Рождённый в Зачухрымске

Если вы появились на свет не в том населённом пункте о  котором мечтали, или планировали, то, скорее всего после обнаружения данного факта  вас ожидает жуткое разочарование, возможно даже, что до конца жизни. Мало кто задумывается - почему  дети плачут, едва успев родиться?  Всё объясняется просто, - они страшно огорчены обманом и предательством в отношении их бессмертной души. Да, да, не смейтесь, им было обещано намного больше того, что они получили.
 
Еще до своего физического  рождения, будущий человек  обучается в Университете «Счастливое рождение», а после сдаёт обязательный экзамен на «жизминимум». После экзамена следует распределение: по странам, городам, посёлкам городского типа и, глухим заброшенным деревням. Затем «Великая Комиссия» решает – кому и в какой семье родиться. Успешная сдача экзамена действительно гарантирует счастливое рождение, где-нибудь в Эмиратах - в семье нефтяного  шейха, или, по крайней мере, в Соединённых Штатах - в семье банкира. Ну а прогульщиков и двоечников, ждёт африканское палящее солнце, и вечная набедренная повязка вместо красивого костюма из чистой шерсти австралийской овцы мериноса. По этой самой причине, в странах третьего мира невероятно  высокая рождаемость, неуспевающих косяком отправляют туда.
 
Я, на курсе был одним из лучших, экзамен сдал играючи, причём на отлично, все ангелы-экзаменаторы поставили мне высший бал. Дорога в светлое будущее была  открыта. Мне даже представилось право выбора страны и семьи. После недолгих раздумий ввиду своего авантюризма - к великому удивлению однокурсников - я выбрал Россию, пожелав родиться в Москве в семье известного учёного, или писателя.  Теперь, получив направление от «Великой Комиссии», мне оставалось только ждать естественного разрешения от бремени моей будущей матери, которую мне должен подыскать назначенный Куратор.

***

«Поздравляю мамаша! У вас мальчик, да такой крупненький! Сколько лет работаю акушером, но ничего подобного, в нашем славном Зачухрымске не встречал…». – Услышал я незнакомый голос человека взявшего меня на руки. От незнакомца нестерпимо разило луком и дешёвой водкой, что навело меня  на грустные мысли: «Твою мать! Что за подстава, какой ещё Зачухрымск? Это что, шутка? Видимо я продолжаю спать в тёплой утробе будущей мамы, и пока не родился». – Сообразил я, улыбнувшись приснившемуся мне человеку.

«Смотрите люди!  Удивляйтесь все! Малыш мне улыбается, совершенно осознанно». -  Воскликнул подвыпивший доктор, подняв меня вверх своими волосатыми руками, на которых вопреки всем правилам гигиены, отсутствовали даже простейшие резиновые перчатки.
Вот тут-то, мне пришло время включить все свои великолепные познания в географических науках: «Понимаю так, что это не Москва. Значит, всё-таки я не сплю, и это суровая реальность. Проходимец Куратор меня подставил…, жалкий коррупционер. А с другой стороны, он вообще меня мог заслать куда-нибудь в Африку, или того паче на Северный полюс.  Жаль, что после рождения, мы теряем связь с «Великой  Комиссией», теперь даже пожаловаться некуда. Неужели, на самом Высоком уровне, точно так же как и на земле, возможно торжество Неправды? Впрочем, я виноват сам. Не надо было злить Куратора, всячески показывая ему свою образованность и превосходство. Ведь говорил же мой Ангел - Руководитель: «Скромность украшает. Не выпячивай себя». – Не послушался я, доброго его совета, вот теперь пожинаю плоды».

Сколько ни пытался я вспомнить, где находится Зачухрымск, мне это никак не удавалось. Я напряг все имеющиеся извилины моего мозга, от этого, по-видимому, на моём челе образовались глубокомысленные морщины, но тем самым, мне только удалось удивить, да вероятно ещё и рассмешить пьяного доктора.
- Ну, Елизавета, надо выпить за твоего «Мыслителя», не сердись на меня, но таких богатырей как твой сын, мне ещё принимать не приходилось. Потому непременно выпить надо.  Уверен, он будет гордостью нашего Зачухрымска. Я это чувствую. – Доктор передал меня медицинской сестре, которая закутала моё тельце в какие-то одеяльца, достал из шкафчика стеклянную бутылочку с прозрачной жидкостью, плеснул немного в мензурку и без закуски выпил. – Как назовёшь, Лизавета? – спросил он женщину, которая с нежностью и любовью смотрела на меня, лежащего рядом с ней.
- Хотим назвать Василием, как и мужа, – ласково ответила она, погладив меня по лысой голове.

Я догадался, Елизавета – это моя мать. Стало быть, Василий, мой отец и они собираются назвать меня, так же как и его. Интересно, за какие заслуги Василий-отец заслужил право назвать новорождённого своим неблагозвучным именем. Не иначе,  он космонавт, или крупный политический деятель. Дожил. Стоило с отличием заканчивать Университет, чтобы впоследствии получить кошачье имя. Вот это я попал. Теперь меня смело можно называть  дважды котом, подумать только: Василий Васильевич – вряд ли можно придумать что-то креативнее. Да! Ну и творческие же у меня родители. - Вот тут-то мне действительно стало жаль себя в полной мере. Скрежеща ещё не появившимися зубами, я разревелся от нахлынувшей жалости к себе.

- Нет, вы поглядите, а оказывается нашему Васильку ничего человеческое не чуждо. А я уж грешным делом подумал, что плакать он у нас не умеет. – Обрадовано рассмеялся доктор, продолжая распространять ароматы водки и лука. – Нет, ну надо же, в нашем убогом Зачухрымске, родилось такое чудо! – Доктор вновь полез в стеклянный шкафчик…
«Кажется, доктор назвал Зачухрымск, «убогим», - прекратив плакать, подумал я, по привычке разобрав слово на части. - Это же здорово, значит всё не так и печально. Убогое – это означает - у Бога. А что может быть лучше, чем находиться под покровительством  Бога?». – Чуть позднее я всё-таки узнал, что не всегда то, что мы видим или слышим, соответствует действительности.
Мои рассуждения прервал дикий крик за окном больницы:

«Лизка! Выгляни в окошко, яви чудо!».

Выпивший доктор, взял меня от матери, подошёл к грязному стеклу, через которое я увидел дядьку в промасленном комбинезоне и сапогах. Ни раздумывая ни минуты  врач подёргал упирающийся шпингалет и распахнул окно, ничуть не волнуясь о том, что я могу простудиться. Яркое солнце брызнуло в мои ещё не привыкшие к свету глаза. Зелёный фруктовый сад, меня конечно очаровал, однако экзотических плодов, которые в достатке росли перед Университетом «Счастливое рождение», разглядеть не удалось. Зато яблок, наполняющих всю местность  ароматом счастья и умиротворения, росло в избытке.
- Василий, поднимайся ко мне! Обмоем ножки твоего сына. Вот он у тебя какой, прям Илья Муромец! – прокричал в открытое окно доктор и, зачем-то потряс меня, да так, что голова моя закружилась. – Надеюсь, ты свой трактор поставил на прикол?
 - Поставил, иду! – ответил Василий, видимо только ждавший приглашения, и помахал рукой, не то доктору, не то мне.


«Сейчас произойдёт долгожданная встреча. Приглянусь ли я ему, не знаю, но зато теперь знаю точно, что он далеко не известный учёный, да и не писатель тоже. Ну и пусть, велика беда.  Уверен, что в этом Зачухрымске, будет ещё очень много сюрпризов, которые меня ожидают с лёгкой руки подлеца-Куратора. Что ж, будем бороться за место под солнцем, сдаваться нельзя…», – пустился было я в очередные размышления, но в дверях показалась сияющая от счастья, голова моего отца.  Поверх комбинезона, накинут белый халат. Нестерпимый запах машинного масла ударил в мой нежный нос. 
Отец взял меня из рук доктора, крепко прижал к своей могучей груди, поцеловал. От этого, я проникся к нему теплом и любовью. Затем, он поднял меня вверх и горделиво потряс.
«Да что же вы все меня трясёте? Неужели вам хочется, что бы меня попросту вырвало?», – с неудовольствием подумал я. Однако, невзирая на неудобства, видимо следуя зову крови, я попытался высвободиться из пут одеяла, дабы обнять отца, но мне, к сожалению, этого сделать не удалось.  Не выпуская меня из рук, отец наклонился над отдыхающей мамой, нежно её поцеловал и, что-то прошептал ей на ушко. Не слышал, что он такого сказал, но она зарделась от смущения, как-то неубедительно ответив ему:
- Вот, неугомонный, одно только на уме…, тебе, что сына мало?

Я продолжал действия, по освобождению своего плененного тела извиваясь, как змея. Мне хотелось всё и сразу: побегать по палате, сорвать яблочко в саду, обнять уставшую маму, да, в конце концов, хотя бы посмотреть, что стало с моими ногами, и почему их зачем-то надо обмывать…
- Прости меня сынок, урожай собираем, вернее то, что удалось сохранить. А иначе бы ты родился не здесь, а в Москве. Я, ведь даже с твоей родной тётушкой договорился, которая там живет, она наша гордость - москвичка! Ты ведь должен родиться, ещё через десять дней, – отец с укором взглянул на доктора, пообещавшего моё рождение на декаду позже. – Но, некоторые «Эскулапы», ошиблись в подсчетах, а теперь предлагают ножки обмывать. Зато, что делать с купленными билетами на самолёт, который летит в Москву через два дня, не подскажут! Может, купишь билетики? А? Врачеватель! – Видно было, как не на шутку рассердился отец, пытаясь зацепить неуязвимого доктора, тряся перед его носом какими-то бумажками, по всей видимости билетами до Москвы.

- Перестань блажить, Василий. Радуйся. У тебя сын - богатырь, около семи  кило чистого веса. Редкость! Можно сказать феномен, а ты про какие-то билеты. Я позвоню в краевой "Облздрав", вас наверняка заберут в Москву. Сам знаешь, Москва забирает чудеса себе. Принёс, что обещал? – поинтересовался доктор, держа наготове мензурки.
- Я завтра последний день работаю, потом в отпуск, только с твоей лёгкой руки, мне он уже без надобности. Мы, и без твоего "Облздрава" поехали бы в столицу. Знаешь, как мы с Елизаветой мечтали: сын будет москвичом! Всё-таки, в дальнейшем попроще жить. В нашем грёбанном Зачухрымске, он даже работу найти не сможет.  Понимаешь, «Гиппократ» недоделанный? Ладно, не обижаюсь на тебя. Мир! Всё-таки ты, какой-никакой, а друг, –  сменил отец гнев на милость.
Отец достал из кармана комбинезона бутылку коньяка, протянул доктору. Тот налил всем присутствующим,  даже маме моей порекомендовал двадцать грамм, для общего укрепления организма, и поднятия жизненного тонуса. Но мама, поблагодарив, отказалась. Для меня, это не осталось незамеченным.

«Слава, Богу!  Хоть мама моя с головой дружит. Мало того, что полная анархия в больнице, так ещё и с алкоголем все на дружеской ноге. Эх, глубинка, сторона ты моя родная. Всегда, чем-то недовольная, ждущая помощи от дяди, не пытаясь изменить ситуацию… – Погрузился я в свои любимые рассуждения. – Ладно, что же теперь уповать на других.  Вот подрасту, чуть окрепну, соберу команду единомышленников.… Это пока мы никто, а вот встанем на ноги... При желании можно и из Москвы сделать Зачухрымск, а надо попытаться из Зачухрымска создать Москву. Конечно, трудно, но будем стараться. Возможно тогда, все захотят рождаться только в России! Ну, а пока, я сам буду набираться сил. Надо хорошо поесть прежде, чем начинать новые революционные преобразования».

 Зачухрымск  29 августа  2012 г.


Рецензии
Здравствуйте, Борис! Кажется, сто лет не была здесь, а Вы СТОЛЬКО натворили! Очень понравился рассказ! Повеселилась от души! С юмором у Вас полный порядок (намного лучше, чем с грамматикой-пунктуацией! Одно жаль, что Ваши надежды "из Москвы сделать Зачухрымск", а "из Зачухрымска создать Москву" никогда не оправдаются. Пристелят при первой попытке что-либо изменить вообще! Но мы же с Вами оптимисты-романтики? Мы не унываем! И прежде чем начинать какие-либо преобразования, все-таки стОит хорошо поесть... С уважением, Наталия

Наталия Еремина   22.11.2012 23:44     Заявить о нарушении
Здравствуйте Наталия! Очень рад увидеть Вас с нами. Думаю, много Вы сделали закруточек, видимо грядущий конец света Вам не грозит, всю зиму будете пировать! Спасибо за прочтение, и уже привычный "пунктуационный" разнос. Как всегда, пообещаю исправиться, но вряд-ли исполню. Честно, рад, что Вы вновь в "Прозе", правда я здесь бываю редко, много работы! С уважением, Борис.

Борис Груздев   26.11.2012 18:55   Заявить о нарушении
Доброе время суток! Я, как и Вы, тоже крайне редко "забегаю" на сайт. Работа, которая, может, и не очень много дает для жизни, но "штаны поддерживает". А про закруточки Вы угадали. У меня, как выражается муж, на три семьи на три года всего хватит. По-другому не получается. Слава Богу, у нас в деревне аж 25 соток чернозема! Несмотря на двупольное земледелие, урожай таков, что даже не всегда получается с ним справляться. Вот и изощряюсь. Старшая дочь год назад вышла замуж, живет отдельно, и пока не научилась сама делать заготовки, "пасется" в нашем погребе. Да и брат живет с семьей и молодой женой на съемной квартире. Тоже приходится на них рассчитывать. Вот и готовлю столько, что, как Вы изволили выразиться, можно и конец света пережить! Но, к счастью, это все шутки. Младшая дочка сказала, что если конец света и наступит, то эта катастрофа планетарного масштаба не позволит выжить ни при каких запасах свечек, спичек, дров и соли... Вот как-то так. Процветания Вам, удач в творчестве и непременно успехов в жизни! С уважением, Наталия

Наталия Еремина   26.11.2012 20:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.