IV Футуристическая религия

От станции метро приятельницы направились в сторону Никольского собора. В раннем сумраке, подсвеченном огнями, висела меланхолическая сырость, отсвечивала мокрыми бликами от улиц и стен. В такую погоду фонари похожи на светящиеся одуванчики, городские шумы приглушаются; лица людей расслабляются, черты смягчаются, и прошлое приходит на память без резких очертаний, в ореоле лёгкой грусти. По пути Софья рассказала о своём однокурснике:
– Между прочим, его дед был марксистом, до революции общался с футуристами и захаживал в гости к Маяковскому, когда тот жил здесь. Судя по всему, именно в тот дом захаживал, где ты теперь снимаешь комнату. После революции дед был большим человеком, комиссаром у большевиков. Под шумок исхитрился пограбить награбленное у бывшего эксплуататорского класса, нажился, кажется, неплохо.  Во времена нэпа при послаблениях в частном предпринимательстве удачно увеличил капитал, а как большевики начали гонения на нэпманов и взяли курс на индустриализацию и коллективизацию, подался в Сибирь на золотые прииски, чтобы замести следы. Таким образом, видимо, избежал партийных чисток; а в Ленинград вернулся после войны с женой и сыном и быстро выбился в крупные советские руководители. Помогли старые связи и деньги. Правда, он и на приисках хорошую должность занимал. Сын тоже быстро сделал карьеру по партийной линии, но рано умер от пьянства. Внук этого марксиста, Лёня, рос со своей еврейской бабушкой и матерью. Они жили тогда на Васильевском острове в огромной квартире, забитой антиквариатом и ценным по советским временам барахлом, вроде хрусталя и ковров. Понятно, о многом в своей семейной истории они умалчивали. Во времена нашего студенчества мы одно время были дружны с Леонидом, вернее сказать, состояли в очень даже близких отношениях; к тому же, жили неподалёку друг от друга. Тогда он был романтичным субтильным юношей – увидишь, каким стал теперь.

Друг юности Софьи теперь жил в доме, где большинство старых коммуналок было расселено, отремонтировано и продано состоятельным людям. Это было заметно по дорогим автомобилям в ухоженном внутреннем дворе с решетчатыми воротами и камерами наблюдения. В подъезде с мощной металлической дверью и домофоном ещё не выветрился запах свежего ремонта; лестничную клетку украшали сухие букеты в вазах, фикусы в кадках, занавески и коврики.
Дверь квартиры в бельэтаже открыл хозяин, невысокий, лысый, округлый, с бегающими темными глазами. Он помог гостьям снять верхнюю одежду и провёл в гостиную:
- Марина, вы тут, пожалуйста, чтобы не скучать, позаботьтесь о себе по части угощения, пока мы с Соней совещаемся в кабинете. Хотите что-нибудь из алкоголя? Сухой мартини, виски, коньяк? Чайник только что закипел. Позаботьтесь пока о себе, здесь, взгляните – чай, кофе, фрукты, печенье…
Она осмотрелась в гостиной. Обстановку составляли реставрированные дореволюционные комод и бюро с претензией на ампирный стиль, современные пейзажи в академическом стиле в золочёных рамах, новейший видеоцентр, барный шкаф, финский мягкий уголок. Эклектичный статусный набор. На сервировочном столике были приготовлены чайные принадлежности. С бокалом мартини она погрузилась в мягкую кожу дивана и рассеянно взялась листать мужской глянцевый журнал. Ожидание оказалось недолгим. Когда все трое собрались в гостиной, хозяин с кружкой зелёного чая устроился в кресле, и, украдкой бросив на Марину оценивающий взгляд, продолжил уже начатый разговор:
– Софья говорила, вы ищете работу. В банковско-финансовой сфере? Нет? Ну, тогда, боюсь, мало чем могу быть полезен… Да, в наше время случается часто менять работу и партнёров, - продолжил он. - Как бы вы замечательно ни устроились, никто не знает, что произойдёт в дальнейшем. Умение преодолевать трудности часто оказывается важнее образование и профессионального опыта. Случись что-нибудь, никто не обязан давать вам работу, и как вы распорядитесь собственной участью – исключительно ваше личное дело и ваша проблема. То, каким образом вы решаете собственную задачу с поиском работы, является показателем для потенциального работодателя, как вы можете справиться с его задачами. Если вы не можете справиться с проблемами нанимателя, вы – не часть решения; вы, вместо этого, становитесь частью проблемы! Главное, вы должны убедить вашего потенциального работодателя, что вы для него – верный выбор. Никогда никого не критикуйте; это лишь заставит людей занять оборонительную позицию и ухудшит вашу ситуацию. Общеизвестно, что ваше положение на служебной лестнице больше зависит от взаимоотношений на службе, чем от степени профессиональной пригодности. Насколько быстро вы растёте в своей организации, или какие предложения получаете от других организаций, в огромной степени зависит от ваших способностей справляться с проблемами и ладить с окружающими. Впрочем, у всякой карьеры есть свой потолок возможностей; когда-нибудь она изживает себя. Поэтому не стоит печалиться, если вас уволили. Право на неудачу не сводится только к деловой жизни; это охватывает подавляющую часть житейских аспектов, вроде работы, семьи, любви, дружбы и замыслов. Разумеется, для изменения ситуации нужно сделать все возможное; а если не складывается, лучше минимизировать издержки и начать все заново. Вместо того, что бы тыкать пальцами в других, лучше ткнуть кнопку, запускающую в действие дополнительные возможности. Все нормально! Не надо печалиться! Жизнь слишком коротка, чтобы спорить и искать виноватых. Богатство и карьеру можно в одночасье как сделать, так и потерять. Так же и в Америке сегодня вы можете быть президентом транснациональной корпорации, завтра – простым продавцом. В этом мире нет постоянства. В конце концов, жизненный опыт развивает вашу индивидуальность и, таким образом, способствует вашей реализации.
Леонид поставил пустую чайную чашку на стол, скрестил короткие полные ноги и, довольный успехом своей импровизации, мечтательно, с покровительственными интонациями, продолжал:
– Возможно, работодатель будет рад увидеть вас на собеседовании, если вы пообещаете объяснить, что можете для него сделать, или как будете решать его проблемы. Никогда сами не предлагайте своё резюме, это мазохизм! Поверьте мне, интервьюер на собеседовании нервничает ещё больше, чем вы! Будьте уверены в себе и профессиональны. Если он попытается исповедовать вас в ваших недостатках, попросту подайте ваш мелкий плюс как самый большой недостаток. В то же время, если вы почувствуете наверняка, что можете сыграть на его человеческих слабостях, действуйте без малейших колебаний! Не забывайте, на карте ваша карьера. Если это мужчина, подденьте его! Поскольку вы привлекательная сексуальная женщина, задействуйте его воображение с помощью откровенного костюма. Всякий раз, когда не найдётесь, что бы такое сказать, переведите внимание на свои красивые ноги, незаметно потянув повыше мини-юбку, поправьте вырез, проникновенно взгляните ему прямо в глаза – он станет безоружным и ручным. На войне, как на войне, пускайте в ход весь ваш арсенал! Добейте его своим обожанием и безусловным согласием со всем, что бы он ни говорил, и вы получите желаемую работу!
– Остаётся только найти желаемую карьеру. По правде говоря, место на служебной лестнице - вовсе не моё место в этой жизни. Или проще ориентироваться на деньги как главный показатель успеха? – поскучнела Марина.
– Пожалуй, истинные герои нашего времени – не умники учёные, не голодные гении, а те, кто делают деньги. В общем, простые статисты теряют деньги, а свободные граждане мира делают деньги, – в глазах Леонида заиграло воодушевление, на круглом лице оживилась мимика. – Они вырываются на свободу из цепей финансового ничтожества и тирании, и в этом заключается чувство собственного достоинства. Бюрократы и регуляторы только вредят делу. Деньги заставляют мир вертеться. Все, кого я знаю, мечтают сколотить состояние. Им нужен соответствующий доход, чтобы получить возможность реализовать свои мечты. Похоже, почти каждый только и думает о всемогущем баксе. Эта внешне эгоистичная гонка привлекает на рынок более качественные услуги, а в результате все получают более высокий стандарт жизни. Деньги действительно способствуют достижению успеха и счастья. Без денег люди чувствуют себя настолько несчастными, что элемент человеческого достоинства пропадает. Мужчины знают, что большинство женщин не станет тратить на них своё время, если у них нет денег. Большинство друзей знается с вами, только пока вам светит солнце удачи. Деньги на бочку, или заткнись. Деньги покупают счастье. Они дают комфорт, статус, признание, безопасность, свободу, власть, секс, искупление, знание, гордость и многое, многое другое. Сложно быть успешным в обществе без финансового успеха. Скорее всего, ни один разумный человек не станет связываться с вами, если у вас нет денег. Каждый человек имеет цену. Всякий человек – своего рода проститутка. Любая девственница, вероятно, раздвинет ноги за десять миллионов долларов. Такая сумма может превратить лягушку в принца. И это правильно! Почему шикарная женщина должна пропадать с мужчиной, который не может позволить себе развлечь её? Конечно, он может очень хорошим и обаятельным человеком, но все идёт в счёт, особенно деньги. Точно так же любой мужчина станет альфонсом за десять миллионов долларов. Для многих мужчин весь мир вращается вокруг женских прелестей. Без денег нет динамики. Мир становится пустым и холодным. Не подмажешь – не поедешь. Все, что приносит счастье, сводится к деньгам. Всегда, когда я говорю о деньгах, свободе и политике, люди или очень возбуждаются, или бывают шокированы. Неудачливые статисты реагируют так бурно, будто я лишаю их последнего прибежища! Мне редко удаётся что-нибудь им доказать. Деньги – это власть, и власть – это деньги. Чтобы вас выбрали во власть, нужны деньги, и когда вы победите, это принесёт вам ещё больше денег. Деньги правят миром. Делание денег – вот новая мировая религия!
– Лёня, где ты этого набрался? Ты, кто в годы студенчества был романтиком и писал стихи, неужто теперь всерьёз стал прозелитом новой религии!? – насмешливо подняла бровь Софья. – Впрочем, нет ничего нового под солнцем. В древних источниках это называлось поклонением Мамоне. Брось нас морочить, ты достаточно образован, чтобы помнить историю с первым искушением Христа в пустыне, когда он ответил искусителю: «Не хлебом единым…». К счастью, для России, только опомнившейся от коммунистического искушения, новая религия не так актуальна, как для благополучного западного мира. Посмотришь американское телевидение – это же общество насилия и потребления. Движение России в аналогичном направлении было насильственно заморожено, когда трудящимся пообещали весь мир. Заметь, это – более тонкое искушение. Им не сулили денег – им, наоборот, говорили о возможной отмене денег при коммунизме. Тогда некоторые наивные утописты веровали, что, освободившись от эксплуатации человека человеком, обретя всеобщее равенство вкупе с минимальной степенью благосостояния, класс трудящихся создаст доселе невиданные материальное и духовные ценности. Что-то не заметно. В постиндустриальную эпоху к пролетариям можно отнести армию наёмных клерков и персонал, занятый в сервисной экономике. Миллионы людей под маховиками глобальной экономики превращаются в продолжения техники или компьютеров; их психика лишается способности воспринимать религию, искусство, любить природу, томиться от жажды любви, тосковать по мировой гармонии. Они не выносят тишины, потому что тишина обнажает их собственную душевную опустошённость, и наедине с собой они становятся жертвами одуряющей скуки или впадают во всякого рода извращения. Их отдых – опьяняющие субстанции, секс, массовая культура, азартные игры, спорт. Им скучны философия, религия и поэзия, либо, в лучшем случае, доступны в популярных проявлениях. У них только наука вызывает чувство инстинктивного уважения как нечто высшее и целесообразное. Ловушка социального контроля на Западе на данном этапе действует куда жестче, чем здесь. Другой вопрос, имеем ли мы основания говорить о другом, спасительном пути развития, который, якобы, уготован нашей многострадальной стране. Едва ли… 
– Ну, ладно, сдаюсь! Ты меня справедливо поддела, но не ожидай, что я способен разделить твой идеализм, – всплеснул руками Леонид. – Западная экономика из постиндустриальной трансформировалась в сервисную и вступила в информационную эру. Российская же экономика, напротив, из-за тупого принятия модели свободного рынка из индустриальной трансформировалась в сырьевую. Так что нашему бедному отечеству только и остаётся утешаться мыслью, что искушение благополучием не грозит подавляющему большинству населения, если это способно утешить миллионы россиян, выкинутых за черту бедности! Но мир сжимается все больше. Мы все живём в жёлтой субмарине! Транснациональные компании рекламируют ту же жевательную резинку, гигиенические прокладки, газировку на всех континентах. Многие финансовые рынки связаны друг с другом и непрерывно торгуют финансовыми инструментами, двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Теперь финансовое солнце никогда не угасает. Оно восходит в Лондоне, затем в Нью-Йорке, Чикаго, Сан-Франциско, Токио, Сингапуре, Сиднее снова и снова. Вы можете купить компанию или товары в любой стране, какая понравится. Мы можем отслеживать все финансовые новости по телевизору в домашнем уюте в любое время дня и ночи. На экранах компьютеров можем видеть расценки со всех континентов в любую секунду, когда угодно. Все у нас на ладони. Мир прошёл длинный путь. От глобализации и Всемирной торговой организации, которая ставит во главу угла интересы свободной торговли и постепенно принимает на себя роль нового мирового правительства, никуда не денешься. Всё это скоро придёт и сюда, вот увидите!
Марину передёрнуло. В голове её эхом, прилетевшим неизвестно откуда, пронеслось: «Пространство и время сожмутся. И, быть может, после того с речами о гуманизме и свободе, обещаниями комфорта и всеобщего благоденствия придёт Антихрист…» Леонид заметил её реакцию:
– Вам холодно?
– Н-н-нет… Просто ваши слова напомнили какой-то пассаж из области предсказаний о конце света.
– Вполне возможно, к тому все и идёт. Только человечество уже несколько тысячелетий ожидает конца света и неизвестно, сколько ещё прождёт. По меньшей мере, нашему отечеству далеко до тупика благополучия, в который зашёл западный мир, – саркастически заметил Леонид. – Здесь иногда так недостаёт комфортной среды обитания, и создавать её придётся о-о-очень долго, если получится вообще. Таким образом, у нас ещё есть немалый запас времени! Нам пора менять психологию выживания на психологию успеха.
– И что несёт в себе психология успеха? – возразила Софья. В космополитическом обезличенном мире человек становится придатком автомобиля, компьютера, кредитной карты, вертится в процентной кабале; все его идеи и понятия о жизни так же, вероятно, поступают в удобной упаковке из супермаркета, как весь бытовой обиход. Современный западный мир стал таким либеральным, потому что давно уже мало чем интересуется, кроме качества жизни. Оно поставлено во главу угла и подменило собою старомодные идеалы и устремления духовного порядка. Вместе с тем, качество жизни – иллюзия; оно никак не может постоянно улучшаться – ведь физическое тело индивидуума в любом случае с годами ветшает, болеет и умирает.
– Твоё последнее утверждение о неизбежности смерти тоже весьма банально! – парировал Леонид. – Нашим соотечественникам именно качества жизни и не хватает. Ты ведь не станешь отрицать, что важно так устроить свои финансовые дела, чтобы достойно прожить остаток жизни. При этом следует предусмотрительно позаботиться о близких. Просто нужно мудро вложить капитал, чтобы прожить в комфорте, счастливо, и осуществить свои мечты.
– Леонид, ты катастрофически прав. Глупо отрицать здравый смысл. Единственно, жизнь может в результате проскользнуть мимо за заботами о достижении и поддержании определённого жизненного стандарта, и – никто не застрахован от провала – за тщетными потугами мудро вложить капитал. А если вдруг что-то не сложится, можно никогда не найти себя в крысином беге по кругу ради достойного остатка жизни. А если в итоге останешься ни с чем или по старости уже не в силах будешь реализоваться? И, помилуй, как все это скучно! Похоже, такого рода счастье и комфорт нам не светит, и пора собираться домой, иначе мы рискуем погрязнуть в бесплодном споре о смысле жизни.
– На самом-то деле, нам не о чем спорить, потому как оба по-своему правы. Я тебе иногда завидую, но – каждому своё! – больше все-таки привязан к качеству жизни, – напоследок примирительно уступил Леонид, подавая гостьям пальто.



Продолжение http://www.proza.ru/2011/03/23/1442


Рецензии