Хроника падающего корабля

Хроника падающего корабля. 2001-09.


Чтобы похоронить всю цивилизацию достаточно одного сумасшедшего, для ее повторного возрождения понадобится, как минимум господь бог и пара миллионов рабочих рук. Эти аборигены брали от земли достаточно, чтоб ее не использовать, они жили и живут по своим нам не доступным законам, которых может, и нет на самом деле. Мы еще пузырились в болотах одноклеточной грязи, не имея мыслей в отсутствующих головах, они же вполне доходчиво могли обрисовать картину вселенной ее движение к бесконечности и обратно. Славные аборигены нам суждено было встретиться.


Началась же эта история с довольно простого вопроса. Чем был примечателен 3740 год? Собственно не трудитесь, раз я взял на себя обязанности рассказчика то мне и ответ держать. Итак, 3740 год именно по земному летоисчислению выделялся из общей массы лет собственно, одним довольно неприятным событием, снова обнаружилось яблоко раздора, что в который раз поставило цивилизацию перед не легким выбором, мир или горы трупов? Конечно же, мы в лице наших мудрых лидеров приняли самое разумное решение, ведь человечество так просто не сойдет с вселенских подмостков. Но ближе к теме моего повествования, как раз в тот роковой год была с помпой открыта 12-ая межгалактическая конференция посвященная сближению рас и народов населяющих эту не малую вселенную, и конечно же всяким там экономическим вопросам на которые рядовому гуманоиду или иным прочим глубоко наплевать. Но не тут-то было.


Дело это заварилось из-за небольшого скопления в системе Бруно, собственно планеты как планеты ничего особенного, но там обнаружились залежи 8-ой группы, а вот патентов на разработку, ни у кого не оказалось. Дармовой пирог и сотни частных интересов, все это обязательно перерастет в массовую драку, ведь подобное неделимо. Корпоративные монстры и акулы всех мастей почуяли кровь, и завертелось дело нешуточное. После словесных баталий во всевозможных судебных инстанциях фаворитов не оказалось, и тут некая смышленая голова в белом воротничке предложил задействовать политические рычаги воздействия и давления. Тут-то и забурлило это мутное варево грозящее обернуться чудовищным извержением обыкновенного насилия. Поочередно рухнули биржи, банковская система, остановились предприятия, затем забастовали профсоюзы, просто гуманоиды и прочие вышли на улицы и направились к ближайшим барам. Кругом царил хаос, разрешение которого пока откладывали из-за неудачных переговоров по Бруно. Сотни, тысячи кораблей переполняли космопорты, скапливались в орбитальных пробках, все ожидали не лучшее разрешение проблемы, конечно же, питая надежду, что возобладает нечто отличное от жажды сверх прибылей и громадных годовых бонусов. Правда случались в новейшей истории прецеденты, когда судьбы сотен миллиардов гуманоидов и прочих зависели от глубокого придурка с мечтой не стоящей самой жизни.


Каждый день приближал всех живущих к чему-то с запахом крови и в скором времени час этот пробил. Недельный стандарт – это приказ верховного главнокомандующего, который отдается им лично без согласования с парламентом и кабинетом министров. Фактически данный приказ означает, что вооруженные силы посылают всю систему в отпуск и разворачивают свой театр военных действий. Конечно, они быстро разберутся совсем препятствующим торжеству закона и истины, если же истолковать данное положение в узком понимании, то сердце любого гражданского гуманоида и прочих посетит самый настоящий страх за собственную шкуру или то, что там есть. Они просто начнут зачищать орбитальное пространство, да и так палить во все стороны, чтоб никто и тем более ничто не шаталось в космосе в поиске пропитания и наживы. Закон суров и непреклонен для всех – говаривали те древние, кто осуществлял его торжество, засучив рукава.


Мы шатались по орбитальному приемнику, спуская последние деньги на портовых шлюх и выпивку. Хотя даже это не притупляло вскипающую злобу при виде пришвартованных штурмовых крейсеров. Скоро они примутся поджаривать наши тощие задницы. Сволочи! - Спарки кид недовольно поморщился – Видно придется возвращаться на ту чертову ферму к деду и снова кормить пшотов, будь они не ладны – он сплюнул в сторону доков. Пойду в бар и упьюсь, как чертов боров!- его монолог нарушил едкий писк переговорника. Спарки вынул трубку и стал слушать. Постепенно выражение его лица прояснилось, и вскоре он сиял словно платиновая кредитка в грязных лапах бомжа. Ребята, а жизнь то налаживается, просто чертовски волшебными темпами. У нас есть работа! Слышите вы гребаные неудачники? Работа с лицензированной навигацией! – уже кричал на весь док Спарки. Иван закурил и улыбнулся во всю ширину своей загадочной души – Хорошие новости в невероятно препоганый день, эта жизнь полна сюрпризов и парадоксов. Спарки посмотрел на Ивана – Дружище я ничерта не понял и может уже никогда не пойму, но если мы провернем это дельце, как полагается, то до конца этой чертовой жизни нам не придется, ни о чем хреновом думать. Так что одной ногой мы в раю! Это мать его джек пот! Эй, док, а ты чего молчишь? Разве это не так? Все именно так Спарки, но не забывай о риске, я так понимаю нас, ожидает глубокий космос и мы собственно разработчики, нам предстоит копать очень глубоко и где-то в темноте. Хотелось бы верить, что нам повезет. – Хватит с меня вашего сопливого нытья, и этого может быть, хватит! Прекращайте этот скулеж дело прибыльное и точка!- отрезал Спарки.


Вся команда собралась в столовом блоке. Все семь членов экипажа включая капитана Ву, который торжественно представил нам преподобного Иона Пори. Конечно же, мы вскочили с мест и на радостях зааплодировали, подобный сверхтеплый прием немного смутил преподобного, но собственно это пустяки в сравнении с тем, что предложил нам этот скромного вида человек в серой сутане. Голова шла кругом от тех перспектив, что сулили карты преподобного, таких благ и щедрот материального мира просто не возможно было представить, чего уж там. Любой корпоративный воротила в сравнении с тем же Спарки теперь мирно отдыхал где-то в сторонке, попивая свой дешевый коктейль. Собственно на таких радостях мы могли расцеловать даже задницу преподобного, сейчас он был всем для нас, воздухом, светом во тьме и прочим.


После официального представления команды и формальностей в подписании контракта на стол капитана легла карта намеченных секторов разработки, с золотистой эмблемой навигационного управления заверенная во всех положенных инстанциях. Осталось только сунуть эту бумагу в красную рожу начальника порта и здравствуй старина космос. Не выдержав кэп сказал – Вы преподобный сотворили чудо!  На что Пори ответил – На все воля божья сын мой – это были те первые и последние слова которые мы услышали из уст преподобного. Через 12 часов, мы полностью укомплектованные без килограмма груза с одним пассажиром на борту вышли из доков, на автопилоте приблизились к точке овердрайва, ну и собственно до старта осталось несколько минут. Компьютер обработал координаты, в программе не было сбоев, так что, заняв свои места в адаптационных камерах, мы отключились от проблем насущных. Начался овердрайв, где вселенная делится на все цвета радуги.


Словно и не было ничего, но сон всегда расшатывает рассудок, так что некоторое время приходится быть самым, что ни на есть не прикрытым идиотом. Первое, что бросилось в глаза это вполне привычное можно сказать наше солнце. Один из двойников, это большая редкость – заметил кэп, штурман и пилот с нескрываемым любопытством рассматривали дубль нашей системы. Срань господня! Сорвалось с языка у парня по фамилии Бзудовски. Между прочим, сынок первозданная, никаких тебе озоновых щитов и климатических корректоров – слова кэпа погрузили рубку в долгое, гробовое молчание. Эта планета уже слишком дорого стоила. Мы сказочно богаты! – завопил Спарки, пускаясь в чудаковатый пляс. Мы чертовски богаты, как же нам повезло! Это же – Это зовется раем сынок – спокойно произнес кэп. Теперь за дело парни, время не ждет. Док разыщи преподобного и живо веди сюда. Сейчас главное все расставить на свои места, когда войдем в атмосферу, будет уже не до контракта.


Капитан Ву оглядел присутствующих – Что бы нас ни ожидало, действовать будем строго по уставу, никакого беспредела и стрельбы. Это всем понятно? Теперь ты Ваня, хорошенько просканируй всю эту твердь земную и мигом мне отчет на стол. Иван тут же исчез. Спарки подошел к панорамному экрану – Кэп вы полагаете, что там кто-то есть? Я допускаю подобное Спарки, не думаешь ли ты, что мы вот так запросто свалимся неизвестно, кому на головы и скажем, это все принадлежит нам. Теперь парни по местам и за работу. Помните, что мы где-то очень далеко, здесь еще не гадила цивилизация. Приказ был отдан и команда разошлась.


Первый тревожный сигнал раздался в рубке ровно через две минуты и сорок секунд. Док невозмутимым голосом сообщил и это зафиксировано в бортовом журнале, что пассажир именовавший себя преподобным Ионом Пори исчез прихватив свои скудные пожитки. После в рубку посыпались совсем уж прескверные новости и факты. Следующим был Иван и его слова просто пригвоздили капитана к креслу. Двойник, обнаруженный нами и суливший громадные барыши от разработки его поверхности и недр, просто не существовал, его не было, и быть не могло. Кэп усмехнулся – Ваня ты хочешь сказать, что мы неслись в овердрайве просто вслепую? И да, и нет, мистер Ву. Риск катастрофы конечно был. Поймите кэп, загвоздка вся в навигационных картах. Они дело ясное настоящие, но это дипломная работа по аналитической навигации одного можно сказать гениального паренька, он невероятно точно все просчитал и проанализировал, полагаясь на сущий вымысел предполагаемых пространств. Кэп перестал улыбаться – Иными словами Ваня мы могли оказаться за пределами даже господней юрисдикции? Вообще за пределами границ допустимого и существующего, там где отсутствуют даже первопричины. Ву вскочил с места – Черт возьми во что мы вляпались! Далее кэп в довольно простых выражениях отблагодарил преподобного, по окончании своей тирады пообещав переломать тому все кости.


Снова совершенно безрадостная команда собралась в столовом блоке, завершающим гвоздем, вбитым в гроб наших жизней оказался отчет механиков. Буч был как всегда не многословен – Преподобный нарушил циклы в реакторе, тем самым уничтожив всю систему охлаждения. Обратно мы не вернемся. Значит остается сесть вернее упасть на планету и искренне уповать на милосердие того парня в которого верит преподобный. Спарки закурил и нервно хохотнул – Дело дрянь ребята. Космос теперь для нас просто черная дыра в небе. – Допустим, мы удачно упадем на поверхность и после сможем воспользоваться спасательным модулем – кэп посмотрел на задумчивого Ивана. Если модуль останется цел и на пути к освоенному пространству не окажется мега систем, тогда стартового толчка вполне хватит, чтоб мы не оказались продуктами глубокой заморозки. Это обнадеживает – подвел итог кэп. Ну что ж господа, думаю голосование в данной ситуации излишне. Если у кого-нибудь есть иные соображения, прошу их высказать сейчас, правда на фоне неизбежности падения – кэп развел руками – Я так и думал.


Только в падении ты воочию убеждаешься, что более хреновую ситуацию надо еще поискать. После того как здоровенная махина начинает входить в плотные слои атмосферы, раскаляется до немыслимых температур скорлупа обшивки и эта колымага в нутре которой вы находитесь походя на досмерти перепуганного таракана с маской полной рвоты, соплей и слез начинает пылать очень ярким факелом. Остается только верить, что все обойдется и вы останетесь живы не превратившись в горстку пепла на полу. Страх это величина. Сердце подобно студню в груди. Голова вот-вот лопнет перезрелым томатом. Вся ваша гребаная жизнь сжимается в розовую ленточку неких теплых воспоминаний но возрастающий жар обжигает легкие и кажется, что мозг сейчас закипит, а затем взорвется. Скрежет стиснутых зубов, металла после все это бьется фарфоровым блюдцем о мраморный пол. Вы растекаетесь мокрым пятном, ваш агонизирующий рассудок сотрясает чудовищной силы взрыв. Нервы превращаются в тлеющие нити, жуткая непереносимая боль ее даже не сдерживают стимуляторы. Затем звенит тишина, от которой скрипят глаза, но это лишь ваш крик ватой забивший горло. Скоро подействует инъекция, и вы заснете.



Земное солнце, ярко светящее и заливающее своим теплым светом рай бескрайнего покрова зеленой листвы. Легкий ветерок несущий пьянящий аромат цветущих фруктовых садов. Пестрые островки всевозможных цветов и щебет бесчисленных птиц, что не подвластен описанию. Генри Бзудовски вздохнул полной грудью, данная идиллия окружающего мира полностью вскружила его, не обремененную интеллектом голову, этот избежавший смерти и ныне счастливый человек растянулся в полный рост на теплой обшивке спасательного модуля, вынул пачку сигарет закурил словно это что-то значило. После он уснет вполне безмятежным сном, так и не затушив окурка.


Когда наш, преподобный ступил на твердь этого еще не потерянного рая и увидел счастливых, нагих аборигенов занятых сборов даров божиих. Он уже твердо знал, что они бессмертны, глупы как бараны и его миссия в этом месте затмит все пророчества. – Господь, я благодарю тебя – воздев руки к голубому небу произнес Ион Пори, уже предвкушая сколько блага он принесет этому практически совершенному миру. Конечно, только услышав его слова и после, следуя по стопам его, эти наивно-невинные овечки станут теми возвышенными существами о которых узнают и заговорят ангелы на небесах. Хотя первым делом преподобный почему-то вспомнил о запретном плоде и его угрозе данному миру, ведь так легко все потерять, потому что зло бдит так, что и сон праведного человека должен быть чуток.


Пьеса началась. В скором времени не прилагая особых усилий, ведь преподобный в совершенстве владел универсальной психологией, он все- таки умудрился принести благую весть и вбить  ее намертво в пустые головы местных аборигенов. К тому же они оказались на редкость бесхитростными и доверчивыми существами, чей словарный запас вмещал не более двух сотен слов сугубо обиходного толка, поэтому эти славные малые были колоссально далеки от дипломатических уловок и прочего словесного багажа цивилизации. Буквально за неделю не отставая от графика Пори все же сподобился рукотворно вылепить этот идеальный мир привнеся добрых сотни три слов, но исключительно благие. Поле так сказать было готово и пришла, пора сева. Правда тема запретного плода пробуксовывала на месте из-за отсутствия в здешней природе такового, но преподобный решился на маленькую авантюру с недосовершенной женщиной, и засучив свои рукава запустил в сюжет искус, что тоже было ему по силам. Кто тут мог прознать о прошлом этого человека-солнце, ведь это он принес свет разума и будущее, от которого закружиться голова, он просто не имел в себе тайн, он состоял из кристальной чистоты, влажных ладоней и утренней алмазной росы.


К девятому дню пребывания преподобного на земле обетованной, местные жители созрели и доросли чтобы выслушать и в силу своего ума понять, представив что око вселенского зла не дремлет, и вся эта напасть буквально топчется у порога. Слово дали тут же состряпанному примеру, то есть слабой падшей женщине, которую тут же забили камнями насмерть. Преподобный вступил на ее защиту после расправы, он осудил подобную кровожадность и заверил, что ее душа останется чистой. Запах крови и ее вид, что еще способно приободрить с тем же укрепить, в правоте и непоколебимости веры совершивших это деяние, когда за спиной свет истины человека равного солнцу. Преподобного осенило с тем же и понесло далее, он мигом влез в рубаху святости и стал социально опасен. Его слово громовое и правдивое беспощадно расплющило мозги наивных, но верующих аборигенов. Сундучок Пандоры с набором проверенных клише из множественных табу и предрассудков, инквизиторские клизмы и прочий живодерский инструментарий были извлечены на свет божий и приведены в действие. Мысль больная, грубая, нездоровая обволокла здешний мир, это породило ложь и покорность, множество страхов. Человек заглянул в глубины себя самого и увидел насколько стало кривым зеркало его души, мысль внушенная угнетала здоровый рассудок, но каждый боялся сбросить это мерзкое наваждение, дабы не получить клеймо изгоя и еретика. По одной очень не глупой задумке этот идеальный мир должен был изменить преподобного, но не Ион Пори драконом прожорливым поглотить его.


Аборигены были достаточно подкованы в вопросах веры и религии, когда столкнулись с вполне посвежевшим Бзудовски, который собирал плоды земли благодатной. Конечно, они не знали о существовании ненормативной лексики, но вполне представляли себе, что такое скверна в словах и в разговоре с чужаком следует быть осторожным, потому как зло прячется за множество масок и лиц. Благодаря учению преподобного они довольно быстро вступили в контакт и пообещав помочь чужаку препроводили того в уже отстроенный храм света. Бзудовски же глупая голова всю дорогу безумолку говорил о необходимости спасти остатки замурованной в рубке команды, что он знает где это место. На что просветленные аборигены уклончиво отвечали – На все воля божья. Действительно эта едва уловимая воля свела таки, пути дороги этих персонажей, а иначе и быть не могло. Бзудовски завидя преподобного растолкал его паству и от чистого своего сердца прошелся по роже человека-солнце, для полного морального удовлетворения ногою в тяжелом ботинке оставив неизгладимый след боли и мук в паховой области данного козла. – Вы редкая скотина преподобный я вам замечу! – Бзудовски еще раз пнул корчившегося на ступенях храма Пори, затем посмотрел на окружавшую его толпу, в их глазах он увидел одержимость и жажду крови. Люди что с вами? Одумайтесь! Этот урод в сутане повинен в гибели корабля и его экипажа, его судить надо! Толпа хранила молчание. Бзудовски крепко выругавшись, пнул еще разок преподобного и убрался восвояси. Но произошедший инцидент у храма только все усугубил. Учитель ответь, как мы сможем одолеть этого демона? Пори, сплюнув кровь зло оскалился – Я научу вас – прозвучал ответ.


Милосердия нет в том месте, где кровью платят за кровь. Генри Бзудовски преспокойно спал в спасательном модуле, даже не подозревая, что за пределами его безмятежного сна он в мгновение ока стал невероятно знаменит и страшен. Этой восхитительной теплой ночью при полной луне, ему было присвоено звание исчадия ада, коего изрыгнула сама бездна, и что теперь данным зверем будут пугать не одно поколение детишек и взрослых. Где-то в глубине лесной чащи среди молчаливых деревьев тускло мерцал огонек костра, у которого собралось 12 самоотверженных человек готовых совершить то, что уже было предрешено. Это был сговор самый настоящий с одной лишь целью, убить себе подобного и эти люди в данный момент имели ясный ум, решительный настрой, поэтому они вполне отвечали за свои действия. Преподобный действовал вполне объяснимо, и зачищал свои хвосты от греха подальше. Люди же присутствующие здесь у огня внимали каждому слову человека-солнце, не вдаваясь в подробности, хотя может и стоило спросить у преподобного, откуда тот знает технические тонкости и последовательность в работе кислородной установки железного монстра, который лежит в двадцати километрах южнее. Аборигены слушали и запоминали, пусть лучше погибнут избранные, но не остальной род людской, как же этим воспользуется преподобный только ему одному и известно.


Тем временем, как я оговаривал ранее была чудесная летняя ночь пригодная для любви и продолжения рода и немые деревья шумели листвой, равнодушно слушая уже отданные чудовищные распоряжения. Откуда же было знать этому не далекому в плане техники придурку Пори, что парни запустят с его слов цепную реакцию которая приведет  не только к взрыву реактора, как он предполагал, но и топливных элементов и что зона поражения увеличится в два раза и он окажется в этом радиусе. Так потух человек-солнце, уйдя со своими скудными пожитками в небытие.


Точно определив место где приземлилась наша колымага, потому что у Пори имелся портативный сканер с большим радиусом действия. Преподобный, указал добровольцам место где расположено логово зверя и те воспылали тем жгучим гневом которым положено пылать если знаешь точное местоположение зла. Пори, вновь все доходчиво объяснил избранным на погибель, а сам же усердно принялся молиться в той самой точке, где как он предполагал господь его очень хорошо слышит и взрывная волна не накроет ни контузией, ни гробовой доской. С богом дети мои – сказал преподобный отправляя обреченных на верную смерть.


Из команды выжило только трое, кэп Ву, док и Иван, но дальнейшая их участь была незавидной, они стали, пленниками корабля, оказавшись наглухо замурованными в головной рубке. Из того малого арсенала способного поддержать в этом тесном мирке четырех стен жизнь осталось не большое отверстие подачи воздуха. Каждый из них понимал, что практически не жилец, но апатично надеялся на некое событие извне, которое прекратит данный аттракцион. Дословно передать переброс репликами этих людей не составит большого труда, просто все хранили молчание. Иногда в темноте вспыхивал крошечный огонек и был слышен треск выкуриваемой сигареты. Конечно, финал каждому из выживших представлялся не радужным, во-первых закончатся сигареты, после иссякнет все остальное. Смерть станет долгожданной подругой, что слаще жизни. Иван чихнул – Мне так видится, что в нашем отдельно взятом случае произойдет некоторым образом чудо. Я предчувствую, что грядет событие извне. Славный человек ты еще веришь, что кто-то воспользовался модулем? Иван чихнул в ответ – Совсем другое кэп. Мне кажется, что смерть уже совсем рядом. Док хмыкнул – Мы просто станем обессилевшими крысами. Инстинкты приобретут для нас божественную ипостась, мы фанатично уверуем в них. Кстати кэп, какой бы вы желали стать крысой? Мне лично импонируют эти пушистые с Хокатума у них глаза добрые. – Док вы мне всегда напоминали сильно пьющего человека с довольно больной фантазией – ответил кэп. Что вы кэп, я просто хотел отвлечь нас от мистицизма, которым начинает бредить Иван. С другой стороны, если в нашей старушке еще хоть что-то работает, то есть шанс – док замолчал. Да, эта своевременная новость из ваших уст док, практически огорчает. Что поделать кэп, это автоматический процесс мы над ним не властны. Разговор какое-то время продолжался, но вскоре он потерял  смысл, а также содержание.


Тем временем отважные аборигены достигли логова зла с едва живым содержимым, которому было глубоко наплевать на происходящее по ту сторону обшивки. Решительные герои в точности выполнили инструкции преподобного, и произошел тот самый взрыв, который превзошел ожидания их наставника. Похоронив тем самым и человека-солнце и его не искренние молитвы, мерзкие деяния, дрянные мечты. Смерть явилась всем нам, она сказала – Все парни пожили и будет. Док поинтересовался насчет гавнюка Пори, а она ответила, что не нашего ума это дело, после черты выяснять отношения, все кеды уже в углу, а в мире ином все иначе. Следуйте за мной господа, до отправления нашего челна осталась пара минут.


Утро дня грядущего прекрасно уже тем, что оно само по себе утро. Открываешь глаза как это сделал старина Бзудовски, и смело выходишь из модуля в девственный безобидный мир. Но вчерашнее за ночь сильно изменилось, увы, на месте ничто не застаивается. Бзудовски вышел навстречу солнцу и увидел бескрайнюю пустыню из пепла и обугленных деревьев, не успев, как следует задаться вопросом – Что тут произошло? -  он тут же схлопотал дубиной по голове. Человек, сделавший это пылал жуткой ненавистью к столь ужасному демону и для пущей верности огрел Бзудовски еще пару раз.


Свист плети, хлесткие, словно пощечина удары по коже, брызги крови, жгучая, адская боль горящих ран. Каждый шаг понуждает падать в прохладную от росы землю и окроплять ее алой кровью. Зубы выбиты, ноют ребра, а удары вбивают в землю, каждый шаг тяжел и невыносим. Этот не то вой, не то плачь обезумевшей в религиозном экстазе толпы, заглушает твое собственное проклятие червем ползущее из едва шевелящихся порванных губ. Проклинаешь и ненавидишь лишь одного взывая к единому, который в великодушии своем продлевает силы и вкалывает наркотик. Плеть рвет с жадностью зверя плоть слабую, лицо и глаза заливает кровь. Обессилевшим падаешь в пепел и кажется что крест этот не по твоему плечу. Мутнеет в муках сознание и они, бездушные твари продлевают жизнь к бесконечности, возобновляя истязание с завидным упорством познающего слабость человека избранного на эту казнь. Им праздник, им потеха, их хлебом не корми, дай поглумиться истязаниями да пытками. Мучение и боль тела удлиняются, становясь нескончаемым кошмаром минут и часов. Очередной удар плетью разрывает тишину, наполняя ее радостным воплем тех кто достиг десницы бога, а твой удел вязкая кровь пропитавшая тяжкий крест. Генри Бзудовски мог так думать, его беспощадно истязали, любой иной гуманоид уже отошел бы в мир более лучший, нежели эта суровая реальность, но непреодолимое желание жить не угасало в этом парне. Падая и подымаясь Бзудовски плелся к своей Голгофе, оставляя кровавый след который не скоро исчезнет.


Он терпел все, что уготовано было палачами, словно в нем созрело большее нежели эта истерзанная плоть. Бзудовски здорово как-никогда исполнял свою роль и крыл при этом отборным матом ополоумевших дикарей вершивших свой суд. Ему было полностью наплевать на это еще неклассифицированное общество приматов, потому что еще вчера он видел как с корабля был запущен аварийный маяк это автоматическая процедура, и после тут всем станет слишком весело, когда полчища земной саранчи ринутся именно сюда. Бзудовски дико захохотал, его уже не лицо а ужасающая маска из содранной кожи с клоками рваных тканей, кровавая пена на изодранных губах, крупными хлопьями летящая в пепел и сиплый надорванный голос или крик, тонущий в рваных щеках, все это отпугнуло аборигенов. Перед ними бесновался распятый монстр, призывающий в бреду все силы ада, это они создали его. Жизнь Генри угасала, вскоре это был тлеющий крохотный уголек ненависти, на который упала капля воды, и он с шипением погас.


Время остановилось, определив тем самым финиш для всех кто находился на холме и у его подножья. В тот самый миг аборигены мгновенно потеряли интерес к результату совершенного, где-то на юге прогремел гром, что указывало на близость грозы. Люди поглядывали на небо, вслушиваясь как начинается дождь. Этот далекий шорох и после хлесткий звон смоют и сотрут все, что тут было, а было ли все это, если уже ничего нет. Приближалась гроза.


P.S


Облако планета в нем океаны облаков, парят беззвучно над гладью воды в которой они, вероятно видят свои отражения, так было и будет всегда, ни до ни после, всего лишь облака. Над водой бегают пестрые змейки самых невероятных окрасов, несколько хаотичное на первый взгляд движение заключает в себе решающий момент довольно интересной игры, которая длится не одну сотню лет. Но гуманоиду и прочим это будет не понятно, здесь задействованы совсем иные законы, порождающие свои правила без исключений и уловок. Играют два облака, но на самом деле это не так, это разумные существа в привычном своем состоянии, конечно они могут стать и гуманоидами если сюда явятся подобные преподобному, но их давно не было, да и зачем они. Скучные люди – произнесло одно облако с сероватым оттенком.  Ты повторяешь это уже в тысячный раз – ответило с упреком серебристое облако – И буду повторять, сколько понадобится! Тогда я выиграю, и великое зеркало покажет мне глубину, а ты не узнаешь, что там прячется – Очень мне надо знать – огрызнулось серое – Знаю, знаю, очень хочешь увидеть. Собственно их незатейливая беседа продлится еще пару тысяч лет.

Конец…………………….


Рецензии