный и, возможно, кому-то ещё нужный доктор в рыночный механизм уличной любви, не познав в полной мере гуманизм и веротерпимость. Кто мог подумать о такой "благодарности" вспыльчивых южан? Хотя, если почитать Марка Твена...

Другая парочка этих резцов по ливеру, обуреваемая гордыней и морализаторством, решила проучить сутенёра, торговца "лохматым золотом" посредством лёгкого подкручивания ценового счётчика за предполагаемую операцию, на разрешённой, но платной основе. Всё те же грабли коммерческого несогласия, которые видятся нам каждый день на рынке.

И опять очередной урод от работорговли поплёлся за поддержкой в ментовку. Там на ту беду сидел ретивый, новый назначенец прибывший с периферии, временно исполняющий обязанности отъехавшего в отпуск начальника, жаждущий звёзд с неба на погон. Стажёр с радостью вручил сутенёру троянского коня в виде всё тех же подкрашенных деньжат.

И двух ведущих спецов колюще-режущего инструментария бросили на две недели на тюремные нары, аккурат в праздничные дни, чтобы никто не вмешался, парализовав при этом надолго центральное отделение Города. И ни пресса местная, получавшая тугрики рекламные от урода, ни Градоначальник, не пожелали ничем помочь зажатым в бедность эскулапам, у которых в отделении крыша проваливалась в тазик для мытья рук перед операциями. Тазик состоял из ржавчины и держался на десяти слоях краски. Ночью дежурные врачи почивали на новеньком диване, купленном предприимчивой старшей медсестрой отделения за деньги от сданных в ломбард пустых кефирных бутылок пациентов. На ту пору бутылки пустые были для отделения главным источником дохода, валютой.

Совесть это разновидность страха. И в этом страхе глуповцы были явно обделённые. Вскоре в Город приехал Главный Полицмейстер с проверкой. А поскольку всё в городе было замечательно, а других дел в иных краях у Главного было невпроворот, то отправились они с Градоначальником в ближайший аэропорт, спеша на прощание обговорить оставшиеся мелочи, по пути подтвердив страсть к быстрой езде на почтовых, упомянутую ещё Евграфычем Щедриным.

К досадным мелочам был отнесён предупредительный запрет собираться в одно авто, всем тузам в одну колоду. А правила дорожного движения были для глуповцев издавна не писаны, тем более, что кто-то им поведал, что горские снайперы, которые мерещились в период очередной чеченской войны повсюду, в авто, мчащееся со скоростью за сотню, попасть не могут, руки дрожат. Снайперы враждебные селились за тысячи километров от Города,  но решили-таки прокатиться  с ветерком, от греха подальше.
Неслись по городским кочкам, вспоминая дураков и дороги, да ещё в утреннем тумане, что есть мочи, зато под прикрытием машины сопровождения ГАИ.
Но на повороте им попался не менее крутой глуповец, который презрев маячки проскочившего мимо ГАИ-шника, продолжил на своём джипе ползти навстречу, игнорируя обочину.

Видя такой афронт, отважный прапорщик охраны  Полицмейстера на своей боевой «Волге» так ловко взял его на таран, что поднял вражеский джип в воздух и приземлил его точно на крышу охраняемой  самобеглой коляски с Полицмейстером и Градоначальником, замесив несколько трупов. Бросок через бедро, не снившийся ни одному снайперу.

Отважный Прапорщик получил награду посмертно за бдительность. На той Обочине стоит и  поныне его героический Обелиск.
На другом конце той же Дороги, а она была одна такая, относительно ровная и широкая в Городе, уже стоял  симметричный обелиск с цепями славному адмиралу, который на служебной "Волге" не сумел без смертельного героизма выехать на перекрёсток даже без тумана. Решил, по старой армейской традиции, сыграть в русскую рулетку с пьяной встречной мадамкой, несущейся под сто пятьдесят км в час. "Успееем или не успеем?"- поспорил адмирал со своим водителем дембелем. Не успели. Мадамка, должно быть, с испугу от адмиральских погон вылетела на встречку, прямиком в лоб адмиральской "Волге", и осталась жива. Пьяному море по колено это старая истина. Так что место для Подвига и Героизма в Городе было всегда, везде и всем кому ни попадя.

А теперь читателю предоставляется редкая возможность себя показать и выглядеть умным провидцем, догадавшись, к кому  привезли месиво из высокопоставленных тел после страшной аварии? Уж,  не к тем ли ведущим, но нищим спецам от скальпеля, один из которых,  вскоре умер после краткосрочной отсидки в кпз, поскольку его  щепетильные почки отказали от двухнедельного стресса тюремных нар и баланды, а может и побоев?
 
Бог ухмыльнулся злорадно и направил печальные дроги с израненным Полицмейстером и Губернатором прямиком к нужному подъезду, доказав на практике, что врач это всё-таки действительно уполномоченный Господа Бога.

Но тут незадача вышла.
Эскулапы тоже по сортам делятся. Иные виртуозы скальпеля, могущие чудеса кроить натощак, исправляя носы, челюсти и прочую вислоухость, включая варикоз и геморрой. Другие попроще,  костоправы, травматологи.
Так что высококвалифицированные коллеги, по отзывам молвы,  смотреть печальные дроги  с переломанными царствующими особами не пошли, даже из любопытства. Не наш профиль, говорят.

Конечно же, не всё так плохо в нашем царстве-государстве. Порой с юбилея пьяненького врача средней руки милиция с эскортом до дому довозит с извинениями за задержку при облаве на пьяных водителей. И другие знаки внимания оказывают, причём взаимно. И доктора Илизарова с профессором Фёдоровым на щит поднимала вся страна, и министру Чазову почести оказывала, давая место в праздничном президиуме и на банкетах. Что было, то было.

Но это не снимает задачи по сохранению бдительности надзорных органов. Не тех органов, которые трансплантируются хирургами, а теми, что денно и нощно бдят на страже. И потому эти Органы были просто обязаны приостановить все имплантации в стране на пару лет, пока не пройдёт вялотекущее следствие по поводу подозрении в криминальном изъятии органов некими дельцами от скальпеля. Джигитовка кинжалами в горах не так опасна, как преступный орден эскулапов. Тут нужен глаз да глаз, семь раз отмерь, потом отрежь и никак не наоборот. "Лучше меньше да лучше", как говаривал Вождь, и не важно, что резко поубавилось желающих оперировать под строгим взглядом прокурора в затылок, а количество имплантаций в стране упало до нуля, заголосили дружно похоронные процессии по всей стране более чем на год.

По родной Стране, к 2009 году каждый шестой эмигрант из страны - врач.
Пусть и плохонький, но с дипломом, который может не только детскую куклу распотрошить или помойного кота, а потом успешно заштопать, оставив в живых. И для многих выпускников вузов, и не только медицинских, сразу после экзаменов стоит вопрос: в какую страну-сторону ехать, чтобы не пропасть. И частенько они направляли свои лапти прямиком за Бугор. А жители Восточной стороны всё усиливающимся потоком едут даже в Китай. Не только за дешёвым шмутьём, но и за медицинской помощью, усиленно подкармливая хунхузов. Даже на работу там устраиваются, поскольку не смогли преодолеть лицензионно-взяточный барьер.  Помните, "страна родная ждёт Героев"? Так что ныне баланс эмиграции из глуповской стороны в Китай превышает обратный процесс, как ни странно.

По части эмиграции у глуповцев были давние традиции ещё с тех времён, когда им приглянулось учение Маркса, завещавшего стройный порядок вещей и действий в рамках успешного загнивания под флагом паразитизма, как наивысшей стадии развития. Не исключено, что его Едеология была списана с собственного поведения, уж больно подробная была и толстенная, а сам Маркс, как и прочие революционеры, никогда толком не работали.

По этой идеологии вожжи управления передавались неким пришлым пролетариям-интернационалистам, без роду и племени, а все обладатели разума обязаны были очистить помещение либо добровольно, либо по принуждению, на пароходах, которые назывались философскими. Пароходы набивались сначала профессурой, а потом и просто людьми чрезмерно образованными, которым негде было приложить руки и голову. После такой селекции  действительно "жить стало лучше, жить стало веселее", народ просто запел: "Чтоб они не делали, не идут дела, видно в понедельник их мама родила". Не зря в народе существует пословица, мол, дуракам счастье.

А делать-то ничего и не надо было, как оказалось впоследствии. Поскольку производителю потреблять вволю на роду не написано, жиреют лишь купцы да посредники, стали глуповцы все разом торговать да судиться. Юристов столько наштамповали, по заморским лекалам, что суд да тюрьма стали для всех домом родным и рекламировались ежедневно по каналам телевидения, игнорируя туземную брезгливость глуповцев к бытоописанию урок. Но судебные повестки рассылались уже по всем адресам "в интересах неопределённого круга лиц", как мотивировала прокуратура. В первую очередь они отправлялись тем, кто всё-таки, не смотря на рекомендации, продолжал-таки работать по старинке на производстве. Их в массовом порядке отправляли на галеры учёбы и переобучения. Несколько профессоров нагромоздили горы невнятной писанины в полторы тыщи страниц на тему охраны Труда и Социальной гармонии, больше чем у Маркса. Каждый предприниматель, увидев такую напасть, грустил и впадал в апатию, пришлось выпустить эту тему на компактной дискетке, на ней меньше проглядывался вселенский идиотизм. А реальные предприниматели разбежались кто куда, остались одни вороватые аферисты. Счет побросавших патенты пошел на сотни тысяч за квартал.

Словом, из всей промышленности вскоре осталась только бюрократическая, даже парализованные старухи лежали под одеялами из разрешительных документов, которые необходимо было собирать месяцами, а то и годами, как при строительстве. Были всё-таки ещё чудаки, которые, обуреваемые жадностью, продолжали что-то строить большие зеркальные ларьки да Дворцы правосудия.

И всё бы ничего, но досужие глуповские психологи обнаружили, что после пятнадцати лет работы в правоохранительных органах наступает необратимая деформация личности. А у чиновников и нуворишей развивается рецессивный ген каннибализма, превращаясь в доминантный!

Сказки любят все, а глуповцы тем более. Сказки, объединённые с агитками, было первейшим блюдом легковерных глуповцев, порой сказками, в основном, и питались. А тут, как назло, приехал новый сказочник заморский и ну рассказывать, что есть, мол, за морем богатая страна, в которой живут, не тужат сплошь одни банкиры и юристы с менеджерами.

Всё производство из страны вывели, лишь деньги зелёные для всего мира печатают, тем и живут припеваючи. По всем признакам вроде известный глуповцам коммунизьм, а на самом деле империализьм, как наивысшая стадия чи развития, чи загнивания, как проповедовал товарищ Маркс.

Открыли сказку Маркса, вроде всё сходится, и тут же всех школьников из профтехучилищ  отправили в университеты на юристов и менеджеров учиться, даже в армию забрить было некого.

Почесались глуповцы сначала сверху, там где лысина намечалась, как у вождя, потом снизу, там где волос ещё хватало и, погрустив, сняли с фронтона изрядно порозовевший красный флаг, водрузив умеренно полосатый, хотя некоторые так и норовили повесить тот, на котором полос побольше. Но уж больно он был на матрас с большим пятном-заплаткой похож, как у больного недержанием всё той же мочи.

Одни глуповцы почитали Науку, другие поклонялись Религии. Наука быстро сделал рывок, сначала подковав блоху, а затем перевела подопытную муху-дрозофилу на реактивную тягу буквально в течение одного столетия.

Расписной пенёк в качестве идола быстро приелся, решили сменить его на импортный образец из странствующего философа, не пришедшегося ко двору на родине. Настроили храмов, стали бить поклоны, но устамши, решили всё опять снести, сменив Христа на Антихриста, как более прибыльную веру, без обязательно подставления щёк. Однако прогресс не дремал и тут лозунг о пролетариях, которые куда-то должны то ли улететь, то ли прилететь, сменили на более разумное и доходчивое из уст известного олигарха Полонского: "У кого нет миллиарда долларов, тот может идти в жопу!"

Пошли по указанному адресу, стали натирать Душу суррогатами и ядохимикатами. Все пожелания спинного мозга экранизировались могучими тиражами, которые давали невиданную прибыль и вызывали огрубление Души. Времена туземно-христианской благожелательности и отсутствия замков на дверях, сменились массовой установкой железных дверей, сигнализаций, набором армии охранников. Длина заборов стала кратной экватору. Вечерние улицы опустели, все прильнули к телеэкранам в ожидании очередного сериала про маньяков, где Павку Корчагина сменил Чикатило. Процесс одичания и дебилизации резко ускорился, на горизонте замаячили новые стандарты в виде однополых браков, инцеста, садомазохизма, сатанизма, радикального обрезания по самую сурепку, на фоне баловства с гормонами. Чему способствовали реализованные фантазии голливудских сценаристов и их продюсеров, не успевающих подсчитывать барыши.

Читатель, ожидая увидеть откровения, забывает оригинал, первоисточник, которые ещё сто лет назад описывал "поедание божки", замес Волги толокном и Непреклонск Угрюм-Бурчеева, цитадель всесторонней регламентации жизни. Из этого следует очевидное подтверждение того обстоятельства, что Власть движется по кругу в своём стремлении к упорядочению броуновского движения масс, создавая втягивающий водоворот. И тут национальные страдания, как разновидность спорта в виде бега с препятствиями по граблям сродни тому обряду бичевания, что проходят регулярно в иных южных странах.

Портят дело и провидцы-знахари, предсказывающие развитие по кругу и Конец света 2017 году. Образовался новый вид национального спорта, кто больше вывезет за Бугор, доминирующее направление у конуса втягивающей всё и вся воронки. Нырнув в героическое глуповское прошлое, написанное Салтыковым-Щедриным, хотелось бы заглянуть за нарисованный занавес небосклона в будущее. Не так далеко, чтобы увидеть собственные похороны, но хотя бы узреть тенденции.

 
"Показатели 1913 года.
 
1. Рабочие. Средняя зарплата рабочего по России составляла 37.5 рублей. Умножим эту сумму на 1282,29 (отношение курса царского рубля к современному) и получим сумму в 48085 тысяч рублей.
2. Дворник 18 рублей или 23081 р.
3. Подпоручик (ныне лейтенант) 70 р. или 89 760 р.
4. Городовой (рядовой сотрудник полиции) 20, 5 р. или 26 287 р.
5. Рабочие Петербурга получали среднюю зарплату  была меньше, к 1914 году 22 рубля 53 копейки. То есть нынешних 28890 российских рублей.
6. Кухарка 5 - 8 р. или 6.5.-10 тысяч р.
7. Учитель начальной школы 25 р. или 32050 р.
8. Учитель гимназии или 108970 р.
9. Старший дворник 40 р. или 51 297 р.
10. Околоточный надзиратель ( участковый) 50 р. или 64 115 р.
11.Фельдшер 40 р. или 51280 р.
12.Полковник 325 р. или 416 744 р.
13.Коллежский асессор (чиновник среднего класса) 62 р. или 79 502 р.
14. Тайный советник (чиновник высшего класса) 500 или 641 145р. Столько же получал армейский генерал
А сколько тогда стоили продукты? Фунт мяса в 1914 стоил 19 копеек. Русский фунт весил 0,40951241 граммов, килограмм, будь он тогда мерой веса, стоил бы 46,39 копеек – 0,359 грамма золота.
Мука пшеничная 0,08 р. (8 копеек) = 1 фунт (0,4 кг) Рис фунт 0,12 р.= 1 фунт (0,4 кг) Бисквит 0,60 р.= 1 фунт (0,4 кг) Молоко 0,08 р.= 1 бутылка Томаты 0,22 р. = 1 фунт Рыба (судак) 0,25 р. = 1 фунт Виноград (кишмиш) 0,16 р.= 1 фунт Яблоки 0,03 р. = 1 фунт

2013 ГОДА ПРИВЕДЕННЫЕ ВЫШЕ ДАННЫЕ УСТАРЕЛИ. ЗАРПЛАТЫ ЦАРСКОГО ПЕРИОДА НЕОБХОДИМО УМНОЖИТЬ НА КОЭФФИЦИЕНТ 1.67. ПОСКОЛЬКУ РУБЛЬ ОТНОСИТЕЛЬНО ДОЛЛАРА УПАЛ ВДВОЕ С ТЕХ ПОР. А ЦЕНА ЗОЛОТА ВЫРОСЛА. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, УРОВЕНЬ БЛАГОСОСТОЯНИЯ ВЕЛИКОЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ УШЕЛ ЗА ГОРИЗОНТ.

© Copyright: Ванька Жуков, 2011
Свидетельство о публикации №211010800208


 


Рецензии
"Что такое история человечества как не предлинное повествование о невоплотившихся замыслах и несбывшихся надеждах?",- писал Джонсон. Горькое исследование автора удручает безысходностью. Всё плохо... А хочется иначе, ведь лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм! (Гёте) Не хотелось бы превращать историю своего народа в жалобную книгу, в которой не почерпнуть света... Мне хотелось бы отметить, что исследование автора, безусловно, полно достоинств: это обширный исторический материал и глубокие умозаключения, присутствие нужной доли сарказма и талантливо в литературном смысле, так как написано интересным языком и мыслью, которой хочется следовать с интересом. Но это та ситуация, когда в конце тоннеля нужен свет, ведь плохой погоды не бывает, бывает неподходящий костюм... Удачи автору в его творчестве, оно заслуживает внимания читателя. С уважением, Марина Татарская


Марина Татарская   20.05.2018 05:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.