Мозаика Собери свое счастье. глава 5

Глава 5

Мила нерешительно взяла рюмки и протянула руку за бутылкой.
- Все взяла? Тогда топай к балкону. Я сейчас. Пора бороться с твоими страхами, - обратилась к ней Тина, выкладывая на тарелку фрукты.
- Как бороться? – спросила Мила.
- Решительно, Барсучок! Решительно!
- Шутишь, да? Я и на балкон? Д я тут давеча за окно глянула и чуть сознание не потеряла.
- Но ведь на бассейне все хорошо было!
- Было… Только там кругом кусты и деревья. И совершенно непонятно, что за ними пустота. А тут балкон. Мне кажется, что нахожусь между небом и землей.
- Расслабься. Привыкнешь. Вот увидишь, потом в дом загнать не смогу.
Чайкина развернула подругу и подтолкнула ее к выходу из кухни.
- Давай, давай. Я быстро.

Мила медленно шла к выходу на балкон сквозь полумрак комнаты. Остановившись у стеклянной преграды, она осторожно отодвинула занавеску и посмотрела в ночь. Где-то там за окном жил своей жизнью ночной Бангкок. Но это все далеко внизу. А здесь, по другую сторону окна, стояла девушка, у которой колотилось сердце от одной лишь мысли, что ей предстоит сейчас сделать шаг в «пустоту».
- Ну, как? – голос подруги оторвал Милу от размышлений.
- Тинусь, может, все-таки здесь останемся? – девушка оглянулась на спасительный диван. Но Тина не поддалась на уговоры, отодвинув в сторону дверь, вышла на балкон. Поставила тарелку с закуской на стеклянный столик и, повернувшись к подруге, протянула ей руку.
- Давай, держись за меня.
- Ты лучше забери у меня бутылку. А то, боюсь, не удержу. Руки и так уже трясутся.
Мила отдала все Тине и, прикрыв глаза, глубоко вдохнула горячий воздух. Потом она осторожно переступила порог, глядя себе под ноги.
- Садись, - Тина обняла подругу за плечи и подвела к плетеному креслу. Мила села, поджав ноги, и опять посмотрела на город, который сверкал миллионами огней. Ночь скрыла пустоту за пределами балкона, и расстояние до земли не казалось уже таким пугающим. Вокруг, насколько хватало взгляда, все было усыпано огнями. Мила и не заметила, что ее страх начал исчезать, уступая место восхищению.
- Тинка, а ведь и впрямь красиво, - тихо сказала Мила. Ощущаю себя героиней фантастического фильма. Только летающих тарелок не хватает.
- Тут вертолеты частенько летают, да к тому же очень близко. Представь, что это инопланетяне пожаловали, - рассмеялась Тина. – Видишь, как здесь хорошо. Я все-таки оказалась права, что тебе понравится.
Она села в соседнее кресло и, открыв бутылку, налила напиток в рюмки.
- Ну, что, за встречу?
- А что это? – Мила понюхала. - Запах вроде как приятный.
- Это джин.
- Тот, что с тоником?
- Можно и с тоником. Хотя и так тоже ничего. Особенно если надо напиться, - Тина подмигнула подруге. - Я знаю, что ты крепкое не очень любишь, но попробуй. Хотя бы в качестве успокоительного.
- Согласна, - сказала Мила. – Давай выпьем за то, что я, наконец-то, выбралась к тебе.
Девушки чокнулись и залпом выпили. Мила почувствовала, как крепкий напиток, обжигая, плюхнулся в желудок. Сначала было неприятно, но потом джин медленно расползался по телу приятным теплом. Напряжение уходило.
- Тинуся, давай еще по чуть-чуть. Кажется, мне полегчало.
- Я ж говорю, вещь-то хорошая, - улыбнулась Тина.
Девушки выпили еще по одной рюмочке и откинулись на спинки кресел, глядя вдаль.
- Ну, что, Барсучок, я готова к твоей истории. Колись, давай, чего это ты вдруг сюда рванула? – Тина достала сигареты, прикурила. Посмотрев на нее, Мила тоже потянулась к пачке. Втянула едкий дым, закашлялась и тут же потушила сигарету со словами: «Давненько я этого не делала…»
- Ты не отвлекайся. Рассказывай, что там твой Серега натворил? – Тинка была настойчива. Спорить с ней было бесполезно, да Мила и не собиралась.
- Понимаешь, - Барсукова собиралась с мыслями, пытаясь понять с чего начать. – Дело не в Сереже, а во мне... Я одна во всем виновата…
- О, как! А вот с этого места поподробнее!
- Тинусь, прости, но я начну с другого… Мне так легче будет.
Мила закрыла глаза, вспоминая самый первый день знакомства с Сергеем. Тина, наверняка помнила эту историю, но для Барсуковой было важно начать именно с этого момента. Помимо того, что ей необходимо было выговориться, она еще хотела попытаться понять, где оступилась. Из-за чего вся ее размеренная жизнь пошла наперекосяк.

***
В институтском коридоре воздух был переполнен нервозностью. Шли последние экзамены. И, конечно же, каждый надеялся на удачную попытку закрыть сессию. Это был маленький кусочек жизненной мозаики, который подбирался с особой тщательностью.
Дверь одной из аудиторий открылась и оттуда выпорхнула девушка в джинсах и серой футболке с надписью: «Я рождена, чтобы быть котом». К ней тут же подбежали несколько однокурсников.
- Ну, что, Мил? Сдала? Что у тебя было? Как Мишутка? Заваливал? – посыпались со всех сторон вопросы.
Мила Барсукова, прислонившись к двери, была не в силах вымолвить ни слова от перенапряжения. Она лишь с облегчением выдохнула, посмотрев на ребят, и утвердительно кивнула.
- Эй, Барсукова, ты чего молчишь? – окликнул ее молодой человек в яркой майке с надписью «No problem». Но судя по встревоженному виду, проблем у него хватало. – Мишутка сильно зверствовал?
Мишуткой называли учителя физики Михаила Петровича. Студенты его побаивались, потому что никогда не знали чего от него ждать. Преподаватель был человеком настроения. По институту ходили слухи, что у него молодая жена, которую он безумно ревновал, из-за чего часто был в нервном расположении духа и поэтому отыгрывался на студентах.
- Ау, Барсук! Ты что в спячку впала? – теребил девушку парень.
- Никитос, отвянь. Видишь, человек в себя прийти не может, - одернул его невысокий худенький паренек в очках. – Мила, попей водички, может, полегчает.
- Спасибо, Илья, - наконец-то выдавила из себя Барсукова и взяла протянутую бутылочку воды. Сделав глоток, она посмотрела на того, кого называли Никитосом. – Мишутка сегодня в ударе. Злой, как черт!
Ребята вокруг заволновались.
- И что? – спросил паренек в очках.
- Пришлось взять себя в руки, не обращая внимания на его колкости, и отвечать. А потом случилось чудо, позвонила Мишуткина красавица, и он меня отправил, со словами: «Молодец, Барсукова, сдали». А что у меня, даже не знаю. Схватила зачетку и бегом за дверь. Пока он не передумал.
Облегченно выдохнув, девушка полистала книжечку и радостно воскликнула:
- Пять!
- Везет тебе, - буркнул Никитос и грустно отошел в сторону.
- Учить надо, а не надеяться на везение, - сказал Илья, поправляя очки. – Кто-кто, а Мила заслужила свою оценку.
- Да ну вас всех, - насупился Никитос.
- Ребята, не ссорьтесь, берегите силы для Мишутки, - улыбнулась всем Мила и, отдав бутылку с водой Илье, отошла в сторону, чтобы позвонить маме. Однокурсники поняли, что ничего нового они больше не услышат, тут же отошли от двери аудитории, судорожно листая конспекты, в надежде хоть что-нибудь еще запомнить.

- Мам, привет, - радостно заговорила Мила, услышав в трубке голос. – Я сдала на пятерочку.
- Умничка, - ответила Наталья Константиновна. – Ты сейчас домой?
- Чуть позже. Мы с ребятами хотели посидеть где-нибудь, отметить окончание третьего курса.
- Хорошо. Отдыхай.
- До вечера.
Девушка положила телефон в карман джинсов и, присев на подоконник, посмотрела в окно.
Для июня погода была невероятно жаркая. Очередной циклон накрыл Москву, и теперь все изнывали от жары. В здании института было очень душно.
«Интересно, Оля долго там еще будет торчать?» - подумала она.
Скрипнула дверь. Барсукова оглянулась, глядя на вышедшего человека. Это была Марина, первая красавица на курсе. Мила спрыгнула с подоконника и подбежала к девушке.
- Сдала?
- А как же. Мне, конечно, не повезло, как некоторым, - она бросила завистливый взгляд на Милу.
Барсукова, не обращая внимания на едкий тон девушки, продолжала расспрашивать:
- А Оля? Она еще пишет?
- Села отвечать, твоя Репина, - сказала Марина, и гордо вскинув голову, отошла в сторону, где ее ждал парень из параллельной группы.
«Раз отвечает, значит уже скоро», - подумала Мила и прислушалась к происходящему в аудитории. Из-за двери доносился звонкий голос подруги, которая что-то упорно доказывала преподавателю. Мила улыбнулась, чувствуя, что сейчас Мишутке заморочат голову. Оля это делала умело.

***
- Все-таки нашла мне замену, - Тина сделала вид, что недовольна.
- Ну, Тинка, ты чего? Ты у меня незаменимая! – ответила Мила, чувствуя, как выпитый джин начал делать свое пьяное дело. – Но она тоже моя подруга. Вот приедешь в Москву, я тебя с ней познакомлю.
- Нее, я в Москву не хочу. Меня и здесь неплохо кормят, - хихикнула Чайкина и, глотнув джина, прикурила очередную сигарету.
- Значит, придется Олю в гости сюда звать и здесь вас знакомить. Она очень хорошая! И семья у нее замечательная!
- Приглашай, места всем хватит, - Тина кивнула в сторону комнаты. – Ты, кажется, рассказывала, что у нее муж и ребенок есть?
- Ага. Замечательная семья. А от малого я в полном восторге. Когда прихожу к ней в гости и вожусь с Кирюшкой, расслабляюсь, - в глазах Милы появилась нежность. – Я вот решила, что у меня будет трое детей. Не меньше!
- Даже так?
- Так, так. Только осталось теперь мужа хорошего найти…
- Да, это уже сложнее, - сказала Тина и посмотрела на Милу. - Кстати, о муже. Мы, сдается мне, отошли от темы. Давай, продолжай свою историю. А то скоро бутылка опустеет, а мы все еще не знаем, почему ты у нас до сих пор в девках ходишь.
- А ты думаешь, что сегодня это узнаешь? – пьяно хихикнула Мила. – Наивная…

***
Чтобы не стоять на одном месте, Барсукова побрела по коридору, тихо подпевая, доносившемуся из наушников: «Перекресток семи дорог, вот и я. Перекресток семи дорог – жизнь моя…»
Мила была счастлива - экзамены позади, теперь можно расслабиться и заняться проектами, которые она на время сессии отложила в сторону. А еще девушка мечтала поехать на море. Она уже представляла, как окажется где-нибудь в Крыму, как заберется с братом на скалу и нырнет оттуда «рыбкой» в морскую прохладу.
Замечтавшись, Мила не заметила, как из-за поворота на нее выскочило несколько парней. Один из них, увлеченный спором с другом, столкнулся с ней. Не ожидая такого поворота событий, Барсукова начала падать, взмахнув руками, как будто пыталась удержаться за воздух. Молодой человек поймал ее руку и резким движением потянул на себя.
Не удержав равновесие, Мила качнулась и все-таки упала, но уже в объятья к парню, больно ударившись носом о его грудную клетку.
- Прости... Ты не ушиблась? – обеспокоено спросил молодой человек, отодвигая от себя девушку и, согнувшись, попытался посмотреть ей в лицо.
- Я? Ну так… Чуть-чуть, – она потерла нос, чувствуя, как от боли на глаза навернулись слезы. – Нос болит…
- Сильно? Кровь есть?
Мила промокнула глаза, потом поднесла платочек к носу.
- Все в порядке. Жить буду, - отшутилась Барсукова, продолжая смотреть в пол. Стоящий рядом молодой человек действовал на нее странным образом. Она нервно переступала с ноги на ногу, слушая его низкий, с легкой хрипотцой, голос. А все ее мысли были сосредоточены на его ладонях, лежавших у нее на плечах.
- Вот и хорошо. Я б не простил себе, если б ушиб такую красивую девушку.
Одна из дверей дальше по коридору открылась, оттуда показалась взъерошенная голова юноши. Увидев друга, он крикнул:
- Эй, Мартын, хватит с девчонкой обниматься, препод ждет!
Мартын, не отрывая глаз от девушки, сказал:
- Еще раз прости.
- Да все нормально.
- Тогда я побежал, - он быстрым шагом пошел в сторону нужной аудитории. Потом вдруг резко развернулся и крикнул на ходу:
- Наушники не потеряй, красавица.
Мила быстро поднесла руку к плееру. Потянув за проводок, взяла в руки, сиротливо болтавшиеся наушники, и задумчиво посмотрела вслед убежавшему парню. Из этого состояния ее вывел женский голос. Мила оглянулась на высокую темноволосую девушку в очках, стоявшую рядом с ней. Сложив руки у груди, она тоже смотрела вслед парню, а потом перевела взгляд на подругу и, ухмыльнувшись, сказала:
- Так, так, Барсукова, пока я тут парюсь во всех смыслах этого слова, ты обнимаешься с самым популярным пятикурсником. Да к тому же еще и очень сексуальным.
- Да ладно тебе Оль, ни с кем я не обнималась, - смутившись, отозвалась девушка. – Он меня с ног чуть не сбил.
Оля с интересом смотрела на Милу. Лицо Репиной было серьезным, но в глазах плясали озорные огоньки.
- Ну, да, я вот вышла из аудитории и, глядя на вас так и поняла – столкнулись.
- Оль, не издевайся, - буркнула Мила, - мне и так неловко.
- Да ладно тебе? Какая неловкость-то? Нормальный парень. Тут сейчас некоторые от зависти полопаются, - Оля кивнула в сторону соседней аудитории. - Пользуйся моментом.
Стоявшая недалеко группа девушек завистливо смотрела на Милу.
- Слушай, а чем он так знаменит? - Барсукова опять перевела взгляд на подругу.
- У него черный пояс по каратэ. Выступает за наш универ. И не просто выступает, а выигрывает! Да к тому же сын то ли декана, то ли ректора. Тут народ путается в показаниях. Ты точно о нем ничего не слышала?
- Неа.
- Ну, ты даешь.  Да по нему половина девчонок сохнет, а вторая уже отсохла, - хихикнула Оля. – Я когда на первом курсе училась, моя подруга бегала за ним, как собачонка. Но у него девушка была. Так он на других и не смотрел. Очень верный.
- Девушка? – быстро спросила Мила.
- Ага. А потом она ушла к его другу. С тех пор он на девчонок и не смотрит. Видимо сильно его зацепило.  Ну, или боится…
- Я смотрю, ты все про него знаешь. Прям, целое досье.
- Все, да не все.  Весь первый курс только и слышала – Мартынов то, Мартынов сё. Я уже готова была возненавидеть его. Повезло, ушла в академ.
– Мартын Мартынов, - едва слышно произнесла она.
- Чего ты там бормочешь? – спросила Ольга.
- Говорю, что имя у него интересное – Мартын Мартынов.
- Да нет, - рассмеялась Репина. – Он Сергей. Мартын – это прозвище.
- Ааа.
Во взгляде Ольги появилось любопытство:
- А ты с какой целью интересуешься? Понравился?
- Так просто, любопытно, - Мила попыталась изобразить равнодушие. Чтобы не дать подруге повод дальше расспрашивать, она быстро перевела разговор на другую тему.
- Как сдала?
- На пять. Мишутка сопротивлялся, но я доказала, что он не прав!
- Я в тебе даже не сомневаюсь, - Барсукова взяла подругу под руку, и они пошли в сторону однокурсников. - Пойдем отмечать? Или ты домой?
- Я сегодня абсолютно свободна. Кирюшку Лешкина мама к себе до завтра забрала. Так что гуляем! – Оля радостно потерла ладоши, а потом обратилась к парню «без проблем». - Эй, Никитос, мы пойдем место занимать, а вы подтягивайтесь.
- Ок. Там, кажись, уже Маринка с ребятами тусит,  - парень завистливо посмотрел за окно. – Хорошо вам, а мне еще только предстоит мучение.
Никитос явно не был оптимистично настроен на экзамен. Он тяжело вздохнул и понуро поплелся в аудиторию.

Через час уже вся группа сидела за столиками, отмечая окончание сессии.
- Привет, - раздался голос, от которого у Милы по спине побежали мурашки. – Можно к вам?
Ребята оглянулись, наблюдая за двумя молодыми людьми, которые подошли к ним. Сердце Барсуковой учащенно забилось, глядя на парня, с которым столкнулась сегодня в коридоре.
- Я Сергей, а это Артем, - представил себя и друга новый знакомый. Легко подхватив свободный стул, сел рядом с Милой.
Оля, ухмыльнувшись, перевела взгляд с парня на подругу и быстро написала смс-ку.
«Кажись, по твою душу», - прочитала Барсукова и покраснела. Ее сердце затрепетало от одной лишь мысли, что молодой человек сел рядом.
- А тебя как зовут, - обратился к ней Сергей. – Мы ведь сегодня так и не познакомились.
- Мила, - едва слышно сказала она.
- Ми-ла, - растягивая слоги, повторил Сергей, как будто пробуя ее имя на вкус.
От его голоса и нахлынувших эмоций у Барсуковой закружилась голова…


***

- Ой, я помню, помню. Ты рассказывала мне про него: высокий, красивый, сексуальный! – встрепенулась Тина. – Только в тот вечер твоя речь была, мягко говоря, невнятна.
- Еще бы! – ответила захмелевшая Мила. – Это первый парень, который на меня так смотрел. А под взглядом его синих глаз впадала в транс, чувствуя себя кроликом у удава на обеде.
- Он чё, такой грозный? – заплетающимся голосом спросила Тина.
- Ты что! Он очень милый, внимательный. Мечта, а не парень.
- Слушай, мой мозг уже ничего не понимает: то милый, то удав. Так что ты давай, рассказывай. А завтра я все проанализирую и начну задавать вопросы.
- Ну, что дальше? – задумчиво произнесла Мила, опять уносясь в прошлое. - Сидели в кафе, пили пиво. Было весло, наверное.

***
Мила нервно теребила брелок на телефоне, делая вид, что ей интересно происходящее за столом. Но на самом деле это было не так. На протяжении двух часов ее волновал только тот факт, что рядом сидит Сергей.

У Оли звякнул телефон. Она поднесла трубку к уху, потом, загадочно улыбнувшись, закрыла его и шепнула Миле на ухо:
- Милусь, я пошла. Лешка освободился пораньше, на свиданку зовет. Грех не воспользоваться, раз уж свекровь нам сегодня выходной устроила.
- А я?
- А у тебя, кажись, компания уже есть, - Оля кивнула в сторону нового знакомого.
- Оль, - зашептала Мила. – Не бросай меня, - она умоляюще посмотрела на подругу.
- Милкин, расслабься. Он глаз с тебя не сводит. Действуй. А то засидишься в девках, - так же тихо сказала Репина и многозначительно посмотрела на Милу. Потом она встала и, положив несколько купюр на стол, громко обратилась ко всем:
- Ребят, всем пока. Встретимся в сентябре.
Чмокнув подругу в щеку, Оля быстро пошла в сторону остановки.
Глядя вслед Ольге, Мила допила пиво и тоже поднялась:
- И я пойду. До встречи.
Она достала кошелек, но открыть его не успела. Сергей накрыл своей ладонью ее и, достав из кармана деньги, бросил на стол со словами:
- Народ, вот тут за двоих. Сдачу оставите «на чай».
Он взял Милу за руку. Она, подхватив сумку, под изумленные взгляды однокурсников, засеменила за ним.

Барсукова еле успевала за длинноногим Сергеем. Ей начало казаться, что еще немного, и она перестанет касаться ногами асфальта. От такой беготни наваждение, в котором девушка пребывала последние несколько часов, отпустило. Мила опять начала трезво мыслить.
- Пусти! – запыхавшимся голосом крикнула она, выдернув руку из горячей ладони Сергея, и резко остановилась.
Он тоже остановился и спросил:
- Что-то случилось?
- Да, случилось,- возмущенно ответила Мила. - Не надо было за меня платить. Я вполне в состоянии сделать это сама.
- Прости, не собирался тебя обижать. Всего лишь хотел заплатить за девушку, которая понравилась. Разве это преступление?
- Нет, конечно, - сказала Мила,- но и тащить меня за собой тоже не стоило.
Он стоял так близко, что Барсукова опять разволновалась. Надо было что-то еще сказать, но все мысли куда-то улетучились.
- Ты все еще сердишься? – тихо спросил он и, взяв ее за подбородок, заставил девушку поднять голову.
Сергей был очень высоким, настолько, что Мила с трудом доставала ему до плеча, поэтому ей пришлось сильно запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Столкнувшись с его взглядом, она поняла, что уже не хочет возмущаться. А точнее, не в силах. Она тонула в синеве его глаз, не желая быть спасенной.
- Зеленые, - вдруг тихо сказал Сергей и осторожно убрал с ее лица прядь волос.
- Не поняла, - удивилась Мила, стараясь окончательно не потерять голову от его прикосновений.
- Глаза у тебя зеленые. Я, наконец-то, смог их рассмотреть.
- Ага, - процедила она и все-таки взяла себя в руки. Отбросив его руку, Мила быстро пошла вдоль дороги.
Во взгляде Сергея появилось непонимание. Он в два шага догнал девушку и опять схватил ее за руку. Мила оглянулась.
- Эй, ты чего? Я что-то не так сказал? - удивленно спросил он.
Барсукова замотала головой.
- Просто я вспомнила, что мне срочно нужно домой, - выдала она дежурную фразу. В данный момент она ничего умнее придумать не могла. Единственное, чего ей сейчас хотелось, это оказаться подальше от этого места. Его власть над ее эмоциями пугали Милу. Но Сергей явно не собирался ее так быстро отпускать.
- Я могу подвезти. Пошли?
- Куда?
- К моей машине. Она вон там стоит, - он махнул рукой, указывая направление.
Сопротивляться своим чувствам больше не было сил. И через несколько минут черная машина уже быстро двигалась в сторону Кольцевой.

Мила молчала, украдкой наблюдала за Сергеем. Спокойный, уверенный, он вел машину без суеты и нервозности. Создавалось ощущение, что он и машина – одно целое.
Молодой человек рассказывал о себе, о том, в каких странах ему удалось побывать.
- Всю жизнь мечтала в Испанию поехать, - вдруг заговорила девушка, когда Сергей начал рассказывать о Мадриде.
- Раз мечтала, значит поедешь. Мечты должны сбываться.
- Хорошо бы, - вздохнула Мила и посмотрела в окно. Они уже подъезжали к ее дому. Что крайне ее расстраивало.
- Вот мы и приехали. Сейчас направо во двор.
- Какой подъезд?
- Третий.
Машина остановилась. Бабушки на лавочке с любопытством пытались в нее заглянуть.

- Спасибо, что подвез, - сказала Мила и проворно выскочила из машины.
- Эй, подожди, - крикнул Сергей и подбежал к девушке. – Что ж ты от меня все время пытаешься убежать? Я хотел номер телефончика у тебя попросить.
- Мой?
- Ну, свой я знаю, - ухмыльнулся он.
- Пожалуйста, записывай, - Барсукова пожала плечами и продиктовала номер.
- Готово. Предлагаю в пятницу созвониться и договориться о встрече.
- Встретиться?
- Ага. Сходим в кино, в кафешке посидим. Ну, или еще чего-нибудь придумаем. Ты как?
- Хорошо. Буду ждать звонка, - Мила смущенно кивнула и пошла к подъезду. Потом неожиданно развернулась. – Только знаешь что… - она сделала глубокий вдох. – Если передумаешь, просто сотри мой телефон, чтобы не копить ненужную информацию.
- Договорились. Но сильно на это не надейся. Я не передумаю.
Мила счастливо улыбнулась и забежала в подъезд. Забыв о существовании лифта, она взлетела на свой этаж. Звеня ключами, девушка суетливо открыла дверь и, быстро скинув обувь, побежала на кухню. Прижавшись разгоряченным лбом к стеклу, она посмотрела вниз.
Сергей все еще стоял, облокотившись на машину, и смотрел на окна дома в надежде, что они выходят во двор. Когда его взгляд скользнул по окнам квартиры Барсуковых, девушка махнула рукой. Увидев ее, он улыбнулся, помахал рукой в ответ и, сев в машину, уехал. А Мила все еще стояла, прижавшись к стеклянной прохладе и слушая свое разбушевавшееся сердце.

- Привет, сеструха, - Мила отлипла от окна и взглянула на брата, стоявшего у входа на кухню. - Я смотрю, тебя уже парни домой подвозят, - подмигнул Саша. – Что за товарищ?
- Сегодня в институте познакомились.
- Только познакомились, и сразу подвез. Растешь! Парней на раз кадришь! – Саша подошел к тумбочке и включил чайник. – А как экзамен?
- Пятерочка! – гордо сказала Мила и обняла брата, прижавшись к его груди щекой.
- Ну, везде молодец! – улыбнулся брат. – Чай будешь, взрослая ты моя?
Мила подняла голову.
- Сань?
- Чего? По взгляду вижу, что хочешь что-то попросить.
- А давай по кофейку… с сигареткой. А? А то что-то у меня эмоции зашкаливают сегодня.
- О, как! Кофе, сигареты… Может тебе еще и коньячку налить? Я у бати бутылочку видел.
- Давай, тащи. А я пока кофе сварю.
Брат от удивления даже не смог пошутить. Пожав плечами, пошел за коньяком.

- Да, Милкин, я смотрю, этот товарищ сильно тебя зацепил, если ты коньяк просишь налить, - сказал Саша, заходя на кухню с бутылкой молдавского коньяка. – А ну давай рассказывай, поделись секретами с «собутыльником».
Мила рассказала все, что произошло с ней за этот долгий день. Брат внимательно слушал, потягивая янтарную жидкость и пуская в открытое окно сигаретный дым. Когда сестра закончила свою историю, он потушил сигарету и понимающе сказал:
- Ну что, диагноз очевиден – ты влюбилась.

***
- Влюбилась – эта мысль пугала и радовала меня одновременно, - рассказывала Мила, еле ворочая языком. Тина слушала ее, широко распахнув свои огромные серые глаза. - Радовала, потому что это было впервые так сильно, что хотелось визжать от восторга. Но мне было страшно, что его сиюминутный интерес к моей персоне пройдет, и в субботу мне придется рыдать в подушку. До пятницы я места себе не находила, бездумно бродила по квартире, кидая взгляды на телефон и вздрагивая от каждого его звука. К вечеру пятницы меня уже трясло. Я сидела на кровати, гипнотизируя мобильник. А когда он вдруг зазвонил и на экране высветился незнакомый номер, я дернулась и трясущимися руками нажала кнопку. Это был он…
- Господи, как чувственно. Я даже прослезилась, - сказала Тина, смахивая невидимую слезу. – Ну, прям, кино, да и только.
- Только я не Анжелина Джоли, - отшутилась Мила и продолжила. – В тот вечер мы долго болтали с ним по телефону. У нас никак не получалось распрощаться. Я была счастлива. А в субботу он появился на пороге моей квартиры с букетом тюльпанов. До сих пор не знаю, как он догадался, что это мои самые любимые цветы, - Мила тяжело вздохнула и посмотрела на Тину. Подруга разлила оставшийся джин по рюмкам и, подняв свою, сказала:
- Ну, что Барсучок, за любовь! – изрядно «тепленькие» девушки чокнулись и выпили. – Как у вас случилась любовь, более-менее понятно. А что дальше-то?
- Тинуль, давай завтра. А то голова от твоего джина тяжелая и глаза слипаются, - Мила зевнула.
- Как скажешь. Главное мне теперь не умереть от любопытства.

Через полчаса девушки уже крепко спали, закопавшись в одеяла и бесчисленные подушки. Этот невероятно длинный день, наполненный событиями и эмоциям, а главное, воспоминаниями, наконец-то закончился…


Рецензии