Требуется подвиг

Выйдя из метро, Василий направился в сторону дома своего друга Лёши, пригласившего его обмыть медаль «За спасение погибавших».
«Подумаешь, медаль, - горестно размышлял Василий. – Мне просто не везёт. Ну не попадаются мне настоящие геройские дела, скорее всего они кончились. Нет теперь места для настоящего подвига. Да я, хоть сейчас в огонь, да где ж его взять? Есть просто везунчики, а есть скромные герои как я, которых судьба бережёт, возможно, для более значимых дел.  Ладно, я терпеливый, подожду».
На ещё мокром и блестящем асфальте после недавно закончившегося дождя, Василий заметил сверкающую монетку,  достоинством пять рублей. Он поднял её, бережно по-хозяйски протёр от влаги и, положил в карман брюк.  Градус настроения несколько повысился, Василий даже с удовольствием пнул пробку от пластиковой бутылки, представляя себя футболистом. Он собирался и дальше пинать пробку, но та задержалась, упершись в ногу отдыхавшей от непосильной ноши старушки.  Две невероятных размеров сумки  стояли  рядом с ней, терпеливо ожидая продолжения путешествия.  Василий неодобрительно взглянул на бабку, будто она была вратарём противоборствующей команды, которой удалось взять пенальти.
- Извини сынок! Не поможешь старухе, сумочки донести? Решила сюрпризом приехать, без оповещения. Вот сыночек-то мой, обрадуется, да и внучата тоже. – Старушка заискивающе взглянула в глаза Василия, надеясь увидеть там понимание.
- А куда нести-то, бабуля? – Стараясь скрыть недовольство, спросил Василий.
- Так, тута рядом, проспект Пятилеток, седьмой дом. – Заговорила вдруг  старушка на деревенский манер, видимо, что б вызвать к себе сострадание.
- Прости бабушка,  я-то с удовольствием бы, мне не трудно, да сам не местный. Будем мы с тобой до позднего вечера искать твой дом, попроси кого-нибудь другого. Прости, пожалуйста, очень тороплюсь. – Василий поспешил оставить разочарованную старушку, наедине с её огромными сумками.
«Вот люди странные. Что ей трудно было сообщить сыну, что б тот её встретил? Привыкли перекладывать свои проблемы на чужие плечи. Конечно, я-то легко допру бабкины сумки до квартиры, а дальше: «Спасибо сынок! Дай Бог тебе здоровья», - вот и вся благодарность. - Оно мне надо? Нет, народ стал хитрый, все себе на уме». – В размышлениях о коварстве человечества, Василий дошёл до дома друга.


***

- Привет! Ну, наконец-то! - обнимая товарища и хлопая его по спине, воскликнул Алексей, - долго же ты до меня добирался. Что, дорогу забыл?
- Зачем забыл. Не забыл. Просто то, да сё. А потом ещё эта бабка прицепилась. Видишь ли, доведи её до дома номер семь.
- Какая бабка?
- Откуда я знаю какая. Видимо в гости приехала. Баулы неподъёмные. С такой тяжестью, да одна.
- Подожди, ты говоришь она шла в седьмой дом, а улица, какая?
- Проспект Пятилеток. А ты-то, что так встрепенулся? – Насторожился Василий, почувствовав неладное.
- Потому что! Пятилеток семь - это мой дом. Сосед по лестничной площадке вчера говорил: мать должна приехать. Правда когда, не знает. Вдруг, это она? Побудь пока один, пройди на кухню, колбаски порежь, хлеба, а я сейчас! – Алексей, даже не накинув пиджак, выскочил из квартиры.
«Вот неугомонный, всё ему надо больше других. Пусть сосед и думает о своей матери. А я, почему я, должен знать, что это седьмой дом? Я и название улицы не знал, не то, что номер  дома, чисто визуально».
Минут через пятнадцать, Лёша вернулся в квартиру весёлым и разговорчивым:
- Представляешь, а это действительно мама соседа. Знаешь, как он обрадовался, когда я её привёл? Так благодарил, будто я совершил геройский поступок, чуть ли не плясал. Мне даже стыдно стало. Удивительные люди, пустяшную мелочь возводят в ранг героизма. Вот дожили! Ну да ладно, давай за стол. Сейчас покажу тебе обещанную медаль. – Алексей подошёл к серванту и достал оттуда бархатную коробочку. – Вот какая…, красивая…
Василий, скрывая зависть, взял заветную коробку в свои руки, раскрыл. Медаль действительно была, самая что ни на есть настоящая. Большой крест, под ним выгравирован порядковый номер, видимо теперь навечно принадлежащий Алексею. С другой стороны медали, надпись вызывающая уважение - «За спасение погибавших».
- Давай по доброй традиции, обмоем награду! – торжественно произнёс Алексей, взял медаль из рук Василия и опустил её в наполовину наполненный стакан водки.
Раздался звонок в дверь. Удивлённый Лёша, никого не ждавший, пошёл проверить, кто это посмел помешать не успевшему начаться  празднику. Через несколько секунд, он уже тащил упирающегося соседа, и его маму – старушку.
- Познакомьтесь, это Василий, мой школьный товарищ, – представил  он Василия  вновь прибывшим, -  а это, Вадим Спиридонович, мой дорогой сосед и его мама, Любовь Степановна.
- Очень приятно. – Смущаясь, произнёс Василий, пожимая сильную  руку Вадима Спиридоновича,   стараясь не глядеть в весёлые глаза,  хорошо знакомой ему старушки, в  надежде, что та его не узнает.  Но про себя подумал:  «Даже с бабушкой успел познакомиться, вот Лёшка  прощелыга. Наш пострел, везде поспел».
- Вы нас простите. Мы заскочили на минутку, вас беспокоить не будем. Просто поблагодарить хотим, тебя Лёша, за твоё огромное, доброе сердце. – Вадим Спиридонович протянул банки с закрутками, которые до сих пор держала Любовь Степановна.
- Да за что, спасибо-то? Хватит вам уже. Ну, честно, прямо неловко.  Давайте за стол, как раз повод есть, - он кивнул в сторону купающейся в стакане медали. – О, огурчики солёные, грибочки! Вот это кстати. Спасибо вам, право не стоило беспокоиться. – Алексей взял банки и усадил стушевавшихся гостей.
- А чья медаль Лёша, ваша, или товарища? – Вадим Спиридонович, не желая никого обидеть, на всякий случай уважительно взглянул на Василия. – И за что, если не секрет?
- Да, это я, зимой гостил у знакомых в деревне, - загорелся соседский дом, видимо что-то с проводкой, или обогревателем, точно не знаю, а в доме, парализованный старик, - вынес. – Смущаясь, немногословно ответил Алексей.
- Вы знаете Лёша, а почему-то я не удивлён. Вам всего тридцать семь, а вы уже столько успели. Кажется, у вас есть ещё награды?
- «Орден Мужества», за вторую чеченскую войну.
- Как-нибудь расскажете?  Вас награды находят не случайно, я это знаю наверняка. Вы очень удивительный человек. Даже про  эту медаль, я слышу впервые, хоть и давнишний ваш сосед.
Любовь Степановна, то ли правда не признала Василия, то ли не желала никого огорчать. Она с нежностью соскучившейся матери любовалась своим сыном. Все дружно уместились за маленьким  кухонным столиком. Хрустящие огурчики, с  маринованными грибочками оказались весьма аппетитными, к тому же явились  настоящим украшением холостяцкого стола. Выпили за Алексея, и его медаль, даже старушка  пригубила рюмочку. Незваные  гости поспешили откланяться.
- Всё! Пора и честь знать. Спасибо вам за гостеприимство. А вы молодой человек, - обратился Вадим Спиридонович к Василию, - гордитесь своим другом. Таких людей, ещё поискать! – Он пожал друзьям руки и увёл свою маму восвояси, разбирать привезённые ею гостинцы.
Алексей, принёс фотографии школьных товарищей. Друзья рассматривали их, стараясь скрыть набежавшую грусть. Какие же они были молодые и уверенные в себе. Весь мир лежал перед ними, казалось, невозможного ничего нет. Где теперь, эти мальчишки и девчонки, что с ними стало, как сложилась их судьба?


- Спасибо Лёха! Я поехал домой. Приезжай теперь ты, с ответным визитом. Моя Светлана, всегда тебе рада. – Василий встал из-за стола,  разминая затёкшие ноги.
- Ты чего? Очумел что ли? Так быстро уходишь. Вообще, оставайся у меня с ночёвкой, посидим. Ещё, всё только начинается. Хочешь,  я позвоню твоей Светлане? Она поймет.
- Нет! Как-нибудь в другой раз. У меня очень сильно болит голова, очень! Пойми, такой отдых уже не в радость. Прости меня, пожалуйста, я пойду.
- Ничего не понимаю, но хорошо, иди, лечи голову. – обиженно произнёс Алексей, обнимая на прощание друга.

Василий направился в сторону, ещё работающего метро. Голова у него, конечно, не болела, но сильная внутренняя опустошённость съедала изнутри:  «Сколько дифирамбов пропелось в честь Лёшки, ни счесть, даже эта, старуха - «Изергиль», готова была его усыновить. А сынок её - Вадим Спиридонович:  Лёша, вы «Достояние республики», мы горды, что дышим одним воздухом с вами… - Противно»!
 Василий нащупал в кармане брюк  найденную на дороге  пятирублёвую  монетку, достал, положил на ладонь, и стал разглядывать, будто раньше ничего подобного не видел: «Вот моя медаль! Пока, я удостаиваюсь тебя!», - со злостью подумал он, и швырнул монету в клумбу с цветами, будто она, была виновницей несбывшейся мечты.


***

Город готовился к ночи. Мирные граждане  доедали поздний ужин, глядя свои телевизоры. До дома Василию оставалось пройти совсем немного. Вот сейчас он свернёт за угол, а там, всего-то, метров триста. Но именно в этот момент, как раз за тем самым углом, куда Василий ещё только намеревался повернуть, раздался крик. Кричала женщина, взывавшая о помощи. Василий вздрогнул, мысленно поблагодарив Бога, что тот отвёл его от беды и, повернул в обход. Конечно, Бог берёг Василия, для чего-то более возвышенного и важного.
Мимо, с воем сирены  промчалась милицейская машина. От этого, Василию стало ещё противней: «Вот, сейчас, кто-то задержит преступников и станет героем. Ах, если бы я только знал, что милиция появиться так быстро, то непременно повернул бы за тот злощастный  угол. Ладно, ничего, я терпеливый, подожду. Придёт ещё ко мне,  мой подвиг…».

 
 


Рецензии
Хороший у вас получился рассказ, жизненный. Спасибо, прочитал с удовольствием.

Шумов Сергей   04.07.2012 18:00     Заявить о нарушении
Спасибо Сергей. Правда жаль, что жизненный. Успехов Вам! С Уважением.

Борис Груздев   04.07.2012 23:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.